3. Колониальная война. А. Л. Мортон.История Англии.

А. Л. Мортон.   История Англии



3. Колониальная война



загрузка...

ринято считать, что Питт выразил намерение завоевать Канаду на берегах Эльбы; было бы правильнее, если бы он заявил о своем намерении завоевать ее в банке на улице Треднидл. За морским превосходством, о котором мы столько слышали, за подвигами Вульфа и победами Фридриха Великого крылась власть британских финансистов; финансисты имели возможность снабжать армию самым лучшим оружием и снаряжением, какое только тогда имелось, и могли также при помощи больших субсидий обеспечить себе поддержку европейских союзников. Именно поддержка британских банков дала возможность Пруссии, стране с неразвитой промышленностью и торговлей, одержать громкие победы и утвердиться в качестве великой европейской державы.

Основной план британской большой стратегии заключался в следующем: прежде всего надлежало купить европейского союзника — Австрию во время Войны за австрийское наследство (1740—1748) и Пруссию во время Семилетней войны (1756—1763) в качестве противовеса главному врагу в Европе—Франции. При помощи этого союзника и небольшого количества экспедиционных войск, посланных на континент, силы Франции удалось отвлечь, и Британия, использовав свой флот, смогла заняться более выгодной войной за французские колониальные владения.

Хотя Война за австрийское наследство и Семилетняя война номинально отделены друг от друга периодом мира, длившегося восемь лет, фактически они представляют собой одно целое, поскольку война в колониях продолжалась беспрерывно. Детали хода войн в Европе представляют интерес скорее для европейской, чем для английской истории. Поэтому мы можем ограничиться рассмотрением колониальной борьбы.

Французские и британские владения были расположены рядом друг с другом в трех главных районах европейской экспансии, не считая Южной Америки, остававшейся испанским владением. Это были Индия, Северная Америка и Вест-Индия. В последней почти не происходило какой-либо значительной борьбы. Острова, принадлежавшие соперничающим странам, были расположены неподалеку друг от друга, но было трудно вести войну, перенося военные действия с одного острова на другой; морское же преимущество дало возможность британцам захватить многие изолированные французские владения без сопротивления. Поэтому основная борьба велась главным образом за захват Индии и Северной Америки. Ост-Индская компания беспрерывно укреплялась на протяжении целого столетия, и к 1740 г. она располагала капиталом в 3 млн. ф. ст., с которого акционерам выплачивалось 7% дивиденда. Но это представляло собой лишь незначительную часть барышей, получаемых из Индии. Компания обычно платила своим служащим только номинальное жалование; их настоящие - и у старших служащих большие — доходы получались от взяток, вымогательства и самостоятельной торговли. Компания сохранила за собой право на монопольную торговлю между Индией и Британией; торговлю же внутри Индии она целиком предоставила своим служащим. Клайв однажды заявил, что человек из плоти и крови не может устоять перед соблазнами, таящимися для авантюристов в той части земного шара. В конце концов даже директора компании были вынуждены осудить систему, которую они сами и создали и которая стала угрозой для барышей акционеров. Они сетовали на «плачевное состояние наших дел, вызванное продажностью и хищностью наших служащих и всеобщей испорченностью нравов колонизаторов... Мы должны также заявить, что, по нашему мнению, несметные состояния, приобретенные путем торговли внутри страны, были нажиты при помощи не слыханной нигде жесточайшей тирании и угнетения».

Французы, прибывшие в Индию только в конце XVII в., когда компания уже прочно там обосновалась, были вынуждены с самого же начала обеспечивать свое положение с помощью вооруженной силы. Они создали морскую базу на Маврикии и вооружили небольшую армию, состоявшую из туземных войск, обученных по европейскому образцу. Английская компания ответила на это созданием своей собственной частной армии. Поскольку французские войска были, главным образом, сосредоточены в Пондишери, вблизи Мадраса, и в Чандернагоре, около Калькутты, столкновение было почти неизбежно.

В XVIII в. Индия была очень ослаблена, в ней царили смуты. Империя Могола рушилась, и местные чиновники объявляли себя независимыми правителями. Общее положение было несколько сходно с положением в Европе в начале средних веков. Огромное превосходство оружия, которым располагали частные армии французов и англичан, дало последним возможность вмешаться в местную борьбу туземных правителей и легко добиться успеха. Англичане и французы занялись игрой в создание «королей»; они ставили марионеточных правителей, находящихся всецело под их контролем.

Эта политика прежде всего привела к открытой войне за Мадрас, который французы захватили в 1746 г., но вернули по мирному договору, заключенному по окончании войны за австрийское наследство в 1748 г. В следующем году англичане и французы вмешались в войну в Карнатаке, помогая разным враждующим сторонам. Фактическими правителями этой провинции остались англичане после победы Клайва под Аркотом и Кута под Вандивашем. В 1760 г. был захвачен Пондишери.

Битва при Пласси в 1757 г. сопровождалась завоеванием богатой провинции Бенгалии. Этой битве предшествовал инцидент с так называемой «Черной калькуттской ямой», о которой впоследствии так много рассказывалось. Факты заключаются в том, что «Черная яма» была обычной тюрьмой Ост-Индской компании и несколько англичан, заключенных в нее из-за распри между компанией и набобом Бенгалии, умерли там, так как тюрьма была переполнена в жаркую пору года. Это был случай бессердечного отношения к людям, похожий на случай с английским тюремным поездом, в котором в 1921 г. задохнулись восемьдесят узников племени мопла.

Военные действия закончились в 1763 г, Парижским миром; по парижскому мирному договору Ост-Индская компания оставалась полновластным хозяином большой части страны; французы же вынуждены были ограничиться несколькими торговыми пунктами, которые им было даже запрещено укреплять. С этого времени возможности для эксплоатации стали неограниченными. С одной только Бенгалии компания и ее служащие получили в форме взяток свыше 6 млн. ф. ст. от 1757 по 1766 г. В Мадрасе и Карнатике положение было почти таким же. Огромные состояния наживались благодаря монополии на торговлю такими ходовыми товарами, как соль, опиум и табак, В 1769 и 1770 гг. англичане искусственно создали голод на огромных пространствах, припрятав рис и соглашаясь его продавать только по непомерно высоким ценам. Сам Клайв нажил одно из величайших состояний того времени тем, что брал взятки и принимал «подарки» от туземных правителей.

В 1767 г. британское правительство настояло на том, чтобы его сделали непосредственным участником грабежа, и компанию обязали выплачивать казначейству 400 тыс. ф. ст. в год. Новый шаг к обеспечению для себя частичного контроля над управлением Индией правительство сделало, издав в 1773 г. «Регламентирующий акт». Этот акт был, будто бы, направлен на прекращение гнета компании; в действительности же он был призван помочь организовать более систематическую эксплоатацию Индии, барыши от которой стали слишком большими, вследствие чего стало нежелательно, чтобы они продолжали попадать в частные руки. Этим актом начинается переход от первой стадии британского проникновения, когда Индия была поставщиком разных ценных товаров, которые сама Британия не могла производить, ко второй стадии, когда Индия стала важным рынком сбыта для британских промышленных товаров, особенно хлопчатобумажных изделий4.

В Америке, так же как и в Индии, в начале войны успех был на стороне французов. Здесь британские колонии располагались длинной линией от Мэна до Флориды по берегу Атлантического океана, причем Аппалачские горы являлись барьером между этими колониями и внутренней частью страны. Французы имели две главные колонии: Канаду, на севере вдоль реки Св. Лаврентия, и Луизиану, в устье Миссисипи. Отсюда они продвинулись вверх по реке Огайо и вниз через Великие Озера, пытаясь взять в клещи местность, расположенную позади английских колоний, и помешать таким образом дальнейшему продвижению противника в западном направлении. В этой операции большую роль играл форт Дюкен, расположенный на западном крае единственного доступного пути через горы.

Серьезная битва началась с атаки форта Дюкен в 1755 г., отбитой с большими потерями. В тот период французы, хотя в Канаде было только около 150 тыс. жителей против двух миллионов в английских колониях, имели большое преимущество, так как они обладали централизованной военной организацией. Многие английские колонии находились на большом расстоянии от места боев и не имели практики ведения совместных действий. Позднее британская морская блокада помешала французам подбросить подкрепления в Канаду, сами же британцы доставили туда большую армию вторжения.

С 1758 по 1760 г. Вульф несколько раз вторгался в Канаду, и его кампании закончились захватом Квебека. Форт Дюкен был взят в 1759 г. и переименован в Питсберг. Наряду с завоеванием Канады была также завоевана огромная незаселенная область между Аппалачскими горами и Миссисипи. В течение этих же лет были захвачены: Сенегал в Западной Африке, Флорида и ряд Вест-Индских островов. В то время эти острова с их сахарными плантациями, представлявшими большую ценность, считались даже более важными, чем Канада. Когда началось предварительное обсуждение Парижского мира, возникли серьезные дебаты по поводу того, надлежит ли сохранить за собой Канаду или Гваделупу. Герцог Бедфорд выразил широко распространенное мнение, сделав следующее замечание: «Не знаю, не было ли соседство французов с нашими северными колониями наибольшей гарантией их зависимости от метрополии, которой, я боюсь, они начнут пренебрегать, как только исчезнет их страх перед французами». Тот факт, что в конце концов Канаде отдали предпочтение перед Гваделупой, объясняется скорее стратегическими, чем экономическими причинами: враждебной иностранной державы в Северной Америке боялись больше, чем возможного возникновения мятежа среди английских колонистов.

Когда в 1763 г. Парижский мир положил конец Семилетней войне, во владении Англии были ее индийские колонии, Канада, Сенегал и некоторые, но не все, французские острова в Вест-Индии. Теперь империя достигла своих наибольших размеров, если мы будем говорить только о периоде до наполеоновских войн, которые принесли ей еще новые завоевания. Условия мирного договора были выработаны в строжайшем секрете, и он был подписан без ведома Фридриха Прусского, которому предоставили самому добиваться выгодных для него условий — это был предательский поступок, за который пришлось вскоре очень дорого поплатиться.

Между тем политическое положение в Англии снова изменилось. Раскол среди вигов и вступление в 1760 г. на престол Георга III, который в отличие от своих предшественников больше интересовался английскими, чем немецкими делами, снова дали королю возможность проводить собственную политику. Иногда предполагали, что Георг подобно Стюартам пытался освободиться от контроля со стороны парламента. На деле это было не так; время, когда это было возможно, уже давно прошло. Он скорее пытался сделаться «первым среди джентльменов, занимавшихся спекуляцией парламентскими местами и проведением предвыборных кампаний в городах Англии».

Король все еще имел значительные полномочия в выборе своих министров, и как только он подобрал людей достаточно услужливых, например своего шотландского наставника лорда Бьюта, он сумел заставить служить себе всю машину официального фаворитизма и коррупции. Крупным вигским семьям, создавшим эту машину и монополизировавшим ее в течение полувека, это показалось возмутительно несправедливым, и они противились этому всеми силами. Но при Ньюкасле сила их сопротивления резко уменьшилась, и их приверженцы скоро перебежали на сторону тех, у кого был более толстый кошелек. Несколько десятилетий прошло в беспорядочных перегруппировках, при которых, казалось, партийные разногласия почти исчезли; затем возникли новые партии, носившие старые названия, но являвшиеся выразителями других интересов.

Тори, освободившиеся, наконец, от налета якобитства, постепенно превратились в «патриотическую» партию; партия вигов медленно распадалась и вступила в длительный период оппозиции и слабости. Вокруг новой партии тори сгруппировалось, помимо ее основного старого ядра, состоявшего из сквайров, большое количество крупных землевладельцев (которые ранее поддерживали партию вигов), а также многие представители высших классов городов, банкиров и поставщиков армии, то есть все те лица, чьи барыши зависели от правительства, находящегося у власти, и быстро возрастали, если это правительство проводило политику войны. Торговые и финансовые элементы, группировавшиеся вокруг Ост-Индской компании, откололись от основного костяка партии вигов, продолжавшего находиться в руках традиционно господствующих фамилий — в дальнейшем клики Голландского дома. Влияние этой клики значительно усилилось в связи с тем, что к ней примкнули промышленные капиталисты. Эти последние, концентрировавшиеся главным образом в новых городах, не добившихся права быть представленными в парламенте, до этого времени не принимали активного участи в политике.

Вскоре выявились два полюса притяжения: империализм двора, правительства и финансистов, привлекавший к себе все привилегированные классы, и новый радикализм, сначала буржуазный и несколько циничный, но затем пролетарский и подлинно революционный. Этот радикализм привлекал к себе одновременно как людей, лишенных собственности и привилегий, так и большое количество тех, кто видел в радикализме путь вступления в ряды привилегированных лиц, а такие люди встречались в каждом поколении. Развитие английского радикализма лучше всего рассмотреть в связи с восстанием в американских колониях, с которым радикализм был связан наитеснейшим образом.




4 См. стр. 385.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2515


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы