5. «Черная смерть». А. Л. Мортон.История Англии.

А. Л. Мортон.   История Англии



5. «Черная смерть»



загрузка...

Осенью 1348 г., через два года после Креси, на юге и западе Англии стала распространяться «черная смерть». В социальном строе английской деревни происходил в это время медленный процесс преобразования, длившийся уже около столетия. Мы уже рассмотрели устройство феодального поместья — манора, в котором крепостные были прикреплены к земле и обязаны своему лорду целым рядом трудовых повинностей. Мы видели, как в Англии зарождались силы, постепенно меняющие это устройство: рост централизованного управления, замена лордами феодальных повинностей денежной рентой, развитие торговли и городов и широкое производство шерсти для внешнего рынка. Эти и другие факторы вели к превращению примитивного натурального хозяйства манора в товарно-денежное.

Однако первые результаты этого развития не были направлены к освобождению крепостного от его повинностей. На повышение цен и растущий спрос феодальная знать ответила вначале попыткой вступить в конкуренцию своими собственными силами. Так, в XIII в. землевладельцы (во всяком случае крупные) повсеместно стремятся расширить господскую запашку, поднимают неиспользуемые земли, осушают топи и увеличивают в своих поместьях трудовые повинности вилланов. Естественно, что в результате площадь обрабатываемых земель сильно возросла, но для землевладельцев это еще вовсе не было полной победой. Восстановление или увеличение трудовых повинностей встречало повсюду значительное сопротивление крестьян. Крепостной работал неохотно и небрежно, и производительность его труда была невысока. Нелегко было также превратить в экономически производительное хозяйство обширные разрозненные имения средневекового владения и подобрать необходимое число добросовестных и знающих дело людей, которым можно было бы доверить управление. По мере того как торговые и промышленные группы городов понемногу закрепляют свои права на самоуправление, по мере роста у них накопления и улучшения их организации, они захватывают контроль над городскими рынками, получают возможность вздувать цены на товары своего производства по сравнению со стоимостью продуктов сельского хозяйства.

В результате в начале XIV в. снова ясно намечается поворот в сторону более широкого использования наемных рабочих рук, особенно в небольших поместьях, а в поместьях крупных светских и церковных землевладельцев применяется политика взимания ренты. В этом смысле можно говорить о том, что в английской деревне намечаются уже признаки появления новых классовых группировок, хотя окончательно мы их ясно видим только в XVI в. Крупный землевладелец все больше становится теперь лишь получателем ренты, а фактическая эксплуатация имения переходит к крестьянину и землевладельцу-посреднику, предкам йомена и сквайра более поздних времен, ставшими уже «капиталистами» в той степени, в какой основой их экономики становился наемный труд.

Процесс коммутации проходил, следовательно, неравномерно и неодинаково в различных районах, в поместьях различной величины, в разные периоды времени. Кроме того, вполне вероятно, что внутри каждого поместья в определенный период времени денежной рентой заменялись не все, а только некоторые повинности, и зачастую денежными платежами заменялась лишь барщина, а помочи выполнялись как и прежде. Наемный труд был гораздо производительнее подневольного труда крепостных. Он не требовал такого надзора, он позволял лорду применять лучшую тягловую силу и более совершенные орудия, чем те, которыми пользовался крепостной, и его легче было регулировать. Исчезновение класса рабов также привело к тому, что лорды стали нанимать за плату пастухов и других работников, которым нужно было постоянно давать занятие.

По мере того как зависимость крепостного от его лорда становилась менее непосредственной, менялась понемногу и прежняя структура манора. Коммутация не только создала слой крестьян, выплачивающих ренту, но и создала также невиданно многочисленный для того времени класс наемных рабочих, поскольку лордам теперь приходилось платить за обработку своих земель. Между двумя этими классами еще не было четкой дифференциации, а средний класс фермеров-держателей, стоящий между помещиками и массой трудового крестьянства, еще не возник. Наряду с этими экономическими изменениями и в зависимости от них происходили и изменения в юридическом оформлении положения виллана — в законах обнаруживается тенденция предоставлять крепостным большие права и давать более широкое толкование их обязанностей.

С 1066 до 1348 г. численность населения возросла от менее чем двух миллионов почти до трех с половиной миллионов — прирост поразительный в условиях средневековья. Он отражает исключительную безопасность жизни в Англии. Однако еще до 1348 г. появились зловещие признаки перемен. Все острее чувствовалась тяжесть долгой войны, она сдерживала прирост населения и понижала уровень жизни народа. Эта тяжесть войны, наряду с падением цен на продукты сельского хозяйства, положила конец периоду экономического подъема Англии. Теперь уже вместо прежнего земельного голода мы обнаруживаем признаки нехватки наемной рабочей силы. Такова была Англия, когда ее посетила «черная смерть», которая ускорила темпы намечающихся преобразований и помогла созреть еще скрытым росткам классового антагонизма в деревне. Однако следует особо подчеркнуть, что «черная смерть» лишь ускорила процесс преобразований, направление которых уже ясно наметилось, что она не оказала настолько решающего действия, как это могло показаться по некоторым внешним признакам. И если уж вообще говорить о последствиях «черной смерти», следует всегда помнить, что имеются в виду ее последствия в общей совокупности преобразований, изменявших лицо Англии в XIV в.

«Черной смертью» называли жестокую эпидемию бубонной чумы, занесенной с востока и распространившейся по всей Европе. В Англии первая вспышка произошла в августе в Мелькомб-Регисе. Весной 1349 г. эпидемией были охвачены Восточная Англия и центральные графства. В 1350 г. она опустошила Шотландию и Ирландию. Как всякая впервые занесенная эпидемия, чума была исключительно смертоносна. Она унесла, может быть, около одной трети всего населения, при этом, конечно, нельзя забывать, что статистические данные средневековья не очень достоверны, а вспышки эпидемии не везде были одинаковой силы. В некоторых областях вымирали целые деревни. В епархии Нориджа умерло две трети приходских священников, в Колчестере — треть всех горожан, в Лейстере уцелела только половина жителей.

Сельское хозяйство пришло в полный упадок. Поля не засевали и не убирали, цены повысились вдвое за один только год. Повышение цен вызвало требования более высокой оплаты за труд, и уже к сезону уборки 1349 г. цена на рабочие руки увеличилась до полного соответствия с общим подъемом цен. Уже есть доказательства того, что работники имели возможность диктовать свои условия лордам и смогли добиться такого увеличения оплаты труда, что это во многих случаях повело к повышению реальной заработной платы.

В 1350 г. парламент, почти полностью состоявший из землевладельцев, сделал попытку приостановить этот рост заработной платы, издав статут о работниках, по которому:

«Каждый здоровый человек не старше шестидесяти лет от роду, не имеющий средств к существованию, должен итти в наем к тому, кто его потребует, в противном случае он подлежит заключению в тюрьму, пока не даст поручительства в том, что станет работать.

«Если работник или слуга бросит работу до истечения назначенного срока, он будет заключен в тюрьму.

«Жалованье слугам следует платить на прежних основаниях, никак не больше.

«Если кто-либо... станет брать жалованье больше положенного, то будет заключен под стражу.

«Продовольствие работникам будет продаваться по сходной цене».

Полный провал этого статута доказывает уже тот факт, что его пришлось неоднократно переиздавать, как это было в 1357 и 1360 гг.; новые законы с каждым разом все увеличивали строгость наказаний. Однако сколько бы лорды ни издавали законов, но когда в их собственном поместье урожай гнил на корню, они сами же их нарушали и шли на любые условия со всеми, кто только соглашался работать. Провал рабочего законодательства был открыто признан «Добрым парламентом» 1376 г., заявившим:

«Если господа укоряют их за плохую работу или предлагают работать на условиях, предписанных статутами, они внезапно убегают, бросают и работу и свой край, переходят из графства в графство, из города в город, по чужим местам, неизвестным их указанным господам. А многие становятся зачинщиками бунтов и беспорядков и ведут дурную жизнь. И большинство этих работников что ни день, то совершают какое-нибудь беззаконие или кражу».

«Черная смерть» принесла более высокое жалованье и большую свободу не только наемным рабочим, она точно так же дала некоторые преимущества и крестьянам, возделывавшим землю. Для тех крестьян, которые взамен своих трудовых повинностей платили фиксированную денежную ренту, подъем цен снизил эту ренту вдвое. Те же, которые еще были обязаны лордам трудовыми повинностями, получили возможность заставить их произвести замену этих повинностей денежными платежами на самых выгодных для себя условиях. Борьба внутри английской деревни и развернулась главным образом вокруг вопроса об этой замене. Помещики, естественно, стремились заставить тех, кто платил денежную ренту, вернуться к отработочной и на все требования новых коммутаций отвечали отказом. Однако практическая ценность всякого поместья зависела от количества крепостных, которых можно было эксплуатировать, и помещики, которые пытались заключать с крестьянами слишком уж не выгодные для последних сделки, скоро оказывались совсем без держателей. Беглого крепостного при поимке подвергали суровому наказанию, однако шансов на поимку было мало, а устроиться получше где-нибудь на новом месте было не так уж трудно. Часть крестьян убегала в города, другие вливались в ряды наемных рабочих, а некоторые находили помещиков, которые готовы были предоставить им пустующие земельные наделы на более выгодных условиях.

Старая деревенская община, при которой семьи крестьян жили на той же земле из поколения в поколение, начала распадаться; возникали новые слои сельскохозяйственных рабочих и крестьян, переходящих с места на место и с одного надела на другой. Попытки противодействовать последствиям «черной смерти» прямым принуждением окончились неудачей, хотя многие крестьяне и вынуждены были согласиться на условия, которые им навязывали.

Помещики, следовательно, должны были изыскивать новые методы эксплуатации. Быть может, самым важным из них было расширение уже существующей практики конкуренции при сдаче земель за наибольшую ренту. Платежи, которые крепостной производил вместо коммутированных повинностей, еще не являлись подлинной рентой в современном смысле слова, ибо размеры этой ренты устанавливались скорее в соответствии со стоимостью исполнявшейся прежде работы, чем с ценностью земельного участка, отведенного крепостному. Но по мере того как землю начинают сдавать в аренду состоятельным фермерам,- которые нередко и сами широко используют наемный труд, эти денежные ренты все больше приобретают характер подлинных рент, устанавливаемых в зависимости от дохода, который можно получить с данного участка земли.

Вторым способом, которым лорды пытались разрешить дилемму, было введение нового типа земельного держания — сдача в аренду земли, скота и инвентаря. Держатель снимал участок на несколько лет, а помещик обеспечивал арендатора семенами, скотом и инвентарем. Помещик получал ренту, включающую стоимость земли и другого арендованного имущества, а по истечении срока аренды и участок и все остальное следовало вернуть помещику в хорошем состоянии. Это была переходная ступень к современному типу земельной аренды. Сначала сдаваемые по такому методу участки были, как правило, небольших размеров, но со временем многие из них разрослись, и арендаторы уже сами стали пользоваться трудом наемных рабочих.

Оба эти нововведения были важной ступенью на пути к капиталистическому сельскому хозяйству, на пути к превращению земли в место для капиталовложений, регулярно дающих прибыль. Они ускоряли процесс распада отношений личной зависимости, типичных для натурального хозяйства манора, и их замену чисто денежными отношениями. Неудивительно поэтому, что в XIV в. мы сталкиваемся в Англии с первыми проявлениями классовой борьбы в масштабе всей страны. Крестьяне и наемные рабочие испытали на момент свободу и благосостояние, теперь же им угрожало решительное контрнаступление лордов. Лорды были вынуждены мириться с меньшей долей дохода, чем они получали со своих земель прежде, и теперь они пытались вернуть старые позиции. Такая ситуация породила великое крестьянское восстание 1381 г.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 4932


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы