Первая империя Тиглатпаласара I (1115—1077 гг. до н.э.). Д. Ч. Садаев.История древней Ассирии.

Д. Ч. Садаев.   История древней Ассирии



Первая империя Тиглатпаласара I (1115—1077 гг. до н.э.)



загрузка...

К концу XII в. до н.э. относится первый знаменательный период ассирийских походов и побед. Он связан с именем полководца и крупнейшего деятеля Ассирии Тиглатпаласара I. [64]

Тиглатпаласар I — последний из могущественных царей Ассирии II тысячелетия до н.э. Он был не только незаурядным организатором, но и дальновидным царем. Сведения о нем дошли до нас благодаря сенсационной находке при раскопках большого кургана в Калат Шергате (древний Ашшур). Из четырех угловых ниш фундамента там были извлечены четыре цилиндра восьмигранной формы, высотой около 50 см. Они содержали тексты с именем Тиглатпаласара I, которые сообщали, что на этом месте в большом храме бога Ашшура стоял перестроенный царем придел, посвященный Ададу.

Помимо этого цилиндр содержал подробный отчет о первых пяти годах царствования Тиглатпаласара. Данным, которыми мы теперь располагаем, человечество обязано предусмотрительности ассирийского царя, уложившего этот исторический документ под четырьмя углами дома «на вечные времена», как он провозглашает в последнем параграфе.

Первые годы своего правления Тиглатпаласар I посвятил восстановлению святилища богов Ану и Адада, завершив его в течение пяти лет.

Одновременно с этим по приказу царя в Ашшуре были построены новые дворцы, несколько крепостей и государственных хлебных складов. Наряду со строительными работами Тиглатпаласар уделял большое внимание военному делу, которое при его царствовании достигло больших успехов. Таким обратом, первые годы своего правления он посвятил укреплению внутреннего положения страны и создал крепкий тыл для достижения побед в последующих завоевательных походах.

Титлатпаласар и его преемники стали оставлять надписи на местах своих побед, которые вырезали на камнях на какой-нибудь возвышенности или горе, недалеко от захваченного города, обычно в таком месте, куда было трудно добраться.

В дальнейшем персидские цари стали подражать этому примеру. Так, например, бехистунская надпись, выбитая ими на недоступной скале, сохранилась до наших дней.

Благодаря надписям ассирийских царей и рельефным рисункам, которые на них вырезались, мы узнаем о их военных походах и победах.

Много походов совершил Тиглатпаласар I в разные страны. Первый из них — против воинственного племени мушков, которые пришли в начале XII в. до н.э. из Каппадокии (где они участвовали в разгроме хеттской державы) и поселились в верхнем бассейне Тигра, в непосредственной близости от главных ассирийских центров.

В труднодоступной горной области Тиглатпаласар I разбил пять племенных вождей мушков, собравших 20-тысячную армию. Он так говорит о своих победах: «Я увез все их имущество, несметную добычу, шесть тысяч воинов сдались мне в плен на мою милость. Я всех их увел и причислил к жителям моей страны». Самым [65] тяжелым был четвертый поход — в северные страны, к Армянскому нагорью, обширной горной стране, расположенной к югу, западу и востоку от оз. Ван. Ее народам пришлось близко узнать ассирийских завоевателей, которые неоднократно обрушивались на них, подвергая грабежу и разорению их селения и города, утоняя в Ассирию десятки тысяч пленных. Ассирийцы и назвали эту страну Наири. Здесь в южной и юго-западной части обширного горного края, который простирается между цепями Кавказа и Тавра с их отрогами, лежат два красивейших озера — Ван и Урмия. Ван находится на высоте свыше 1500 м, а Урмия — около 1000 м над уровнем Средиземного моря; вода в них соленая. Г. Роулинсон так описывает оз. Урмия: «Удельный вес воды вследствие количества соли, которой она насыщена [в нем], очень велик; так велик, что судно, имеющее вместе с грузом сто тонн веса, погружается не более чем на три или четыре фута. Вследствие тяжести воды и бури не производят в озере большого волнения. Самый сильный ветер поднимает волны лишь на несколько футов, и как только буря утихнет, волны снова впадают в свой тяжелый, глубокий, мертвенный сон». Озера Ван и Урмия хорошо знали ассирийцы. Здесь и проходило войско Тиглатпаласара I. Следы его похода сохранились до наших дней.

Несколько западнее от оз. Ван на гладко обтесанной скале изображен этот великий царь с протянутой рукой, как бы указывающий победный путь своему воинству. В надписи Тиглатпаласар I пишет: «В те дни послал меня мой владыка — бог Ашгпур в далекие царства на берегах Верхнего моря,2) которые не знали доселе ига. И вышел я в поход. По трудным дорогам, крутым переходам, в которые не проникал дотоле ни один царь, по непроложенным путям, по невиданным подъемам пришлось мне идти. Через горы... перешел я, по хорошим дорогам — ехал я на боевой колеснице, по плохим — прокладывал путь ударами топора... Мосты для прохода войска моего я прекрасно поставил...».

Основываясь на анналах Тиглатпаласара, можно предположить, что маршрут знаменитого похода 1114 г. до н.э. начинался в районе Диярбекера и далее был проложен на север, вплоть до южных берегов Черного моря.

Осторожно, поодиночке пробирались воины, опираясь на копье, цепляясь за выступы скал одной рукой, а другой придерживая тяжелый круглый щит, неотъемлемую часть вооружения любого ассирийского воина. Много выдержки, ловкости и находчивости проявляли они во время таких тяжелых и изнурительных переходов.

Когда ассирийские войска достигли страны Наири, им пришлось столкнуться с ожесточенным сопротивлением. «Двадцать три царя страны Наири собрали свои колесницы и войска, — рассказывает Тиглатпаласар I,— и выступили сражаться со мною... 120 колесниц их взял я в бою, 60 царей стран Наири преследовал я до берегов Верхнего моря... Их укрепленные города завоевал [66] я, их стада бесчисленных коней, мулов и телят и все бесчисленное достояние их пастбищ взял я...»

Укрепления в стране Наири воздвигали на недоступных вершинах гор и скал. Таким городом-крепостью был, например, Тушпа (совр. Ван) у оз. Ван. Он прилепился к подошве почти отвесной скалы. Единственная дорога поднималась здесь высеченными в породе уступами. Там, где природной защиты оказывалось недостаточно, искусство человека создавало стены с бойницами, поднимающиеся до самой вершины скалы.

Первые упоминания клинописных документов о Тушпе относятся к IX в. до н.э., но возник город, вероятно, раньше, возможно, еще во времена Тиглатпаласара. Окружающую местность урарты называли страной Биайна (отсюда название современного озера и города Ван).

У истока Тигра на скале были высечены рельефное изображение Тиглатпаласара I и краткая надпись о третьем походе в Наири. В то же время это один из древнейших из найденных до сих пор образцов ассирийского ваяния.

Тиглатпаласар I прошел западнее оз. Ван, обойдя недоступные твердыни на его берегах. Он был беспредельно горд своими походами, тем, что «прошел через стремительные ущелья, внутренность которых ни один царь до него не видал», что ходил «далеко и высоко», туда, где вообще не было никаких дорог.

Время от времени царь продолжал преследовать независимые государства в горах верховьев Евфрата и Тигра. Печальная участь постигла горные племена. В лесах на склонах гор лежали трупы местных жителей, были разрушены и разграблены селения. Царские семьи вместе с десятками тысяч пленных угнаны в Ассирию. Надписи Тиглатпаласара I говорят о богатой добыче: золотой и серебряной посуде, конях, колесницах, скоте и т. д.

Каждый их отрывок заканчивался обычно следующими словами: «Я увез их имущество, сжег селения их огнем, потребовал от них заложников, дани», или «Я наложил на них тяжелое ярмо моего владычества и повелел им каждый год мпо приносить дань в мой город Ашшур», или «Я присоединил их земли к своей родной земле...», или, наконец, «Я помиловал их, наложил на них дань и привел под власть Ашшура, господа моего». Из одной покоренной страны он увез статуи «двадцати пяти богов» в свой город Ашшур.

Походы Тиглатпаласара I на север закончились успешно. По мнению И. М. Дьяконова, он был, по-видимому, единственным из ассирийских царей, дошедших до Черного моря, так как после образования государства Урарту такие походы были уже невозможны.

Далее Тиглатпаласар повествует о том, что все цари стран Наири живыми попали в руки ассирийцев. Однако царь поступил «великодушно» с пленными. Он «их помиловал, спас им жизнь... освободил их от плена и уз и заставил их принести присягу своим [67] богам на будущее время, навеки, на рабство». Он забрал в заложники лишь «сыновей, произведение их утробы», но после выплаты ими дани (1200 коней и 2000 голов крупного рогатого скота) также «отпустил в их страны».

Иначе сложилась судьба Сени — царя страны Дайаэни. Если цари остальных двадцати двух стран Наири покорно приняли владычество Ассирии и были также «помилованы и освобождены от плена», то Сени, «который не склонился перед богом Ашшуром», взяли в плен, связали и увели в Ассирию, в город Ашшур.

Правда, Тиглатпаласар впоследствии помиловал Сени и отпустил в Наири, чтобы он славил «великих богов» Ассирии за спасение своей жизни.

Покорив обширную территорию 23 стран Наири и 37 племен их причерноморских союзников, Тиглатпаласар I двинул свои войска в страну Мусру. Путь на Мусру проходил по труднодоступной местности, между горами Эламуни, Тала и Харуса. Военный поход ассирийцев осложнялся еще и тем, что войска соседней страны Кумани пришли на помощь стране Мусру.

На горе Тала произошло ожесточенное сражение между войсками ассирийцев и куманийцев. 20-тысячная армия куманийцев — разгромлена. Ассирийцы преследовали врага до горы Харуса.

Обобщая результаты своего победоносного похода, Тиглатпаласар сообщает: «Обширными странами Наири до всех пределов их я овладел (и) склонил их к моим ногам».

На западе царь пересек Евфрат и покорил Амурру (т.е. Сирию), включая финикийское побережье. На обратном пути он получил дань от Илу-Тешуба, царя «Великой Хатти».3)

«Я не имел соперников в бою... — провозглашал Тиглатпаласар I. — Всего сорок две страны с их царями, от лесистых окраин, что за Нижним Забом, до земли Хатти за Евфратом и вплоть до Верхнего моря Заката (Средиземное море выше устья Оронта), рука моя покорила от начала моего царствования до пятого года моего владычества. Я заставил их говорить на одном языке, принял от них заложников и обложил их данью».

Тиглатпаласар I был не только царем-завоевателем, но также и дальновидным политиком. В результате победоносных военных походов он расширил границы своего государства и улучшил экономическое положение страны. Было построено много жилищ, царские склады наполнились зерном; на пастбищах паслись огромные стада диких коз, оленей, антилоп.

Много внимания и заботы проявлял царь, украшая свою столицу. Даже в периоды военных походов он отбирал лучшие породы деревьев и приказывал бережно выкапывать их из земли и в больших корзинах отправлять в Ассирию, где их сажали в царских садах и парках. [«Деревья эти (имеется в виду кедр), которые при царях, отцах моих, никто не сажал, я взял и посадил в садах моей родной земли; еще привез я драгоценные лозы садового винограда, каких у нас до этого не было, и обогатил ими земли Ашшуровы».] [68]

Тиглатпаласар I строил дороги, остатки которых сохранились до наших дней. Горы и долины Ассирии, а также соседних стран в те далекие времена изобиловали дикими зверями, на которых царь устраивал большие охоты. Как явствует из его надписей, он лично убил четырех диких быков, а рога и шкуры увез «на память» в Ашшур. 120 львов убил, «стоя на своих ногах», а 800 — с колесницы. Охотился Тиглатпаласар и на слонов и даже ловил их, что считалось по тем временам исключительным подвигом. Не менее трудным делом была охота на страусов. Показательно, что шесть веков спустя греческие наемники, приведенные к берегам Евфрата персидским царевичем Киром, тщетно пытались нагнать во время охоты хотя бы одного страуса.

Тиглатналасар I дошел до Финикии, захватил торговые города Библ, Сидон, Арвад и наложил на них дань. Он совершил плавание на арвадских кораблях по Средиземному морю. Это была первая морская прогулка в открытом море. В то время она имела большое политическое и международное значение. Ассирийский царь как бы вступал на путь освоения нового, морского плацдарма для достижения будущих военных целей.

Выдающиеся способности и энергия Тиглатпаласара I, его военные походы и завоевания укрепляли авторитет ассирийского царя. Его вынужден был признать даже фараон Египта: он прислал в дар Тиглатпаласару I крокодила и бегемота, очевидно с целью пополнения зверинца в столице Ассирийского царства.

Успехи Тиглатпаласара I, впрочем, оказались непрочными. Царь Вавилонии Мардукнадинахе обратил ассирийские войска в бегство, преследуя их до самой Ассирии, и захватил в городе Экаллатсе статуи богов, которые удалось вернуть лишь 418 лет спустя царю Синаххерибу. Однако, совершив несколько победоносных походов в Аккад, Тиглатпаласар I сумел захватить Сиппар и Вавилон.

Самые опасные враги Ассирии таились в обширных степях, расположенных к западу от Тигра, главным образом на восточных берегах Евфрата. Это были кочевые племена арамеев, которые еще и раньше угрожали Ассирии, а с этого времени стали совершать на нее свои опустошительные набеги. Тиглатпаласару удалось одержать над ними победу, оттеснить их на западный берег Евфрата.

Этими походами можно заключить повествование о деятельности одного из наиболее значительных царей Ассирии.

* * *

Преемники Тиглатпаласара I не сумели, впрочем, закрепить его успехи, и вскоре после смерти царя Ассирия приходит в упадок. Страна, ослабленная постоянными военными походами, была уже не в силах оказывать активное сопротивление вражеским набегам кочевников, утратила свое былое могущество и в течение 200 лет не занимала ведущего положения в Месопотамии. [69]

От этого времени сохранилось очень мало надписей и памятников.

Хотя нам известны по именам все одиннадцать царей, правивших в XI—X вв. до н.э. (от смерти Тиглатпаласара I в 1077 г. до воцарения Ададнерари II в 911 г. до н.э.), но о внешней и о внутренней политике большинства из них мы почти ничего не знаем. Очевидно, ассирийским летописцам этой эпохи нечем было гордиться и они ограничивались краткими, стереотипными записями.

После смерти Тиглатпаласара I царем провозгласил себя узурпатор Ашаредапалэкур. Однако законный наследник, сын Тиглатпаласара Ашшурбелкала, после упорной борьбы сумел овладеть престолом.

Период царствования Ашшурбелкала (1074—1057 гг. до н.э.) характеризуется рядом удачных военных походов в страну Наири. На третьем году его правления ассирийцы совершают победоносный поход на север и завоевывают страны Химме и Баргун (Машгун).4)

Затем войска Ашшурбелкала пошли на северо-восток, пересекли Большой Заб где-то в его верховьях и здесь, на караванной дороге, ведущей к оз. Урмия, захватили Мус (Мусасир) с городом Аринун (Арину).

Позднее Ашшурбелкала совершает ряд походов против Уруатри (Урарту), в те же области, которые были завоеваны еще Салманасаром I, так как племенное объединение уруатри, воспользовавшись временным ослаблением Ассирии, стало вытеснять ассирийцев с территории, лежавшей к югу и юго-востоку от оз. Ван.

Ашшурбелкала победоносно закончил войну с Вавилоном и вновь установил над ним верховную власть Ниневии. Однако эти успехи были непрочными, и в дальнейшем его завоевательная политика сошла на нет.

О наследнике Ашшурбелкалы, его младшем брате Шамшиададе IV, известно лишь то, что он восстановил один из разрушившихся храмов. Краткие строительные надписи сохранились и от последующих царей. Из более поздних источников мы узнаем, что Ассирия утратила в эти годы все свои завоевания и царям IX в. до н.э. приходилось вновь покорять области, которыми владел когда-то Тиглатпаласар I.

Особенно опасными врагами Ассирии в этот период оказались арамеи. Эти воинственные кочевники прошли через всю Месопотамию, отрезая ассирийские военные колонии на верхнем Тигре от основных центров страны.

Что касается Вавилонии, то после Мардукнадинахе она приходит в упадок и подвергается опустошительным набегам со стороны тех же арамеев, а также появляющихся на исторической арене халдеев. Последние были семитскими элементами, пришедшими из Восточной Аравии и обосновавшимися на северном побережье Персидского залива, по соседству с Эламом. Основателями [70] вавилонских династий XI—X вв. до н.э. были, как предполагают, вожди арамейских и халдейских племен.

Хеттской державы к этому времени уже не существовало, а Египет переживал глубокий упадок: к власти здесь приходили то фиванские жрецы, то ливийские наемники. В этой обстановке в Палестине и Сирии возникают новые государства, которые пользуются ослаблением великих держав и пытаются играть самостоятельную роль. Так, в Палестине возвышается Израильско-Иудейское царство, а в Финикии — торговая колония Тир, объединившая южную часть страны. К концу X в. до н.э. видную роль начинает играть сильное и богатое Дамасское царство, созданное арамеями. [71]


2) Ассирийцы и вавилоняне считали Средиземное и Черное моря частями одного водного бассейна, который они называли Верхним морем заката солнца в отличие от Нижнего моря восхода солнца (т.е. Персидского залива и Аравийского моря). Тиглатпаласар I под Верхним морем, конечно, разумел Черное море, к берегам которого он вышел в районе современного Трабзона.

3) Этот громкий титул носил правитель маленькой области на правом берегу Евфрата, в районе г. Милид (греч. Мелитена), которая осталась от огромной хеттской державы. Однако Илу-Тешуб продолжал считать себя наследником могучих хеттских царей.

4) Химме, которая была расположена, очевидно, где-то между верховьями Большого Заба и Тигра, завоевывал, кстати, в свое время еще Салманасар I. Баргун находился невдалеке от нее.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2223


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы