5. Война за землю и за национальную независимость в Ирландии. А. Л. Мортон.История Англии.

А. Л. Мортон.   История Англии



5. Война за землю и за национальную независимость в Ирландии



загрузка...

Акт об унии 1801 г. явился естественным следствием подавления восстания объединенных ирландцев16. Хотя ирландский парламент в Дублине и был продажным и непредставительным, все же это был потенциальный центр, вокруг которого могли сплотиться революционные национальные силы, и поэтому следовало его уничтожить. Питт поручил осуществить эту вполне подходящую для него задачу Кастлри. Была проведена кампания, вовремя которой миллион фунтов стерлингов был истрачен на взятки, чтобы купить большинство. Это оказалось достаточно убедительным для протестантских джентльменов, из которых состоял ирландский парламент в тот период, чтобы проголосовать за уничтожение собственного существования. Обещание, что вслед за актом о запрещении союзов последует отмена законов против католиков, выполнено не было.

Вместо этого акт об унии сопровождался рядом актов о принуждении, направленных на подавление беспрерывных крестьянских восстаний, вызванных непосильным бременем арендной платы, десятины и налогов. Крестьяне объединялись в тайные организации, такие как «Уайтбойс» и «Рибонмен», вели партизанскую войну; особенно трудно было собирать с них десятину, что осуществлялось только с помощью штыков. Часто происходили стычки, подобные стычке у Раткормака, во время которой было убито 12 человек. Никакие репрессии не могли подавить эти волнения, вызванные предельной нищетой народа. Но то, чего не смогли сделать английские штыки, было выполнено ирландским высшим классом под руководством Даниэля О'Коннела.

Джон Митчел говорил, что «злейшим врагом Ирландии, после Англии, был О'Коннел». Он вмешался в стихийно вспыхнувшие аграрные волнения, захватил руководство и превратил их в орудие усиления политической власти буржуазии. С помощью священников он создал Католическую ассоциацию, которая вскоре приобрела неограниченную власть над крестьянством. Все силы ассоциации были направлены на то, чтобы добиться «эмансипации католиков», под которой О'Коннел подразумевал право помещиков-католиков на избрание в члены Вестминстерского парламента.

В 1829 г. он добился этой цели; но в то же время был отменен имущественный ценз в 40 шиллингов, и количество избирателей в Ирландии снизилось с 200 тыс. до 26 тыс. Это лишение избирательного права мелких держателей устранило одно из главных препятствий к сгону их с земли; раньше лендлорд был заинтересован в мелких арендаторах, так как его политическое положение зависело от количества голосов, а голосами своих арендаторов он мог распоряжаться по своему усмотрению. Теперь же, когда мелких арендаторов лишали права голоса, они стали не нужны лендлорду. После своей победы О'Коннел начал агитацию за ликвидацию союза, но предусмотрительно проводил ее в рамках, которые предотвращали какое-либо активное выступление масс.

Ирландия была важна для английских правящих классов только как источник получения дешевых пищевых продуктов: на протяжении последних ста пятидесяти лет, вне зависимости от того, какую бы форму ни принимала эксплоатация, это всегда лежало в ее основе. С развитием мануфактур в Англии Ирландия превратилась в зернопроизводящую страну. Когда во время наполеоновских войн цены были очень высоки, арендная плата невероятно возросла и сильно развилась субаренда держаний. После войны, согласно хлебным законам, Ирландия была единственным местом, из которого можно было свободно экспортировать зерно в Англию, и хотя цены упали, барыши землевладельцев почти не уменьшались: падение цен означало только, что крестьяне для выплаты арендной платы должны были производить больше пшеницы. Сгон с земли был очень частым явлением, а значительный рост населения облегчал возможность нахождения новых арендаторов, как бы чудовищно велика ни была арендная плата.

В 1835 г. цифры, опубликованные в отчете «Ирландской комиссии по проведению закона о бедных», показали, что общая стоимость ирландской сельскохозяйственной продукции составляет 36 млн. ф. ст. Из этой суммы 10 млн. ф. ст. расходовалось на арендную плату, 20 млн. ф. ст. — на налоги, десятины и барыши посредников и купцов, а меньше 6 млн ф. ст. оставалось непосредственным производителям, мелким держателям земли и сельскохозяйственным рабочим. Крестьянин выращивал пшеницу для выплаты арендной платы, а картофель — для того, чтобы прокормить себя и свою семью. Таковы факты, лежащие в основе «великого голода», царившего с 1845 по 1850 г.

Работы прежних историков грубо искажали факты, связанные с этим голодом. По существу, голода в обычном понимании этого слова не было. Был только неурожай на одну культуру: картофель. В то время была даже широко распространена поговорка: «Провидение погубило картофель, а Англия создала голод». В 1847 г., когда сотни тысяч людей умирали с голоду и от голодного тифа, под охраной английских войск из страны фактически было вывезено пищевых продуктов на сумму 17 млрд. ф. ст. Полтора миллиона людей, погибших в течение этих лет, умерли не от голода, а были убиты арендной платой и прибылями предпринимателей.

Лучшие руководители Движения молодой Ирландии, пришедшего на смену ассоциации О'Коннела, являлись сторонниками насильственного захвата земли и отказа от уплаты арендной платы или десятины. Так же как Тоун искал союзника в революционной Франции, Джон Митчел и Джеймс Финтан Лейлор хотели организовать совместное с английскими чартистами восстание. Но это восстание не состоялось из-за ареста Митчела и Лейлора, а лендлорд Смит О'Брайен, в чьи руки перешло руководство, был не таким человеком, который должен был возглавлять аграрное движение, направленное против его собственного класса. Он и его друзья не могли воспрепятствовать восстанию, но они были достаточно сильны для того, чтобы локализовать его и обречь его на провал. Возможно, что частично причиной этого провала в 1848 г. являлось также и то состояние физической слабости, до которого голод довел людей.

Следующее поколение влачило нищенское существование; это было время массового сгона с земли и эмиграции в США и Канаду. После отмены хлебных законов ирландская пшеница перестала быть монополистом на английском рынке, и посевы пшеницы стали вытесняться скотоводством. Население уменьшилось с 8170 тыс. 3 1841 г. до 4700 тыс. в 1891 г., но за тот же период посевная площадь зерна снизилась с 1,2 млн. до 600 тыс. га. Небольшие земельные участки «очистились» от их держателей и были слиты в крупные фермы, где поля использовались в качестве пастбищ для скота; в результате, несмотря на уменьшение населения, плотность крестьянского населения на земле, находящейся в его распоряжении, не уменьшилась.

В этот же период происходило вытеснение продукции ручных прядильщиков и ткачей машинными товарами, изготовленными в Ланкашире, то есть происходил процесс, закончившийся в Англии на целое поколение раньше. Между 1841 и 1881 гг. число рабочих, занятых в текстильной промышленности, снизилось с 696 тыс. до 130 тыс. Ирландская промышленность оставалась отсталой повсюду, кроме района Бельфаста, где имелось кораблестроение и производство полотна, осуществлявшиеся почти исключительно с помощью английского капитала. Именно по этой причине влиятельные слои английского правящего класса всегда решительно препятствовали распространению гомруля на этот район.

Начавшиеся затем крупные движения фениев и Земельной лиги были направлены против сгона крестьян с земли. Общество фениев было создано в Килкенни в 1857 г., но оно вдохновлялось группой революционных эмигрантов из Парижа, руководимой Джемсом Стивенсом, который, как говорят, был в контакте с тайной организацией Бланки и с европейскими коммунистами. Это общество оставалось малозначащим до окончания гражданской войны в Америке, в которой участвовали и отличились тысячи ирландских эмигрантов. После войны многие из этих старых солдат готовы были послужить Ирландии своим военным опытом. Фении быстро окрепли, и их лидеры установили тесный контакт с Первым Интернационалом, членами которого некоторые из них, по-видимому, были17. Но снова планы восстания были выданы английскому правительству, и руководители фениев были арестованы. Без них восстание потерпело неудачу и было быстро подавлено в момент высшего подъема в 1867 г.

Фении были организацией политической, черпавшей силу в аграрном недовольстве. Земельная лига была основана в 1879 г. для защиты экономических интересов крестьян, и только постепенно она втягивалась в политическую деятельность. Она придерживалась тактики борьбы со сгоном с земли при помощи бойкота, и ее члены обязались:

«Никогда не претендовать, не брать и не арендовать ферму, с которой был согнан наш сосед за неуплату незаконно взимаемой с него ренты; никогда не участвовать в севе и не получать прибыли с урожая на такой ферме и считать человека, делающего это, врагом общества». Вскоре это движение разрослось в общенациональное сопротивление лендлордам и правительству.

Тесно связанной с борьбой Земельной лиги была борьба за политическое самоуправление. Партия гомруля создалась в 1872 г. и одержала победу на всеобщих выборах в 1874 г. На следующий год в парламент от графства Мит был избран Парнелл; вскоре он стал признанным вождем партии. Несмотря на то что Парнелл был помещиком, он остро реагировал на зло, причиняемое Ирландии, и твердо решил покончить с ним любой ценой. В Земельной лиге он скоро увидел средство объединить борьбу за землю с борьбой за национальную независимость; для этого он вошел в тесный контакт с вождем лиги Майклом Девиттом; правда, представляется мало вероятным, что он когда-либо разделял убеждения Девитта в том, что война за землю может послужить переходной стадией к вооруженному восстанию. Голод 1879 г., сопутствующая ему нищета и массовый сгон с земли сделали Парнелла и Девитта неоспоримыми руководителями общенациональной политической и экономической борьбы. Любая угроза по отношению к ним со стороны католического духовенства, терроризированных помещиков или даже «умеренных» из их собственной партии только укрепляла веру в них со стороны крестьянства, видевшего в них единственную силу, которая могла спасти их от гибели.

К этому времени правительство сильно встревожилось, и в 1881 г. Гладстон издал свой «Акт о принуждении», дававший право арестовывать и держать в заключении без суда каждого, кого подозревали в оказании поддержки Земельной лиге. Девитт и большинство руководителей лиги были арестованы, а вскоре к ним в Килмангеймскую тюрьму отправили также и Парнелла. Поввились внешние признаки начала упадка движения. С одной стороны, часть крестьянства была удовлетворена уступками, закреплявшимися Земельным актом 1881 г.; с другой стороны, массовая борьба, лишенная теперь какого-либо централизованного руководства, начала, по-видимому, проявляться в актах индивидуального террора. Правильно или неправильно, но Парнелл пришел к выводу, что настало время отступать; пока он находился в Килмангейме, он договорился с правительством, что насилия и правонарушения будут прекращены, правительство же за это обещало амнистию и введение нового законодательства, которое должно было положить конец сгону с земли.

Парнелл был освобожден в мае 1882 г. Несколькими днями позже все значение договоренности с правительством было сведено на-нет, когда новый министр по делам Ирландии лорд Фридрих Кавендиш, прибывший в Дублин, был убит в парке Феникс. Парнелл никогда не верил в методы террора, и теперь направил всю свою энергию на проведение кампании за гомруль, то есть за то, чтобы ирландцы получили право на самоуправление в рамках империи. Будучи великим знатоком парламентской тактики, он сумел создать исключительно дисциплинированную группу членов парламента — националистов. В своих действиях он руководствовался предположением, что такая группа окажется достаточно сильной, чтобы привлечь к себе серьезное внимание, а по временам, когда либералы и тори будут располагать равным количеством голосов, эта группа сумеет лавировать и добиться больших уступок в награду за поддержку, оказываемую этим партиям. Пока партия находилась под его руководством, эта тактика действительно была успешной; но в дальнейшем в партии произошел раскол, и Парнелл был отстранен от руководства в результате беспринципного сговора между католической церковью, ленд-лордами и английскими империалистами, что привело Ирландскую националистическую партию к еще большему оппортунизму: дело дошло до того, что в 1914 г. лидер партии Джон Редмонд в палате общин заверил английское правительство, что в случае войны Ирландия окажет ему поддержку. Это обещание оказалось смертным приговором для партии Парнелла.

Земельный акт 1881 г. был умно рассчитанным ударом по Земельной лиге. Согласно этому акту, организовывались специальные трибуналы для установления арендной платы на пятнадцатилетний срок; в течение которого фермеры не должны сгоняться с земли. Этот акт был направлен на спасение лендлордов от разорения, которым грозила им война за землю, а также на то, чтобы сорвать агитацию лиги. В этом отношении акт оказался очень успешным, так как крестьяне готовы были ухватиться за любую надежду на спасение от сгона с земли.

За этим актом последовал ряд актов о покупке земли; эти акты давали арендаторам право покупать свои фермы в рассрочку, производя ежегодные выплаты за них. Это обеспечивало лендлордам меньший, но верный доход, поскольку они получали у государства заем, а крестьяне, по существу, выплачивали проценты за этот заем, вместо арендной платы, которую, если бы Земельная лига продолжала свою деятельность, они, вероятнее всего, могли бы совсем не выплачивать. Т. П. О'Коннор, который был в ту пору совсем молодым революционером, выразил цель этого законодательства в следующих словах: «Гладстон проводил политику фиксирования отношений между лендлордом и арендатором; лига придерживалась политики, состоявшей в том, чтобы разорвать связь между ними и похоронить лендлордизм под обломками этой связи».

Наконец в 1886 г. Гладстон попытался покончить с национальным движением биллем о гомруле. Но он потерпел поражение из-за возмущения открыто империалистической группы либеральной партии, возглавляемой бирмингамским политиком Джозефом Чемберленом; вновь начался период открытого применения силы под влиянием философа тори Бальфура. Второй билль о гомруле был отклонен палатой лордов в 1893 г.

Вся история Ирландии, с восстания добровольцев в 1778 г. до сегодняшнего дня, сводится к трагической беспрерывной борьбе крестьян и рабочих за освобождение от английской эксплоатаций и постоянному предательству со стороны руководителей этой борьбы, принадлежавших к высшим и средним классам. Предательство этих людей в основном объясняется тем, что борьба эта, естественно, постепенно перерастала из борьбы против иностранных эксплоататоров в борьбу против эксплоататоров в самой Ирландии. Ирландские лендлорды, получавшие огромную арендную плату с крестьян, которую они тратили и инвестировали главным образом в Англии, всегда были более враждебно настроены по отношению к своим собственным арендаторам, чем к английским.

Объединенные ирландцы в своем манифесте 1791 г. заявили: «Когда на авансцену выходит аристократия, народ отступает; когда выходит вперед народ, аристократия, боясь остаться позади, втирается в наши ряды и превращается в трусливых лидеров или попутчиков, склонных к предательству». Для того чтобы выйти из положения, необходимо и теперь, как и тогда, ответить на вопрос: «Какому классу надлежит руководить борьбой за национальное освобождение?».




16 См. стр. 297.
17 Энгельс, живший в это время в Манчестере, крупном центре ирландской эмиграции, всегда находился в контакте с движением фениев.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2837


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы