Милорадович Михаил Андреевич. 1771–1825. Александр Игоревич Ермаков.Великие полководцы. 100 историй о подвигах и победах.

Александр Игоревич Ермаков.   Великие полководцы. 100 историй о подвигах и победах



Милорадович Михаил Андреевич. 1771–1825



загрузка...

   Граф, известный боевой генерал; герой Отечественной войны 1812 года.



   Михаил Андреевич Милорадович родился 1 октября 1771 года. Он приходился правнуком Михаилу Ильичу Милорадовичу, сподвижнику Петра I. Сербский род Милорадовичей, происходивший из Герцеговины, переселился в Россию при Петре Великом.



   Михаил Милорадович еще ребенком был зачислен в лейб-гвардии Измайловский полк, где и начал службу, попав в 1788 году на русско-шведскую войну. В соответствии с семейными традициями получил прекрасное образование. Изучал с двоюродным братом Григорием французский и немецкий языки, арифметику, геометрию, историю, архитектуру, юриспруденцию, рисование, музыку и фехтование, военные науки: фортификацию, артиллерию и военную историю.

   Четыре года учился в Кенигсбергском университете, два года в Германии, в начале в Геттингене, а затем совершенствовал военные знания в Страсбурге и Меце.

   Закончив образование, начал головокружительную карьеру. 27 июля 1798 года он уже был генерал-майором и шефом Апшеронского мушкетерского полка.

   Осенью 1798 года со своим полком вошёл в пределы союзной России Австрии, а весной следующего года был уже в Италии. Участвовал в Итальянском и Швейцарском походах; всегда шёл в атаку впереди своего полка, и не раз его пример оказывался решающим для исхода боя.

   В бою при Лекко 14 апреля 1799 года сказалась ставшая в будущем легендарной удаль Милорадовича, его дерзкое презрение к смерти. Он с гренадерами, как десант, на подводах прибыл на поле боя, бросился на врага как смерч, тут же переманив на свою сторону военную удачу. При отчаянной храбрости Милорадовичу, казалось, каким-то невероятным чудом удавалось избежать ранений. Разумеется, солдаты приписывали это сверхъестественным силам: заговоренный генерал! А он продолжал вальяжно разъезжать под огнем – и оставался невредимым. При Басильяно под ним убило трех лошадей, но на Михаиле Андреевиче не было и царапины!

   При штурме Альтдорфа Милорадович перешел горящий мост впереди колонны – и снова целехонек.

   Великий князь Константин Павлович, участник кампании 1799 года, приблизил к себе героя. Милорадович заслужил доверие царской семьи, за честь которой в декабре 1825 года он и погибнет на Сенатской площади.

   При переходе через знаменитый прервал Сен-Готард, заметив колебания войск, Милорадович воскликнул: «Смотрите, как возьмут в плен вашего генерала!» – и первым покатился с утеса.

   В кампании 1805 года заслугой Милорадовича стала одна из немногих побед над Великой армией – при Кремсе. Сначала, 30 октября, он повел свою бригаду во фронтальную атаку на позиции маршала Мортье. Первый штурм возглавил подполковник Игельстрем с Мариупольским гусарским полком. Игельстрем обратил французов в бегство, но сам был смертельно ранен картечью.

   В критический момент Милорадович сам повел родных гренадеров-апшеронцев и смоленцев в штыковую атаку. Заметный издалека, франтоватый генерал умело вдохновлял войска, возвращал самообладание тем, кого охватывал ужас, кто колебался.

   После Кремса Милорадович возглавил русский арьергард – самое ответственное армейское звено в той кампании. Именно на нем и Багратионе в тот год «возлежало охранение армии». Позже Кремс был взят войсками Милорадовича кровопролитным штурмом. Именно за Кремс Милорадович получает чин генерал-лейтенанта.

   Фортуна продолжала благоволить.

   В русско-турецкой войне 1806–1812 годов Милорадович – командир корпуса, который 13 декабря 1806 года освободил от турок Бухарест, в 1807 году нанес поражение туркам при Турбате и Обилешти. 29 сентября 1809 года за победу при Рассевате был произведён в генералы от инфантерии. В сентябре 1810 года уволен в отставку по прошению, но 20 ноября того же года вновь принят на службу и назначен шефом Апшеронского полка, а 12 декабря – киевским военным губернатором.

   Кратковременное пребывание Милорадовича на посту киевского военного губернатора было отмечено атмосферой необыкновенной доброжелательности, которую он создал для киевского общества.

   Пышные балы, которые он давал в Мариинском дворце и на которые публика нередко являлась в национальных костюмах, до сих пор остаются городской легендой.

   9 июля 1811 года на киевском Подоле начался разрушительный пожар, уничтоживший почти весь нижний город. Основная часть подольских строений была деревянной, поэтому количество жертв и масштаб разрушений, причиненных стихийным бедствием, был огромен. Генерал-губернатор лично руководил тушением пожара. Вечерами он возвращался домой в шляпе с обгоревшим плюмажем. Через неделю после пожара Киевское губернское правление донесло генерал-губернатору об огромных размерах убытков: подольские мещане, ремесленники и купцы остались без крыши над головой и средств к существованию. Он обратился за помощью к киевскому дворянству, которое оказало помощь.

   В июле 1812 года Милорадович получил письмо от Александра I, в котором ему поручалась мобилизация полков Левобережной, Слободской Украины и юга России для расположения оных между Калугою, Волоколамском и Москвою.

   В Бородинском сражении Милорадович командовал правым крылом I армии. Затем возглавил арьергард, сдержал войска французов, чем обеспечил отход всей русской армии. Мюрат мог быстрой атакой существенно задержать отступление русских войск. Но к нему Милорадович прибыл лично:

   – Прикажите отменить атаку, – предложил он французскому маршалу. – В противном случае я распоряжусь занять каждый дом в Москве. Вы ее будете осаждать до следующей весны…

   Мюрату нужна была быстрая победа, а потому он, зная о безудержной храбрости русского генерала, распорядился приостановить наступление с тем, чтобы дать возможность основным силам русских покинуть Москву без единого выстрела.

   Милорадович и Мюрат часто, встречаясь на полях сражений, стремились превзойти друг друга в храбрости и удали. Однажды Мюрат решил продемонстрировать свою храбрость русским. Он распорядился доставить ему шампанское, и распивал шипучий напиток под обстрелом русских егерей.

   – Храбрый поступок, – одобрил Милорадович, – но я еще храбрее! По его приказу в нескольких метрах перед русской линией был установлен легкий походный столик, сервированный к обеду.

   Михаил Андреевич не торопясь и с аппетитом съел и первое блюдо, и второе, и десерт, запивая все это шампанским. После чего обтер салфеткой губы и отправился на свой командный пункт. Об этом вскоре было доложено и Мюрату.

   Главным качеством Милорадовича, снискавшим уважение среди своих солдат и противника, была храбрость, бесстрашие, граничащее с безрассудством.

   Наибольшую известность и славу Милорадович приобрёл как один из самых опытных и умелых авангардных начальников русской армии, который успешно преследовал французов до границ Российской империи, а затем и в заграничном походе, участвовал во взятии Парижа.

   В битве под Лейпцигом он командовал русской и прусской гвардиями. За успешные действия своего корпуса в начале 1813 года М.А. Милорадович первым получил в награду право носить на эполетах вензель императора Александра I, а за умелое руководство войсками в заграничном походе 1 мая 1813 года – титул графа Российской империи. В качестве девиза он избрал слова: «Прямота моя меня поддерживает». 16 мая 1814 года он был назначен командующим пешим резервом действующей армии, 16 ноября – командующим гвардейским корпусом.

   19 августа 1818 года он назначается военным генерал-губернатором Санкт-Петербурга и членом Госсовета. Круг обязанностей генерал-губернатора был чрезвычайно широк, да к тому же ему подчинялась и полиция города. Милорадович занялся улучшением состояния городских тюрем и положения заключенных, организовал антиалкогольную кампанию, уменьшив количество кабаков в городе и запретив устраивать в них азартные игры. Тяготившийся административной рутины, он лишь время от времени находил выход своей неукротимой энергии, появляясь на улицах столицы то во главе отряда во время тушения пожара, то спасая тонущих во время наводнения.

   Роковыми оказались для него события 1825 года. Он отправился на Сенатскую площадь с тем, чтобы убедить восставших присягнуть на верность Николаю Павловичу.

   Генерал-губернатора отговаривали от этой поездки. Но он не привык никому кланяться – ни врагам, ни друзьям. Он обратился к собравшимся на площади с такой речью: «Скажите, кто из вас был со мной под Кульмом, Лютценом, Бауценом?» Над площадью повисла тишина. «Слава Богу, – воскликнул Милорадович, – здесь нет ни одного русского солдата!»

   Оболенский приблизился к Милорадовичу с ружьем и попытался штыком пугнуть лошадь генерала, однако попал неудачно – в ногу. Каховский выстрелил в Милорадовича из пистолета. Милорадович, рухнув на руки своих провожатых, был спешно отнесен домой. Правда, по пути все его ордена растащили по карманам.

   Врачи, обследовав рану – пуля застряла в легком над правым соском – советовали пока не вынимать ее, однако Милорадович настоял на этом. Когда пулю извлекли, он, взглянув на нее, сказал: «Слава Богу, не ружейная пуля, а офицерская!»

   Скончался Михаил Андреевич Милорадович 15 декабря 1825 года.

   По завещанию, он дал вольную всем своим крепостным, которого у него было ни много ни мало полторы тысячи душ.

   Милорадович был похоронен в Александро-Невской лавре. А в 1937 году его перезахоронили в Благовещенской усыпальнице лавры, совсем рядом с глубоко им почитаемым Александром Васильевичем Суворовым.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3207


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы