1. Империализм. А. Л. Мортон.История Англии.

А. Л. Мортон.   История Англии



1. Империализм



загрузка...

В предыдущей главе мы проследили рост мощи Великобритании в разных частях света; теперь мы можем соединить нити и показать весь процесс в целом, показать, как колониальная экспансия явилась только частью процесса, менявшего экономическую структуру британского капитализма. Прежде всего необходимо остановиться на размерах экспансии. В начале XIX в. внимание было сосредоточено главным образом на Индии. Затем началась тяга во внутренние области Канады и Австралии, заселение Новой Зеландии и, наконец, раздел Африки и тихоокеанских островов между европейскими державами. В 1860 г. колониальные владения Англии составляли 6 500 тыс. кв. км с населением 145 млн. человек; в 1880 г. эта площадь дошла до 20 млн. кв. км с 268 млн. жителей; в 1899 г. уже было 30 млн. кв. км, а жителей 345 млн. человек. К этому времени раздел мира между крупными странами-колонизаторами был уже завершен.

Начался век империализма, и под британскую экономику была подведена новая база. Вместо старой и теперь исчезающей промышленной монополии, благодаря которой Англия заняла положение мастерской мира, возникла не такая широкая, но зато более полная колониальная монополия; власть британского государства распространилась на огромные «отсталые» районы земного шара, и эта власть была сознательно использована для закрепления исключительных прав не столько для экспорта товаров широкого потребления, сколько для экспорта средств производства и капитала. Мы уже останавливались на проникновении Англии в Индию, Египет и другие страны, и ввиду особой важности этого проникновения мы так настойчиво и многократна подчеркивали связь между колониями и британской тяжелой промышленностью.

В слово «империализм» часто вкладывали столько разных понятий, что полезно будет вспомнить очень точное определение империализма, данное Лениным. Ленин определяет империализм как стадию капиталистического развития, которой присущи пять следующих основных экономических признаков:

«1) Концентрация производства и капитала, дошедшая до> такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни;
2) слияние банкового капитала с промышленным и создание, на базе этого «финансового капитала», финансовой олигархии;
3) вывоз капитала в отличие от вывоза товаров приобретает особо важное значение;
4) образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие мир, и
5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими державами»1.

Необходимо добавить, что, по мнению Ленина, империализм стал всемирным явлением приблизительно около 1900 г.

Основной чертой империализма является монополия, и в Англии монополии получают сильное развитие к концу XIX в. Особенно это относится к железоделательной и сталелитейной промышленности, судоходству и кораблестроению, некоторым новым отраслям промышленности, к таким, например, которые занимались изготовлением химикалий, мыла и маргарина, а также к железным дорогам и банкам. Такие фирмы, как Армстронг-Уитуорт, Дорман, Лонг и К° и Виккерс, занимали доминирующее положение в тяжелой промышленности. Англо-американский атлантический судоходный трест был создан банкиром Морганом с капиталом в 34 млн. ф. ст. Леверы и Бруннер Монд положили начало крупному Юнилеверскому объединению и «Импириел кемикл индастриз».

Около 1900 г. десятки конкурирующих железнодорожных компаний, хаотично возникавших в период усиленного железнодорожного строительства, были слиты приблизительно в двенадцать компаний. Эти компании, в свою очередь, пришли к соглашению о дальнейшем слиянии в существующие теперь четыре железнодорожные компании. Точно так же частные банки поглощались крупными объединенными акционерными концернами с сотнями филиалов по всей стране. В 1896 г. был основан банк Барклейса, и вскоре небольшое количество таких банков контролировало почти всю без исключения деловую жизнь страны. Это имело чрезвычайно большое значение в период, когда все деловые соглашения все больше начинали основываться на кредите.

Тенденция к созданию монополий была не так ярко выражена в более старых отраслях экспортирующей промышленности, особенно в текстильной и угледобывающей (повсюду, за исключением Южного Уэльса). Эти отрасли промышленности оставались сравнительно отсталыми, в них сохранилось большое количество мелких предприятий, не имеющих достаточного капитала, устаревшие заводы и методы, которые затрудняли для них возможность конкурировать с массовым производством Германии и США.

Почти столь же важным признаком империализма, как и монополии, но существовавшим в Англии еще даже раньше, был экспорт капитала в форме займов и капиталовложений. Мы уже видели, как в восьмидесятых годах экспорт капиталов осуществлялся на практике в Египте и как одновременно капиталы экспортировались в Индию, Китай, Южную Америку и во все части мира, где индустрия была мало развита. Экспорт капитала был связан с территориальной экспансией, которая являлась как его причиной, так и следствием. Британские капиталовложения были удобным оправданием аннексий, и когда аннексия территории совершалась, государственная власть Англии использовалась для содействия монополистическим интересам лондонских займодержателей.

После 1900 г., когда мир был уже поделен между главными державами, капитал начал экспортироваться быстрее. К 1900 г. общая сумма британских капиталовложений за границей равнялась примерно 2 млрд. ф. ст., и с этой суммы получался ежегодный доход в 100 млн. ф. ст. К 1914 г. как капитал, так и доход с него приблизительно удвоились. Львиная доля этой суммы была вложена в железные дороги. Экономист Джордж Пейш подсчитал, что в 1909 г. британские капиталовложения в иностранные железные дороги доходили не менее чем до 1700 млн. ф. ст. и что доход с этих вложений равнялся примерно 83 млн. ф. ст. По грубому подсчету, британские капиталовложения распределялись в пропорции шесть к пяти между империей (включая Египет) и остальной частью мира. Вне империи самые большие капиталовложения были сделаны в Южную Америку и особенно в Аргентину.

Прибыль с этих капиталовложений, получавшаяся главным образом в виде пищевых продуктов и сырья, теперь уже намного превосходила доходы от внешней торговли Англии. Англия все больше становилась паразитическим, ростовщическим государством, и интересы ее займодержателей стали решающим фактором в ее внешней политике. В промышленности начался некоторый застой; это видно, например, из уменьшения количества населения, занятого в основных отраслях промышленности, с 25% в 1851 г. до 15% в 1901 г., из соответствующего увеличения количества людей, занятых распределением, торговлей, из роста числа прислуги и рабочих, занятых изготовлением предметов роскоши. Характерной чертой стала большая безработица: в предвоенные годы число безработных реже спускалось намного ниже 1 млн. Другим явным признаком упадка было то, что циклические кризисы стали гораздо чаще повторяться. Один из таких кризисов произошел в 1902—1904 гг.; второй в 1908—1909 гг., третий же быстро развивался в 1914 г. и был прерван только началом войны.

Концентрация капитала означала не только увеличение размера предприятий, но также и большое увеличение количества совершенно пассивных акционеров. Типичный капиталист больше уже не был фабрикантом, который сам вел свое дело и вкладывал в промышленность свои знания и энергию; это был акционер, получающий дивиденды и не вкладывающий ничего, кроме своего капитала. Таким образом, фактический контроль над огромными массами капитала перешел в руки очень небольшого количества лиц, по существу, обладающих сравнительно небольшим количеством акций. Сеть взаимно связанных правлений руководило деятельностью внешне самостоятельных концернов, и это, что особенно важно, приводило к взаимному проникновению финансового и промышленного капиталов, сосредоточению власти в большей степени в руках банкиров.

Другим симптомом паразитизма британского капитализма в эти годы был медленный рост британской промышленности по сравнению с ее главными конкурентами — Германией и США. Эти три страны шли к империализму разными путями, но конечный эффект был одинаков во всех случаях. Англия начала с территориальной экспансии и экспорта капитала и пришла к стадии монополии позже и не одновременно в различных отраслях хозяйства; США обладали обширной и однородной, еще не заселенной территорией, на которой они и осуществляли свою экспансию. США начали с установления внутренней монополии (трест «Стандарт-Ойл» был организован уже в 1882 г.); они выступили в качестве колониальной державы и экспортера капитала только после испано-американской войны 1898 г. Германия, не обладая ни колониями, ни свободной территорией, атаковала мировой рынок на базе почти военной организации своей промышленности и развила монополистическое производство в значительной мере в форме государственного капитализма. Кроме того, в Великобритании, зависевшей по традиции от экспортной торговли и нуждавшейся в экспорте большого количества продовольствия и сырья, монополистическое производство развилось из свободной торговли и конкуренции, которые привели к постепенному вытеснению мелких и непроизводительных предприятий; в Германии же и США монополистическое производство развилось под надежной защитой протекционных тарифов.

Великобритания выступила на арену первой, но скоро ее оттеснили на задний план. Следующие таблицы ясно показывают, что произошло в основных отраслях промышленности: угольной и металлургической2.


Главной причиной этого сравнительного упадка было существование Британской империи и возможностей, которые она предоставляла для необычайно выгодного вложения капитала. Британская промышленность была создана давно и была устаревшей во многих отношениях; она могла успешно соперничать со своими конкурентами только в случае полной реконструкции. Но пока вложения за границей давали сверхприбыли, не было возможности осуществить необходимую реконструкцию. Потеря старой промышленной монополии XIX в. была неизбежной, но верно и то, что капитал, который можно было израсходовать на развитие британской промышленности для того, чтобы она справилась с новыми условиями, вместо этого в значительной мере расходовался на техническое вооружение ее потенциальных противников.

Кроме того, раннее промышленное развитие Великобритании само по себе служило теперь серьезной помехой. Французская, американская и немецкая промышленность развивалась в условиях конкуренции с уже существующей промышленностью Великобритании; они могли выдержать конкуренцию только при достижении большей производительности и новых технологических методов. Если раньше Великобритания была ведущей в технологическом отношении страной во всем мире, теперь ей приходилось довольствоваться старыми достижениями, и в одной отрасли за другой британская индустрия становилась отсталой и устарелой. В Великобритании наблюдалась сильная тенденция скорее использовать устаревшие заводы и методы, чем пойти на крупные капитальные затраты, связанные с модернизацией. С другой стороны, новая промышленность за границей естественно развивалась на базе наиболее современного оборудования. Таким образом в техническом отношении уже с XIX в. Великобритания на целое поколение отставала и поныне отстает от США в области методов массово
о производства; в отношении производства синтетических красителей, хотя начало здесь было положено британским изобретением в 1856 г., инициатива перешла к Германии, что создало базу для создания там крупной химической промышленности. Ту же картину можно наблюдать в отношении текстиля, горного дела и других важных отраслей промышленности; в результате новые конкуренты Великобритании начали повсюду вытеснять ее с мировых рынков.

В годы колониальной экспансии, т. е. приблизительно вплоть до 1900 г., Англия чаще всего находилась в состоянии конфликта с Францией, второй наиболее активной страной-колонизатором. Но с этого момента ее основным конкурентом стала Германия, которая, далеко отстав в погоне за колониями, начала проникать в области, издавна рассматриваемые английской буржуазией как ее рынки. Соединенные Штаты, становившиеся еще более опасным конкурентом, полностью не включились в мировую политику до войны 1914—1918 гг., но уже с 1900 г. они начали достигать успехов в Южной Америке за счет британской торговли. Причиной их позднего появления на мировой арене было то, что они еще не исчерпали возможностей эксплоатации их собственных внутренних ресурсов и ресурсов Мексики, Центральной Америки и Вест-Индии, которые оказались в сфере их влияния.

Раздел мира был завершен не без конфликтов и не без угрозы нарастания этих конфликтов, которая, правда, не осуществилась до 1900 г. Англия и Франция захватили богатейшую добычу как в Африке и Азии, так и в Индонезии. Германия и Италия опоздали и должны были довольствоваться мелкой и не такой выгодной поживой. На Дальнем Востоке Россия и Япония с подозрением наблюдали друг за другом, готовясь начать борьбу за Корею и Маньчжурию.

Со временем стало ясно, что произведенный раздел добычи не мог сохраниться надолго: он был проведен на базе соотношения сил европейских держав, которое существовало в начале XIX в. и уже не соответствовало реальному положению вещей. Главным образом это относилось к Англии и Германии. В предвоенный период англо-германское соперничество сосредоточивалось вокруг некоторых отсталых районов, которые фактически не являлись колониями. Таковы, например, были Балканы, где доля германской торговли увеличилась с 18,1 до 29,2%, в то время как доля торговли Англии снизилась с 24 до 14,9%, Южная Америка, где германская торговля возросла с 16 до 19%, наряду с тем, что британская торговля упала с 31 до 28%, и медленна приходившая в упадок Турецкая империя. Даже в самой Британской империи Германия начала укреплять свое положение за счет Англии.

Поскольку больше не осталось неразделенных территорий, имевших хоть какое-либо значение, передел мира мог быть осуществлен только при помощи войны, которая должна была вестись в громадных масштабах, так как в ней были заинтересованы все великие державы. История периода 1900—1914 гг. в основном представляет для нас интерес потому, что, изучая этот период, мы можем проследить зигзагообразный путь к войне.




1 В. И. Ленин, Соч., изд. 4, т. 22, стр. 253.
2 Изобретение двигателя внутреннего сгорания привело к возникновению империалистических конфликтов из-за нефти. Добыча нефти с самого начала осуществлялась монополиями, причем впереди других стран всегда были США. Нефть не только помогла вести войну, но ее применение в моторах, танках и аэропланах революционизировало также военную технику.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 6315


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы