4. Тропическая и Южная Африка. А. Л. Мортон.История Англии.

А. Л. Мортон.   История Англии



4. Тропическая и Южная Африка



загрузка...

Как ни была прибыльна работорговля в XVIII в., ее отмена в XIX в. оказалась даже более выгодной. Пока рабы представляли собой единственную крупную статью экспорта из Западной Африки, никакие попытки проникнуть в глубь страны европейцами не делались. Наоборот, европейцы вооружали прибрежные племена и подстрекали их к совершению набегов внутрь страны с тем, чтобы они приводили пленных в несколько торговых портов для продажи и погрузки их на суда. Результатом этого были никогда не прекращающиеся войны между племенами и опустошение обширных районов7. Имеются сведения, что в то время как примерно восемь миллионов жителей Африки было продано в Америке за период существования работорговли, по крайней мере еще сорок миллионов их было убито во время войн и налетов или умерло во время перевозки.

Британское правительство запретило в 1807 г. работорговлю, переставшую быть выгодной для сахарных плантаций Вест-Индии, но в империи рабство было отменено только в 1834 г. Результаты отмены рабства в основном сказались на Вест-Индии, где труд рабов широко применялся на сахарных плантациях. В виде компенсации за потерю своих рабов плантаторы получили 20 млн. ф. ст., но производство сахара значительно сократилось. По странной иронии отмена рабства здесь способствовала развитию работорговли в Африке, так как увеличение производства сахара на Кубе и в Бразилии, где рабство еще продолжало существовать, привело к усилению спроса на труд.

Дольше чем на протяжении жизни одного поколения британский флот проявлял большую активность на побережьях Африки; здесь он охотился за невольничьими судами, принадлежащими представителям мелких национальностей, и именно в этот период и были заложены основы британского владычества в Западной Африке. Вскоре обнаружилось, что этот район может служить поставщиком пальмового масла, какао и других ценных продуктов и сырья; в связи с этим здесь быстро развилась торговля, причем спиртные напитки и огнестрельное оружие служили главными статьями обмена. Оказалось, что страна Ашанти, представляющая собой хинтерланд колонии «Золотой берег», богата золотом, и в связи с этим ее захватили после длинного ряда войн, закончившихся только в 1900 г.

Немного к востоку от поселения Лагос, созданного в 1862 г. для борьбы с работорговлей, лежит гораздо более значительная колония Нигерия, эксплоатация которой была предоставлена «Королевской компании Нигерии», одной из тех новомодных привилегированных компаний, которые стали излюбленным средством для осуществления британской экспансии в Африке в течение последних двадцати лет XIX в. Эти компании действовали при поддержке правительства и обычно имели в составе своих директоров членов правящих кругов; они имели возможность спокойно работать от своего имени, а не от имени британского правительства, и им удавалось осуществлять целый ряд мероприятий, при проведении которых правительство столкнулось бы с сильной оппозицией. Обычно их деятельность состояла в том, что они укрепляли свое влияние в какой-либо определенной местности до такой степени, что правительство получало затем возможность выкупать их права и брать на себя непосредственный контроль. Таким образом в 1900 г. была выкуплена территория «Королевской компании Нигерии», и ее представитель лорд Лагард стал первым губернатором. Наиболее крупными из числа других компаний были «Британская восточно-африканская компания» и «Британская южно-африканская компания».

Из-за своего климата Западная Африка была непригодна для организации плантаций, которые находились бы под непосредственным европейским контролем. Поэтому была создана особая система косвенной эксплоатации, при которой местные земледельцы продавали свою продукцию британским купцам; поскольку такая торговля является почти что монополией крупного объединения Левер (пальмовое масло используется также при изготовлении мыла и маргарина), цена, уплачиваемая земледельцам, является только незначительной долей (во время войны 1914—1918 гг. не больше, чем одной восьмой) цены, получаемой за их товары в Англии. И наоборот, очень высокие цены назначаются за хлопчатобумажные ткани и другие товары, продаваемые местному населению. За последнее время успехи медицины, научившейся бороться с тропическими болезнями, сделали Западную Африку более безопасной для европейских поселенцев, и теперь уже имеются признаки, что система косвенной эксплоатации вытесняется более непосредственной эксплоатацией, причем начинают уже создаваться плантации и фабрики.

Уничтожение рабства имело важные последствия также и в Южной Африке, где по окончании наполеоновских войн Великобритания оказалась правителем общины голландских фермеров, буров. Для Великобритании Капская колония была важна только как место, куда могли заходить корабли по пути в Индию, и буры скоро стали жаловаться на то, что их властители пренебрегают ими и плохо ими управляют. После уничтожения рабства в 1834 г. они сочли, что их обманули и не выплатили им большей части причитавшейся им компенсации; двумя годами позже тысячи буров начали свой «великий поход» на север, с тем чтобы создать независимые республики вне тех районов, на которые претендовали англичане.

Положение осложнялось движением на юг больших, исключительно хорошо организованных и воинственных кафрских племен зулусов и других; эти племена изгнали более миролюбивых намаев и в течение ряда лет вели борьбу как против буров, так и против англичан. Это привело к тому, что во время своей борьбы с кафрами англичане были затянуты в глубь страны; они обошли с флангов и окружили буров. Последним из-за войн с кафрами все время приходилось находиться в состоянии боевой готовности, и окончательное уничтожение зулусского государства англичанами в 1879 г. сделало дальнейший конфликт между бурами и англичанами почти неизбежным. Война с зулусами послужила предлогом для аннексии Трансваальской республики буров, находившейся под британским господством до тех пор, пока буры вновь не добились независимости своей победой при Маджубе в 1881 г.

Затем наступила эра Сесиля Родса и знаменитого плана сплошных английских владений от Каира до мыса Доброй Надежды. В 1889 г. для эксплоатации Родезии была создана «Британская южно-африканская компания», и через несколько лет Британская Африка уже простиралась на север вплоть до Ньясаленда и берегов озера Танганьика. Одновременно Китченер продвигался на юг через Судан, и план «Мыс Доброй Надежды—Каир», который Роде предложил завершить проведением железной дороги, казался близким к осуществлению. Но на безопасность этой железной дороги нельзя было рассчитывать до тех пор, пока около нее существовали две вооруженные и враждебно настроенные бурские республики — Трансвааль и Оранжевое Свободное Государство. Англичане также не могли рассчитывать на сохранение за собой Родезии и Ньясаленда, так как к ним можно было очень легко подойти с юга.

Но это была только одна, политическая и стратегическая, причина войны с бурами. Кроме того, существовали еще и другие причины: открытие алмазных россыпей и золотых залежей в Кимберли и Иоганнесбурге, намного превосходящих по величине залежи во всем мире. Кимберли расположен как раз за границей Оранжевого Свободного Государства, Иоганнесбург — почти в самой глубине Трансвааля. Роде с самого начала заинтересовался как алмазами, так и золотом. К 1887 г. он уже стоял во главе горной компании Де Беерс, и в 1890 г. он объединился с Барни Барнато и Альфредом Бейтом с тем, чтобы монополизировать всю добычу алмазов в Южной Африке. Через несколько лет его Общество по разработке золотых приисков в Южной Африке почти полностью захватило крупную Витватерсрандовскую золотоносную жилу. Когда Роде стал премьер-министром Капской колонии, его власть казалась почти безграничной.

Тысячи золотоискателей, спекулянтов и всевозможных авантюристов устремились в Иоганнесбург и образовали там космополитическую группу, чуждую и совершенно неприемлемую для консервативных бурских фермеров. Эти пришельцы нашли, что патриархальное государство буров абсолютно непригодно для свободного роста капиталистического предпринимательства; буры же, в свою очередь, считали этих «уитландеров» годными только на то, чтобы платить налоги, и упорно не выпускали политическую власть из своих рук. Для Родса и его приспешников, в числе которых был и Джозеф Чемберлен, к тому времени уже признанный лидер империалистической части английской буржуазии, было совершенно неприемлемым, чтобы богатейшие в мире залежи золота все еще принадлежали горсточке бурских фермеров.

События развивались быстро. В 1895 г. Роде подготовил восстание «уитландеров» в Иоганнесбурге; это восстание было поддержано вторжением в Трансвааль, которым руководил его последователь д-р Джеймсон. Но подготовка была проведена плохо, и Джеймсон начал свой рейд прежде, чем заговорщики в Иоганнесбурге приготовились к действиям. Он попал в окружение и бесславно сдался вместе со всем своим; войском. Когда его передали в распоряжение английских властей, он был подвергнут лишь номинальному наказанию, а Родсу, который, как все знали, был зачинщиком этого рейда, вообще удалось уклониться от ответственности. Буры, понимавшие, что война является только вопросом времени, начали спешно вооружаться.

В 1899 г. буры отказались удовлетворить требование «уитландеров» о предоставлении им избирательного права; это послужило британскому правительству предлогом вмешаться в дела Трансвааля, и война началась в октябре. Буры вскоре проявили себя умелыми, хотя и недисциплинированными солдатами. Они были меткими стрелками и использовали кавалерию для увеличения подвижности своих сил, в то время как у англичан она служила для нападения на заранее выбранные позиции, во время которого каждый человек на коне только представлял собой лучшую мишень для обстрела. Буры также умело оборонялись и производили партизанские нападения. Но в наступательных действиях буры были слабы, и эта слабость заставила их осадить Ледисмит, Кимберли и Мафекинг; эту осаду они не сумели довести до успешного конца. В результате осады этих городов и того, что им приходилось отбивать вражеские подкрепления, все их силы были скованы; в связи с этим они потеряли то преимущество, которое давала им их более высокая мобильность.

У англичан было плохое командование, они были плохо снаряжены и совершенно не подготовлены к тому виду борьбы, которую им приходилось вести, поэтому они понесли большие потери в целом ряде безуспешных фронтальных атак. Но буры не сумели продвинуться к Капской колонии, где большое количество крестьян-голландцев готово было к ним присоединиться. В феврале 1900 г. благодаря одному особо удачному маневру англичанам удалось обойти с фланга армию буров, прикрывающую Кимберли, окружить ее и захватить в плен при Паардебурге. Бломфонтейн и Претория были заняты довольно легко, и на этом кончилась первая фаза войны.

Затем последовали два года партизанских военных действий, которые велись в крупных масштабах; в течение этого времени руководителям буров Бота, Де-Вету и Делари неоднократно удавалось перехитрить медленно движущиеся, отягощенные тяжелым снаряжением регулярные английские войска. Сопротивление удалось сломить только после массового разрушения ферм буров и после того, как женщин и детей согнали в концентрационные лагери, где они тысячами умирали от болезней. Но даже и при таком положении бурам удалось заключить мир в мае 1902 г. на условиях, которые лорд Мильнер, британский верховный комиссар мыса Доброй Надежды, сделавший вначале все от него зависящее, чтобы война стала неизбежной, отказывался даже обсуждать за год перед этим.

Буры и англичане составляли только незначительное меньшинство белых среди негритянского населения; поэтому, поскольку удалось установить власть британского империализма, приходилось делать все, что только можно, чтобы умиротворить побежденных. Буры получили самоуправление доминиона в 1906 г., а в 1909 г. был создан Южно-Африканский союз. Несмотря на существование значительных разногласий, основная масса белого населения объединялась одним стремлением: сохранить свое положение господствующей расы, эксплоатирующей покоренное цветное население. В отношении африканцев как буры, так и англичане придерживались одной политики: до сегодняшнего дня туземное население обременено непосильными налогами, их труд низко оплачивается, их сгоняют на отведенные для них земли и огороженные места, и, по существу, они находятся почти на положении рабов.

Запрещение торговли рабами сыграло важную роль в завоевании третьей области, которая будет описана ниже. Это группа колоний и протекторатов, составляющих Британскую Восточную Африку. В восьмидесятых годах прошлого столетия на побережье находился ряд мелких арабских государств, ведущих оживленную торговлю с плодородным и густо населенным неграми хинтерландом.

В 1886 г. Великобритания и Германия договорились о разделе между собой всей этой области и, как обычно, поручили положить начало этому «Британской восточно-африканской компании». Под тем предлогом, что арабы занимаются работорговлей, что бесспорно имело место, в Восточную Африку были посланы войска, и через несколько лет вся прибрежная область была завоевана. Следующим шагом было вторжение в Уганду, богатейшую и наиболее культурную область в глубине Африки, где в течение ряда лет уже вели свою деятельность миссионеры. Когда правительство захотело оплатить стоимость строительства железной дороги от побережья в Уганду, компания начала усиленную агитацию, к которой восторженно присоединились также печать и церковь. Правительство уступило и вскоре забрало у компании управление как Угандой, так и Кенией.

Завоевание Восточной Африки шло попутно с операциями по захвату юга, которые вел Роде и его Южно-Африканская компания и попутно с открытием Судана с севера. Последней своей стадии завоевание достигло только после мировой войны, когда Британия добилась мандата на германскую Восточную Африку, известную теперь под названием территории Танганьика. Таким образом наконец осуществился план Родса о создании непрерывного британского пояса с севера на юг; но строительство железной дороги мыс Доброй Надежды—Каир еще далеко не закончено.

Большая часть возвышенностей в Восточной Африке, особенно Кения, вполне пригодна для жизни белых людей; поэтому британское завоевание сопровождалось массовым присвоением белыми земли, принадлежавшей африканцам. В Кении вся земля была объявлена конфискованной уже в 1898 г. Лучшая земля была отдана или продана европейским плантаторам, коренному населению пришлось ограничиться небольшим количеством плохой земли, на которой они жили очень скученно. Только в Уганде за ними сохранено по закону право владения любым количеством земли. Но коренное население не только сгоняли на специально отведенную для них плохую землю; в некоторых случаях даже эта земля позднее у них отбиралась, если в ней обнаруживались ископаемые или если по какой-нибудь другой причине юна приобретала ценность для европейцев.

Поскольку плантации бесполезны при отсутствии рабочей силы, то следующий шаг был — согнать туземцев с их земли и превратить их в людей, работающих по найму. Это осуществляется введением прямого налогообложения; налоги должны выплачиваться наличными деньгами, но налоги слишком высоки, и их невозможно выплатить, так как плохая и перенаселенная земля не может дать избыточное количество продуктов, которое можно было бы продать. Губернатор Кении в 1913 г. открыто заявил, что налогообложение рассматривается правительством как единственно возможный способ согнать туземцев с земли и заставить их искать работу по найму. Когда применение этого способа оказывалось недостаточным, чтобы обеспечить нужное количество рабочих, тогда время от времени прибегали к принудительному труду.

В настоящее время из Восточной Африки вывозятся в большом количестве кофе, хлопок, пшеница, маис и каучук. Подобно большинству других колониальных владений, упоминавшихся в этой главе, Восточная Африка представляет собой также хороший рынок сбыта для продукции британской тяжелой промышленности.




7 Вполне вероятно, что именно эти войны главным образом и вызвали те элементы жестокости, страхов и суеверия в африканской культуре, о которых мы столько слышали.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 4124


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы