5. Наполеоновские войны. А. Л. Мортон.История Англии.

А. Л. Мортон.   История Англии



5. Наполеоновские войны



загрузка...

Со времени создания первой коалиции в 1793 г. Англия все время занимала первое место во всех комбинациях против Франции. Другие державы иногда переходили от одной воюющей стороны к другой, вступали в войну или выходили из войны. Но Англия, за исключением только одного краткого периода времени - после Амьенского мира в 1802 г., беспрерывно находилась в состоянии войны с Францией, до самого взятия Парижа в 1814 г.6. Главным источником ее силы была новая, строящаяся на капиталистической базе организация экономики, дававшая возможность торговле и промышленности развиваться даже в условиях военного времени и обеспечивавшая государство крупными денежными суммами без опасности банкротства.

Военно-финансовая политика Питта являлась лишь продолжением политики, проводимой на протяжении всего XVIII в.: усиленное и все возрастающее обложение налогами предметов первой необходимости, огромный государственный долг и субсидии в сумме 50 млн. ф. ст. европейским державам, согласившимся создать армии против Наполеона. Подсчитано, что половина из 10 шиллингов, зарабатываемых в неделю рабочим, забиралась у него с помощью косвенных налогов. Государственный доход беспрерывно возрастал, и с 18 900 тыс. ф. ст. в 1792 г. он дошел до 71 900 тыс. ф. ст., в 1815 г.; проценты по государственному долгу составляли 9470 тыс. в 1792 г. и 30 458 тыс. ф. ст. в 1815 г. Займы делались с большой скидкой против номинала и из 334 млн. ф. ст., прибавившихся к государственному долгу за время правления Питта, правительство получило наличными только около 200 млн. фунтов.

Такая финансовая политика, помимо того что она снизила реальную заработную плату рабочих и привела к возрастанию цен, укрепила класс финансистов и рантье и значительно увеличила размах и размеры банковских и кредитных операций. Появившиеся в связи с такой политикой новые финансовые магнаты стали с течением времени землевладельцами и столпами партии тори. Количество пэров увеличилось: за семнадцать лет Питт создал девяносто пять английских и семьдесят семь ирландских пэров. В 1802 г. Коббет писал: «Старая знать и джентри, за очень небольшими исключениями, вытеснены со всех государственных должностей... На смену им явилась масса купцов, фабрикантов, банкиров, маклеров и поставщиков». В 1804 г. он писал: «Среди креатур и приближенных Питта всегда были вперемежку дельцы и ханжи: все утро барышники, а после полудня методисты».

Но несмотря на все богатства, находившиеся в распоряжении Питта, его коалиции рассыпались, как кегли, перед французскими армиями. Первая коалиция распалась в 1795 г. после того, как Фландрия и Голландия подверглись вторжению, а герцог Йоркский, который был, по-видимому, наиболее бездарным из всех генералов, когда-либо командовавших британской армией, был жестоко проучен в Дюнкерке. Вест-Индия, всегда представлявшая жизненный центр интересов Сити, поглощала большую часть сухопутных войск Британии. За три года там погибли 80 тыс. человек, не добившись никаких успехов. Отправка войск практиковалась и раньше, только раньше в тропические страны не посылали такое большое количество плохо экипированного войска. Завоевание Италии в 1797 г. вывело из войны Австрию.

Теперь Англия стала такой же изолированной, какой была Франция в 1792 г. Возможно, что война закончилась бы, если бы этому не помешал первый и наиболее фатальный стратегический просчет Наполеона. Он решил наступать на Англию не через Ирландию, а через Египет и Восток. Его решение показывает, в какой степени революционный реализм сменился грандиозными империалистическими замыслами. Весь последующий ход истории Европы мог быть иным, если бы победа была одержана до того периода, когда французская республика окончательно выродилась в военную диктатуру и когда затянувшаяся война вынудила ее предъявить к народам оккупированных стран непомерные требования и тем лишить себя их симпатий.

Влияние французской революции сказалось на Ирландии, возможно, больше, чем на какой-нибудь другой стране в Европе. У «Объединенных ирландцев», руководимых Вульф Тоном, требование о независимости Ирландии сочеталось с радикальным республиканизмом Пейна. Тон, во всяком случае, прекрасно понимал взаимосвязь классовой и национальной борьбы. Справедливо не доверяя аристократии и буржуазии после предательства по отношению к волонтерам, он обратился с воззванием к «большому и почтенному классу общества — людям, не имеющим собственности». «Объединенные ирландцы» быстро стали во главе всего национального движения; на некоторое время им удалось уничтожить вражду между католиками и протестантами и объединить их против Англии и ее приспешников среди правящего класса Ирландии.

Приготовления к восстанию проходили успешно, и в 1796 г. Тон поехал во Францию убеждать директорию послать в Ирландию экспедиционные войска для совместного выступления с восставшими ирландцами. Но там он натолкнулся на неожиданное препятствие: мысли Наполеона уже были заняты Востоком, и хотя была создана армия в 15 тыс. человек, планы вторжения разрабатывались недостаточно энергично. Когда в конце года флот вышел из Бреста и подошел к побережью Манстера, то из-за плохой погоды, а также из-за допущенных грубых военных ошибок он не сумел войти в бухту Бантри.

Таким образом одна возможность была упущена, но зато летом 1797 г. представилась другая. На этот раз базой для экспедиции избрали Голландию, а действия британского северноморского флота больше чем на месяц были парализованы восстанием в Норе. Но из-за плохого руководства экспедиционные войска оказались готовыми к выступлению только после подавления восстания, а сведения о нем дошли на континент только после того, как все уже было окончено7. Тогда осторожные голландские командиры отказались плыть, и со смертью Гоша, единственного французского генерала, понимавшего значение Ирландии, надежды на успешное вмешательство рухнули.

В течение двух лет ирландцы ждали помощи, и, когда выяснилось, что она оказана не будет, английские власти стали проводить политику, состоявшую в том, чтобы притеснениями спровоцировать крестьян на восстание, заранее обреченное на провал. В марте 1798 г, правительству удалось при помощи осведомителя захватить ряд руководителей; вся Ирландия была объявлена находящейся в состоянии мятежа, и было введено военное положение. «Объединенным ирландцам» предстояло сделать выбор: либо восстать без поддержки французов, либо быть по отдельности уничтоженными. Наконец восстание было назначено на 22 мая, но снова все карты были перепутаны вследствие ареста руководителей, в том числе лорда Эдуарда Фицджеральда. Кроме того, умело пущенные в ход методы террора и игры на классовых интересах отпугнули от восстания многих его сторонников, принадлежавших к крупной и средней буржуазии, так что, когда оно наконец началось, оно было, по существу, крестьянским восстанием.

На юге восстания проходили особенно успешно, главным образом в Уэксфорде и Уиклоу. На севере, под руководством протестантов, жители Антрима и Дауна выступили 7 июня. В обоих этих местах вначале даже удалось добиться некоторых успехов, но восстание было обречено на провал при любых обстоятельствах. После напряженного боя оно было подавлено с такой жестокостью, что страна была совершенно запугана. Когда французские войска в незначительном количестве все же высадились в августе, они увидели, что восстание уже ликвидировано; прежде чем французы могли добиться какой-либо помощи, их уже окружили и принудили сдаться. Вскоре после этого во время морского боя был захвачен Тон, в тюрьме он покончил с собой. В 1803 г. было подавлено также и второе восстание, которым руководил Роберт Эммет.

В то время как в Ирландии еще происходило восстание, Наполеон отправился в Египет. Поскольку его флот потерпел поражение в битве на Ниле (август 1798 г.), его войска были отрезаны от родины и попали в такое тяжелое положение, из которого никакие победы, по-видимому, не могли их выручить. Так как Наполеон не стоял больше на пути Питта, последнему удалось создать вторую коалицию в союзе с Россией и Австрией. Русская армия прогнала французов из Северной Италии, и неаполитанским Бурбонам удалось осуществить контрреволюционный переворот на Юге с помощью флота Нельсона. Осенью Наполеон пробрался обратно во Францию, бросив свою армию на произвол судьбы. Путем государственного переворота 18 брюмера (9 ноября) он сверг директорию и сделался первым консулом. Когда позднее он решил провозгласить себя императором, ничто фактически не изменилось, кроме названия. Война отныне окончательно вступила в свою вторую фазу.

Вначале средние и низшие классы завоеванных стран встречали французские армии как своих освободителей. Италии, Швейцарии, Рейнской области и Нидерландам эти армии принесли буржуазную революцию. В недавно опубликованной биографии Маркса типичное отношение к французам в Трире описывается следующим образом: «Жители Трира встретили французов с энтузиазмом. Революция освободила крестьян от оков феодализма; дала буржуазии такой административный и законодательный аппарат, который ей был необходим для дальнейшего развития; освободила интеллигенцию от опеки священников. Жители Трира танцевали вокруг «дерева свободы», точно так же как это делали жители Майнца. У них был собственный якобинский клуб. Много почтенных граждан в тридцатых годах с гордостью вспоминали свое якобинское прошлое».

Многое из того, что было сделано хорошего в те годы, сохранилось и на дальнейшее время, но все же вскоре население оккупированных стран обнаружило, что в лучшем случае ему предстоит довольствоваться второсортной революцией и что его интересы всегда приносятся в жертву интересам Франции. Ценой за освобождение были большие налоги и то, что их сыновей забирали для пополнения редеющих рядов французской армии. Войны были, или во всяком случае казались, необходимыми для сохранения внутренней устойчивости наполеоновского режима» Однако продолжать вести эти войны можно было только при условии усиления эксплоатации «освобожденных» территорий, причем чем более затяжной была война, тем больше территорий должно было быть «освобождено» и должно было подвергаться эксплоатации. Таким образом возникли неразрешимые противоречия. Кроме того, содержание своих сил за счет стран, в которых она находилась, практиковавшееся армией вначале по необходимости и в дальнейшем превратившееся в источник ее военной мощи, всегда было слабостью с политической точки зрения,

В конце концов те самые классы, которые приветствовали французов и политически выросли благодаря им, постепенно начали их чуждаться. Их история — это история Бетховена, который намеревался посвятить свою Героическую симфонию Наполеону, а затем передумал. Подорвав основы феодализма и покончив со странной апатией, являвшейся в Европе отличительной чертой XVIII в., французы вызвали к жизни буржуазный национализм, который неизбежно обратился против его творцов.

Однако в 1799 г. у Наполеона был впереди еще ряд лет, в течение которых ему предстояло одержать много побед. Расчеты с ним откладывались из-за несостоятельности монархий, через которых, пусть нехотя, вынужден был выряжать себя новый национализм. При помощи быстрой и блестящей кампании была вновь завоевана Италия и вторая коалиция была разгромлена при Маренго в самом конце 1800 г. Последующие годы, когда единственным противником Франции осталась Англия и почти не проводились никакие крупные сухопутные операции, были затрачены на составление кодекса Наполеона и на создание новой и эффективной гражданской службы. Амьенским мирным договором, который все подписавшие его рассматривали только как договор о перемирии, закончились военные действия на период от 1802 до 1803 г. По этому мирному договору Франция сохраняла свой контроль над Голландией и всем западным берегом Рейна.

Когда война возобновилась, союзниками Наполеона были Испания и Голландия. Французская армия расположилась лагерем в Булони, готовая двинуться на Англию в случае, если бы удалось сконцентрировать французский и испанский флоты для прикрытия переправы. Насколько серьезным был этот план, так и не удалось установить. В марте 1805 г. флот Тулона прорвал блокаду и, преследуемый Нельсоном, направился к Вест-Индии. Брестскому флоту не удалось выйти, и Тулонский флот лег на обратный курс с тем, чтобы присоединиться к испанцам в Кадиксе. В октябре оба флота были уничтожены при Трафальгаре.

Однако еще до битвы при Трафальгаре план нашествия на Англию был отброшен. Обещав неслыханные дотации Австрии и России, Питт сумел убедить их примкнуть к Третьей коалиции, и французская армия прошла через всю Европу, чтобы встретиться с новым врагом. Принято считать, что Трафальгар спас Англию от нашествия, но это не так; роль Трафальгара состояла в том, что он закрепил за Англией морское превосходство на весь остальной период войны.

За день до Трафальгара Наполеон разбил австрийскую армию при Ульме на Дунае. Вскоре после этого он вступил в Вену и 2 декабря разбил австрийцев и русских в битве при Аустерлице. Питт умер в январе, после чего страной стали управлять его приспешники Кастлри, Сидмаут, Илдон и Персиваль8 . Пробуждение национальных чувств в Германии заставило в октябре вступить в войну короля Пруссии, который, что очень характерно, отказался примкнуть к третьей коалиции, когда его вмешательство могло сыграть большую роль. При Иене он потерпел полное поражение. В течение шести лет ни с Австрией, ни с Пруссией не считались как с крупными европейскими державами, а после еще одного поражения, при Фридланде в 1807 г., заключил мир и русский царь. Наполеон теперь являлся властителем империи в которую входили Северная Италия, восточный берег Адриатического моря, вся территория на западном берегу Рейна, включая Голландию, и большие территории в Северной Германии от Кельна до Любека. Испания, Неаполь, Польша и вся Центральная и Южная Германия являлись в тот период вассальными государствами.

Армии Наполеона потерпели окончательное поражение в России и Испании, в этих двух наиболее отдаленных и менее всего развитых европейских державах. Ни в одной из них не было сильной буржуазии, которая облегчила победу французов в других странах. На некоторое время Наполеон и царь Александр объединились с тем, чтобы властвовать над Европой. Но Наполеон не собирался рассматривать Александра как равного, а последний отказывался играть второстепенную роль. После крушения всех остальных своих планов, направленных против Англии, Наполеон попытался нанести по ней удар, закрыв доступ на европейский материк для ее промышленных товаров. Англия ответила на это блокадой. Правда, ни то, ни другое полностью не проводилось в жизнь, но все же возникла такая напряженность отношений, которая привела к распаду союза Франции с Россией и другими европейскими странами.

Однако еще до этого Португалия, в течение столетия находившаяся под господством британского правительства, отказалась признать наполеоновскую «континентальную систему». Поэтому туда была послана французская армия с целью воспрепятствовать торговле между Португалией и Англией. Одновременно Наполеон попытался заменить свой косвенный контроль над Испанией непосредственным управлением ею, сделав своего брата Жозефа королем этой страны. Это привело к немедленному и всеобщему восстанию. Испанцы оказались самыми плохими солдатами регулярных армий и лучшими партизанами в Европе. Испанские армии терпели поражение, где бы только они ни показывались, но народная война продолжалась и заставляла Наполеона посылать в Испанию все большее и большее количество войск.

В 1808 г. сэр Артур Уэлсли, позднее герцог Веллингтон, был послан с небольшими силами на защиту Португалии. Он также должен был оказать помощь партизанам и способствовать углублению партизанского движения в Испании. В тот период французы располагали на полуострове силами примерно в 300 тыс. человек, но им редко удавалось направить больше одной пятой этого количества против Веллингтона, поскольку остальные войска были постоянно заняты проведением мелких операций по всей стране. Любая попытка сконцентрировать силы армии оставляла большие территории открытыми для действий партизан; это вынуждало французов одновременно вести войну как против регулярных войск, так и против партизан, а это было им не по силам. Подробности ведения кампании, затянувшейся на шесть лет, продвижения, отступления и отдельные бои не представляют для нас большого интереса. В 1811 г., когда Наполеон был вынужден забрать часть своих войск для авантюры в России, Веллингтону удалось перейти в наступление и шаг за шагом оттеснить французов с полуострова.

Армия численностью примерно в полмиллиона человек — поляки, итальянцы и немцы наряду с французами — была собрана Наполеоном в 1811 г. для нападения на Россию. Вступление «Великой армии» в Москву и ее паническое бегство оттуда привели к новым волнениям в Европе. Германия восстала против потерпевшего поражение императора, и теперь уже французам пришлось иметь дело не с наемными армиями королей, а с целыми нациями, восставшими с оружием в руках. Хотя Наполеону и удалось быстро собрать новую армию, почти столь же большую, как и армия, которую он потерял, все же он потерпел окончательное поражение при Лейпциге в октябре 1813 г. Несмотря на это, он отверг предложение заключить мир, по которому Рейн являлся бы его границей, и в апреле 1814 г. союзные войска вступили в Париж, власть Бурбонов была восстановлена, а Наполеон был сослан на Эльбу.

Представители Англии, России, Австрии и Пруссии на конгрессе в Вене занялись дележом добычи, которую принесла победа. Их переговоры были прерваны в 1815 г. неожиданным возвращением Наполеона во Францию и «ста днями», закончившимися его поражением при Ватерлоо.

Достигнутое наконец на конгрессе в Вене соглашение в основном сводилось к восстановлению деспотизма и к торжеству принципа, носившего название «легитимизм». Пренебрегать этим принципом разрешалось только в том случае, если он противоречил интересам Австрии, России или Пруссии; таким образом, более сильные соседи присвоили или расчленили Польшу, Венецию, Саксонию и другие мелкие государства.

К революции начали относиться столь же враждебно, как и к самой Франции; победа реакции была закреплена заключением «Священного союза», которым предусматривалось, что Австрия, Россия и Пруссия должны оказывать друг другу помощь в борьбе с поднимающейся демократией, внушавшей им ужас. «Священный союз» был призван легализовать международную реакцию против восстаний в Италии, Германии и в других странах9. Но ни Меттерниху, ни Александру не удалось вернуть Европу к ее прежнему блаженному состоянию полной апатии; они смогли только ненадолго задержать процесс, начало которому положила революция; «Священный союз» распался после восстаний 1830 г.

Во Франции возвращение к власти Бурбонов не означало восстановления привилегий для аристократов в деревне или отмены кодекса Наполеона. В Германии, хотя власть Пруссии распространилась на Рейнские земли, сохранились многие социальные сдвиги, являвшиеся результатом французской оккупации. Мелкие разрозненные германские государства были объединены в Германскую конфедерацию, в которую вошли также Австрия и Пруссия и которой суждено было стать ареной борьбы этих двух государств за гегемонию в Центральной Европе.

Англия получила свою долю награбленного, главным образом за пределами Европы. Путем приобретения ряда важных стратегических пунктов: Мальты, острова Маврикия, Цейлона, Гельголанда и мыса Доброй Надежды был заложен фундамент для значительного расширения империи. В тот период все население там состояло только из небольшого числа голландских фермеров, и этот пункт ценился исключительно как место стоянки на пути в Индию. Британская буржуазия вышла из войны полная решимости добиться мировой монополии для товаров, производимых ее фабриками, и положить начало периоду неслыханного ранее развития. Однако сразу же после наступления мира начался острый политический и экономический кризис.




6 Необходимо подчеркнуть, что все войны с Францией Англия вела чужими руками.— Прим. ред.
7 Восстание в Норе явилось продолжением успешного восстания в Спитхеде, которое произошло на год раньше. Оба эти восстания не носили ярко выраженного политического характера, но в обоих случаях причины, их породившие, были одинаковы: низкая заработная плата, несвоевременная выплата ее, плохая пища и жестокое обращение во флоте. Однако многие матросы-ирландцы рассчитывали и на то, что это восстание поможет их делу.
8 Характеристика некоторых из этих джентльменов дана Шелли в его произведении «Маска анархии». Это поэма, которую он написал под впечатлением бойни в Питерлоо.
9 Мортон совершает ошибку, забывая о крайне реакционной роли Англии в Европе, как в период наполеоновских войн, так и после них. Правда, она проводила свою реакционную политику самостоятельно, вступала иногда в противоречие со «Священным союзом», но тем не менее она активно боролась со всякого рода освободительными движениями.— Прим. ред.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 5421


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы