1. Первая мировая война. А. Л. Мортон.История Англии.

А. Л. Мортон.   История Англии



1. Первая мировая война



загрузка...

В годы, предшествующие началу военных действий, военные эксперты соперничающих стран подготовили планы кампании. Немцы стремились сконцентрировать все свои силы для совершения флангового марша через Бельгию, вдоль реки Маас, с тем чтобы избежать сильно укрепленных линий фортов, которыми была защищена граница Эльзас-Лотарингии. На этой части своего фронта они решили придерживаться оборонительной тактики и даже, согласно первоначально составленному плану, собирались отойти к Рейну, На востоке они также должны были придерживаться обороны в расчете на медлительность русской мобилизации и на то, что австрийцы примут на себя основной удар первых сражений. Главные силы, пройдя Бельгию, должны были образовать обширное полукольцо, движущееся к западу и югу от Парижа, чтобы выйти в конце концов в тыл французских армий, сосредоточенных вдоль линии крепости от Вердена до Бельфора.

Если рассматривать французский план ретроспективно, то может показаться, что он был составлен с целью обеспечить победу немцев. Французский генеральный штаб полностью был в курсе германского плана, но странная психологическая слепота заставила его пренебречь этим планом, поскольку признание его означало бы необходимость пересмотра французского плана» базировавшегося скорее на соображениях политических и сентиментальных, чем на военных. Граница севернее Арденн, по существу, оставалась неохраняемой1, в то время как ожесточенное и, как надеялись, решающее наступление должно было начаться на Лотарингию. Основой этой надежды являлась глубокая и почти мистическая вера в действенность наступления, главным образом, конечно, наступления французских войск; этой верой были полны военные круги в течение целого десятилетия до 1914 г.

Французский план был испытан на практике в августе 1914 г. с катастрофическими последствиями; немецкий план провалился только потому, что его ослабили еще до начала войны и не строго придерживались после того, как она началась. Постепенно южное крыло немецкой армии укрепилось за счет северного наступательного крыла. Когда началась война, продвижение через Бельгию проводилось совершенно точно по плану. Затем Мольтке — германский командующий — попытался внезапно изменить план2; он отказался от обхода Парижа с тем, чтобы попытаться окружить французский центр, выдвинувшийся в выступе Вердена. Для того чтобы это осуществить, необходимо было изменить на широком фронте направление движения; это изменение и неразбериха, явившаяся результатом его» дали возможность провести успешную контратаку, известную как битва на Марне. Наряду с этим наступление было ослаблено отправкой нескольких дивизий на русский фронт, куда они прибыли слишком поздно, чтобы сыграть сколько-нибудь серьезную роль в победе у Танненберга.

Битва на Марне, которая, если судить по количеству жертв в последующих сражениях была просто стычкой, тем не менее явилась поворотным пунктом всей войны. Она сделала невозможной быструю победу Германии и дала время крупным, но медленно мобилизуемым материальным ресурсам Британской империи вступить в действие, а также дала возможность морской блокадой прервать поступление необходимых товаров. После Марны противники на западном фронте перешли на громадном пространстве к затяжной окопной войне, затем был проведен ряд обходных операций, которые довели линию фронта до побережья. В течение трех лет обе стороны делали повторные и дорогостоящие, но совершенно безуспешные попытки прорвать линию окопов фронтальными атаками. Была пущена в ход новая военная техника: танки и ядовитые газы, но в количестве, недостаточном для того, чтобы привести к каким-либо результатом. К числу таких попыток относятся битвы при Лоосе и Аррасе и в Шампани в 1915 г., у Вердена и на Сомме в 1916 г. и на Ипре в 1917 г.

Однако западный фронт был только одним из многих театров войны. На востоке русские добились некоторых успехов в борьбе против австрийских армий, но их плохо вооруженные войска и плохое командование оказались совершенно неспособными устоять против превосходящего вооружения и организации немцев, и они несли огромные потери. Блокада Балтийского и Черного морей лишала англичан возможности поставлять значительное количество военных материалов, а русская тяжелая промышленность неспособна была удовлетворить требования современной войны, ведущейся в крупных масштабах3. Поэтому только Дарданеллы могли спасти положение. Если бы их удалось захватить, Турция вышла бы из войны, в Россию могло бы начать поступать вооружение в обмен на украинскую пшеницу, и, вероятнее всего, Болгария, Греция и Румыния немедленно вступили бы в войну на стороне столь несомненных победителей.

До февраля или марта 1915 г. Дарданеллы легко можно было взять, но британское и французское верховные командования были настолько уверены в возможности прорваться на западе, что они не направили к Дарданеллам необходимых войск. Когда, наконец, было принято решение о наступлении, турки получили своевременное предупреждение в виде бомбардировки с моря, за которой последовал период бездействия. Десантные войска, высадившиеся на полуострове Галлиполи 25 апреля, столкнулись с превосходящими силами обороны, и, хотя отдельные пункты на полуострове удерживались ими до декабря, повторные попытки прорваться отбивались с тяжелыми потерями для нападающих. Царское правительство России отказалось участвовать в этой операции из следующих политических соображений: оно само стремилось захватить Константинополь и не хотело, чтобы он был взят с участием в этой операции Великобритании. Без сомнения, оно хорошо помнило характерную британскую тенденцию: не отдавать раз занятой территории.

Пока делались эти попытки открыть выход в Черное море, русские армии подвергались массовому уничтожению в Польше и Галиции: они потеряли 750 тыс. человек пленными и бесчисленное количество убитыми и ранеными. В сентябре, когда результат этих поражений стал ясен и стало очевидно, что атака на Дарданеллы не удалась, Болгария присоединилась к центральным державам, а Сербия была занята армиями противника с двух сторон, после чего удалось установить прямое сообщение между Германией и Турцией. К концу 1915 г. преимущество явно было на стороне Германии, она добилась ряда военных успехов, и ей мешали в основном только последствия морской блокады, усиленные еще необычайно плохим урожаем.

Для борьбы с блокадой к концу 1915 г. Германия начала первую кампанию подводной войны. Она отказалась от нее в апреле 1916 г. после протестов со стороны США; но подводная война, проводимая Германией, привела к тому неожиданному результату, что американское правительство было теперь уже менее склонно возражать против беспощадных методов проведения британской блокады. Усиление блокады в 1916 г., привело к тому, что подводная война возобновилась и велась с еще большим успехом в июне, после Ютландского боя, не давшего победы ни одной стороне. В январе 1917 г. были потоплены корабли общим водоизмещением в 368 тыс. т, а в феврале было объявлено, что все корабли, включая и корабли нейтральных стран, могут подвергнуться нападению без предупреждения.

Это заявление послужило официальным предлогом для вступления в войну США. Истинной же и гораздо более веской причиной явился тот факт, что союзники получили в кредит большое количество вооружения и всевозможных военных материалов; стало очевидным, что если Германия окажется победительницей, что казалось вполне вероятным, то США своих денег не получат. Война была объявлена 2 апреля, но прошло больше года, прежде чем американская армия оказалась готовой к выступлению. Тем не менее было очевидно, что для Германии более чем когда-либо важно принять быстрое решение. Пока что гибельные результаты блокады был несколько нейтрализованы завоеванием осенью 1916 г. пшеничных районов и нефтяных источников Румынии.

Почти одновременно со вступлением Америки в войну в России началась революция.

Первым же актом правительства большевиков было обращение ко всем воюющим державам с предложением заключить мир без аннексий и контрибуций. Это обращение правительства пренебрежительно игнорировали и чрезвычайно тщательно скрывали от народов. Затем большевики подписали перемирие и начали переговоры о сепаратном мире, который был, наконец, подписан в Брест-Литовске 3 марта 1918 г.

Правительства не были готовы к миру, но русская революция немедленно начала оказывать свое влияние на умы и симпатии солдат и рабочих во всей Европе. Отклики на русскую революцию в Англии мы рассмотрим в следующем разделе. Во Франции усиленно требовали мира, и в армии происходили волнения, которые охватили одно время не менее 16 армейских корпусов. Число дезертиров возросло до угрожающей цифры в 21 тыс. человек в 1917 г. В Германии произошло крупное восстание во флоте под руководством революционных социалистов и ряд стачек. Свыше миллиона рабочих приняло участие во всеобщей стачке в январе.

Поэтому в 1918 г. перед всеми правительствами встал вопрос, смогут ли они выиграть войну на полях сражений, прежде чем гнев народа внутри страны сметет и войну и правительство. В Германии, где оппозиция нарастала наиболее быстро и народ страдал от голода из-за блокады, положение стало особенно тяжелым в связи с появлением первых контингентов американских войск во Франции. Окончание войны с Россией высвободило ряд дивизий для западного фронта, и британская армия была почти уничтожена во время бешеного наступления осенью 1917 г., когда 400 тыс. человек были принесены в жертву во время попытки пробиться через болота, окружающие Ипр. В течение нескольких месяцев немцы могли рассчитывать на численное превосходство на западе, хотя оно было не столь велико, как превосходство, которым ранее располагали союзники.

В марте неожиданной атакой был прорван слабо охраняемый фронт британской пятой армии между Аррасом и Уазой: брешь удалось закрыть только с величайшим трудом. Вторая атака в апреле между Ипром и Ла Бассе и третья в мае на Эне, хотя и были достаточно успешными, не смогли привести к решающим результатам. Атаки постепенно становились. реже, и больше не оставалось резервов для пополнения потерь в людях и материалах. В это время по другую сторону линии фронта начали прибывать американские войска по 300 тыс. человек в месяц. С 8 августа по всему фронту начался ряд успешных контратак; немецкие армии были вынуждены сдавать одну позицию за другой и несли тяжелые потери, хотя им и удалось сохранить фронт непрорванным. В других местах поражение было еще более решительным. Турции, Болгарии и Австрии пришлось заключить перемирие, и Германии стало грозить вторжение с юга, бороться с которым у нее не было сил.

В начале ноября началась революция в Германии. Матросы в Киле, когда им приказали выйти в Северное море, отказались выполнить приказ и организовали в портах советы. Они разослали по всей стране своих вестников, и повсюду известия об их успехах являлись сигналом к восстанию. В Берлине Либкнехт, пользовавшийся огромным влиянием, побуждал народ к действию. Шестого ноября немецкие делегаты покинули Берлин с тем, чтобы просить о перемирии; девятого кайзер отрекся от престола, и была образована республика. Президентом стал Эберт — социал-демократ, принадлежавший к правому крылу.

Условия перемирия, по существу, были близки к безоговорочной капитуляции, но большинство немецкого народа, несомненно, верило, что в конце концов в основу мира будут положены знаменитые «четырнадцать пунктов» президента Вильсона. Эти «четырнадцать пунктов» представляли собой проект соглашения, который он опубликовал в январе, заявив, что считает их справедливыми и разумными. Эти «пункты» предусматривали свободу морей, всеобщее разоружение, «беспристрастное урегулирование всех колониальных претензий»; благодаря умолчанию создавалось впечатление, что в этих пунктах не предусматриваются ни аннексии, ни контрибуции.

Опубликование этой программы, наряду с другими предложениями подобного же рода, сделанными со времени вступления Америки в войну, произвело большое впечатление на народы союзников. Они не знали о сети тайных договоров и соглашений, часто противоречивших друг другу, при помощи которых их правительства уже заранее делили добычу. В то время когда громкие фразы, служившие для прославления начала войны, уже приелись, программа Вильсона окружила борьбу новым ореолом идеализма и помогла возродить веру в то, что война ведется в защиту справедливости и демократии. Правящие классы готовы были всячески поддерживать эту веру. Но ей был нанесен смертельный удар, когда борьба на Версальской мирной конференции осветила действительное положение — открыто империалистические цели буржуазии держав-победительниц.




1 В расчете на то, что немцы не осмелятся нарушить нейтралитет Бельгии.— Прим. ред.
2 Изменение плана Мольтке произошло вовсе не вследствие того, что он почему
то счел другой план лучшим, а потому что слишком быстрая мобилизация русской армии и русское наступление расстроили все его планы и тем самым предопределили исход войны, так как немецкий план был рассчитан не на затяжную войну, а на быстрый разгром Франции и России поодиночке. См. об этом в предисловии.— Прим. ред.
3 В этом случае Мортон повторяет избитое утверждение английских буржуазных историков о том, что Англия якобы хотела захватить Дарданеллы для того, чтобы начать поставки вооружения в Россию и облегчить положение русских войск на турецком фронте. Однако известно, что подлинной целью инициаторов Дарданелльской операции — Черчилля и других — был захват проливов и Константинополя до прихода русских войск с тем, чтобы не допустить в дальнейшем перехода этого важнейшего района в. руки России.— Прим. ред.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3007


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы