2. Канада и Австралия. А. Л. Мортон.История Англии.

А. Л. Мортон.   История Англии



2. Канада и Австралия



загрузка...

Характер развития как Канады, так и Австралии определился главным образом их географическим положением и особенностями. Вряд ли вообще можно говорить о Канаде как о географической единице. Она является продолжением США на севере и представляет собой полосу плодородной земли, обладающей свойствами территории США, лежащей южнее ее; постепенно и незаметно она переходит в холодную арктическую пустыню. За единичным исключением все ее связи с внешним миром проходят через США, а не через моря на востоке или западе.

Исключением, о котором мы говорим, является река Св. Лаврентия, но она имела решающее значение, поскольку в то время, когда американские колонии завоевывали свою независимость бассейн этой реки был единственным населенным районом, а на западе и в центре континента находились только кочующие индейцы. В это время жителями Канады были французские поселенцы, которые вечно вели войну со своими южными соседями. Поэтому, когда в Соединенных Штатах началось восстание, Канада осталась английской колонией и обе страны расширялись в западном направлении, причем их развитие шло по параллельным и не зависимым друг от друга путям.

После войны за независимость в США примерно 40 тыс. лойялистов империи, поддерживавших Англию и желавших остаться под английским управлением, перешли через границу в Канаду. Некоторые из них направились в прибрежные провинции: Новую Шотландию и Новый Брауншвейг, а другие — к Онтарио, севернее Великих Озер. Таким образом французы, хотя их и было большинство, оказались окруженными. В административных целях Канада была разделена на две провинции—Верхнюю Канаду, по преимуществу английскую, и Нижнюю Канаду, или Квебек, главным образом французскую.

На протяжении последующих тридцати лет происходил беспрерывный приток иммигрантов из Англии, и население быстро увеличивалось. Но управление осуществлялось бюрократическим, бездеятельным министерством колоний, находившимся очень далеко, на Даунинг-стрите. Лорд Дургам в своем отчете в 1839 г. против своей воли дал яркую картину контраста между развитием Канады и США:

«На британской стороне, за исключением только нескольких мест, где наблюдается некоторое приближение к американскому процветанию, все кажется пустынным и заброшенным. Старинный город Монреаль, который является естественным коммерческим центром Канады, не выдерживает никакого сравнения с только что возникшим Буффало. Редкое население, бедное и непредприимчивое, хотя трудолюбивое и усердное, едва добывающее себе средства к существованию на плохо обрабатываемой земле и, по-видимому, неспособное улучшить свое положение, представляет резкий контраст по отношению к своим предприимчивым и преуспевающим соседям, живущим на американской стороне».

В 1837 г. произошли восстания французских и английских колонистов. Два восстания были совершенно независимы друг от друга, но оба они были результатом плохого управления Даунинг-стрита. Восстание в Верхней Канаде было частично антиклерикальным, причем одной из главных причин для возмущения послужило отчуждение большого количества лучшей земли для передачи ее церкви, которая не пользовалась популярностью и к которой принадлежало очень небольшое количество поселенцев. Оба восстания были вскоре подавлены, но они причинили много беспокойства британскому правительству, боявшемуся, что Канада собирается пойти по пути Соединенных Штатов. Результатом явилось создание комиссии с участием Дур гама и отчет, в котором рекомендовалось предоставить Канаде самоуправление на правах доминиона. Одновременно политическая власть была передана в руки английских поселенцев; для этого провинции Верхней и Нижней Канады были объединены, и французы, составлявшие большинство в Нижней Канаде, оказались в меньшинстве в объединенной провинции.

С течением времени наиболее важной продукцией Канады становилась пшеница. Районы, ее производящие, лежали глубоко в центре страны, и они могли должным образом развиваться только как часть крупного американского пшеничного пояса, северный край которого они составляли, или же в результате постройки восточно-западной железной дороги, которая соединила бы центральные провинции с Атлантическим океаном. В первой из этих двух возможностей крылась опасность слишком тесной связи Канады с Соединенными Штатами. Кроме того, в 1871 г. новая провинция, Британская Колумбия, согласилась примкнуть к доминиону только при условии постройки вышеуказанной железной дороги в течение десяти лет. Таким образом канадская Тихоокеанская железная дорога была по крайней мере столь же политическим, сколь и экономическим предприятием. Она явилась единственным способом искусственно объединить широко раскинувшиеся поселения и помешать поглощению их Соединенными Штатами.

В течение нескольких лет строительство железной дороги откладывалось из-за скандалов, явившихся результатом взяточничества и бездеятельности, которые привели к отставке двух правительств. Эта дорога, пожалуй, сыграла ту политическую роль, для которой она предназначалась, но зато потребовались беспрерывные субсидии для возмещения убытков от ее эксплоатации. Открытие Панамского канала уменьшило экономическое значение этой дороги, так как теперь уже стало выгоднее посылать многие товары из Британской Колумбии в Англию водой, а не по суше с восточного побережья. За последние годы наиболее разительным фактом в истории Канады было постоянное проникновение в эту страну американского капитала, который намного превышает там теперь английский капитал. С другой стороны, Англия остается наиболее важным рынком сбыта для канадских товаров, в число которых теперь помимо пшеницы входят: рыба, меха, лесоматериалы и древесина, служащая для изготовления бумаги, причем древесина в связи с ростом газетной промышленности приобрела особо большое значение.

В отличие от Канады Австралия находится на краю мира, вдали от всех главных торговых путей. В связи с этим она была последним из открытых материков, и позже всех развивалась; ее развитие шло очень медленно до той поры, пока она сама по себе не приобрела достаточного значения, чтобы явиться конечным пунктом регулярных торговых маршрутов в Старый Свет и обратно. Вначале, когда Австралия использовалась как место ссылки каторжников, ее изолированность не являлась помехой. Между 1786 и 1840 гг. тысячи самых отвратительных, а наряду с ними и самых лучших англичан были высланы туда4. Несмотря на жестокое обращение, которому они подвергались, многие из этих людей стали самостоятельными фермерами и ремесленниками по истечении срока их наказания. Некоторые же бежали в глубь страны и превратились в бандитов и разбойников.

Первоначально предполагалось построить по всей стране небольшие фермы, на которых могли бы селиться каторжники после освобождения. Однако от этого отказались и приняли план, предложенный предприимчивым дельцом Макартуром, состоявший в создании огромных овцеводческих ранчо. Создание таких ранчо обсуждалось во времена наполеоновских войн и после их окончания, когда фабрики Западного Райдинга испытывали острый недостаток в шерсти. Большие пространства земли были переданы крупным капиталистам, владевшим десятками и сотнями тысяч голов овец. Эти «скваттеры», принадлежавший к тому же классу, что и. государственные чиновники, вскоре стали полновластной местной аристократией; острые конфликты происходили между ними и бедными поселенцами, столкнувшимися с тем, что лучшая земля была присвоена скваттерами, которые часто захватывали столько земли, что даже не могли ее использовать.

В стране, где землю можно было получить буквально даром, перед правящим классом стояла проблема нахождения достаточного количества рабочей силы. Э. Дж. Уэкфильд, проповедовавший «систематическую колонизацию» и доктрину, что нищету, царящую в Англии, можно лучше всего излечить путем массовой отправки класса производителей на край света, горько сетовал на то, что:

«Где земля очень дешева и все люди свободны, где каждый может по своему желанию получить участок земли для самого себя, там труд не только очень дорог, если принять во внимание долю, получаемую рабочим из его продукта, но там и вообще трудно получить комбинированный труд за какую бы то ни было цену».

Маркс обрисовал это положение следующим образом: «Сегодняшний наемный рабочий завтра становится независимым, ведущим самостоятельное хозяйство крестьянином или ремесленником. Он исчезает с рынка труда, но только не в работный дом». Наемный рабочий «утрачивает вместе со своей зависимостью от предающегося самоотречению капиталиста и чувство зависимости от него»5. Это положение задерживало накопление капитала и препятствовало его свободному притоку в новую колонию.

Уэкфильд и его друзья нашли искусный способ борьбы с этим явлением. Их план состоял в том, чтобы положить конец свободной раздаче земли колонистам; вместо этого они предложили продавать ее по возможно более высокой цене. Это заставило бы поселенцев, не обладающих капиталом, проработать на кого-то несколько лет, прежде чем они могли надеяться на приобретение земли для себя. Доход от продажи земли должен был пойти на субсидирование иммиграции: таким образом в страну начали бы беспрерывно приезжать сельскохозяйственные рабочие, которым надлежало занимать место рабочих, становившихся независимыми. Со временем цена на землю должна была бы подняться, а цена на труд упасть настолько, что колония должна была бы стать подлинно цивилизованной страной с полностью развитым капитализмом. Уэкфильд настолько преуспел в своей деятельности, что в 1831 г. свободная раздача земли была ограничена, а в 1840 г. совсем прекращена. Но в результате этого поток эмигрантов изменил направление; вместо британских колоний они стали уезжать в США. Система Уэкфильда была наиболее широко применена в Новой Зеландии, где в 1837 г. были созданы его первые поселения Ново-Зеландской ассоциацией.

Борьба массы австралийских колонистов против скваттеров и правительства дошла до высшей точки в 1854 г. в событиях, которые можно назвать последним актом драмы чартизма и европейских революций 1848 г. Открытие золота в Балларате в 1851 г. привлекло тысячи золотоискателей со всей Европы, среди которых было много старых революционеров из Англии, Ирландии, Германии, Франции и Италии. Скваттеры видели в этих иммигрантах угрозу своим большим участкам земли; кроме того, тяга на золотые прииски затрудняла возможность получения пастухов и лиц, занимавшихся стрижкой овец; все это заставило их оказать сильный нажим на правительство и добиться введения высоких налогов и всевозможных тягостных полицейских ограничений для золотоискателей. В ответ на это был создан союз золотоискателей, выдвинувший наряду с экономическими требованиями демократическую политическую программу, почти сходную с программой чартистов. И действительно, многие пункты этой программы удалось провести в жизнь, чем и объясняется раннее развитие в Австралии передовой формы политической демократии и профсоюзного и лейбористского движения.

Правительство было вынуждено снизить налоги, принявшие форму крупных выплат за разрешения на право искать золото. Но снижение налогов сопровождалось усилением полицейских репрессий, которые вскоре вызвали вооруженное восстание. Золотоискатели провозгласили в Австралии республику и укрепились за эстакадой Эврика. В воскресенье 3 декабря 1854 г. против них были двинуты войска, выбившие их оттуда, причем от тридцати до сорока человек было убито. Борьба золотоискателей вызвала такой энтузиазм во всей стране, что правительство не имело возможности осуществить свой план массовых репрессий. Вместо этого оно было принуждено снизить налоги до приемлемой суммы и отказаться от применения по отношению к золотоискателям полицейских ограничений. В 1858 г. была принята новая конституция, устанавливающая всеобщее избирательное право для всех мужчин; на первых же выборах, получив огромное большинство голосов в своем округе, был избран Питер Лейлор, который руководил восстанием и был ранен при штурме эстакады Эврика.

Через несколько лет золотые прииски были истощены, но население продолжало увеличиваться: примерно с 200 тыс. в 1840 г. оно возросло до 2308 тыс. в 1881 г. Овцеводство и горное дело продолжали играть большую роль, но с развитием железных дорог создалась крупная промышленность, и на сегодняшний день более половины 6500 тыс. жителей Австралии сконцентрировано в пяти крупнейших городах. Основные конфликты происходят между британским и американским капиталом и между австралийскими массами и иностранными банками и займодержателями, которые своим капиталом финансировали развитие Австралии и теперь получают ежегодно огромные проценты.




4 См. стр. 311.
5 К. Маркс, Капитал, т. I, Госполитиздат, 1949, стр. 773.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 4838


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы