3. Тред-юнионизм «нового Типа». А. Л. Мортон.История Англии.

А. Л. Мортон.   История Англии



3. Тред-юнионизм «нового Типа»



загрузка...

Даже до того как старый революционный тред-юнионизм нашел свое воплощение в Великом национальном союзе и в «священном месяце» 1842 г., уже имелись признаки зарождения нового вида организации» После 1848 г., когда исчезли надежды на решительные политические победы, быстро вырос тред-юнионизм «нового типа». Он строился на фундаменте не таком обширном, но более прочном. От попыток создать союз рабочих разных профессий отказались, после того как потерпела крах Национальная ассоциация рабочих всех профессий (1845—1850), Между Национальной ассоциацией и союзом нового типа было значительное различие. Национальная ассоциация скорее носила характер федеративной организации, к которой были прикреплены небольшие местные союзы. Она всегда придерживалась политики осторожных действий и всячески избегала стачек.

Тред-юнионизм нового типа не был основан на союзах рабочих разных профессий; это были союзы рабочих одной профессии. Эти союзы были национальными организациями, и почти всегда члены их были квалифицированными рабочими. Союзы эти отражали политические убеждения и взгляды квалифицированных ремесленников, давно уже имевших свои местные союзы и клубы. Ловетт и чартисты, принадлежавшие к партии моральной силы, пополняли ряды своих приверженцев из числа членов этих союзов.

Уже в 1835 г. Комитет лондонских наборщиков следующим образом характеризовал их действия:

«К несчастью, почти все организованные до сего времени профсоюзы добивались успеха путем обмана и насилия... пусть наборщики Лондона подадут ремесленникам Англии более светлый и лучший пример; давайте отбросим помощь, которую надо получать хитростью и грубой силой, и, когда мы ведем борьбу с нашими противниками, давайте будем применять только неотразимое оружие правды и разума».

Считалось, что заработная плата, стоимость рабочей силы, подвергается влиянию только закона спроса и предложения. В 1849 г. рабочие, занятые в промышленности, обрабатывающей горный хрусталь, заявили, что «нехватка рабочей силы является одним из основных принципов... все сводится просто к спросу и предложению». Та же мысль еще более ясно выражена в любимом изречении Томми Рамзея, основателя профосоюзов среди дургамских шахтеров:

«Объединяйтесь в партии и улучшайте условия своего существования. Когда в продаже мало яиц, они дорого стоят. Когда рабочих мало, тогда они дорого стоят».

В результате появилась новая тенденция: к забастовкам начали относиться неодобрительно, им на смену пришли попытки регулировать приток рабочей силы, причем осуществлялось это следующим образом: количество учеников сокращалось, сверхурочную работу разрешали очень неохотно, в отдельных случаях даже субсидировали эмиграцию. Характерный лозунг того времени был: «Помни правило и не допускай парней к работе».

Таковы были основные принципы, которых придерживались национальные союзы около 1850 г. Не принимая, в число своих членов посторонних и строго охраняя свой состав, они обслуживали рабочую аристократию, мало интересующуюся массами, не входящими в их ряды7; но среди своих членов они создали такую солидарность, которая дала возможность союзам переносить тяжелейшие поражения так, что число их членов почти не уменьшалось. Они внесли в движение английского рабочего класса методы деловых операций и внимательное отношение к скучным деталям организации, без которых нельзя было добиться длительных успехов. Они впервые сделали тред-юнионизм привычной и неотъемлемой частью, повседневной жизни тысяч рабочих.

Члены этих новых союзов платили большие взносы, часто шиллинг в неделю или даже больше, и на них возлагали выполнение всевозможных обязанностей, помимо того, что они должны были участвовать в разрешении конфликтов между членами своего союза и предпринимателями. Союзы обычно выдавали пособия по болезни, на похороны и в связи с безработицей. Самая серьезная опасность заключалась в том, что союзы могли превратиться просто в общества взаимопомощи, которые могут забыть о своем основном назначении и проводить политику, осторожную до трусости. И действительно, много союзов нового типа пошли по этому пути, что привело к возникновению совершенно другого вида тред-юнионизма в восьмидесятых и девяностых годах. Другим и более полезным видом деятельности была помощь, оказываемая членам союза в самообразовании; уже в 1840 г. это способствовало развитию важного и ценного движения рабочего класса за самообразование.

Вначале большая часть организационной работы выполнялась отдельными энтузиастами, которые посвящали ей свое свободное время, или сочувствующими этим союзам представителями буржуазии вроде Оуэна. В дальнейшем понадобились уже служащие, специализировавшиеся на такой работе, которые бы занимались ею в течение полного рабочего дня. В этом тоже были свои опасности, но ни одна постоянная организация национального масштаба не могла без этого обойтись.

Первым союзом нового типа было Объединенное общество механиков, основанное в 1851 г. в связи со слиянием ряда обществ ремесленников, наиболее мощным из которых было Товарищеское общество подмастерьев и мастеров машиностроительных и котельных заводов. Это объединенное общество механиков явилось образцом, по которому создавались также и другие ремесленные союзы. Общее число его членов в 11 тыс. кажется незначительным по сравнению с полумиллионом Великого национального союза или с десятками тысяч, которые вливались в различные эфемерные организации рабочих хлопчатобумажной промышленности и шахтеров. Но это был постоянный контингент, который платил членские взносы, дававшие обществу неслыханный доход в 500 фунтов стерлингов в неделю. Самыми мощными из других союзов в то время были союзы литейщиков и каменщиков; каждый из них насчитывал от четырех до пяти тысяч членов.

Различие между старыми и новыми союзами быстро проявилось во время трехмесячной борьбы, начавшейся в январе 1852 г. по вопросу о сверхурочной работе. Предприниматели пытались уничтожить Объединенное общество механиков старым методом, состоявшим в отказе от работы всем рабочим, не соглашающимся подписать «документ», предписывающий им выход из союза. Такие методы были успешны при массовом увольнении рабочих в Дерби и во многих других случаях. Теперь, однако, они ни к чему не привели, и, несмотря на то что Объединенное общество механиков потерпело поражение, все же оно окончило борьбу с потерей только 2 тыс. членов. За три последующих года его положение более чем восстановилось.

В последующие десять лет пример механиков был широко использован. Рабочие хлопчатобумажных фабрик Ланкашира создали постоянную организацию в 1852 г.; число членов союза каменщиков и литейщиков удвоилось; Объединенное общество плотников, основанное в 1860 г., скоро заняло по численности членов и влиянию второе место после общества механиков. Создание союза плотников явилось непосредственным результатом упорной забастовки в Лондоне в 1859 г., убедившей рабочих в необходимости иметь организацию более мощного типа.

Около 1860 г. у этих союзов появилось неофициальное центральное руководство, известное под названием «джунты». Оно состояло из должностных лиц, основным местом деятельности которых был Лондон; работа приводила их к беспрерывному общению друг с другом, и у них были общие взгляды на профсоюзные и политические вопросы. Основное тесное ядро состояло из Дллена и Эплгарта от союза механиков и плотников, Гайла — от литейщиков и Каулсона — от каменщиков. Пятым членом был Джордж Оджер. Он принадлежал только к небольшому союзу квалифицированных сапожников, но играл важную роль в качестве секретаря Совета лондонских союзов благодаря своему влиянию в радикальных кругах. Его политические взгляды принимались всей группой, и он выступал в случае необходимости от ее имени перед широкой публикой.

С самого начала джунта интересовалась вопросами политики, но она разрешала политические вопросы не так, как это делали чартисты. Члены джунты не собирались возглавлять самостоятельное классовое движение, а использовали свое влияние в профсоюзных кругах с целью оказать давление на существующие партии. Они участвовали в агитации за реформу в 1866—1867 гг. и сыграли положительную роль при проведении кампании против таких злоупотреблений, например, как закон о «хозяине и слуге». Они придерживались взглядов более левых, чем либеральная партия, но довольно часто скатывались к явному оппортунизму из-за отсутствия у них четко сформулированной политической философии. Таким образом, они считали для себя вполне возможным то сотрудничать в течение одного периода с европейскими революционерами в Исполнительном комитете Первого Интернационала, то сотрудничать с Брайтом и либералами. С. и Б. Веббы говорили, что их политика в отношении промышленности «ограничивалась тем, чтобы обеспечить для каждого рабочего такие условия, на которые лучшие предприниматели добровольно соглашаются сами».

Но несмотря на это и хотя они были «одержимы манией компромиссов и жаждой респектабельности», в основном это были честные и способные люди с подлинным организаторским талантом.

Профсоюзное движение никогда бы не приняло своих широких масштабов без их незаметных трудов, так же как если бы в дальнейшем их методы не были преодолены, а их доктрины отвергнуты.

Даже когда влияние джунты было наиболее велико, ее политика неоднократно оспаривалась. Организации большого количества рабочих, особенно на Севере, а также организации шахтеров и текстильщиков, не строились по новому типу. В этих отраслях промышленности настроение рабочих часто было очень воинственным, состав членов организаций менялся. Именно эти организации, бросившие вызов влиянию джунты, имеющей главную базу в Лондоне, сделали первые шаги по пути создания национальной организации, из которой впоследствии вырос конгресс тред-юнионов. В этой борьбе северяне получили неоценимую поддержку от Джорджа Поттера, редактора «Бихайв», наиболее влиятельной газеты профсоюзов того периода. Организация Поттера, Ассоциация лондонских рабочих, созвала конференцию союзов в Лондоне в 1867 г. На этой конференции были широко представлены разные союзы, хотя она и подверглась бойкоту со стороны джунты. Этот бойкот продолжался до 1872 г., несмотря на то, что за этот период состоялись еще три национальные конференции. В этом году, однако, джунта решила предпринять активные действия и, договорившись с Александром Макдональдом, руководителем Национального союза шахтеров и другими лицами, принадлежавшими к правому крылу в северных союзах, она сумела устранить своего старого противника Поттера и добиться контроля над движением.

Невозможно точно указать, какая именно из этих конференций явилась «первым» конгрессом профсоюзов. Важно то, что как и многие другие организации рабочего класса, конгресс профсоюзов возник вследствие практической необходимости, причем в данном случае это была необходимость организоваться с тем» чтобы выступить против враждебного законодательства и добиться законодательства, полезного для тред-юнионизма. В частности, конгресс провел организованное сопротивление попытке применить законы о конспирации для того, чтобы раз и навсегда положить конец легальной деятельности профсоюзов. Эта угроза привела к волнениям, в результате которых удалось добиться надежного легального положения союзов. Во время всеобщих выборов 1874 г. лидеры профсоюзов впервые выступили в качестве кандидатов независимо от партий либералов и тори, хотя сами они были еще только радикалами. Это подводит нас к новой фазе. Союзы нового типа сами становились устаревшими, и нужен был новый «новый юнионизм» им на смену. Эпоха монополии, во время которой выросли почтенные ремесленные союзы, приближалась к концу, и увеличившаяся нищета миллионов людей, забота о которых не входила в круг их деятельности, требовала к себе внимания. Результат этих изменений будет описан позднее, но сейчас необходимо рассмотреть ряд явлений, соответствующих тем, которые привели к возникновению союзов нового типа, в другой области движения — в области кооперативных обществ.

Первые кооперативы представляли собой в основном попытки групп рабочих бороться с монополией мельников и обеспечить членов своего кооператива дешевой мукой. Таковы были в 1795 г. Гулльское общество борьбы с мельниками и в 1817 г. Девонпортский мельничный союз. Затем поднялась волна революционного утопизма Оуэна, когда считали, что кооперативам предстоит мирным путем вытеснить капитализм. В 1829 г. цели Брайтонского общества описывались следующим образом: «Они покупали nq оптовым ценам товары, которые они обычно ежедневно потребляли, добавляя разницу или прибыль к общему капиталу (основным правилом этих обществ было — никогда не делить основной капитал, а накапливать его до того времени, пока он станет настолько крупным, что можно будет обеспечить работой всех безработных членов общества и оплачивать ее из этого капитала)».

Обычно эти общества стремились организовать кооперативные общины, подобные общине, организованной Оуэном в Орбистоне в Шотландии. На протяжении тридцатых годов создавались и затем исчезали десятки таких обществ.

Кооператив нового типа был создан впервые в Рочдейле; в 1844 г. он начал выплачивать дивиденды за сделанные покупки. Кооперативное движение постепенно отбрасывало свой утопизм (хотя следы его все еще сказываются в путаном термине, которым иногда пользуются некоторые сторонники кооперативов, когда они говорят о «кооперативной республике»). Кооперативные общества начали успешно организовываться как чисто деловые предприятия, продающие товары своим членам по существующим ценам и распределяющие прибыль в виде дивиденда. В шестидесятых годах было создано Кооперативное общество оптовой торговли; оно поставляло товары обществам, торгующим в розницу, и в следующее десятилетие оно приступило к производству товаров на своих собственных предприятиях. С этого времени прогресс движения, с точки зрения торговли, был быстрым и почти беспрерывным. Благодаря этим обществам тысячи рабочих научились организовывать и управлять крупными деловыми предприятиями и наглядно показали, что этой способностью обладает отнюдь не только класс капиталистов8.




7 Однако в ряде случаев они оказали щедрую помощь союзам, располагающим меньшими средствами, когда те вели борьбу.
8 Рабочие кооперативы в Англии принесли большую пользу капиталистам как одна из отдушин, в которые они направляли боевую энергию рабочего класса. Кооперативы использовались лидерами британских профсоюзов как одно из средств отвлечения рабочих от классовой борьбы против буржуазии.— Прим. ред.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3018


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы