1. Сельское хозяйство. А. Л. Мортон.История Англии.

А. Л. Мортон.   История Англии



1. Сельское хозяйство



загрузка...

В XVIII в. Англия была преимущественно сельскохозяйственной страной, и только изменения, происшедшие в то время в технике и организации сельского хозяйства, а также классовые сдвиги в деревне создали условия, без которых промышленная революция была бы невозможной. Поэтому описание этой революции необходимо начать с ряда событий, завершивших длительный процесс превращения натурального сельского хозяйства в капиталистическое. Эти события начались до Промышленной революции и продолжались в течение всего ее хода.

С 1685 г. за вывозимую пшеницу выплачивалась правительственная премия в 5 шиллингов за квартер1, когда цена не превышала 48 шиллингов, то есть всегда, за исключением голодных лет. Последние семь лет XVII в. были дождливыми, и цены намного превысили установленную сумму в 48 шиллингов; но с 1700 до 1765 г. цены снизились и несколько стабилизировались, держась примерно на уровне 35 шиллингов, почти не повышаясь намного более 40 шиллингов и почти не спускаясь ниже 30 шиллингов. Экспорт был значителен, и размеры его все увеличивались:

в 1697—1705 гг. экспорт равнялся 1160 тыс. квартеров
» 1706—1725 гг. .....» .............» .... 5480 .....»..... »
» 1726—1745 гг. .....» .............» .... 7080 ......»..... »
» 1746—1765 гг. .....» .............» .... 9515 .....»..... »

Устойчивый внешний рынок, значительный экспорт солода и ячменя, а также и снабжение Лондона обеспечили сельскому хозяйству постоянный стимул для усовершенствования техники. Теперь, когда у фермера был устойчивый рынок, ему больше не приходилось «ожидать изобилия». Результаты этого были особенно ощутимы в восточных и юго-восточных графствах, здесь методы ведения сельского хозяйства сильно отличались от методов, применявшихся на еще не огороженных пахотных землях восточной части центральных графств, где сбыт сильно затруднялся ввиду отсутствия каких-либо удобных средств сухопутного транспорта. Только позже, когда были построены каналы и появился новый рынок сбыта в связи с индустриализацией соседних районов — Йоркшира, Черной Англии и Ланкашира, — огораживания получили большое распространение и в центральных графствах.

Хотя в XVII в. и наблюдался некоторый прогресс в сельском хозяйстве, все же он стал более быстрым только после революции 1688 г. Революция, гарантировавшая устойчивый и все расширявшийся рынок сбыта, сблизила Англию с гораздо более передовой техникой Голландии; посадка брюквы, травосеяние (например, клевера), считавшиеся в течение целого столетия диковинками, начали применяться теперь очень широко. Введение новых культур сопровождалось отказом от старой системы трехпольного хозяйства и переходом к плодопеременному хозяйству; если до этого времени снимали два года подряд урожай зерна и затем землю оставляли под паром, теперь начали применяться более научные методы, при которых ввели четырехгодичный севооборот и засевалось зерно, корнеплоды и трава. Для увеличения новых урожаев землю начали более глубоко вспахивать и мотыжить, разрыхление почвы проводилось более тщательно и земля очищалась от сорняков.

Не менее разительные перемены произошли в области разведения овец и рогатого скота; до этого времени овцы преимущественно ценились только за получаемую с них шерсть, а рогатый скот использовался в основном как тягловая сила. Применение научных методов разведения скота было невозможно до тех пор, пока каждую осень из-за недостатка корма резали большую его часть, а оставшийся скот голодал в течение всей зимы. Теперь научились кормить скот всю зиму без ущерба для урожая; овцеводство, ранее конкурировавшее с земледелием, стало теперь ценной дополнительной статьей дохода в хозяйстве, основой которого было хлебопашество. Рогатый скот уже не пасся без присмотра на земле, находящейся под паром, а содержался в стойлах, где давали корм. Средний вес продаваемых в 1710 г. в Смитфилде овец был 12 кг и рогатого скота 167 кг, в 1795 г. он уже соответственно равнялся 36 и 360 кг.

Применение новых методов скотоводства повысило также и урожай зерна. Впервые стало возможным получать большое количество удобрения как от систематической выпаски овец на участках, засеянных травой или засаженных корнеплодами, так и от рогатого скота и свиней, откармливаемых на фермах. Таким образом, каждое усовершенствование одной какой-нибудь области сельского хозяйства давало возможность усовершенствовать также и другие области. В этот период в связи с увеличением населения увеличился спрос на мясо. Кроме того, быки 18 Нортон оказались непригодными для глубокой вспашки, которую начали тогда вводить. Поэтому на полевых работах их постепенно заменили лошадьми. Усовершенствование сельскохозяйственных орудий и машин шло в ногу с прогрессом в других областях. К началу XIX в. начал повсеместно применяться целиком железный плуг; уже в 1730 г. Талл проводил опыты с рядовой сеялкой, и уже в восьмидесятых годах она начала принимать форму, несколько сходную с современной.

Всем этим нововведениям присуща была одна общая характерная черта: они могли быть осуществлены только при помощи вложения в них крупного капитала. Они были совершенно недоступны для примитивных неогороженных хозяйств, занимавших более половины страны, а также и для мелких фермерских хозяйств, пришедших им на смену в некоторых районах. Пионерами введения новых методов были состоятельные люди, главным образом богатые землевладельцы, занимавшиеся сельским хозяйством в крупных поместьях, люди, подобные Джетро Таллу, лорду Таунзенду, Кок-Холкему и Бейквеллу, которые первыми улучшили методы разведения овец. Вследствие этого техническая революция привела к социальной революции, изменившей всю структуру сельской Англии и способствовавшей дальнейшему прогрессу в технике.

Огораживания в более ранний период проводились с целью превращения пахотной земли в пастбища для овец2. Огораживания же в XVIII в. превратили совместно обрабатываемые открытые поля в крупные фермы, на которых зерновое и скотоводческое хозяйства можно было успешно вести новым и более научным способом. Кроме того, было огорожено большое количество не обрабатывавшейся тогда земли, используемой деревенскими жителями на основании давних, узаконенных обычаем прав под пастбища, для вырубки леса и добывания торфа. Также было огорожено много пустошей.

В других районах Англии мелкие фермеры-арендаторы постепенно сгонялись с земли или разорялись арендной платой, в четыре, пять и даже в десять раз превышавшей обычную. Эту возросшую арендную плату можно было бы платить с их земли, если бы применялись новые методы ведения хозяйства, но от этого ничуть не легче было людям, чьи фермы и капитал были слишком малы для применения этих новых методов. Многие мелкие фригольдеры также были вынуждены продать свои земли из-за невозможности конкурировать с более усовершенствованными методами ведения хозяйства, применявшимися их более богатыми соседями. Высокие земельные налоги, особенно после 1688 г., побудили лендлордов сдавать в аренду свои поместья тем арендаторам, которые обрабатывали от 80 га земли и больше и сами производили требуемый ремонт. Это привело к общему укрупнению участков и к вытеснению арендаторов мелких ферм.

В этот период значительно уменьшилось число ферм с количеством земли меньше 40 га и возросло число ферм с количеством земли 120 га. Подсчитано, что от 1740 до 1788 г. число самостоятельных ферм снизилось больше чем на 40 тыс. Процесс этот начался задолго до 1740 г. и продолжался после 1788 г., причем он все более убыстрялся. Большое количество актов об огораживаниях, проведенных через парламент, может в общем служить показателем хода этого движения; нужно только иметь в виду, что в начале столетия много земли было огорожено без специальных на это актов. С 1717 по 1727 г. было 15 таких актов, с 1728 по 1760 г. их было 226; с 1761 по 1796 г. — 1482, а с 1797 по 1820 г. — в период наполеоновских войн — число их равнялось 1727. По этим актам всего было огорожено больше 1,6 млн. га.

Огораживания начались в Норфолке и Эссексе, а во второй половине XVIII в. очень большое количество земли было огорожено также и в центральных графствах Англии. Приблизительно с 1760 г. положение изменилось. Рост населения превратил Англию из экспортирующей страны в импортирующую в то время, когда лишь немногие страны располагали большими излишками зерна. Цены быстро возросли и начали сильно колебаться. В период от 1764 до 1850 г. цена на пшеницу только четыре раза спускалась ниже 40 шиллингов за квартер, а в течение ряда лет, особенно в период 1800—1813 гг., она превышала 100 шиллингов. В то время как в XVIII в. можно было получать большие барыши, теперь уже стало возможным наживать крупные состояния; правда, можно было также и терять их. Когда вследствие войны прекратились поставки зерна из Европы, началось еще большее колебание цен; земледелие превратилось в своего рода игру, причем только лица, обладавшие большими состояниями, могли надеяться на выигрыш. Это привело к тому, что капиталисты начали скупать землю, а положение мелких фермеров значительно ухудшилось.

Актов об огораживаниях можно было добиться, если 4/5 общего числа всех владельцев и владельцы 4/5 всех земель прихода, где предстояли эти огораживания, высказывались за них. Там, где, как это часто случалось, большинство жителей прихода состояло из арендаторов одного или двух крупных землевладельцев, согласие на огораживания легко было получить; помимо этого в тот период широко практиковался грубый нажим и подкупы. Применение силы и обмана было не менее характерно при проведении огораживаний в XVIII в., чем при огораживаниях во времена Мора.

После проведения акта об огораживаниях земля перераспределялась между ее держателями. Даже когда такое перераспределение проводилось добросовестно, оно обычно сопровождалось для многих значительными лишениями. Держатели по воле лорда могли, что часто и имело место, потерять землю, обрабатывавшуюся их семьями на протяжении многих поколений. Копигольдеров и лизгольдеров часто убеждали продавать свои земли. Они на это соглашались, потому что им было трудно доставать довольно крупные суммы денег, требуемые для оплаты расходов по огораживаниям и для оплаты стоимости изгородей для их новых ферм. Страдали даже и фригольдеры. Результатом огораживаний явилась большая концентрация землевладения и землепользования. Французские историки Ренар и Вёлерс дают следующее описание этого процесса:

«Как только парламент утверждал акт об огораживаниях, комиссия, которой были присвоены большие права, приступала к перераспределению земли. Комиссия эта находилась под таким большим влиянием богатых землевладельцев, что, по существу, перераспределение сводилось к конфискации. Участки, отводимые мелким, владельцам, представляли собой обычно гораздо меньшую ценность, чем отобранные у них».

Денежные суммы, получаемые при условиях, по существу представлявших собой вынужденную продажу, были очень малы; фермеры, даже если бы и умели, не могли их выгодно ни к чему применить. Только немногие из них, в частности в Ланкашире и Йоркшире, стали преуспевающими промышленниками, огромное же большинство быстро растратило свои деньги и превратилось в промышленный и сельскохозяйственный пролетариат.

Права третьей группы — коттеджеров — еще более безжалостно нарушались. Только немногие сумели добиться узаконения их установленных обычаем прав на деревенский общий выгон, и только единицы получили соответствующее вознаграждение за потерю этих прав. Ранее весь этот класс зарабатывал себе на существование тем, что одновременно занимался домашней промышленностью, содержал какой-либо мелкий скот или домашнюю птицу и нанимался на постоянную или временную работу. Когда начался период огораживаний, он мог себе заработать на жизнь уже только работой по найму, так как это был одновременно период разрушения домашней промышленности конкуренцией новых фабрик. В работе лорда Эрнла «Английское сельское хозяйство в прошлом и настоящем» почти три страницы отведены списку уничтоженных в этот период отраслей местной и домашней промышленности.

Приблизительно с середины XVIII в. прогресс в сельскохозяйственной технике дал возможность начать сокращать расходы на оплату труда. Заработная плата сельского пролетариата быстро понижалась в связи с падением цен; во многих районах жилища безземельных крестьян либо разрушались совсем, либо жизнь в них делали невыносимой; это привело как к уменьшению деревенского населения, так и к снижению его уровня жизни в большей части Англии. Последние десятилетия этого века отмечены не только общим приростом населения, но также и заметным перемещением его из одной части страны в другую. Мы не располагаем достаточно точными сведениями, но можем все же предположительно сказать, что увеличение населения было меньше, а перемещение его значительнее, чем в свое время предполагалось.

Результатом революции в сельском хозяйстве были три факта, значение которых далеко вышло за пределы самого сельского хозяйства.

Во-первых, производительность земли увеличилась и стало возможным прокормить большое промышленное население в новых городах.

Во-вторых, создалась резервная армия пролетариев, полностью «освобожденных» от всякой связи с землей, людей, не привязанных ни к месту, ни к собственности. Возник отряд свободных рабочих, соответствующих свободному капиталу, накопление которого описано в предыдущей главе. Именно это одновременное появление такого труда и такого капитала в период, когда, наконец, стало возможным организовать массовый выпуск товаров, легло в основу промышленной революции.

В-третьих, сильно возрос внутренний рынок сбыта для промышленных товаров. Фермер периода натурального сельского хозяйства, со своей домашней промышленностью и оторванностью от внешнего мира, мог потреблять очень много и, однако, покупать очень мало. Пролетарию же, в которого он теперь превратился, обычно приходилось потреблять намного меньше, но все, что он потреблял, он должен был покупать. А создать крупную экспортирующую промышленность можно было только на твердой базе крупного внутреннего рынка.




1 Квартер — 2,9 гектолитра.— Прим. ред.
2 См. главу VI, раздел 3.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 4035


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы