И.С. Винокур (Каменец-Подольский). Славяно-фракийские контакты в Среднем и Верхнем Поднестровье. под ред. Е.В.Ярового.Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.).

под ред. Е.В.Ярового.   Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)



И.С. Винокур (Каменец-Подольский). Славяно-фракийские контакты в Среднем и Верхнем Поднестровье



загрузка...

Среднее и Верхнее Поднестровье были той контактной территорией, которая имела большое значение в истории древних славянских и фракийских племен. Для рубежа и первых веков новой эры, как и для более раннего времени, в Поднестровье представлены субстратные древности славян и частично фракийцев. Это памятники зарубинецкой, поенешты лукашевской, липицкой и восточнопшеворской археологических культур. Указанные памятники представляют оседлое земледельческое население. Сходные ландшафтные и экологические условия, плодородные земли Левобережья и Правобережья Днестра, как и междуречья Днестра-Дуная, способствовали развитию пашенного земледелия и приселищного скотоводства у населения рубежа и первых веков новой эры.

В указанных физико-географических условиях были созданы основные типы наземных и полуземляночных жилищ, характерные как для славян, так и для северо-восточной части фракийской ойкумены На влияние экологических условий и в связи с этим на функционирование наземных и слегка углубленных в грунт жилищ, начиная с эпохи позднего неолита и энеолита, в Центральной и Юго-Восточной Европе обратил внимание C.H. Бибиков. Он отметил, что формы домостроительства определенно указывают на культурно-историческое родство между отдельными этническими ареалами (Бибиков, 1953, 72).

То же самое относится к хозяйственным сооружениям на поселениях славян и фракийцев. Языческие верования славянского и северо-восточного фракийского населения отображены в остатках капищ жертвенников как на территории Поднестровья, так и в регионе Днестро-Дунайского междуречья. Погребальные обряды у славян и фракийцев рубежа и первых веков н.э. имеют много общих черт, связанных, с одной стороны, с языческими верованиями, а с другой - с распространением элементов новой христианской религии.

В Среднем Поднестровье древности поенешты-лукашевской культуры с отдельными зарубинецкими элементами исследовались в Круглике, Долинянах, Гринчуке. В этом же регионе изучались памятники, в которых хорошо представлены объекты зарубинецкой и поенешты-лукашевской культур (Великая Слободка). На указанном селище присутствуют и обломки гончарной посуды, а также выявлены остатки двухъярусной гончарной печи, что свидетельствует о начале формирования в местной среде первых веков новой эры керамического гончарного производства черняховской культуры (Винокур, Мегей, 1989,15-16). В хозяйственно-вещевом комплексе Круглицкого селища представлены железные наральник латенского типа, а также ножи и серпы, каменные зернотерки, точильные бруски, костяные проколки, лощила и т. п. Поселение датируется II-I вв. н.э (Винокур, Мегей, 1989, 16; Пачкова, 1974, рис. 21)

В с. Бережанка открыты остатки жилищных и хозяйственных построек с позднезарубинецкой и раннечерняховской гончарной керамикой. На этом же поселении найден вещевой клад, который датируется II-III вв. н.э. (Винокур, Тимощук, 1977, 11-12). В Возилове зафиксированы остатки могильника с кремациями в керамических урнах, очевидно, липицкой культуры, а также синх ронное поселение 1-111 вв. н э Анализ керамики селища и могильника указывает на контакты населения липицкой и зарубинецкой культур (Винокур, Тимощук, 1977, 12-13).

На территории Верхнего Поднестровья, среди основного массива липицкой культуры, открыты и смешанные липицко-зарубинецкие поселения в Ремезовцах, Майдане-Гологорском, Вороняках и др. Зарубинецкие племена, очевидно проникли в Верхнее Поднестровье из водораздела Припяти и Днепра. Отсюда зарубинецкое раннеславянское население могло продвинуться на юг, в бассейн Верхнего Днестра. Таким образом, археологически засвидетельствована территория, на которой встретились носители двух синхронных культур - зарубинецкой и липецкой (Цигилик, 1975, 153-154).

Что касается этнической интерпретации поенешты-лукашевской и липицкой культур, то большинство исследователей считают, что субстратом, на котором они сформировались, были гетские древности IV-III вв. до н.э. Карпато-Дунайского региона (Федоров, 1960, 50). При этом, следует указать, что в Среднем и Верхнем Поднестровье ощутимое влияние на поенешты-лукашевские и липицкие племена имели носители раннеславянской зарубинецкой культуры В связи с тем, что поенешты-лукашевская и липецкая культуры (фракийские в своей основе) вобрали в себя и элементы раннеславянских зарубинецких древностей вполне возможно, что в Среднем и Верхнем Поднестровье имел место смешанный славяно-фракийскии этнический массив.

В Среднем Поднестровье в последние годы открыты языческие капища-жертвенники рубежа - первых веков новой эры. У с. Долиняны, на правобережье Днестра, в 1972 г. экспедицией Государственного Эрмитажа под руководством Г.И. Смирновой открыто округлое в плане культовое сооружение диаметром 20 м. При расчистке по кругу обнаружено 36 ям от столбов. Колоннада была обставлена каменными плитами, положенными на ребро. В средней части святилища была открыта яма 7,5х2,8, глубиной более 1 м. По планировке и конструктивным особенностям это сооружение очень похоже на круглые дакийские святилища I-II вв. н.э (Смирнова, 1991. 78, рис.1).

В 1993 г. экспедицией Каменец-Подольского государственного педагогического университета на поселении Великая Слободка был открыт круглый в плане жертвенник 3,8х4 м. Он находился в центре древнего селища. Несколько углубленное его основание было утрамбовано. При расчистке обнаружены остатки древних кострищ, золы, древесного угля, кости животных, обломки керамики рубежа и первых веков н.э., каменные растиральники, фрагменты точильных брусков и глиняных пряслиц. Вблизи одного из кострищ обнаружены глиняные зооморфные скульптурки коня и быка, которые можно рассматривать как проявление тотемических верований населения (Мегей, 1997, 217).

Погребальные обряды населения Среднего Поднестровья рубежа н.э изучены на основании могильника у с. Долиняны, исследованного археологической экспедицией Государственного Эрмитажа и Каменец-Подольского государственного педуниверситета в 1977, 1978, 1985, 1987, 1988 гг. В общей сложности за годы раскопок было зафиксировано 58 погребений Преобладали захоронения - трупосожжения в неглубоких округлых ямках. Только в двенадцати случаях кальцинированные кости были помешены в керамический сосуд-урну. Кроме фибул среднелатенской конструкции, на Долинянском могильнике имеются и фибулы позднелатенской схемы, а также бронзовые браслеты с шишечками, железные ножи, ведеркообразные подвески, глиняные пряслица и отдельные бусины (Смирнова, 1981, 193-207: Smirnovа, Megei, 1995, 133-160).

Как показали исследования, в конце II в. н.э. в Среднем и Верхнем Поднестровье формируется черняховская культура. Она сложилась в процессе интеграции древностей рубежа новой эры и одновременного сильного влияния со стороны римских провинций. О гето-фракийских и зарубинецких памятниках мы уже говорили. К этому необходимо добавить, что на Верхнем и Среднем Днестре в интеграционном процессе приняли участие и носители восточнопшеворской культуры. Таким образом, на основе зарубинецких, восточнопшеворских и частично гето-фракийских древностей сложилась черняховская историко-культурная общность в регионе Среднего и Верхнего Поднестровья.

Черняховские древности в регионе представлены остатками поселений, жертвенников-капищ и могильников. Поселенченские структуры в домостроительстве И хозяйственной деятельности, несомненно, продолжили традиции субстратных культур рубежа и первых веков н.э. На поселениях черняховцев исследованы наземные и полуземляночные жилища с деревокаркасной конструкцией стен. Отопительные устройства в помещениях представлены открытыми очагами, выложенными камнем, глинобитными печами и печами-каменками (Бакота, Кониловка, Сокол, Теремцы и др.) Наземные и полуземляночные жилища зафиксированы и в Прутско-Днестровском междуречье (Федоров, 1960, 69-71, Рикман, 1975, 79-117). Установлены, таким образом, в принципе одинаковые строительные приемы при сооружении жилищ у славян и фракийцев (Винокур, 2000,69-80).

Языческие капища-жертвенники черняховских племен Среднего Поднестровья продолжили традиции населення указанного региона рубежа и первых веков новой эры. При доминировании местной славянской основы, элементы фракийской культуры сыграли здесь определенную роль. То же самое можно сказать и относительнно погребальной обрядности (Винокур, 2000, 145-155).

Таким образом, славяно-фракийские контакты хорошо улавливаются и по материалам черняховской культурно-исторической общности Среднего и Верхнего Поднестровья.

Одновременно с функционированием субстратных археологических культур рубежа и первой половины I тыс. н.э в Среднем и Верхнем Поднестровье зафиксированы и памятники, оставленные и пришлым населением. Это сарматские и древнегерманские древности. В европейской литературе имеет место сильное преувеличение роли германских племен, которые с началом «великого переселения народов» прошли большой путь из Центральной Европы через земли Южной Белоруссии и Западной Украины и достигли в южном направлении побережья Черного моря и Крыма. Вместе с тем недооценивается роль сарматских племен, которые двигались из Северного Причерноморья через Дунайско-Днестровское междуречье и проникли на территорию Среднего и Верхнего Поднестровья, а также и далее - в Центральную Европу.

И германские, и сарматские номады застали в Среднем и Верхнем Поднсетровье, как и на территории Дунайско-Днестровского междуречья, коренное субстратное население, оставившее памятники черняховской культуры. Вполне естественно. что те и другие вошли в контакт с фракийцами Днестро-Дунайского междуречья и славянами Среднего Поднестровья. Речь идет, таким образом, о параллельном чересполосном синхронном проживании местных земледельцев (славян и фракийцев) с одной стороны, а также сарматских и германских племен - с другой.

При этом имели место взаимовлияния материальной и духовной культуры коренного и пришлого населения. Только при таком рассмотрении древностей черняховской культуры, сарматских памятников и германской (вельбарской) культуры можно приблизиться к выяснению взаимоотношений пришлых номадов с аборигенным земледельческим населением (славян и фракийцев).

Рассмотренные кратко материалы свидетельствуют, таким образом, о славяно-фракийских контактах в Среднем и Верхнем Поднестровье на рубеже и в первой половине I тыс. н.э. Эти контакты были осложнены проникновением в регион южных и северных номадов в эпоху «великого переселения народов».


Литература

Бибиков С.Н., 1953 - Раннетрипольское поселение Лука-Врублевецкая на Днестре // МИА, № 38. М.-Л.

Винокур I.С., Тимощук Б.О., 1977 - Давнi слов'яни на Днiстрi // Ужгород

Винокур И.С., Мегей В.Ф., 1989 - Об историко-культурной интерпретации памятников Среднего Поднестровья рубежа и первых веков новой эры // Сб: Древние славяне и Киевская Русь, Киев

Винокур I.С., 2000 - Черняхiвська культура: витоки i доля // Кам'янець-Подiльський

Мегей В.П., 1997 - Первiсно-релiгiйнi вipування i свiтогляд у системi духовноi культури людини // Науковi пpaцi Кам'янець-Подiльського державного педагогiного университету, т. 1(3). Кам'янець-Подiльський

Пачкова С.П., 1974 - Господарство схiднослов'янських племен на рубежi нашоi ери // Kиiв

Рикман Э.А., 1975 - Этническая история населения Поднестровья и прилегающего Подунавья в первых веках нашей эры // М.
Смирнова Г.П., 1981 - Могильник типа Поенешты-Лукашевка у с Долиняны на Буковине // СА, № 3

Смирнова Г.И., 1991 - Культовое сооружение у с. Долиняны на Буковине // АСГЭ, вып. 31, Л.

Федоров Г.Б., 1960 - Население Прутско-Днестровского междуречья в I тысячелетии н.э. // МИА, № 89

Цигилик В.М., 1975 - Населення Верхнього Поднiстров'я перших столiть нашоi ери // Kиiв

Smirnovа G.I., Megei V.F., 1995 - Necropola plana de tip Poinesti-Lukasevka de la Doliniany // In: Studii si cercetari de istorie veche si arheologie-2, tomui 46

<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2499


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы