Начало начал. С. В. Алексеев, А. А. Инков.Скифы: исчезнувшие владыки степей.

С. В. Алексеев, А. А. Инков.   Скифы: исчезнувшие владыки степей



Начало начал



загрузка...

Конец III и II тысячелетие до н.э. были бурной эпохой в истории Евразии. По размаху и значению происходившие тогда, в бронзовом веке, события едва ли имели подобия в истории как предшествующих, так и последующих веков. Именно в это время вслед за Египтом и Двуречьем рождаются и растут другие древние цивилизации — сначала Востока, затем уже и Европы. Строятся государства, развивается письменная культура, всё большее число народов расстаётся с первобытной племенной жизнью. Но не только в этом мир меняется. Именно тогда, после многочисленных переселений, в основном сложились существующие поныне границы народов и языков. Происходившие позднее их изменения при всей своей значимости меняли картину гораздо в меньшей степени. Греческая колонизация и римские завоевания, расселения германцев затрагивали преимущественно Европу и Средиземноморье. Масштабные движения тюрков и арабов в Средние века во многом поменяли карту Азии и европейских степей. Но ни одно из этих событий не перекроило карту всего ведомого мира так, как передвижения племен на заре цивилизации. Ничего подобного не происходило, наверное, до тех пор, пока западные европейцы не колонизовали Америку, а русские не заселили Сибирь — уже в начале нового времени. Но это было уже организованное движение народов цивилизованных. Тогда как бронзовый век видел перемещения многолюдных «варварских» масс, сменявших друг друга на просторах ещё не вполне обжитого материка.
Зачастую для нас эти движения безымянны. Мы едва можем угадывать имена или языки народов, проносившихся по лицу Евразии, сметая с лица земли своих подчас столь же безвестных противников и оседая на их местах. Побеждая лишь для того, чтобы спустя век, другой, третий также кануть в безвестность. Иногда волны нашествий обрушивались на оазисы цивилизации — и эти великие несчастья оборачиваются ныне прозрениями для современной науки. Ибо в этих случаях названия грозных завоевателей, а подчас и слова их языка оседали в письменных источниках. Гораздо сложнее установить родословную народов северной части Евразии, которая попадает в поле зрения письменных памятников гораздо позже, уже в античную пору. Современные археология и языкознание достаточно продвинулись для того, чтобы строить убедительные теории на этот счёт. Но каждая из них не перестаёт быть лишь теорией, нуждающейся в постоянной проверке и обосновании.
Скифы — одна из малых веточек на могучем древе индоевропейских народов, к которым относятся, помимо индоиранцев, славяне, балты, германцы, романцы, кельты, греки, армяне, албанцы. Земли, ставшие позднее европейской Скифией, уже с самого начала бронзового века оказались связаны с историей общих предков всех или почти всех индоевропейских народов. О прародине индоевропейцев учёные спорят не один десяток лет — и новые методы науки скорее открывают в споре новые грани, чем разрешают его.
Одни полагают, что прародину индоевропейцев следует искать в переднеазиатских землях — в Малой Азии, Северном Междуречье или на Армянском нагорье. На это указывают древние контакты индоевропейских языков с картвельскими и особенно семитскими. В Малой Азии располагалось древнейшее из известных науке государств индоевропейцев — Хеттское царство II тысячелетия до н.э. Хетты, греки и армяне отделились от индоевропейского единства раньше других народов, причём греки заселили Балканы как раз из Малой Азии. В пользу этой теории приводятся многочисленные данные языка и материальной культуры древних индоевропейцев — в частности, изобретение ими боевых колесниц.
Другие ищут прародину в степях Северо-Восточного Причерноморья, Северного Кавказа и Прикаспия. Отсюда распространяется вместе с расселяющимися племенами по Европе курганный обряд погребений. Здесь жили на протяжении предшествующих ещё бронзовому веку тысячелетий высокоразвитые пастушеско-земледельческие племена. Значимого же притока населения извне, как полагают сторонники этой теории, по археологическим материалам незаметно. Отмечают и исконное родство индоевропейских языков с языками Северной Евразии — уральскими и алтайскими.
Когда-то пользовалась популярностью теория «арктической» или «нордической» прародины индоевропейцев. Её сторонники считали индоевропейским «нордический» расовый тип, издавна присутствующий на северо-западе Евразии. Сейчас у этой теории немного сторонников, в основном среди учёных из Северной Европы. Но и она не вполне сброшена со счетов. Её последователи ищут прародину индоевропейцев
либо в Скандинавии, либо даже на Русском Севере. Предполагается, что отсюда они могли расселиться в течение нескольких веков на юг.
Но, как уже говорилось, при любом решении вопроса роль будущих мест расселения скифов, Северного Причерноморья и Приазовья, в судьбах индоевропейских народов остаётся немалой. В медном и начале бронзового века в европейских степях жили племена пастухов и земледельцев, относимые археологами к так называемой древнеямной культурной общности. Её существование приходится на IV—III тысячелетия до н.э. Культура эта получила название по обычаю погребать умерших в подкурганных ямах.
Почти ни у кого не вызывает сомнений, что ямная культурная общность была индоевропейской, что «ямные» племена являлись предками различных индоевропейских народов. По мнению сторонников степной «курганной» прародины, именно отсюда происходило расселение всех индоевропейских племен, и древнеямная — их последняя общая культура. Но и сторонники переднеазиатской прародины придают большое значение «ямным» племенам. В их областях видят «вторичную прародину», на которой веками жили бок о бок две больших племенных группы пришедших с юга индоевропейских племен — «древнеевропейцы» и арии-индоиранцы. В обоих случаях распространившиеся по Европе в III тысячелетии до н.э. культуры боевых топоров и шнуровой керамики возводятся к «ямным» племенам. Иначе получается лишь при принятии теории северной прародины. Здесь, напротив, считают, что культуры боевых топоров, распространяясь с севера, повлияли на ямную. Тогда надо понимать ее как культуру меньшей части индоевропейских племен — индоиранцев и, возможно, балто-славян. Хронология и последовательность появления культур этой эпохи часто пересматривается, так что такой вариант тоже возможен, хотя маловероятен.
Как бы то ни было, языковеды и археологи согласны в том, что древнее индоевропейское единство распадается к концу III тысячелетия до н.э. Будущие индоиранские племена обособились на востоке индоевропейских земель, именно в степной и лесостепной полосе Евразии. По языку и культуре промежуточное место между ними и западными европейцами занимали балтославяне — общие предки славянских и балтийских племен. Последние, как полагают, осели к середине III тысячелетия до н.э. на Среднем Днепре, откуда двигались к северу и западу. Восточнее Среднего Поднепровья, следовательно, надо искать земли древнейших ариев.

Словом «арья» обозначали себя все индоиранские племена. Оно обычно для индийских Вед и в позднейшем санскрите приобрело значение «благородный», «благороднорожденный». От него же происходит и слово «Арйана», «Эран», «Иран», обозначавшее «Арийскую страну». Первоначально «арья» обозначало «гостеприимца», «хозяина собственного дома» — а затем вообще «господина», «свободного». Арии — по крайней мере в идеале — проводили довольно жёсткую грань между собой и покоряемыми народами. Потому-то в Индии «арья» стало обозначать представителя одного из высших сословий-варн, в отличие от «вневарновых» париев. С другой стороны, «арья» было и культурным определением — люди иной культуры, с отличающейся верой переставали быть ариями для своих сородичей.
Арии уже в начале своей истории широко расселились на восток, заняв многие земли Поволжья, Приуралья, Центральной Азии. Археологи выделяют на огромном пространстве от Днепра до Алтая три восходящих к «ямной» археологических культуры, связанных с ариями. В Северном Причерноморье и на восток до низовий Волги в первой половине II тысячелетия до н.э. жили племена катакомбной культуры. Название её происходит от обычая погребать мертвецов в катакомбах под курганом. Неясно, впрочем, были ли эти племена правда ариями или относились к другой группе индоевропейских народов. Прямых потомков они, судя по всему, не оставили, растворившись в среде восточных пришельцев позднейших времён.
К востоку и северо-востоку, в Среднем Поволжье, в степном Приуралье, в Центральной Азии жили племена срубной культуры. Позднее они продвигались в разных направлениях — на юг в земли современных Киргизии и Туркмении, на запад вплоть до Дуная. Название связано с местной особенностью одного из вариантов культуры, открытого первым — устраивать умершим подкурганные срубы. «Срубные» племена были в основном скотоводами, с чрезвычайно развитым бронзо-литейным ремеслом. В них видят либо древнейших иранцев, либо даже общих предков всех ариев.
Одной из самых развитых индоевропейских культур бронзового века являлась андроновская, зародившаяся в Приуралье в конце III тысячелетия до н.э. В числе её памятников этого древнейшего этапа — крупные укреплённые поселения, игравшие роль племенных «столиц», центров религии и власти. Наиболее известны среди них Аркаим и Синташта на территории современной Челябинской области. Из приуральских областей «андроновцы» двигались на юг и на восток, сталкиваясь и смешиваясь со «срубными» племенами — ближайшими соседями и сородичами. В итоге в середине II тысячелетия до н.э. границы андроновской культуры достигли земель нынешних Туркмении и Таджикистана на юге, захватив Южную Сибирь на севере. Арийское происхождение «андроновцев» не вызывает сомнений у учёных. Многие видят в них прямых предков индоариев (что логично, если «срубные» племена — только иранцы). Другие, напротив, считают андроновцев хотя бы отчасти иранцами. Впрочем, некоторые языковеды сомневаются и в том, и в другом. На основе древнейших слов-заимствований из арийских языков в финно-угорские они полагают, что «андроновцы» представляли особую, позже исчезнувшую ветвь арийских племен. Подобно «срубным» сородичам, «андроновцы» предпочитали скотоводство земледелию.
В любом случае ясно, что история ариев на их прародине не была мирной и спокойной. Скотоводческие племена со своими многоголовыми стадами перемещались по равнинам Центральной Азии и Прикаспия, соперничая между собой за пастушеские угодья. Границы даже больших культурных общностей, не говоря уже об отдельных племенах внутри них, менялись стремительно, буквально вгрызаясь в территории друг друга. Единой власти у древнейших ариев не существовало. Предания доносят память о калейдоскопе из десятков малых «царств», время от времени сплачивавшихся в крупные союзы — для завоевательной или оборонительной войны. Такие союзы столь же быстро, как возникали, могли и распасться, а на их обломках рождались новые единства. Отголоски подчас катастрофических перемещений, столкновений и смешений родственных племен сохранились в древнейших священных текстах ариев — индоарийской Ригведе и иранской Авесте.
Уже в начале II тысячелетия до н.э. древняя индоиранская общность распадается. Первыми выдвинулись к югу предки нынешних носителей т.н. нуристанских языков, осевшие в горах Гиндукуша. К середине же этого тысячелетия начинают свое движение на юг индоарии, завершив его завоеванием Индостана. Другая группа ариев вторглась на Ближний Восток, где приняла участие в создании существовавшего до XIII в. до н.э. царства Митанни. Эти миттанийские арии, впрочем, в итоге растворились почти бесследно среди окрестных народов. Иранские племена в значительной массе оставались на северной прародине. В то же время часть их также сдвигалась уже к югу и к востоку, заселяя Среднюю Азию, а затем и Иранское нагорье.

В эту пору и начинается распад уже самой иранской общности. Отличия между её племенами в культуре, языке, даже в хозяйственных навыках становились всё глубже. Решающее значение для ослабления связей между разными ветвями иранцев имел переход северных степных племен к кочевому скотоводству. Осваивая непригодные для первобытного земледелия пространства, сначала как выгоны для скота, а затем как основную среду обитания, северная часть иранцев отказалась от земледелия вовсе. Но в продуктах его кочевники продолжали нуждаться. Это могло вести к своеобразным договорным и меновым отношениям с соседними земледельцами. Но если разделение труда не складывалось, то хорошо организованные степные скотоводы брали необходимое силой. Потому с этих пор земледельческие племена Средней Азии и Иранского нагорья становятся мишенью постоянных набегов для северных соседей. Южане уже не желали признавать кочевников за ариев, за «иранцев», оставив это имя для себя, а врагов именуя «турья», «турами», их страну — «Туран». Впрочем, сами кочевники отнюдь от имени ариев не отказывались. Во всяком случае, античные географы знают в «азиатской Скифии» народы с такими названиями. Корень «Арья» встречается в именах европейских скифов. В итоге же имя арьев возродилось в Северном Причерноморье как название могучего кочевого племени аланов — арианов, «арийских людей».
Но, как было сказано, для жителей рождающегося на новых землях Ирана «туранцы» ариями уже не были. Раскол совершился бесповоротно. Ожесточенные войны с «турами», «туранцами» омрачали жизнь оседлых иранцев в столетия создания «Авесты». С ними сражались легендарные герои Ирана, к вышней помощи против них обращался царь Виштаспа, принимая веру пророка Заратуштры. И именно в эти века как раз на степном севере, в глубинах кочевого «Турана» начинается история одного из величайших его племён — «народа стрелков», скифов.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3996


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы