1. Ирландия. Шотландия. А. Л. Мортон.История Англии.

А. Л. Мортон.   История Англии



1. Ирландия. Шотландия



загрузка...

В XV в. власть англичан в Ирландии была, по существу, сведена к нулю, а их владения сократились до небольшой области, непосредственно примыкавшей к Дублину. За пределами этой области власть находилась в руках нормано-ирландского рода Фицджеральдов, графов Килдар, господство которых понемногу привело к некоторому объединению страны и установлению определенного порядка. Когда в правление Генриха VII было задумано второе покорение Ирландии, оказалось возможным добиться лишь номинальной власти, путем присвоения графу Килдар еще титула наместника.

После почти тридцатилетнего господства Фицджеральдов англичане перешли к новой тактике. В 1534 г. Фицджеральды были спровоцированы на восстание, и их власть рухнула. Существо новой английской политики состояло в истреблении тех ирландских вождей, которые проявляли признаки независимости, и в систематическом подкупе остальных путем превращения их из родовых вождей в английских лендлордов. Им давали титулы, их старались заставить говорить по-английски, носить английское платье и посылать своих сыновей учиться при английском дворе. Взамен этого они были признаны на основании английских законов единственными владельцами земли, которая по ирландским законам принадлежала всему племени. Уничтожить ирландские законы, основанные на общинной собственности, заставить народ забыть о самом их существовании — такова была одна из основных целей завоевателей. Когда члены рода восставали против новой власти, олицетворяемой их превращенным в лендлорда вождем, последнего всегда поддерживало правительство; когда же он сам поднимал бунт, в качестве наказания лишался земли весь род.

Политика эта имела определенный успех; но она была рассчитана на слишком долгие сроки, и английские правящие классы не имели большой возможности наживаться за счет эксплоатации ирландских крестьян. В середине XVI в. от этой политики отказались и предпочли ей более радикальную, которая предусматривала прямую конфискацию ирландских земель, распродажу их английским спекулянтам, а в некоторых случаях организацию колоний и плантаций английских поселенцев. Пятьдесят лег жестоких, почти непрерывных войн, сопровождавшихся голодом, и массовым истреблением населения, и последующая конфискация земель превратили значительную часть Ирландии в безлюдную пустыню. Почти половина всей суммы, израсходованной при Елизавете на иностранные войны (а сумма эта составляла около 5 млн. ф. ст.), пошла на войны с Ирландией. Среди многочисленных конфликтов большего или меньшего значения выделялись восстания Шейна О'Нейла (1559—1567), Десмонда (1579—1583) и Хью О'Нейла (1598—1603).

Положение осложнилось реформацией, которая, правда, достигла Ирландии лишь как часть общего наступления англичан на местные обычаи и порядки. Когда Испания и папство, объединившиеся против Англии, решили использовать недовольство Ирландии в своих интересах и стали засылать в нее католических священников, последним был оказан хороший прием, на не потому, что ирландцы питали особую любовь к папам, а потому, что католическая церковь выступала в качестве заклятого врага англичан, вторгшихся в Ирландию.

Завоевание Ирландии было завершено в начале XVII в. лордом Мантджоем. Подражая римлянам и используя более поздний опыт Эдуарда I в Уэльсе, он построил целую цепь фортов, из которых можно было постоянно совершать опустошительные набеги на близлежащие деревни и можно было легче всего нанести удар в спину мятежникам. Вслед за этим была произведена массовая конфискация земли, о чем уже упоминалось выше1, и был создан целый ряд поселений, особенно в Ольстере. Природные богатства Ирландии стали подвергаться хищническому разграблению. Дж. Р. Грин пишет об этом:

«Колонизаторы получали колоссальные прибыли, которые здесь, в Ирландии, вследствие хищнической эксплоатации естественных богатств острова и использования дешевого труда беглых и ссыльных более чем в три раза превышали все, что можно было бы получить с такого же поместья в Англии. Ради скорейшего получения прибыли с крайней поспешностью вырубались дубовые рощи; лес пережигали на уголь, необходимый для выплавки железа, которое сплавляли по рекам в легких ирландских лодках; если обработка и транспорт обходились в 10 ф. ст., то продукт продавался в Лондоне за 17 фунтов. Последнюю плавильную печь в Керри загасили лишь после того, как были уничтожены все леса2. Везде, где бы ни ступила нога английского предпринимателя, за ним оставалась опустошенная, как после лесного пожара, земля».

Страффорд, который при Карле I стал наместником, преследовал в Ирландии две цели: организовать эксплоатацию ее природных богатств ив то же время создать образец деспотического порядка, который затем можно было бы применить и к Англии. Закладывая предприятия полотняной промышленности в Ирландии, он стремился нанести контрудар попыткам английских сукноделов перевезти свои мастерские в Ирландию, где их привлекала дешевая рабочая сила. Эти попытки были запрещены в интересах английской шерстяной промышленности в целом, и в Ирландии было основано производство полотна, которое не угрожало тогдашним интересам англичан. Во время восстания 1641 г. и последовавших за ним войн полотняная промышленность на время пришла в упадок; впоследствии она вновь возродилась, но лишь на территории Ольстера.

Восстание 1641 г. вспыхнуло в момент некоторого ослабления английской власти, последовавшего за периодом невыносимого гнета. Мятежники безжалостно уничтожали новых поселенцев, на что присланные для подавления восстания английские и шотландские войска ответили еще более жестокими репрессиями. В то время как в Англии шла гражданская война, независимо от нее шла война и в Ирландии. Пока наместник Ормонд именем короля чинил расправу над ирландцами, Карл вел с мятежниками тайные переговоры. А после окончания войны в Англии обе стороны объединились для борьбы с победившей республикой.

Еще в 1641 г. финансовые магнаты Сити начали со спекулятивными целями скупать земли еще не покоренных мятежников. За 100ф. ст. можно было приобрести участок в 1000 акров в Ольстере и в 600 акров в Манстере. Поэтому, когда в августе 1649 г. Кромвель высадился в Ирландии, он намеревался вновь покорить ее не только для республики, но и для спекулянтов лондонского Сити.

После взятия Дрогеды и Уэксфорда и истребления их гарнизонов завоеватели не встречали почти никакого сопротивления. Исключение представлял лишь Клонмел, где под руководством Хью О'Нейла ирландские племена объединились и пошли на последний решительный бой, бой прошлого с будущим. Левеллеры и демократы, составлявшие основу армии Кромвеля, не могли, конечно, и предполагать, что верования людей, с которыми они столкнулись в бою, были во многом поразительно похожи на их собственные; они также не могли думать, что, уничтожая ирландцев, они тем самым способствовали тому, что Англия, так же как и Ирландия, попадала в руки денежных магнатов. Однако они, возможно, не могли не заметить и не оценить по заслугам упорства и отваги ирландцев, которые после дня кровопролитных боев заставили их отступить, оставив на поле боя около 2500 убитыми3. Это было единственное серьезное военное поражение Кромвеля, частично искупленное последовавшим прекращением сопротивления ирландцев на почетных условиях.

За кромвелевской победой последовали кромвелевские поселения. Большая часть земли трех провинций — Ольстера, Ленстера и Манстера — перешла в руки английских землевладельцев. Часть земли получили лондонские спекулянты, часть — офицеры армии Кромвеля. Много земли было роздано и солдатам, которые получали ее в счет недоплаченного жалования. Таким путем английские власти намеревались заменить коренное население всех трех провинций английскими поселенцами. Однако большинство солдат было настолько бедно, что им пришлось отказаться от своих наделов и продать их за бесценок офицерам или другим лицам, которые таким образом оказались обладателями больших имений. Ирландские крестьяне становились теперь батраками или же арендовали небольшие участки за непомерно высокую плату. Многие ирландцы погибли во время войн, многие были отправлены фактически в рабство в американские колонии (за один только 1653 год туда было отправлено 20 тыс. человек), и, кроме того, многие из высших классов отправились в Европу искать счастья. А население Ирландии, которое в 1641 г. равнялось 1500 тыс. человек, сократилось к 1652 г. до 850 тыс., причем из этого числа 150 тыс. человек составляли английские и шотландские поселенцы. В большинстве своем они владели ничтожно малыми наделами и через несколько десятков лет стали жить в такой же нищете, как и окружающие их ирландцы.

Ирландия теперь превратилась в источник дешевых продуктов питания и сырья для Англии, чем она вынуждена оставаться и по сей день. Сначала здесь стали развивать скотоводство, к 1600 г. в Англию ежегодно экспортировалось до 500 тыс. голов скота. Когда же выяснилось, что этот экспорт влечет за собой падение цен на сельскохозяйственные продукты и уменьшение ренты, в 1666 г. был принят специальный акт, запрещавший вывоз из Ирландии скота, мяса и молочных продуктов. Этот акт нанес жестокий удар по ирландскому скотоводству. Когда же была сделана попытка перейти от мясо-молочного скотоводства к овцеводству, последовал еще один акт, который запрещал вывоз шерсти за границу, а в Англию допускал лишь ввоз необработанной шерсти. Впоследствии ирландская текстильная промышленность была намеренно разрушена, ибо она стала опасным конкурентом английской.

К маю 1650 г. Кромвель захватил почти всю Ирландию, исключая только Запад. Оставив Айртона завершать кампанию, он сам вернулся в Англию. Правительству республики все еще угрожала опасность, исходившая с двух сторон: из Шотландии и с моря, где часть флота, перейдя на сторону роялистов, совершала в Ламанше нападения на торговые суда республики. После казни отца Карл II был провозглашен в Эдинбурге королем и весной 1650 г., по приглашению пресвитериан, прибыл в Шотландию. Он признал ковенант, а затем вынужден был испытать на себе все обряды протестантского благочестия. Армия, которая была набрана для поддержки короля, подвергалась тщательной чистке; в нее совершенно не допускались «кавалеры», да и вообще мало кто допускался, кроме убежденных сторонников ковенанта. На офицерских должностях в этой армии служили «сыновья священников и другие представители духовенства, или так или иначе связанные с ними лица, которые едва ли могли владеть каким-либо мечом, кроме духовного». Понятно, что такая армия была слишком слаба, чтобы противостоять ветеранам Кромвеля.

В июле Кромвель двинул войска на север. Целым рядом охватывающих маршей он стремился вынудить противника дать бой в тактически невыгодных для него условиях. В течение некоторого времени осторожность шотландского полководца Лесли одерживала верх над инстинктивным желанием сторонников ковенанта очертя голову броситься на этих современных амалекитян; но терпение шотландцев лопнуло: 3 сентября при Данбаре они вступили в бой и были наголову разбиты Кромвелем. Зимой на смену им была сформирована новая армия, состоявшая на этот раз в основном из тех элементов, которые не были допущены в состав первой. Заняв позиции близ Стерлинга, эта армия организовала подвоз припасов с плодородной равнины северо-восточного побережья. Поскольку Кромвель не располагал достаточными силами для лобовой атаки и боялся в то же время затягивать кампанию, ибо в таком случае войска противника, находясь на своей собственной территории, могли вновь усилиться, он зашел им тыл в районе Перта и, таким образом, одновременно отрезал их от баз снабжения и открыл им путь в Англию. Шотландцам ничего не оставалось, как пойти именно этим путем. Подгоняемые с тыла армией Кромвеля, они двигались на юг, и силы их постепенно таяли. Но навстречу им шли другие республиканские армии, которые оттеснили их от прямой дороги на Лондон в долину Северна, и близ Вустера, ровно через год после Данбара, шотландцы были окружены и разбиты.

Между тем республиканский адмирал Блейк заканчивал борьбу с роялистскими каперами, уничтожая их последние базы в Ламанше и на островах Силли. Вместе с успешным завершением этих операций на определенное время была ликвидирована всякая возможность какого бы то ни было внутреннего сопротивления режиму республики. Вопрос теперь стоял об укреплении и стабилизации этого режима: необходимо было найти для него достаточно широкую классовую основу, которая бы обеспечила возможность его дальнейшего существования, а также создать условия для превращения военной диктатуры в подлинно народное правительство. В этом отношении история девяти лет, с 1651 по 1660 г. характеризуется упорными и героическими усилиями и неизменными неудачами.




1 См. стр. 174.
2 Это истребление лесов относится в основном к концу XVII в.
3 Во всяком случае левеллеры решительно выступали против вторжения и нового покорения Ирландии.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2682


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы