5. Конец англо-саксонского периода. А. Л. Мортон.История Англии.

А. Л. Мортон.   История Англии



5. Конец англо-саксонского периода



загрузка...

Спустя три поколения после смерти Альфреда культура и учреждения Англии начали приходить в упадок. Фактически полный упадок родового общества сопровождался движением к феодализму, но английское общество казалось неспособным своими собственными силами пойти дальше определенного пункта. Возможно, что остановка была только временного порядка, но рассуждения на эту тему бесполезны, поскольку промежуток между двумя нашествиями на Англию — сначала датчан при королях Свене и Кануте, а затем норманов — был слишком мал, чтобы дать ей время оправиться.

В течение X в. объединение Англии в единое королевство идет рука об руку с разделением страны на шайры8, нередко возникающие вокруг построенных Альфредом или датчанами укрепленных городов. Если более мелкие ранние королевства могли управляться из одного центра, то аппарата, способного охватить всю страну, не было, и хотя рив шайра, или шериф, теоретически нес ответственность перед королем за управление шайром, подлинный контроль центра над этим управлением был крайне незначительным. Над шерифом стоял эльдормен, в его ведении была группа шайров, нередко приблизительно соответствовавшая какому-нибудь из прежних королевств. В то время как шериф продолжал быть чиновником и впоследствии стал главным связующим звеном государственной машины, эльдормен, подобно графу или герцогу в европейских странах, вскоре превратился в полунезависимого местного магната. Власть эльдормена особенно возросла за время непродолжительного существования империи Канута, когда вся Англия составляла только часть значительно большего целого. Это усиление власти эльдормена совпадает с принятием им датского титула эрла.

В области суда феодализм также делает значительные успехи — королевские судебные права делегируются теперь отдельным могущественным лицам. Прежняя система судов шайра, сотни и сельской общины действовала успешно только до тех пор, пока какой-нибудь землевладелец данного округа не приобретал такой власти, что мог оспорить их решения. Появление могущественных полуфеодальных лордов поколебало авторитет традиционных судов, и они были дополнены, а где и вытеснены, судами лордов, которые получили право вершить суд путем пожалования. Лорды стремились получить такие права из-за доходов, которые давали штрафы. Новый суд по-прежнему использовал старые методы ордалий — испытания огнем и водой — наряду с более новым, но тем не менее все-таки уважаемым методом очищения клятвой, в соответствии с которым обвиняемый должен был привести на суд несколько своих односельчан — число зависело от тяжести предъявленного обвинения, — чтобы те клятвенно удостоверили суд в его невиновности. Частные суды, всегда являвшиеся одной из наиболее характерных черт феодального строя, прочно укоренились в Англии к моменту норманского завоевания.

Другая характерная особенность феодального поместья — закрепощенное крестьянство — становится обычным явлением, за исключением только области датского права. Любопытно, что датское вторжение имело двойственные последствия. В самой области датского права вторжение замедлило процесс закрепощения земледельца, а в саксонской части Англии оно ускорило это закрепощение. Свидетельства «Собеседований Эльфрика»9 — серии диалогов, написанных незадолго до 1000 г. в виде учебника для учеников монастырских школ Винчестера,— заставляют нас предположить, что, как правило, крестьянин в те времена был несвободным.

«Скажи, землепашец, как ты работаешь?» — спрашивает учитель.
«Ох, сударь, работа очень тяжела. Поднимаюсь с зарей, выгоняю волов в поле и запрягаю их в плуг; как ни сурова зима, я не смею остаться дома из страха перед моим господином; закрепив лемех и резак плуга, я ежедневно должен вспахать целый акр, а то и более».
«А что еще ты должен сделать за день?»
«Дел очень много. Надо наполнить кормушки волов, напоить их, убрать навоз».
«Тяжела, однакоже, твоя работа».
«Да, тяжела, потому что я несвободный».

Термины фримен (свободный) и серв (крепостной) могут показаться странными для человека наших дней, поскольку в феодальную эпоху они употреблялись в особом значении. Их можно понять только в связи с землевладением. Человек, не владеющий землей, не был ни свободным, ни несвободным, его вообще не принимали в расчет10. Свободным был тот, кто имел землю на условиях несения военной службы или другой какой-либо почетной обязанности, или же тот, кто платил денежную ренту. Сервом, или вилланом, был тот, кто держал землю на условиях выполнения сельскохозяйственных работ на земле своего господина. Он был прикреплен к своему наделу, тогда как фримен мог оставить свою землю и уйти в другое место или даже в некоторых случаях «забрать свою землю», как тогда говорилось, и отдаться под власть нового лорда. Серв пользовался определенными правами, точно определенными обычаем, даже в том случае, где для них не было никакой юридической защиты. Одним из следствий норманского завоевания было то, что линия раздела между сервом и фрименом, очень слабо намеченная в саксонской Англии, проводилась на более высоких ступенях социальной лестницы, и все, кто был ниже этой линии, твердо оставались в положении сервов.

В конце X в., при короле Свене, объединившем под своей властью Данию и Норвегию, набеги скандинавов на Англию возобновляются. В предшествующий период они были заняты набегами на земли Северной Франции, но после установления сильного скандинавского герцогства в Нормандии центр их нападений перемещается. Богатство и ослабление Англии, о котором не могли не знать скандинавы, снова делают ее заманчивым объектом их посягательства. На этот раз вторжения их организованы были на началах своеобразной коммерции: сначала производился набег, затем следовало требование уплаты денег, бывшей условием увода войск. Через год-другой вся операция производилась заново.

Такая выплата датских денег, как они назывались, производилась в период между 991 и 1014 гг. семь раз и составила общую сумму в 158 тыс. фунтов серебра, что по современному исчислению соответствует по крайней мере 10 млн. ф. ст. — цифра колоссальная для того времени. Последние датские деньги в размере 82 500 фунтов Англия заплатила в 1018 г., когда стал королем Канут, выдавший из этих средств денежное вознаграждение своим солдатам. Из этих датских денег вырос первый постоянный налог. Налог этот регулярно взимался в царствование Канута и норманских королей, он положил начало поимущественному налогу, составлявшему важную статью королевских доходов вплоть до эпохи Стюартов. В социальном отношении налог этот также имел серьезные последствия: он лег тяжелым бременем на плечи земледельца, еще более ускорив процесс его закрепощения. И соответственно этому усилилась власть местных магнатов, которые несли ответственность за сбор налога и использовали это обстоятельство как новое средство для укрепления своей власти над землей и теми, кто ее обрабатывал. Феодальное правило «нет человека без господина» и «нет земли без хозяина» можно с этого времени полностью отнести к Англии.

Другой своеобразной чертой этого периода нашествий была организующая роль лондонских горожан в оказании сопротивления врагу. После бесславного падения центрального правительства Этельреда Неразумного Лондон продолжал стоять неколебимо. К тому времени он был уже значительно больше, чем все другие английские города, и теперь начал выступать в истории почти как независимая политическая единица. Значение его было настолько велико, что в 1016 г. ополчение Мерсии отказалось выступить против датчан, «если его не поддержат горожане Лондона». Год за годом Лондон отражал датчан от своих стен и сдался только, когда сопротивление прекратилось уже повсюду. О богатстве Лондона можно судить по тому факту, что при выплате большого взноса датских денег в 1018 г. на Лондон пришлась сумма в 10 500 фунтов, т. е. более одной восьмой всей суммы, заплаченной Англией.

Когда в 1018 г. сын Свена Канут стал королем Англии, так же как и Норвегии и Дании, казалось, что будущее Англии связано со скандинавскими странами, а не с Францией. Однако социальный строй северных народов все еще был в значительной степени родовым и не подходил для создания устойчивой империи. Достигнутое на время политическое объединение этих стран слишком во многом обязано было индивидуальным качествам короля и закончилось после его смерти. И только когда энергия северян соединилась с феодальными институтами Франции, она смогла создать предпосылки для развития постоянной государственной власти.

Дальнейшим шагом вперед явилось в царствование Канута создание небольшого постоянного войска хорошо обученных профессиональных солдат, состоящих на жалованьи, — хаускарлов. Для феодализма всегда была характерна повторяющаяся тенденция феодального и полуфеодального класса воинов (рыцарей и тэнов) превращаться в крупных землевладельцев и со все большей неохотой исполнять военную службу. Таким образом, создание Канутом войска хаускарлов было, по существу, аналогично произведенной во время Столетней войны замене феодального рыцаря профессиональным наемным солдатом. Период правления Канута знаменателен также усилением семьи Годвинов, которые поднялись от неизвестности к почти безраздельной власти над всей Англией, лежащей вне области датского права.

После смерти Канута сыновья короля неспособны были удержать в руках его распадающуюся империю, и семье Годвинов без труда удалось восстановить на престоле старую английскую линию. Новый король Эдуард Исповедник был набожный слабоумный человек, проведший юность изгнанником в Нормандии. Возвратившись, он привез с собой целую свиту норманских монахов и знати и роздал им лучшие и богатейшие епархии и земли. История его правления — это история непрестанной борьбы между норманским влиянием при дворе и властью Годвинов. Распространением норманского влияния и объясняется в значительной степени та легкость, с которой им удалось завоевать Англию.

В конце концов Годвины одержали верх и полностью подчинили короля своему влиянию, отчасти напоминающему влияние, которому Капетинги подчинили во Франции потомков Карла Великого. Вся Англия была теперь разделена на шесть больших графств, три из которых были владениями Годвинов. Когда в январе 1066 г. Эдвард умер, уитенагемот, или «совет мудрых людей» — собрание, некоторыми чертами похожее на древнегерманские собрания свободных людей, а еще более на королевский совет времен феодализма, — провозгласил королем Гарольда, старшего сына Годвина. Вильгельм, герцог Нормандский, также предъявлял претензии на эту корону и, чтобы провести их в жизнь, начал собирать войска.

Покорение Англии норманами можно рассматривать одновременно как последнее из нашествий скандинавов и как первый крестовый поход. Хотя Вильгельм и был феодальным князем, армия его не была феодальной армией; она состояла из людей, набранных отовсюду, привлеченных обещаниями земли и грабежа. Он предусмотрительно заручился поддержкой самых разнообразных союзников, в том числе и папы Римского; последний союз породил в дальнейшем целый ряд претензий и конфликтов. Армия Вильгельма была невелика, вероятно около 12 тыс. человек, но она была обучена новым, неизвестным в Англии приемам ведения войны. Англичане выучились от датчан использовать лошадей для быстрого передвижения войск, но сражаться все еще продолжали в пешем строю, тесно сомкнутой массой под прикрытием издавна применяемой ими стены щитов. Основным оружием их был топор. Норманы применяли искусное сочетание одетых в тяжелые доспехи конников и стрелков из арбалетов, сочетание, позволявшее им расстраивать ряды противника еще издали, до начала решительной атаки. Как только стену щитов пробивали, конница бросалась вперед, не давая преследуемому врагу никакой возможности оправиться. В этом была причина победы норманов с военной точки зрения. Политическая причина победы заключалась в том, что Вильгельм обладал твердой властью над своими вассалами, в то время как Гарольду эрлы Мерсии и Нортумбрии оказывали открытое неповиновение.

Все лето 1066 г. Гарольд ждал в Суссексе высадки норманов. В начале сентября терпение ополченцев иссякло, и они потребовали, чтобы их распустили по домам. Через несколько дней Гарольд услышал, что норвежский король, его тезка, высадился с севера и захватил Йорк. Со своими хаускарлами Гарольд спешно поскакал на север и 25 сентября наголову разбил захватчиков у Стамфорд Бридж. Первого октября он узнал о высадке Вильгельма в Певенси. Через неделю он уже был снова в Лондоне; там он пробыл несколько дней, ожидая, пока соберется ополчение, потом двинулся к югу и расположился со своим войском в Батл, на меловом холме, откуда виден был лагерь Вильгельма. С точки зрения тактики, быстрота и решительность передвижения Гарольда были замечательны, а его хаускарлы показали превосходную боеспособность. С точки зрения стратегии, однако, благоразумнее было бы пробыть в Лондоне дольше. Получилось так, что успела собраться только часть ополчения, а хаускарлы, которые одни только и могли противостоять кавалерии норманов, были обессилены тяжело доставшейся победой и двумя переходами, почти не имевшими себе равных в истории тех времен.

Однако, так или иначе, новые методы ведения войны делали победу норманов почти неизбежной, и одной битвы оказалось достаточно, чтобы решить судьбу Англии на много веков. Хроника описывает эту битву в словах, превратившихся в формулу, которая стала почти обязательной при описании сражений английских королей и самая краткость которой только подчеркивает решительный характер сражения:

«Весть об этом дошла до короля Гарольда, и он созвал тогда большое войско и двинулся ему навстречу в Хор Эпл Три, а Вильгельм пошел на него неожиданно, не дав ему расставить своих людей. Однакоже король храбро бился с людьми, которые пошли за ним, и много людей полегло и с той и с другой стороны. Пал король Гарольд и его братья, эрлы Леофвин и Гирт, и еще много добрых мужей, и французы захватили место боя».




8 Часто переводится как «графство».— Прим. ред.
9 Эльфрик (около 955—1020 гг.) — автор проповедей и грамматических сочинений.— Прим. ред.
10 Он мог, разумеется, быть рабом, но тогда он рассматривался скорее как своего рода имущество, а не человеческая личность.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2655


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы