M. Андроник (Сучава). Тодирешть - позднее поселение культурного комплекса Сынтана де Муреш-Черняхов. под ред. Е.В.Ярового.Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.).

под ред. Е.В.Ярового.   Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)



M. Андроник (Сучава). Тодирешть - позднее поселение культурного комплекса Сынтана де Муреш-Черняхов



загрузка...

Населенный пункт Тодирешть расположен, примерно, в 12 км к северо-западу от муниципия Сучава, в нижнем течении р. Солонец, правого притока реки Сучава. Бассейн р. Солонец предоставил еще с древнейших времени благоприятные условия для человеческого существования, включая и некоторые соленые источники, так необходимые для выращивания скота и питании людей (Andronic, 1995-1996). На поселении, о котором идет речь, проводились систематические раскопки в 1988-1989, 1992*, 1994-1995 и 1998 годах, когда была исследована большая его часть.** До настоящего времени были открыты 10 жилищ и одна мастерская IV-V вв., 26 жилищ VI в. и другие различные комплексы. В данной работе представляем некоторые соображения по поводу находок первого культурного горизонта.

Несмотря на значительный объем работ, вследствие известной малочисленности археологического инвентаря периода гуннского владычества и отдаленности нашего поселения от римско-византийского мира, до настоящего времени на поселении не обнаружено изделий, которые уверенно могут быть датированы V веком. Если керамический материал VI века, принадлежащий второму этапу, не вызывает особых проблем, поскольку он типичен, то материал первого этапа может вызвать некоторые противоречивые мнения.***

Насколько известно, в керамическом инвентаре культурного комплекса Сынтана де Муреш-Черняхов (далее СМЧ)**** круговая керамика преобладает над лепной, которая представлена несколькими процентами. Сошлюсь, для более объективных сравнений, на реалии из ареала уезда Сучава.

На поселении IV в.н.э. Подень (примерно 4 км к северу от города Фэлтичень), где было раскопано шесть жилищ, лепная керамика составляет около 2,3 %(Andronic, 1993,52-53; 1993b, 379-380). Установлено, что в категории гончарной керамики серая шероховатая составляет, в среднем, более 60 % (из которых лишь около 5 % кирпичного цвета), серая гладкая около 36 % (из которой около 4 % желто-кирпичного цвета). Достоверные римские импорты на поселении Подень составляют около 1 %. Примечателен тот факт, что в жилищах (которые нам кажутся более ранними), расположенных на периферии поселения, ближе к поселению I-III вв. н.э., процент лепной керамики существенно выше. Абсолютное преобладание гончарной керамики на памятниках культуры СМЧ показательно для всего уезда Сучава, - на поселениях Замостя (Andronic, 1993, 379- 380), Захарешть (Matei, Emandi, Monoranu, 1982, 102-103) или Моара (Emandi, 1976, 388-391).



На поселении Замостя, где были исследованы 2 жилища, керамика из слоя и из комплексов - гончарная, исключая один единственный фрагмент. Шероховатая керамика здесь составляет около 79 %, серая преобладает, а обжиг окислительный, желто-серый, очень редок. Исходя из этого, упомянутые комплексы могут быть датированы, по нашему мнению, концом IV века. В Захарешть открыты немного комплексов, но керамический материал, видимо, указывает на позднюю фазу обитания, за 400 год. Лепная керамика составляет почти 25 %, но гончарная преобладает, хотя часть ее изготовлена на медленном гончарном круге из-за содержания в тесте дресвы. Общий облик керамики более примитивный, профили сосудов упрощены, набор форм очень беден. В населенном пункте Моара были открыты пять погребений, относящихся к культуре СМЧ, которые имели в качестве инвентаря круговую керамику.

Преобладание гончарной керамики зафиксировано на многих поселениях IV века (Ionita, 1974, 82-84; Mitrea, Preda, 1966). Интересные статистические данные получены для поселения Яссы-«Фабрика де кэрэмизь»: лепная керамика - 1,8 % из всего комплекса; шероховатая гончарная - 56 %; гладкая гончарная - 39,5 %; римские импорты - 2,7 %. Гладкая керамика в большинстве своем серая (93 %), коричневая представляет лишь 6,7 % (Ionita, 1972, 303, tab. 1,2).

Что касается ситуации из Тодирешть, нужно отметить тот факт, что керамика из жилищ первого этапа резко отличается от классической керамики комплекса СМЧ как преобладанием или большим процентом лепной керамики, так и общими характеристиками керамического комплекса. Среди 10 упомянутых жилищ выделяются такие, как, например, жилище 3 или жилище 11, где лепная керамика составляет более половины всего керамического комплекса. Самый низкий процент лепная керамика составляет в жилище 1 - 17 %.

Что касается общего аспекта, то в Тодирешть наблюдается деградация керамики в технологическом, типологическом и декоративном плане. С технологической точки зрения для гончарной керамики констатируется употребление мелкозернистого шамота в качестве отощителя, что, однако, не исключает шероховатый облик сосуда. Исходя из такого типа внешней поверхности, гончарный круг не имел такой высокой скорости, как при изготовлении гладкой керамики или шероховатой с песком. Изредка в качестве примеси появляется мелкая галька диаметром в 1-2 мм (рис. 18).

Набор форм гораздо беднее, чем на памятниках культуры СМЧ. Самая распространенная форма - хорошо профилированный горшок, изготовленный на гончарном круге или лепной (рис. 8,13,18-20). Другая форма, представленная в Тодирешть, - это глубокие лепные миски, видимо, используемые не только для хранения и приготовления пищи, но и в качестве крышек (рис. 1,2). Из шероховатой пасты на гончарном круге изготовлены традиционные формы сосудов (рис. 14). Известны и несколько экземпляров лепных сосудов усеченноконической формы (рис. 11-12). Также традиционными являются и большие сосуды из серой шероховатой пасты, так называемые «Kraussengefasse» - зерновики, составляющие неотьемленную часть керамического комплекса поселений культурного комплекса СМЧ. Вследствие их утилитарности и толстостенности считаем, что этими сосудами пользовались некоторое время и на протяжении V века.

Особенно важными для поселения Тодирешть являются дакийские чаши, довольно часто встречающиеся на протяжении I-IV вв. н.э. (рис. 15-17) (Crisan, 1976, 34-36; Diaconu, 1968, 449; Ionita, 1971, 199-201).***** Это поздние формы, и у них отсутствует характерная ручка. Один экземпляр орнаментирован у дна пальцевыми вдавлениями. У некоторых из них на внутренней поверхности имеются следы горения органических или неорганических материалов. Тот факт, что этот тип сосуда, традиционно изготовленный лепным способом, исчезает после V века, при более детальном и объективном анализе не является аргументом в пользу гипотезы об исчезновении многочисленного автохтонного населения. Кстати, такие рассуждения относительно традиционной формы сосуда могут быть применены и для других народностей, эпох и культур. Изменения в керамике, в зависимости от этнических взаимосвязей, религиозных перемен или технического и социального прогресса (или временного регресса -!) - частично, по этапам или в целом, не означает в обязательном порядке и исчезновение данного этноса. Поэтому считаю, что имеется более реальное объяснение для исчезновения дакийских чаш, названных некоторыми специалистами «чашки-дымари», которые, по всей вероятности, использовались в религиозной жизни тогдашних языческих общностей, связано с все более возрастающим влиянием христианства к северу от Нижнего Дуная, которое начало постепенно вытеснять все, связанное с языческими культами (Teodor, 1991).

Практически, весь керамический материал из Тодирешть лишен орнамента. Исключение составляют лишь несколько сосудов, венчики которых украшены простым орнаментом. Аналогичный орнамент встречается и на других поселениях полиэтнического комплекса СМЧ с гето-дакийским компонентом, орнамент, который после переселения славян за Дунай к Балканам, в VII-IX веках использовался более часто: косые насечки по венчику сосуда (рис. 20). Другой способ декора - это уплощение венчика горшков.

Отдельную проблему представляют находимые иногда в жилищах массивные обожженные глиняные формы без отверстий, которые, однако, не могут считаться простыми грузилами (Stanciu, 123-154). Такие изделия представлены в Тодирешть, как правило, в фрагментированном виде, среди находок из жилищ № 10 и 11, в которых не были обнаружены никаких следов отопительных сооружений. Конечно, их функциональное назначение не может быть достоверно установлено на нынешнем уровне исследований. Поэтому, единственное предположение состоит в том, что они выполняли функцию глиняных форм для очагов и печей. Такие глиняные формы давно известны в гето-дакской среде. В Будень (уезд Сучава) в землянке № 4, глубиной 1,3 м, датируемой по керамическому материалу и фрагментированной бронзовой фибуле II-III веками, без достоверных остатков очага, были открыты беспорядочные остатки массивных полусферических глиняных форм большого диаметра (30-40 см), с компактным ядром черного цвета (Teodor, 1978, 145). Частое использование форм из обожженной глины зафиксировано на поселениях Буков-Тиока и Дулчанка из Мунтении. Там, на поселении VI в. н.э., во многих жилищах и в комплексе № 8 (печь для обжига керамики) были найдены многочисленные глиняные формы - круглые, цилиндрические или биконические. В 99 % случаев они изготовлены из обычной пасты, типичной для керамического комплекса поселения (Comsa, 1978, 26; Dolinescu-Ferse, 1974, 64, 71-73, 75,93-94). Лишь некоторые изготовлены из чистой глины или глины с растительными примесями без песка. Несколько изделий были использованы для поддержки устья печи сбоку. Многие другие, уплощенные, ставились на поде печи для поддержки сосудов, или для подвешивания мяса над углями. Другие, целые или разбитые использовались для латания свода печи, для его герметизации от дыма или для сохранения тепла. Наконец, в упомянутой печи удлинённые формы были поставлены вертикально между сосудами, предназначенными для обжига, в целях обеспечения их стабильности и постоянной температуры.

И, наконец, последний, заслуживающий обсуждения вопрос - это проблема жилищ первого уровня обитания из Тодирешть. Жилище 1, судя по облику керамики, самое раннее, было оборудовано на глубине 30-40 см от современной дневной поверхности и имело простой земляной пол. Жилище прямоугольное, его размеры 4,4х3,75 м. Стены глинобитные с примесью половы, на жердевом каркасе, имели общую толщину 6-7 см. Здесь не было обнаружено достоверных признаков очага, что характерно для этого этапа в Тодирешть. Это не объясняется тем, что такие комплексы являлись хозяйственными постройками, поскольку керамический, остеологический и другие материалы доказывают обратное. В таких ситуациях нельзя забывать, что более поздние обитатели этого поселения просто использовали вторично для очагов каменные плиты из более ранних жилищ или с открытых очагов. Подобная ситуация довольно часто наблюдается в ареале культурного комплекса СМЧ, особенно там, где есть позднейшие этапы. Именно такие открытые очаги небольших размеров не развивают высокую температуру (как, например, в печах), способную хорошо обжечь землю под камнями в основании пода (слой, на протяжении многих веков нарушаемый растительностью и животными).

В качестве характерного признака следует отметить, что остатки и остальных жилищ находились на маленьких глубинах. Они имели почти квадратную форму и были ориентированы, в целом, с северо-востока на юго-запад. Иногда жилища представляют собой скромные скопления мелких камней, возможно, остатки бывших очагов. В жилище 3 сохранился, однако, подковообразный очаг с невысоким бортиком, а стены могли быть сделаны из прутьев, обмазанных глиной.

Поселение Тодирешть можно отнести к серии комплексов, которые существовали к востоку от Карпат в течение V века и позднее приняли на себя волну мигрирующих славян. Существование поселений типа Сынтана де Муреш и после гуннской миграции было доказано достаточно давно, начиная с И. Нестора (Nestor, 1964, 399 и сл.; Teodor, Teodor, Capitanul, Mitrea, 1968, 233-237; 1опЦа, 1972, 196 и сл.). Надеюсь, что открытие и исследование в будущем могильника, относящегося к поселению Тодирешть, даст ответ на многочисленные вопросы, связанные с хронологией и этнической принадлежностью этого памятника.


Литература

Andronic M. 1995-1996 - Evolutia habitatului uman in bazinul hidrografic Solonet din paleolitic pana la sfarsitul sec. al XVIII-Iea // In: Anuarul Muzeului National al Bucovinei, 6, Suceava

Andronic M. 1993a - Cercetari arheologice in asezarea de sec. IV d.C. de la Podeni (com.Bunesti. jud Suceava) // Suceava

Andronic M., 1993b - Sondajul arheologic in asezarea de sec.lVd. C. de la Zaniostea
(jud. Suceava) // Suceava. XX

Comsa M., 1978 - Cultura materialo veche romaneasca (Asezarile din sec. VII-X de la Bucov-Ploiesti) //Bucuresti

Diaconu G., 1968 - Noi contributii la cunoasterea culturii Sintana de Mures-Cerneahov //SC IV, XIX

Dolinescu-Ferse S., 1974 - Asezari din sec.III si VI e.n. in sud-vestul Munteniei
Cercetarile de la Dulceanca //Bucuresti

Crisan I.H., 1976 - Precizari in legatura cu cronologia cestii dacice //Drobeta

Emandi Е.I., 1976 - Descoperiri arheologice din sec. IV-V e.n. in Bazinul Superior al
Somuzului Mare (jud. Suceava) // SCIVA, 27/3

Ionita I., 1971 - Elemente autohtone in cultura Sintana de Mures-Cerneahov (sec.IV e.n.) // Carpica, IV

Ionita I., 1972 - Unele probleme privind populatia autohtona din Moldova in sec. II-V e.n. // Сrisia. II

Ionita I., 1973 - Contributii cu privire la cultura Sintana de Mures-Cerneahov pe
teritoriul Republicii Socialiste Romane // Arheologia Moldovei, IV

Ionita I., 1974 - Necropola din sec IV e.n. de la Miorcani (jud.Botosani) // Cercetari Istorice, V

Ionita I., 1976 - Asezarea de tip Sintana de Mures-Cerneahov de la lasi-Fabrica de
caramizi // Arheologia Moldovei, VII

Matei M.D., Emandi E.I., Monoranu O., 1982 - Cercetari arheologice privind habitatul medieval rural din bazinul superior al Somuzului Mare si al Moldovei (sec. XIV-XVII) // Suceava

Mitrea В., Preda C., 1966 - Necropolele din secolul al IV-Iea e.n. din Muntenia // Bucuresti

Nestor I., 1964 - Les donnes arheologiques et le probleme de la formation du peuple
roumain // Revue Roumaine de Histoire, III

Stanciu I. - «Tonbrote" als indizfur die wanderung und die magisch-ritueiien glauben
und praktiken der fruhen slawen // In: Sanktuaria i kult, tom. V

Teodor D.G., Teodor Z. Capitanul V., Mitrea I. 1968 - Cercetarile arheologice de la Manioana Cosnita si contribufia lor la cunoasterea culturii materiale locale din sec. V-VI // Carpica, 1

Teodor D.G., 1991 - Crestmismul la est de Carpati, de la origini si pana in sec. al XIV-Iea//Iasi

Teodor S., 1978 - Spapaturi arheologice de la Budeni-comuna Dolhasca (Suceava) //Suceava, V



*В раскопках 1992 года, частично, приняли участие и коллеги из Кишинева, Н.П. Тельнов и А.Н. Левинский.

**Основные результаты исследований были представлены на Национальных сесиях археологических отчетов.

***Отмечаю тот факт, что в Тодирешть, среди керамики из 26 жилищ (неорнаментированной) был найден только один фрагмент жаровни, другой же был обнаружен в пахотном слое.

****Принимая во внимание этно-культурную сложность и большой ареал этой культуры, считаю более уместно использовать концепцию культурного комплекса.

*****Особо чувствительная проблема для интерпретации. Крайне рискованно выглядит ситуация, когда для статистики керамики по комплексам берется более ранняя керамика, разбросанная вокруг жилищ и которая затем, с нивелировкой участка, входит в состав всего керамического комплекса.

<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2149


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы