Глава 7. Страна в огне – ниндзюцу процветает. Алексей Горбылев.Ниндзя: боевое искусство.

Алексей Горбылев.   Ниндзя: боевое искусство



Глава 7. Страна в огне – ниндзюцу процветает



загрузка...

   Период с 1467 по 1573 г. в истории Японии получил название Сэнгоку дзидай – «Эпоха воюющих провинций». Это название как нельзя лучше отражает его особенность. То было время бесконечных феодальных войн, которые вели многочисленные удельные князья-даймё. Всю страну окутал дым пожаров. Толпы беженцев скитались по дорогам. Кости тысяч погибших усеяли поля… И на этом фоне расцвело могущественное искусство ниндзюцу.

   Многое объясняет, почему именно эти страшные годы стали «золотым веком» ниндзя. Сама ситуация, когда сосед только и мечтал, как бы перегрызть горло соседу, создавала благодатную почву для всходов шпионажа и диверсий. Коренным образом изменился и сам характер военных действий. Войны более не походили на грандиозные турниры, где все решали индивидуальная подготовка и смелость. На первый план вышли тактика и стратегия, умение вести маневренную войну на несколько фронтов. Сами армии увеличились в десятки раз. Теперь они состояли не только из знатных буси, но и из асигару – «легконогих», которых набирали из крестьян и бродяг. Немалое значение имело и появление в Японии в середине XVI в. огнестрельного оружия, которое резко изменило рисунок боя. В таких условиях было уже не до рассуждений о честных и нечестных способах ведения войны. Каждый даймё стремился выиграть войну с минимальной затратой сил и ресурсов своего княжества, чтобы избежать разорения, которое неминуемо следовало за затянувшейся и бесплодной военной кампанией. А это становилось возможным только в случае всесторонней подготовки, включавшей полное знание противника. Шпионы в этом деле были незаменимы.

   Даймё засели за изучение древних китайских трактатов, описывающих методы использования тайных агентов, стали создавать собственные шпионско-диверсионные группы, нанимать ниндзя на стороне. Даже те из них, кто все же считал ниже своего достоинства использовать лазутчиков, должны были познакомиться с их тактикой, если хотели выжить.



   Рядовой пехотинец-асигару



   Факты показывают, сколь сильно даймё боялись вражеских ниндзя. Так, Мори Мотонари как-то заметил в разговоре, что лучше всего не доверять никому, даже близким родственникам. Мацуура, князь с островка Хирадо близ побережья Кюсю, держал в бане боевую дубину на случай внезапного нападения. А в туалете знаменитого Такэды Сингэна было две двери, чтобы он мог выбежать в случае опасности.

   В источниках эпохи Сэнгоку мы находим множество упоминаний о действиях синоби из Ига и Кога. Например, в дневнике одного из священников храма Тамон-ин «Тамон-ин никки», который считается весьма надежным источником, читаем: «В это утро, в 6-й день 11-го месяца 1541 г., несколько Ига-сю («людей из Ига») проникли в замок Касаги и подожгли покои священника, еще они подожгли в нескольких местах внешние здания…» В «Мацубара дзикюсю року» («Личные записи Мацубары, писанные во время отдохновения», XVII в.) говорится: «Были посланы на разведку синоби-но моно из Ига». А в «Дзохо Иэтада никки» («Дополнения к дневнику Иэтады»)[32] сообщается о «более чем 30 «невидимых воинах» (синоби-но си) из шайки Хаттори, живущей в провинции Ига».

   Сама география акций Ига-моно и Кога-моно не может не впечатлить, так как она охватывает почти всю Японию. Это означает, что в этот период старинные кланы ниндзя вышли далеко за пределы традиционных мест проживания и стали крупнейшими поставщиками тайных агентов в Стране восходящего солнца.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2039


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы