A.A. Васильев (Одесса). К вопросу о соотношении позднесарматских и черняховсих древностей междуречья Днестра и Дуная. под ред. Е.В.Ярового.Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.).

под ред. Е.В.Ярового.   Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)



A.A. Васильев (Одесса). К вопросу о соотношении позднесарматских и черняховсих древностей междуречья Днестра и Дуная



загрузка...

В III-IV вв. в степном междуречье Днестра и Дуная наблюдается чрезвычайно пестрая этнокультурная картина. На данной территории известны памятники позднесарматской культуры, памятники типа Этулия и памятники черняховской культуры. При этом периоды их существования не последовательно сменяются, а частично перекрывают друг друга.

Вопросам хронологии и соотношения древностей Буджака позднеримского времени посвящен ряд работ А.В. Гудковой и М.М. Фокеева. Согласно мнению этих авторов, этнокультурные процессы в регионе проходили следующим образом. В начале III в. в низовьях Дуная появляется население, оставившее памятники типа Этулия. Буджакская степь к этому моменту была заселена роксаланами. В период готских войн середины III в. хозяевами региона становятся аланы, оставившие группу катакомбных и подбойных погребений второй половины III-первой половины IV вв. С середины IV в. степное междуречье Днестра и Дуная заселяется носителями черняховской культуры. Часть аланов ассимилируется новым населением, так формируются памятники типа Беленькое. Финал черняховской культуры Буджака связан с гуннским нашествием.

Однако в работах, посвященных хронологии черняховской и сарматской культур, датировки буджакских памятников отличаются от указанных выше. Так, Е.Л. Гороховский определяет верхнюю дату II фазы черняховской культуры (ок. 270-330) на основании находки в Буджаке фибулы варианта A3 с монетой 284-321 гг. О.А Гей и И.А. Бажан датируют начало функционирования могильников Холмское и Фурмановка 310-320 гг. А.В Симоненко относит позднейшие сарматские комплексы Буджака к фазам В2а и В2б (ок. 250-380 гг.) - предлагаемой им периодизации сарматской культуры. Такая ситуация заставляет вновь обратиться к рассмотрению позднесарматских и Черняховских древностей междуречья Днестра и Дуная.

Первое, что бросается в глаза, это практически полное отсутствие в рассматриваемых сарматских комплексах предметов Черняховского происхождения. Притом, что в синхронных аланских комплексах Подонья и Крыма они хорошо известны. Этот факт трудно объяснить исходя из представления о стабильном массиве аланского населения в соседстве с черняховской культурой. Как было отмечено выше, А.В. Гудкова датирует начало распространения в Буджаке памятников черняховской культуры серединой IV в. н.э. Наиболее распространенным хроноиндикатором в рассматриваемых комплексах являются фибулы Амброз 16-2-1/III. А.В. Гудкова принимает для них дату в пределах середины-второй половины IV в., тогда как в Крыму известны находки таких фибул с монетами начала IV в. Можно привести еще ряд примеров омоложения датировок отдельных артефактов и комплексов.

В погребении 8 могильника Беленькое был найден кубок типа Ковалк, для которого А.В. Гудкова принимает дату в пределах второй половины IV в. н.э. Датировка подобных кубков была рассмотрена О.В. Шаровым. Они, по его мнению, появляются еще в конце III в. E.Л. Гороховский относит кубки типа Ковалк к III фазе черняховской культуры (330-380 гг.), а О.А. Гей и И.А. Бажан относят их появление к III периоду культуры (310/320-350/355). Пряжки, подобные обнаруженной в этом погребении, E.Л. Гороховский относит к III фазе черняховской культуры. Таким образом, данный комплекс датируется второй четвертью IV в. н.э. В погребении 22 могильника Фурмановка были обнаружены фибула воинского типа и пряжка с округлой обоймой. Подобные фибулы являются индикаторами III фазы черняховской культуры, по О.А. Гей и И.А. Бажану (310/ 320-350/355) и по E.Л. Гороховскому (330-380). Как отмечает А.В. Гудкова, аналогией для пряжки из этого погребения являются пряжки из погребения у с. Фрунзовка, которое датируется второй половиной IV в. н.э. Пряжки из Фрунзовки, при общей форме щитка, отличаются по форме язычка, который имеет ярко выраженный уступ у основания и сильно загнут за край рамки. Это погребение так же датируется, скорее, второй четвертью IV в. н.э.

Рассмотрение хронологии могильников Холмское, Фурмановка и Беленькое показывает, что при использовании метода узких датировок количество погребений первой и второй половины IV в. н.э. приблизительно одинаково на фоне общей массы не поддающихся узкой датировке погребений IV в. н.э.

На поселении Главаны были обнаружены лучковая фибула второй половины III - начала IV вв. н.э. и фрагменты амфор Шелов D. Такие амфоры традиционно датируются до середины III в. н.э., но накапливается все больше фактов, позволяющих продлить период их существования до начала IV в. н.э. Эти датировки явно выпадают из схемы А.В. Гудковой, но хорошо согласуются с ранней датой черняховской культуры Буджака - 310-320 гг.

Аланские комплексы Буджака IV в. н.э., по моим наблюдениям, распадаются на две хронологические группы. В первую группу вошли погребения начала IV в: Градешка 7/1, датируемое по амфоре Шелов D и пряжке типа Варпелев IV в; Курчи 16, по пронизи и миске I-III вв., пряжке типа Варпелев и амфоре Шелов F IV в.; Курчи 17, по янтарной бусине Бобровская 46 (индикатор раннего этапа черняховской культуры 230 240-310/320) и пряжке типа Варпелев, умбон из этого погребения датируется второй половиной III - первой половиной IV вв. н.э.- Чауш 12, по фиалам кёльнского типа и типа Сорокина А 14/16 II-III вв. н.э., фасетированной пряжке второй половины III - начала IV вв. н.э. пряжке типа Варпелев и серебряной ложечке IV в. н.э.; Шаболат З, по стеклянному коническому кубку рубежа III-IV вв. н.э.

Ко второй хронологической группе аланских погребений Буджака IV в. н.э. относятся комплексы Казаклия 14/2, Фрикацей 6/1, Кубей 20/1. Основными отличительными чертами этих погребений являются наличие в инвентаре изделий в стиле клуазоне и конструктивные особенности катакомб: значительный перепад между глубиной дна входного колодца и погребальной камеры, сама камера подквадратной формы (Т-образные катакомбы). Описанные особенности отличают эти погребальные сооружения от катакомб Буджака III в. н.э. Основанием для определения хронологии перечисленных комплексов послужила прежде всего, датировка погребения Казаклия 14/2. Пряжки с прямоугольной обоймой с сужающимися захватами, подобные открытой в этом погребении, в черняховской культуре E.Л. Гороховский относит к ее финальной фазе 375/380-420/430. В цибельдинской культуре такие пряжки были распространены в последней четверти IV - первой четверти V вв. н.э. Аналогичная пряжка, вероятно, входит в состав инвентаря погребения Кубей 20/1.

Таким образом, из десяти буджакских позднесарматских погребений IV в. н.э. пять датируются самым его началом (не позднее 20-х гг.), или его концом. Представляется, что хиатус между ними приходится на период существования в регионе памятников черняховской культуры. Смена населения в 20-х годах IV в. н.э. могла быть связана с отраженными Константином варварскими набегами на нижнедунайские провинции в 322/323 гг.

Остается открытым вопрос о механизме интеграции в черняховскую культуру населения, оставившего памятники типа Беленькое. До полной публикации материалов этого могильника проблема не может быть решена, однако, их визуальный осмотр в экспозиции краеведческого музея г. Белгорода-Днестровского показал близость части лепной керамики Беленького керамике крымских памятников типа Инкерман-Озерное.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2327


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы