Орлов Алексей Григорьевич. 1737–1807. Александр Игоревич Ермаков.Великие полководцы. 100 историй о подвигах и победах.

Александр Игоревич Ермаков.   Великие полководцы. 100 историй о подвигах и победах



Орлов Алексей Григорьевич. 1737–1807



загрузка...

   Генерал-аншеф, сподвижник Императрицы Екатерины II, победитель турок в Чесменском сражении, кавалер всех имевшихся тогда русских орденов.



   Братья Орловы происходили из дворянского рода. Граф Алексей Григорьевич был третьим сыном (всего было пять братьев) действительного статского советника и Новгородского губернатора Григория Ивановича Орлова и жены его Лукерьи Ивановны.



   Известно, что в 1749 году Алексей Орлов поступил солдатом лейб-гвардии в Преображенский полк. Отличаясь богатырским здоровьем, сильным и смелым характером, Алексей выделялся среди своих братьев и был из них самым даровитым и энергичным.

   Братья Орловы были известны в обществе своим буйным образом жизни в военной среде и физической силой, и едва ли скоро выдвинулись бы на государственном поприще, если бы не попали случайно в тесный кружок лиц, близко стоявших к супруге наследника престола, великой княгини Екатерины Алексеевны.

   Орловы стали вербовать среди гвардейской молодежи приверженцев молодой государыни и вскоре очутились во главе большой партии, состоявшей преимущественно из военных, желавших возвести на престол нелюбимую мужем царицу. Алексей Григорьевич был душою этой партии. Его энергии, хладнокровию и распорядительности Екатерина была обязана успешным выполнением своих замыслов.

   Орловы были осыпаны милостями новой государыни; Алексей Орлов был произведен в генерал-майоры и 29-го июня 1762 года был пожалован в секунд-майоры лейб-гвардии Преображенского полка; в Москве, в день коронации императрицы, он получил орден Александра Невского, а во время коронационных торжеств 800 душ; кроме того ему, вместе с братьями Григорием и Федором, было пожаловано в Серпуховском уезде Московской губернии село Оболенское (Ильинское) с 2929-ю душами и крупная сумма денег. Сверх этих наград все пять братьев были возведены в графское достоинство.

   Это царствование открыло для Орловых путь к высоким почестям. Первенствующее место среди братьев бесспорно принадлежало графу Алексею Григорьевичу.

   В конце 1765 года граф Алексей Орлов в чине генерал-лейтенанта был командирован в Москву с секретным поручением всесторонне и строжайше расследовать возникшие беспорядки в средней полосе России. Недовольные правительством казаки, войдя в сношение с татарами, намеревались помочь им напасть на Украину и поднять там восстание. Екатерина послала в Москву графа Алексея Григорьевича, которому предстояла очень трудная задача предотвратить вооруженное столкновение с Турцией, которая покровительствовала татарам. Облеченный полным доверием государыни, Орлов энергично взялся за дело и для прекращения волнений среди татар ездил в Казань и другие места, собирая всюду нужные сведения, и успокоил начавшееся брожение.

   В конце 1767 года граф Орлов опасно заболел; врачи приговорили его к смерти, но вмешательство в дело лечения некоего фельдшера Ерофеича, скоро ставшего известным всей России, как говорят, спасло графа. Для окончательного выздоровления ему нужно было предпринять заграничную поездку. Незадолго перед отъездом (21 апреля 1768 года), граф Алексей Григорьевич был пожалован кавалером ордена св. Андрея Первозванного и получил 200000 рублей на лечение.

   В сопровождении своего брата граф Алексей Григорьевич отправился инкогнито через Берлин и Вену в Италию, где и остался на продолжительное время.

   Россия в 1768 году, после объявления Турцией очередной войны, начала готовиться к обороне своих южных границ. Русские войска двинулись в пределы Турции. Государственный Совет решил вести против османов наступательную войну. Фаворит императрицы Екатерины II Григорий Орлов предложил послать в Средиземное море несколько судов и оттуда нанести по врагу упреждающий удар с тыла. Эскадра, по мнению Орлова, могла с одной стороны возбудить греков к восстанию против турок, а с другой значительно подкрепить военные силы наших сухопутных войск, отвлекши Турцию в такие места, на которые она менее всего могла ожидать нападений. Весь план военно-морских действий против Турции Орлов составил сам и предложил себя в руководители этого предприятия.

   Императрица Екатерина II своим решением от 29 января 1769 года поручила Алексею Орлову руководить боевыми действиями. Из Кронштадта в июле 1769 года вышла эскадра адмирала Г.А. Спиридова, а из Кронштадта эскадра контрадмирала Эльфинстона. А.Г. Орлов принял на себя всю полноту ответственности за русский флот. Эскадры шли медленно вокруг всей Европы.

   Перед средиземноморской эскадрой А.Г. Орлова стояла задача: не дать турецкому флоту ускользнуть через Дарданеллы в Мраморное море и, нагнав его, заставить принять генеральное сражение. Победа в таком морском сражении облегчила бы борьбу русской сухопутной армии на причерноморских равнинах. Несмотря на свое значительное превосходство, турецкий флот избегал сражения.

   Наконец, командованию эскадры стало известно, что весь турецкий флот находится между островом Хиос и малоазиатским берегом. Главнокомандующий – генерал от кавалерии А.Г. Орлов решил под утро атаковать турок. Русская эскадра имела 9 линейных кораблей, 3 фрегата, 1 бомбардирский корабль, 17 вспомогательных судов и транспортов и 820 орудий. Турецкая эскадра имела 16 линейных кораблей, 6 фрегатов и до 50 мелких судов и 1430 орудий под командованием опытного флотоводца Хасан-бей Джезаирли. Корабли турецкого флота стояли на якоре в Хиосском проливе в полмиле от берега. Турецкий флот имел почти двойное превосходство.

   Орлов 24 июня 1770 года созвал на флагманском корабле военный совет, который принял план адмирала Спиридова атаковать под парусами с короткой дистанции турецкий флот, нанести сосредоточенный удар по флагманскому кораблю «Реал-Мустафа» и тем самым нарушить управление турецким флотом. План был смелый и дерзкий. А.Г. Орлов утвердил его.

   Утром 24 июня 1770 года русский флот вступил в бой, главнокомандующий на флагманском корабле шел в середине кильватерной колонны. А.Г. Орлов приказал не открывать огонь до подхода на дистанцию пистолетного выстрела. На корабле, идущем под флагом адмирала Г.А. Спиридова, вдруг грянула музыка, поднимая дух матросов.

   Когда русский авангард подошел на расстояние трех кабельтовых от турецкого флота турки, не выдержав молчаливого движения на них русских, открыли пальбу. Вся турецкая армада осветилась огнями выстрелов и очутилась в клубах дыма. Русская эскадра подошла на близкое расстояние, и авангард дал свой первый залп, за ним второй.

   Корабль «Три Иерарха» под флагом главнокомандующего А.Г. Орлова обрушил свой огонь на 100-пушечный турецкий корабль.

   Поединок между русским кораблем «Святой Евстафий Плакида» и турецким флагманским кораблем «Реал-Мустафа» длился два часа. «Реал-Мустафа» загорелся, смятение охватило турецкую команду. Русские моряки пошли на абордаж. Короткая рукопашная схватка закончилась полной победой русских моряков.

   В это время огонь с турецкого флагмана перебросился на русский корабль «Святой Евстафий Плакида». Адмирал Спиридов с Федором Орловым перенесли свой флаг на корабль «Три святителя».

   Гибель «Реал-Мустафы» вызвала у турок сильную панику. Все турецкие корабли бросились к Чесменской бухте, чтобы в ней укрыться. Было половина второго часа дня. По приказу А.Г. Орлова все русские корабли пустились в погоню и преследовали турецкие корабли до самой бухты Чесмы, блокировав там флот.

   На военном совете был принят план адмирала Спиридова: уничтожить турецкий флот комбинированным ударом артиллерии и брандеров.

   В приказе от 25 июня А.Г. Орлов писал: «…флот оный победить и разорить». Около полуночи 26 июня после артиллерийских залпов с русских кораблей на турецких кораблях начался пожар, в атаку пошли брандеры. К 3 часам ночи пожар охватил весь турецкий флот. Горело более 40 турецких кораблей. Корабли взрывались один за другим. К 10 часам утра сгорело 15 линейных кораблей, 6 фрегатов и 40 мелких судов. Турки потеряли погибшими более десяти тысяч матросов.

   В Чесменском морском бою турецкий флот был полностью уничтожен. Это была величайшая победа русского флота в Средиземном море.

   Россия праздновала морскую победу. В честь Чесменской победы в Царском селе была воздвигнута Чесменская колонна, а в Санкт-Петербурге построена Чесменская церковь.

   В память Чесменской победы выпустили бронзовую медаль, на одной стороне которой был изображен граф Алексей Орлов, а на другой – план Чесменского сражения со словами: «И быть России радость и веселие. Чесма, 24 и 26 июня 1770 г.».

   К Алексею Григорьевичу Орлову пришла мировая слава. В честь него слагались песни, стихи, легенды. Европа была изумлена победой русского флота на Средиземном море. Чесменское сражение было самым крупным за всю историю парусного флота.

   Положение Турции и её военный престиж сразу упали; внутренние смуты еще более ослабили ее. В некоторых городах, живших преимущественно подвозом с моря, по случаю войны, открылись болезни и голод.

   Алексий Григорьевич Орлов овладел почти всем Архипелагом. России подчинились Лемнос, Митилена, Парос, Тан, Порто-Кавелло и многие другие острова.

   В виду столь неблагоприятных условий и возможности появления русского флота близ Константинополя, турецкое правительство пошло на уступки и решило просить мира.

   Алексей Григорьевич, почувствовав сильное ухудшение своего здоровья, уехал в Италию. 12 ноября 1770 года, сдав начальство над флотом адмиралу Спиридову; А Г. направился в Ливорно на флагмане «Три Иерарха». Здесь ему пришлось запастись всем необходимым для русского флота, в ожидании новой кампании. Из Ливорно граф Орлов скоро принужден был отправиться в Архипелаг и 28 июня уже прибыль к острову Паросу с двумя кораблями и несколькими мелкими судами. Когда в Архипелаге снова появился с эскадрой Алексей Григорьевич, русский флот стал действовать всё энергичнее; в начале ноября русскими была взята Митиленская крепость.

   Было объявлено перемирие с Турцией. Воспользовавшись этим перемирием, турки стали усиленно вооружаться, укреплять приморские пункты и приспособлять транспортные суда для военных действий. Орлов, хотя и узнал скоро о всех этих приготовлениях, но, не желая нарушать перемирия, не предпринимал никаких враждебных действий.

   Турки сильно вооружили стоявшие в Родосе военные суда, собрали большие отряды при Чесме и по Морейскому берегу и приготовили к военным действиям в Дарданеллах большой флот. И только 19 сентября Орлов, получив известие о разрыве мирных переговоров в Фокшанах и о прекращении перемирия, немедленно отправился к флоту, решив помешать Дульциноцкой неприятельской эскадре выступить в море. Он предпринял активные действия. До заключения Кучук-Кайнарджийского мира (10 июля 1774 года), русский флот старался лишь беспокоить турок в Архипелаге.

   Кучук-Кайнарджийский мир прекратил, наконец, военные действия между Россией и Турцией. Граф Алексей Орлов остался очень недовольным условиями мирного договора. Он мечтал проложить путь в Дарданелльский пролив и разрушить Константинополь, но этим смелым планам не суждено было осуществиться.

   В то время как военные осложнения мало-помалу приходили к благоприятным и выгодным для России результатам, императрица была встревожена появлением за границей опасной самозванки. Она приказала графу «поймать всклепавшую на себя имя во что бы то ни стало» и доставить её в Петербург. Императрица разрешила Орлову подойти к Рагузе с флотом и потребовать выдачи авантюристки, а если сенат рагузской республики откажет в этом, то бомбардировать город. Впрочем, дело поимки обошлось без особых осложнений. Под предлогом показать маневры флота, самозванку перевезли 20 февраля 1775 года на адмиральский корабль «Три Иерарха», на котором она была арестована и доставлена в Кронштадт.

   Граф Орлов покинул Италию и сухим путем прибыл в Петербург ко дню празднования Кучук-Кайнарджийского мира.

   К тому времени императрица стала отдаляться от Орловых; Алексей Григорьевич в ноябре 1775 года обратиться к императрице с просьбой об увольнении; 2 декабря того же года он был уволен «навсегда от всякой службы», причем ему была назначена пенсия.

   Орлов уехал в Москву и зажил там жизнью опального вельможи. С братьями своими Орлов поддерживал самые дружеские отношения и вел с ними обширную переписку.

   Алексею Орлову было уже под пятьдесят, когда в 1782 году он женился на молоденькой Лопухиной. Любовь была недолговечной, жена рано умерла, оставив ему дочь, известную впоследствии графиню Анну Алексеевну.

   В 1787 году, когда была намечена вторая Турецкая война, императрица предложила Алексею Григорьевичу принять начальство над флотом, предназначавшимся к отправлению в Средиземное море. Орлов отказался по нездоровью. Когда вести об успехах русского флота достигли Орлова, он поздравил императрицу с одержанными победами.

   В 1796 году Алексий Григорьевич приехал в Петербург, собираясь отсюда ехать за границу. В это время неожиданно скончалась императрица Екатерина II. Вступивший на Престол император Павел относился к Орлову очень неблагосклонно. По приказанию императора, Алексею Григорьевичу пришлось при перенесении останков императора Петра III из Александро-Невской лавры в Петропавловский собор, нести корону сверженного им государя. Вскоре после этого графу Орлову, однако, удалось уехать за границу, где он и прожил все кратковременное царствование императора Павла.

   В 1801 году, с наступлением нового царствования, граф Алексий Григорьевич вернулся в Москву и поселился под Донским Монастырем в своем Нескучном.

   Алексей Орлов пережил своего любимого генералиссимуса Александра Васильевича Суворова. В 1805 году граф Орлов, получив известие о поражении русских войск при Аустерлице, заплакал, ему вспомнилась Чесменская победа.

   24 декабря 1807 года, в Рождество, граф А.Г. Орлов-Чесменский скончался в Москве.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2441


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы