2. Привелигированные компании. А. Л. Мортон.История Англии.

А. Л. Мортон.   История Англии



2. Привелигированные компании



загрузка...

В XVI и начале XVII в. Трудно было провести четкую границу между пиратством и честной торговлей. Купец всегда был готов вступить в борьбу за свои рынки сбыта или за право закупать товары там, где его соперники установили монополию, в то же время капер всегда был готов прибегнуть к торговле, когда его основное занятие не приносило доходов. Среднее положение между ними занимали такие люди, как Гаукинс, основатель доходного промысла – вывоза негров из Западной Африки на Американский континент.

За какие-нибудь 30-40 лет все туземное население Вест-Индии было истреблено, ибо оно выражало упрямое нежелание работать на рудниках и плантациях своих испанских завоевателей. Испанские поселенцы начали ощущать столь сильный недостаток в рабочей силе, что они готовы были покупать рабов у кого угодно, несмотря на запрещение испанского правительства.

В 1562 г. Гаукинс доставил в Сан-Доминго первую партию рабов и этим положил начало бойкой и выгодной торговле, причем теперь испанские поселенцы и английские торговцы действовали совместно, стараясь ускользнуть от правительственных военных судов и таможенных чиновников. Работорговля была слабо развита до начала второй половины XVII в.1, когда на основе рабского труда возникла возможность получения огромных прибылей от сахарных и табачных плантаций, но английские торговцы всегда только и мечтали о получении права поставлять рабов в испанские колонии в Америке. В течение некоторого времени торговля с этими колониями считалась более важной, нежели самостоятельная колонизация.

Первые английские поселения в Америке преследовали прежде всего политические цели: создание баз для борьбы с Испанией, а также организацию поисков золота и серебра. Колонистами главным образом были обедневшие дворяне с авантюристическими наклонностями, стремившиеся сколотить состояние возможно более легким способом, однако они были неспособны работать на земле, да и вообще были мало приспособлены к трудовой жизни. Если случалось, что в течение продолжительного времени они были оторваны от Англии, они обычно умирали от голода. Попытки основать колонии в Виргинии в 1585 и 1587 гг. закончились полнейшим провалом. Первой колонией, которая оказалась достаточно жизнеспособной, была колония, основанная в 1607 г. в Джеймстауне, а вслед за этим был создан целый ряд поселений двух новых типов, которые начали быстро развиваться. Поселения первого типа находились в Новой Англии, здесь поселились английские фермеры и ремесленники—пуритане, которые во времена Стюартов вынуждены были покинуть Англию из-за религиозных преследований и которые принесли с собой усердие и бережливость, отличавшие их еще на родине. Несколько южнее, в Виргинии, поселенцы, обладавшие значительным капиталом, основали большие табачные плантации; там на кабальных условиях работали вывезенные из Англии каторжники, безработные, а главным образом ирландские крестьяне, согнанные со своих земель, которые затем были заселены переселенцами из Англии и Шотландии. В начале XVII в. были захвачены острова Бермудские и Барбадос, где стали разводить сахарный тростник, используя подобную же рабочую силу. После 1660 г. во всех этих колониях, а также и в колониях, основанных позднее, труд белых «кабальных слуг» стал вытесняться трудом черных рабов.

Однако первой значительной английской колонией была Ирландия, именно здесь англичане постигли все мошеннические приемы управления покоренными народами. Особенно в Олстере, где дольше всего удерживался родовой уклад, окончательное покорение страны сопровождалось массовой конфискацией земель, которые продавались за бесценок английским и шотландским купцам и помещикам. Коренное земледельческое население сгоняли с земли или превращали в батраков, а на их месте селились иммигранты из Англии и Шотландии, положение которых вскоре оказалось немногим лучше положения их предшественников—ирландцев. Вся территория Дерри была передана одному лондонскому торговому объединению и разделена на двенадцать имений, каждое из которых было отдано одной из двенадцати крупных компаний. Однако такими способами легче было разорить Ирландию, чем обогатить Англию, и вообще в XVII в* роль колоний была довольно незначительна: не было ни избыточных капиталов, ни избыточного населения, необходимых для осуществления крупных спекуляций, а те, кто имел в наличии свободный капитал, охотнее вкладывал его в торговлю, сулившую более высокие прибыли.

Таким образом, наиболее существенным фактором экономического развития в последние годы Тюдоров и в начале правления Стюартов было создание и укрепление целого ряда привилегированных компаний, каждая из которых занималась развитием торговли в каком-либо определенном районе. В сущности компании эти не представляли собой ничего нового. Еще в XV в. было создано лондонское объединение купцов—авантюристов, занимавшихся вывозом сукон в Северную Европу, и с тех пор оно не прекращало своей деятельности, перемещая ее центр смотря по политической ситуации, из Антверпена в Гамбург или Эмден. В 1598 г. их долголетняя борьба с ганзейскими купцами закончилась тем, что последние были вытеснены из Лондона, а фактория их, так называемый Стальной двор, закрыта. К концу XVI в. привилегированные компании возникают повсеместно. Восточная компания (1579) вела торговлю на Балтике и в Скандинавии; в 1581 г. была основана Левантийская компания, а в 1588 — Африканская компания, имевшая целью организацию работорговли.

Все эти компании, за небольшим исключением, возникли в Лондоне, поэтому им пришлось столкнуться не только с иностранными конкурентами, но и с купцами из других английских портов. Так, например, купцы Ньюкасла вели длительную, временами успешную борьбу с купцами-предпринимателями, требуя признания за ними предпочтительных прав, предоставленных их купеческой гильдии в средние века; купцы Бристоля и портов Западной Англии упорно сопротивлялись попыткам Лондона монополизировать торговлю с Испанией и Францией, и в 1604 г. эта торговля была провозглашена открытой для всех англичан. Хотя Лондон был бессилен уничтожить конкуренцию окраинных портов, тем не менее совершенно очевидно, что образование привилегированных компаний, имевших особые права, а также необходимые силы для защиты своих членов, способствовало сосредоточению внешней торговли страны в одном центре, а следовательно, увеличивало политический вес виднейших лондонских купцов.

Наиболее значительной из всех привилегированных компаний была Левантийская компания. Те купцы, которые вели торговлю с Константинополем и Левантом в одиночку, шли на огромный риск, ибо они всегда могли подвергнуться нападению со стороны кораблей пиратских стран Берберского побережья Северной Африки, опустошительные налеты которых значительно участились в связи с упадком морского могущества Испании; в первые годы правления Карла I они стали появляться даже у берегов Англии. Организованное сопротивление оказывали венецианские купцы и одна французская компания, утвердившаяся в Леванте еще в 1535 г. Восточные районы Средиземного моря, являвшиеся важнейшей сферой действия Франции со времени крестовых походов, были свидетелями первой стадии колониальных конфликтов, которые сто лет спустя приняли значительно более широкие масштабы в Канаде и Индии. Левантийская компания имела то преимущество перед частным торговцем, что она могла ежегодно высылать мощный флот, способный оказать сопротивление любому нападению. В 1601 г. она была реорганизована, и с этого времени началась регулярная торговля с Турцией. Компания сохраняла фактическую монополию до 1753 г., она занималась вывозом сукна и ввозом шелка, наркотиков и других восточных товаров.

Однако ни одна из этих компаний не существовала так долго и никогда не достигала таких размеров, как Ост-Индская компания, которая поистине положила начало английскому господству в Индии. С самого начала это была компания несколько особого типа, она была лучше приспособлена к ведению торговли в широких масштабах и более гибко использовала свой капитал. Купцов-авантюристов нельзя было даже назвать компанией в современном смысле слова. Скорее это было объединение купцов, ведущих однородную торговлю в определенном районе ,и сплотившихся в целях взаимной помощи и защиты. Внутри же объединения каждый купец торговал, используя свой собственный капитал, сам получал свою прибыль и сам терпел все убытки. По существу это было подобие простой кооперации в области торговли, характерной для мануфактурной стадии развития промышленности. Ост-Индская компания была первым значительным акционерным обществом, члены которого вкладывали свой определенный капитал в общее дело и соответственно получали свою долю общего дохода. На первых порах вложения производились перед каждым отдельным торговым плаванием, по окончании которого все доходы делились, а потом уже производились новые вложения для финансирования новой торговой экспедиции. Вскоре, однако, акционеры стали оставлять свой капитал на более длительные сроки—на несколько плаваний; в результате образовался постоянный капитал. Это дало компании безусловные преимущества перед объединениями старого типа и создало условия для ее непрерывного развития и организации торговли в широких масштабах. Компания могла значительно больше времени, чем частные торговцы, ждать получения дохода со своего капитала.

Голландцы очень давно последовали за португальцами на восток, на острова Пряностей, и, используя высокие качества своих кораблей и более совершенные методы ведения дел, скоро вытеснили своих предшественников из Ост-Индии, заставив их довольствоваться собственно Индией. К концу XVI в. Голландия, вытеснив Португалию, стала главным поставщиком пряностей. О том, насколько важны были пряности, и особенно перец, для Европы того времени, можно судить уже по тому факту, что европейское население в течение почти всей зимы обычно употребляло в пищу только солонину. Из-за недостатка кормов (кормовая брюква и сухие корма использовались весьма ограниченно) каждую осень приходилось бить весь скот, не нужный для размножения. Поскольку соль была очень дорога и запасы ее были скудны, и к тому же Англии приходилось ввозить ее из-за границы, мясо часто плохо просаливалось, и чтобы придать ему какой-то вкус, необходимо было употреблять обильную приправу. В связи с этим цены на пряности были очень высоки, и монополия, установленная на них голландцами, приносила им огромные прибыли, вызывая крайнее раздражение покупателей и конкурентов.

Первым английским моряком, который обогнул мыс Доброй Надежды и достиг в 1592 г. Ост-Индии, был Джемс Ланкастер. В 1600 г. голландцы, используя свою монополию, сговорились между собой с целью поднятия цен; они подняли цены с 3 шиллингов за фунт до 6 и 8 шиллингов. Прямым ответом на этот шаг было создание в конце 1600 г. Ост-Индской компании и вторичный визит Ланкастера в Ост-Индию в 1601 г. Он прибыл с флотом из пяти кораблей и, возвратившись с богатым грузом пряностей, принес компании солидные прибыли. Вскоре, однако, выяснилось, что голландцы слишком крепко обосновались на островах и не дают возможности новой компании организовать там постоянную прочную базу. Голландский флот, состоявший из двенадцати судов, не покидал берегов Ост-Индии, поэтому для англичан торговля в этих водах была сопряжена с огромным риском; после продолжительной борьбы на море, длившейся около двадцати лет, голландцам удалось ликвидировать английскую факторию, основанную в Амбойне на Молукских островах. Именно в результате борьбы на Дальнем Востоке Голландия стала занимать место Испании в качестве основного соперника Англии на море.

После того как купцы Ост-Индской компании были - вытеснены с островов, они устремились в Индию, где португальцы оказали им гораздо более слабое сопротивление. В 1612 г. четыре больших корабля под командой капитана Томаса Беста подошли к Сурату и разбили португальскую эскадру, пытавшуюся преградить им путь. После этого уже не трудно было получить разрешение от великого могола на организацию постоянных складов или фактории в Сурате. В 1614 г. англичане одержали еще одну морскую победу, которая упрочила их господство в индийских водах. В 1620 г. была создана фактория в Мадрасе, а в 1633 г,— в Хугли близ Калькутты. Позднее, когда Карл II женился на португальской принцессе Екатерине Браганцской, он получил в качестве приданого остров Бомбей. Этот остров в 1680 г. был отдан в аренду Ост-Индской компании, которая, Таким образом, приобрела крупную, выгодно расположенную базу, откуда было очень удобно вести торговлю. Серьезной политической силой в Индии компания стала лишь в XVIII в., однако еще задолго до этого она установила обширные, чрезвычайно выгодные торговые связи. Деятельность ее не ограничивалась Индией, а распространялась значительно дальше, вплоть до Персии и даже Японии, где у нее была фактория с 1613 по 1623 г.

Елизавета, как и все Тюдоры, прекрасно понимала значение торговли и важность поддержки купечества в условиях, когда оно еще не помышляло о борьбе с короной. Яков I, родиной которого была Шотландия с ее неразвитой промышленностью и слабой внешней торговлей, своей весьма робкой и, в конце концов, происпанской политикой быстро восстановил против себя лондонское купечество, которое к этому времени вследствие своих экономических успехов начало ощущать и свою политическую силу. В связи с этим Яков предложил, чтобы все европейские монархи объединились против угрозы «мятежа»: он совсем не желал унижения испанской монархии ради вящей славы английской торговли.

В 1604 г. война с Испанией закончилась мирным договором, который был раскритикован, ибо в нем конкретно не говорилось об обеспечении права торговли с испанскими колониями. Но хотя договор был непопулярен, условия его были, пожалуй, наилучшими, которых можно было добиться; если бы договор не был заключен, то продолжение затяжных и нерешительных военных действий обошлось бы довольно дорого и не принесло значительных результатов. После смерти Сесиля мирные отношения с Испанией приняли форму подлинного союза. Это взбесило купцов и протестантов и в то же время не дало никакой выгоды короне. Флот ослабел, старые суда были сняты с вооружения, новые не строились. Торговцы жаловались на пиратские нападения даже в самом Ламанше. В 1616 г. сэр Уолтер Рэли, возглавлявший группировку, которая требовала войны с Испанией, получил разрешение отправиться с экспедицией в Южную Америку на поиски золота. Ничего не найдя, он вернулся в Англию и был обезглавлен по требованию испанского посла и ко всеобщему возмущению купечества, которое считало его действия вполне естественными и заслуживающими всяческой похвалы.

Эти перемены во внешней политике привели к коренному изменению внутреннего положения в стране. Еще со времен Елизаветы и до самого «Порохового заговора» (1605) оппозиция католиков королевской власти всегда носила очень активный, а временами даже явно изменнический характер. После 1605 г. некоторое время преследовали главным образом крайнее крыло католиков — иезуитов. Но в связи с развитием дружественных отношений с Испанией и последующей женитьбой Карла I на француженке Генриэтте-Марии к католикам стали проявлять терпимость, а затем их даже приблизили ко двору. С этого времени они стали наиболее верными и решительными сторонниками престола, единственной значительной группировкой населения, на которую Стюарты могли опереться.

Пуритане, вышедшие из тех слоев общества, которые в свое время представляли самую надежную опору Тюдоров, теперь оказались в лагере оппозиции по отношению к режиму, который, по их мнению (не вполне соответствовавшему действительности), ставил своей целью восстановление католицизма в Англии и решительно противоречил их интересам. В связи с этим оппозиция короне стала как бы воплощением патриотизма, и широко распространилось мнение, что монархия и ее сторонники находятся в союзе с чужеземным врагом. Ведя подобную внешнюю политику, Стюарты потеряли основной источник силы короны — союз с исторически наиболее прогрессивным классом в стране.




1 До второго десятилетия XVII в. Англии не удавалось упрочить свое положение в области работорговли.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2402


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы