М.М. Фокеев (Одесса). О происхождении лепных горшков поселений холмской группы. под ред. Е.В.Ярового.Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.).

под ред. Е.В.Ярового.   Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)



М.М. Фокеев (Одесса). О происхождении лепных горшков поселений холмской группы



загрузка...

К настоящему времени уже сложилось представление о том, что в Буджаке в III-IV вв. н.э. были распространены памятники типа Этулия, оставленные пришлым населением - венедами (ранними славянами). Нами, однако, указывалось, что среди поселений Буджака существует многочисленная группа более ранних памятников, которые мы объединяем в холмскую группу, отношение которой к Этулии весьма проблематично (Фокеев, 1997,78-81, 1998,7-10) Основной тип горшков Этулии характеризуется исследователями как скифоидный (Гудкова, 1999, 280) - это тип горшков с воронковидным горлом, округлыми плечиками и узким дном. Однако парадокс состоит в том, что к этулийским скифоидным горшкам были отнесены, преимущественно, сосуды поселений, которые нельзя считать этулийскими нменно из-за господства на них горшков скифского облика.

Причина создавшейся ситуации, возможно, в том, что до последнего времени собственно этулийские горшки были представлены единичными экземплярами. Но наряду с ними в распоряжении исследователей находилась серия однотипных горшков скифского облика, происходившая из поселений, на которых этот тип горшков был единственным Очевидно, на это не обратили внимания, что и послужило причиной продолжающейся путаницы. Возможно, причина также во взглядах исследователей, использующих при поисках аналогий слишком широкое толкование понятия «скифоидный» (Гудкова, 1999, 271-304). При этом в разряд скифоидных попадает неоправданно широкий круг горшков чуть ли не всех культур лесостепи со всеми их особенностями. Такая объединяющая функция этого термина явно противоречит направлению исследования памятников лесостепи. Она и приводит к некорректности аналогий для горшков холмской группы. Между тем, их нельзя включать в некую расплывчатую надкультурную общность, поскольку эти сосуды в полной мере воспроизводят форму наиболее распростаненного типа горшков скифского времени (рис. 1,6, 10, 14, 16) и этим отличаются от лесостепных. Аналогии таким горшкам концентрируются в родственной культурной среде.

Поиск аналогий на основе широкого понимания скифоидности представляет собой попытки найти более или менее сходные формы, хотя определенное сходство еще не означает аналогичности. Чаще всего шел поиск не горшков, а отдельных элементов скифоидной формы. При этом обычно мало обращалось внимания на различия в технологии (своеобразие теста, лощения), орнаментации. Не всегда учитывались тенденции развития керамики культур, считающихся исходными, динамика и хронологические рамки трансформаций, и особенно - их результаты, а также количественное соотношение скифоидных форм с другими.

Исходные районы для скифоидных горшков исследователи пытаются найти в зубрицкой культуре, в ареале зарубинецкой культуры и в памятниках, так или иначе связанных с ее воздействием. Для широкого круга лепных горшков зарубинецкой культуры Среднего Поднепровья присущи скифские черты. Однако зарубинецкие горшки вполне отличимы от холмских. В позднезарубинецких памятниках и памятниках, сменяющих зарубинецкую культуру, но в равной мере продолжающих ее традиции, сказываются результаты трансформаций, еще более отдаляющие лесостепные горшки от холмских.

Рис. 1. Горшки холмских и сарматских памятников Буджака. Холмские горшки: 1, 14 — Xолмское; 6 — Волчья Балка; 10 — Кара-Сулак; 16 — Томай. Сарматские горшки: 2,12,13,17 — Дивизия: 3-5,15,19 — Васильевка; 7 — Шаболат; 8 — Алкалия; 9 — Котловина; 11 — Дзинилор; 12 — Огородное.
Рис. 1. Горшки холмских и сарматских памятников Буджака. Холмские горшки: 1, 14 — Xолмское; 6 — Волчья Балка; 10 — Кара-Сулак; 16 — Томай. Сарматские горшки: 2,12,13,17 — Дивизия: 3-5,15,19 — Васильевка; 7 — Шаболат; 8 — Алкалия; 9 — Котловина; 11 — Дзинилор; 12 — Огородное.

Нельзя согласиться с утверждением о массовости скифоидных форм в зубрицкой культуре (Гудкова 1989, 40). Скифоидными (в конечном счете, аналогичными холмским) неоправданно считаются горшки, появившиеся в зубрицкой культуре после ряда трансформаций на основе пшеворских и зарубинецких сосудов. В результате появляются симбиозные формы. Сопоставлять эти трансформированные сосуды с холмскими довольно сложно. Тем не менее, считается, что результат сопоставления положительный. Мы все же считаем, что в зубрицкой культуре нет горшков аналогичных холмским. Следует подчеркнуть, что результаты трансформаций в этих культурах стали очевидными еще до появления холмской группы поселений.

Существует и другая версия о происхождении скифоидных горшков Буджака. При публикации керамического комплекса поселения Томай было высказано мнение о происхождении его из среды черняховских памятников Верховьев Днестра и Западного Буга (Щербакова, 1988, 98). Однако в черняховской керамике этого региона мы не находим форм томайских горшков. Поселение Томай представляет собой типичный памятник холмской группы.

Обратившись к Южному Побужью и левобережью Среднего Днестра, мы видим, что скифские формы характерны здесь для позднескифских памятников III-II вв. до н.э. и более поздних. Однако уже в это время на памятниках пояаляются зарубинецкие формы мисок (Хавлюк, 1979, 34-54). Керамика позднезарубинецких памятников региона имеет уже синкретический облик (Хавлюк, 1975, 7-19). Не менее сложная картина и в более западных районах Среднего Поднестровья (Цигилик, 1990, 110-112). По-видимому, эти регионы также не могли быть исходными для холмских сосудов.

Еще одна версия о происхождении буджакских горшков скифского облика выглядела следующим образом: эти формы якобы попадали в Буджак от поздних скифов Нижнего Днепра, но сложным путем - через зарубинецкую культуру (Гудкова, 1987, 8-13). Позднее автор этой версии отказался от нее, оставив только теоретическую возможность перемещения поздних скифов в Буджак (Гудкова, 1999,291). Такая возможность, думается, оставлена напрасно. Если на позднескифских памятниках интересующие нас сосуды сосуществовали с другими типами горшков, не составляя большинства (Гаврилюк, Абикулова, 1991, 5-7), то в Буджаке они господствуют. Такое различие трудно объяснить перемещением носителей одной и той же культуры.

Исходными районами для холмских сосудов могут быть только те, где наблюдается, как и на холмских памятниках, господство горшков скифского облика. Однако выявить такие районы за пределами Пруто-Днестровского междуречья не удается. Плодотворным оказывается обращение к древностям междуречья. Здесь, на севере региона, керамика скифского облика обнаруживается на городище I-II вв. н.э. Рудь. Здесь же наблюдается заметное присутствие мисок с эсовидным профилем, что вполне естественно ввиду близости поздезарубинецкого массива Среднего Поднестровья. Пока нельзя утверждать являются ли горшки Руди исходными для холмских. Скорее всего, это проявления одной культурной традиции.

Представляется, что в поисках исходных форм холмских скифоидных горшков следует обратиться, в первую очередь, к сарматской культуре Буджака. Нельзя не заметить совпадения структур керамических комплексов: и у холмской группы, и у сарматов они горшковые. В обоих комплексах мало мисок, а другие типы сосудов встречаются крайне редко. Именно в сарматской керамике мы находим часто полные аналогии формам горшков и приемов орнаментации. У холмских и у сарматских сосудов распространен орнамент и вмятинок и насечек по венчику и по плечикам (рис.1, 8, 10, 11-14, 18). Обычна орнаментация венчиков угловым штампиком (рис. 1/ 15-17, 19), орнамент по плечикам из трех пальцевых вмятинок (рис. 1/ 6-9), известный еще в скифскую эпоху. На холмских горшках встречаются расчесы. Известны они и на сарматских горшках. Между тем этому признаку придается значение индикатора присутствия северных элементов в этулийских памятниках (Гудкова, 1999, 289-290). На холмских поселениях, как и на сарматских могильниках, распространены только конические лепные крышки. Дисковидные крышки попадаются только на этулийских памятниках. На холмских поселениях встречаются обычные для сарматских памятников пряслица, в том числе и столь характерные для сарматов грибовидные. Совпадают и приемы оформления венчиков - они часто уплощенные с наклоном к внешней стороне.

Однако совпадение форм горшков и других перечисленных признаков еще не означает идентичности керамических комплексов. Есть и существенные различия. На поселениях замечены явно заимствованные сосуды лесостепного происхождения. Правда, такие находки крайне редки. У сарматов такой керамики нет. Если холмские горшки выглядят унифицированными, то у сарматов форма классического скифского горшка не является единственной. Часть сосудов горшки вытянутых, либо приземистых пропорций без особых претензий на скифоидность. Однако эти особенности наблюдаются только у маленьких сосудов. Холмские горшки всегда лучше обожжены, поэтому всегда прочнее сарматских На поселениях выделяется категория тарных горшков, отличаюшихся составом теста, обеспечивающим особую прочность. Эти отличия от сарматской керамики обусловлены, по-видимому, различием кочевого и оседлого быта.

Разведки показывают, что большинство поселений Буджака относятся к холмской группе. Об этом свидетельствуют находки обломков горшков характерной формы с упоминавшимся орнаментом (Фокеев, 1987, 1-35, рис.1). Из поселений первых веков нашей эры, раскапывавшихся в украинской части Буджака, к Этулии относится только одно - Нагорное VI (Смиленко, 1990, 86-88). Можно предположить возможность выявления здесь и других поселений, но вряд ли их будет много, особено если учесть, что кроме холмских поселений, какая-то часть памятников представляет собой стойбища сарматов.

Холмская группа поселений могла сформироваться на основе позднесарматского населения, многочисленные могильники которого зафиксированы по всему междуречью, при определенном участии пришлого лесостепного населения. Сушествование мощного холмского массива значительно меняет представления о времени и о масштабах проникновения на юг междуречья ранних славян - венедов.


Литература

Гаврилюк Н.А., Абикулова М.И., 1991 - Позднескифские памятники Нижнего Поднепровья (новые материалы), ч. II. Препринт // Киев

Гудкова А.В., 1987 - Оседлое население Северо-Западного Причерноморья в первой половине I тыс. н.э. //Автореф. дис. на соис. уч. степ. докт. ист. наук, Киев

Гудкова А.В., 1999 - I-IV вв. в Северо-Западном причерноморье (культура оседлого населения) // Stratum plus, №4

Смиленко А.Т., 1990 - Проникновение славян на левобережье дельты Дуная // VI Международный конгресс славянской археологии, М.

Фокеев М.М., 1987 - Памятники первых веков нашей эры в Буджакской степи - Днестро-Дунайское междуречье в I - начале II тыс. н.э. //Киев

Фокеев М.М., 1997 - Холмская группа этулийских памятников // Сб: Чобручский архетогическии комплекс и вопросы взаимовлияния античной и варварских культep (IV в до н.э. - IVв н.э.). Тирасполь

Фокеев М.М.. 1998 - Населенyя Буджацького степу у I ст. до н.е. - IV ст. н.e // Автореф. дисс. на соис. уч. степ. канд. ист. наук, Одесса

Хавлюк П.I., 1975 - Зарубинецька культура Пiвденного Побужжя та лiво6eрежжя Середнього Днiстра // Археологiя. вип. 18

Хавлюк П.I., 1979 - Пiзньоскiфське селище Сорока // Археологiя, вип. 29

Цигилик В.М., 1990 - До питания про зарубiнецькi памятки на Поднiстровi // VI Междунарооный конгресс славянской археологии, М.

Щербакова T.А., 1988 - Керамический комплекс поселения III-IV вв. у с Томай // Сб: АИM в 1983 г., Кишинев

<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3125


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы