5. Реформация в Англии. А. Л. Мортон.История Англии.

А. Л. Мортон.   История Англии



5. Реформация в Англии



загрузка...

В средние века папство было централизованной международной организацией, которая «во имя бога» сумела установить монополию, дававшую ей большие прибыли. Даже во времена феодализма короли и князья, как мы видели, нередко восставали против этой монополии. С появлением централизованных национальных государств эта монополия должна была привести к всеобщему открытому конфликту, ибо уничтожение этой монополии было необходимым шагом в создании абсолютных монархий. В тоже время моральное разложение церкви и ее огромные богатства делали ее одновременно легкой и заманчивой добычей как для королей, так и для землевладельцев. Протестантская реформация была, таким образом, в своей сущности движением политическим, лишь прикрывающимся религиозной формой, являлась частью длительной борьбы денежных классов Европы за власть7.

Недовольство монополией папства выражалось различно и не всегда в виде открытого конфликта. Сильнейшие державы, Франция и Испания, никогда не порывали с папством, они надеялись, что смогут контролировать и использовать папство в своих интересах, как это делали французские короли, когда папы жили в Авиньоне. Борьба между Францией и Испанией в Италии в XVI в. в значительной степени сводилась к борьбе за установление господства над папством. Во всяком случае, они оказались достаточно сильными, чтобы захватить значительную часть добычи. Так, например, Карл V в Испании и Франциск I во Франции за разрешение продавать индульгенции в своих владениях получали от папы огромные суммы денег. В то же время Габсбургам нужна была поддержка папы для сохранения господства над многочисленными княжествами, входившими в Священную Римскую империю. И только более бедные и отсталые государства — Шотландия, Скандинавские страны и мелкие королевства и герцогства Северной Германии — вынуждены были открыто выступить против лап, и в большинстве этих стран реформационное движение приняло широкий народный характер и облеклось в демократические формы.

Англия по могуществу и богатству занимала промежуточное положение между двумя этими группами государств. Сначала Уолси и Генрих VIII думали, что смогут соперничать с Францией и Испанией в борьбе за установление контроля над папством, и только когда им пришлось отказаться от этой мысли, были предприняты первые шаги в сторону освобождения Англии от папского влияния. В Англии реформация не была вначале народным движением, и некоторые ее моменты встречали определенное противодействие основной массы населения. В реформационном движении Англии можно различить три течения, не всегда связанные между собой и не всегда затрагивающие одни и те же классы. Первым был разрыв с Римом, принесший с собой прекращение выплаты тяжелых налогов папству, вторым — захват имуществ церкви в самой Англии, и третьим — победа догматов веры, известных под именем протестантизма.

Разрыв с Римом одобрили почти все. Мы уже видели, что папские вымогательства вызвали недовольство даже значительной части клириков, и когда в 1531 г. Генрих объявил себя главою церкви, это встретило противодействие почти только со стороны монахов. С другой стороны, захват монастырских земель принес выгоду лишь короне и классу землевладельцев, он был уже гораздо менее популярен и приводил даже к вооруженным восстаниям, из которых самым крупным было так называемое «Благодатное паломничество». Теологические же преобразования были делом средних и низших классов, среди которых еще живо было учение Уиклефа и которые приветствовали теперь учение Лютера. Протестантизм был комплексом идей, вдохновлявших широкое народное движение, а поскольку реформация в Англии началась сверху, она не сразу затронула широкие слои народа. Большинство населения по своим религиозным убеждениям оставалось католическим, пока католицизм не дискредитировал себя политически своими связями с враждебной державой — Испанией.

Примерно с 1526 г. Генрих начал добиваться развода со своей женой Екатериной Арагонской, или, если говорить точнее, признания папой их брака недействительным на том основании, что Екатерина была прежде женою Артура, брата Генриха. Для развода имелись две серьезные политические причины. Во-первых, Екатерина была испанской принцессой; в XVI в. браки между представителями различных королевских семей были признанным методом скрепления связи между самими государствами, и в момент, когда Генрих замышлял стать на сторону Франции, для него было крайне неудобно состоять в браке с испанкой. Вторая причина заключалась в том обстоятельстве, что Екатерина не дала ему наследника и, по-видимому, не могла уже дать его и в будущем.

Генрих обратился к папе Клименту VII с просьбой о разводе, и в обычных условиях он, несомненно, его получил бы. Но в 1527 г. Рим только что был разграблен армией германцев и испанцев и сам Климент был, по существу, пленником Карла V, племянника Екатерины. Климент, пока можно было, оттягивал время, надеясь найти какой-нибудь компромиссный выход. Однако для Генриха развод был пробным шаром, пущенным с целью проверить силу •своего влияния на папство. Когда же обнаружилось, что папа не желает выполнить его волю, он решился на разрыв с Римом. Это явилось также испытанием способностей Уолси как дипломата; не оправдав надежд короля, он был отстранен от должности и избежал казни только благодаря тому, что успел во-время умереть. Генрих обратился теперь к более грубому советчику, такому, который без излишней щепетильности смог бы осуществить подготовлявшийся им план конфискации монастырских имуществ. Это был Томас Кромвель, типичный выскочка — никто хорошенько не знал о его происхождении и воспитании, а разбогател он самыми сомнительными способами того времени.

В течение семи лет, с 1529 по 1536 г., заседал Реформационный парламент, который без противодействия принял целый ряд актов, оформивших разрыв английской церкви с Римом и передачу ее под контроль государства. Запрещены были все обращения к папе. Запрещались и такие платежи, как аннаты и «Петров пенс». Король был объявлен главою церкви и получил право не только намечать кандидатов на церковные должности, но и определять само вероучение. Теперь церковь в Англии не была уже больше частью международной организации, а составляла часть государственного аппарата, и благополучие ее было тесно связано с благополучием короны. Несколько парадоксальным следствием этих перемен явился тот факт, что с этого времени высшее духовенство стало играть более скромную роль в делах государственного управления. До Уолси мало было высших сановников из светских лиц. После него уже ни один клирик не занимал при дворе высокой должности. Церковь, которая в средние века была независимой силой, в некоторых отношениях равной государству, отныне была подчинена государству и сфера ее деятельности строго ограничена.

В 1536 г. началась прямая атака на монастыри. Создана была специальная комиссия, которой поручено было собрать или даже просто сфабриковать сведения, порочащие монастыри так, чтобы в оправдание конфискации их имущества можно было привести доводы морального порядка. На основании отчета этой комиссии, который землевладельцы в парламенте с удовлетворением встретили криками «Долой их!», 376 мелких монастырей было закрыто. В 1539 г. закрыли и остальные. О причинах ликвидации монастырей и о некоторых ее результатах мы уже говорили. Монахи были слишком изолированы, чтобы оказать сопротивление, а издавна существовавший антагонизм между монахами и приходскими священниками лишил их поддержки даже со стороны церковников.

На полученные в результате секуляризации средства основано было несколько школ; небольшую часть получили шесть вновь основанных епархий. Остальное же захватила корона и распродала знати, придворным, купцам и группам спекулянтов. Многое было перепродано ими мелким землевладельцам и фермерам-капиталистам, и, таким образом, был создан обширный и влиятельный слой общества, который имел все основания поддерживать установление реформации. То, что корона распорядилась монастырскими землями именно таким образом, было недальновидно с точки зрения экономики, однако с точки зрения политики оказалось исключительно удачным шагом, обеспечившим прочную поддержку реформационному движению на той стадии, которой оно к тому времени достигло.

Пока что перемены были только экономического и политического порядка. Генрих и теперь еще, как и до конца своей жизни, считал себя благочестивым католиком, считал, что на его религиозные убеждения не повлияли его политические расхождения с папой. Что же касается монастырей, то они были распущены в интересах морали и истинной религии. Несостоятельность такого взгляда должна была рано или поздно обнаружиться, особенно если принять во внимание, что он отнюдь не разделялся папой и католическими государствами. Понимавший это Кромвель старался направить Генриха на путь полного протестантизма и союза с лютеранскими государствами Северной Германии. В течение нескольких лет Генрих действовал именно в этом направлении, однако вскоре его испугала политика полной изоляции Англии от всех великих европейских держав. Кромвель, как и Уолси, переоценил степень своего влияния на курс политики Генриха; в 1540 г. Кромвель был обвинен в измене и обезглавлен. Генрих снова обратился к старой тактике сохранения равновесия сил и обнаружил, что Карл V отнюдь не склонен отказываться от помощи еретика в борьбе против своих врагов — французов.

Соответственная реакция произошла и внутри Англии. «Статут шести статей» устанавливал смертную казнь за отрицание основных принципов католического вероучения. Латимер и другие видные протестанты были отстранены от должностей. В оставшийся период своего правления Генрих без всякого разбора казнил как протестантов за отрицание догмата о пресуществлении, так и католиков за то, что они не признавали его главой церкви. За редким исключением все епископы и священники дали требуемую клятву повиновения королю и были оставлены на своих местах. Прежние формы богослужения продолжали сохраняться без изменений, и только иногда какой-нибудь реформистски настроенный священник проповедовал новую доктрину.

Одно нововведение оказало, хотя и не сразу, колоссальное влияние на распространение идей протестантизма, — издание английского перевода библии. Раз библия стала общим достоянием и уже не была книгой на незнакомом языке, доступной только священникам, ключ к ее тайнам получал всякий, кто умел читать. Протестанты сделали библию руководством для своей партии, а ее изучение поставили в основу своей деятельности. Для людей XVI в. и особенно XVII в. библия имела очень большое значение. Она навсегда положила конец монополии священников в деле спасения души.

Более мощной и быстро действующей причиной распространения протестантизма было наличие владельцев церковных земель, исчислявшихся тысячами. Они понимали, что земли эти может закрепить за ними только широкое распространение протестантизма среди масс населения и что рост этого движения может передать в их руки значительные богатства, которыми еще располагала церковь. В Лондоне, и в восточных графствах прежде всего, высшие классы превратились в ярых, хотя и не бескорыстных, поборников «истинно угодной богу реформации», увлекая за собой множество своих арендаторов, подмастерьев и слуг.

Таково было положение в стране к 1547 г., году смерти Генриха VIII. Разрыв с Римом был полный. Секуляризация имущества церкви частично произведена. Переворот в догматах веры еще не был начат. Протестантская секта все еще составляла незначительное меньшинство населения, однако меньшинство, имеющее вес и влияние, совершенно непропорциональные его скромной численности.




7 Понятие «денежные классы» включает в себя в данном случае и новых капиталистов-землевладельцев.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2873


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы