Э.В. Овчинников (Киев). Домостроительство трипольских племен Поросья и Каневщины. под ред. Е.В.Ярового.Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.).

под ред. Е.В.Ярового.   Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)



Э.В. Овчинников (Киев). Домостроительство трипольских племен Поросья и Каневщины



загрузка...

Проблемы домостроительства в различных регионах обитания племен кукутени-трипольской культурно-исторической общности не потеряли своей актуальности до настоящего времени. Домостроительные приемы древнеземледельческого населения Поросского региона на рубеже среднего и позднего этапов Триполья (конец IV - первая четверть III тыс. до н.э.) имеют свои характерные черты. Значительные данные по домостроительству получены в результате раскопок последних лет на поселениях хутор Незаможник, Зелена Диброва Пекари-II, Вильшана-I.

Планировка памятников Поросского региона в большинстве случаев характеризуется расположением построек концентрическими кругами или эллипсами. Поселения занимают, в основном, мысообразные выступы плато. В редких случаях прослежены несколько рядов жилищ, вытянутых вдоль надпойменных террас берегового склона (Вороновка-II, Вязовок-I).

Существуют некоторые различия, характерные для определенных хронологических периодов Триполья в исследуемом регионе. С напольной стороны поселения у хутора Незаможник прослеживается дополнительное полукольцо построек. Аналогичная планировка характерна для памятников коломийщинской группы, расположенных в соседнем регионе Среднего Поднепровья (Колесников, 1993а. 31, 42, 54, 56; 1993б, 63-74). Здесь же прослеживается переходный вариант застройки от усадеб, характерных для поселений восточно-трипольской культуры, к планировке поселков замкнутыми кольцами наземных глинобитных домов, что является отличительной чертой памятников томашовско-сушковской группы.

Влияние домостроительных приемов и планировки, характерных для томашовско-сушковских поселений времени существования поселений-гигантов (Круц, Рижов, 1985, 45-56; Шмаглiй, Вiдейко, 1992, 124-130), ярко отражено на исследованном участке поросского памятника Зелена Диброва. К ним относятся: ориентировка жилищ в обшей застройке на центр поселения, общая застройка поселения замкнутыми линиями (кольцами-?) построек, образующими так наз. «жилые стены» (Шмаглiй, Вiдейко, 1987, 59-61).

В центральной части поселений Пекари-II и Вильшана-I были обнаружены углубленные постройки-полуземлянки. Центр поселений с круговой планировкой обычно не застроен. Видимо, в данном случае мы имеем дело с локальной особенностью в планировке, характерной для поселений Поросья и Каневщины.

Наземные глинобитные постройки («площадки») являются одним из основных объектов полевого археологического исследования. «Площадки» поселения у хутора Незаможник отличаются характерными приемами домостроительства. В конструкции одноэтажных жилищ, где глинобитная платформа являлась полом, в качестве строительного материала широко использовалась глина без примеси половы, уложенная в два слоя непосредственно на землю. По периметру одной из «площадок> сохранились основания глинобитных на деревянном каркасе стен. Наличие однослойных глинобитных вымосток, выступающих за пределы построек, придавало «площадкам» Г- и Т-образную форму. Нивелировка участка, отведенного под строительство здания, достигалась, вероятно, путем земляной подсыпки. Отметим сравнительно малое количество находок на «площадках» Незаможника. О наличии каких-либо деталей интерьера (печи, алтари, перегородки и др.) можно говорить лишь гипотетически, поскольку их возможные остатки были обнаружены в очень малом количестве.

В русле продолжающейся дискуссии, касающейся вопросов трипольского домостроительства, напомним мнение некоторых исследователей, локализующих определенные домостроительные приемы в географических и хронологических рамках. Е.В. Цвек на материалах поросского поселения Шкаровка убедительно доказала безосновательность применения концепции двухъярусности к памятникам среднего этапа Триполья в Буго-Днепровском междуречье (Цвек, 1976). С.А. Гусев, опираясь на результаты изучения остатков наземных построек в Среднем Побужье, считает, что наличие свободного жилищно-хозяйственного пространства и демографическая разреженность в этом регионе не привели к появлению здесь построек с межэтажными перекрытиями (Гусев, 1995). Вероятно, что эти же факторы, а также влияние традиций домостроения, существовавших у поросских племен восточно-трипольской культуры, выделяемой Е.В. Цвек (Цвек, 1999, 28-40), повлияли на архитектуру зданий поселения у хутора Незаможник.

К отличительным чертам построек Зеленой Дибровы относятся: облегченная конструкция глинобитной платформы, которая была поднята над землей и являлась межъярусным перекрытием, сокращение площади постройки за счет сужения пространства между продольными стенами, нивелировка строительной плошадки путем выемки грунта. В данном случае можно говорить о прямом влиянии традиций домостроительства, присущих населению томашовско-сушковской группы памятников.

Наземные глинобитные постройки с подвальным помещением. Существуют примеры одновременного функционирования углубленной и наземной глинобитной конструкций дома. Под раскопанной на хуторе Незаможник «площадкой» 2 было обнаружено углубление глубиной 0,8 м от современной поверхноcть с приблизительными размерами 2х2 м. В заполнении найден развал кратеровидного сосуда без следов вторичного обжига, фрагменты керамики и антропоморфной статуэтки. Можно предполагать, что перед укладкой пола постройки был совершен ритуал с принесением жертвы в подготовленную для строительства дома площадку, либо возможно наличие подполья. В последнем случае наиболее близкой представляется конструкция гончарной мастерской в Веселом Куте, также как постройка из Незаможника выстроенная на береговом склоне. Ближайшая к реке часть дома была приподнята, образуя таким образом небольшое подвальное помещение под «площадкой» (Цвек, 1997).

Углубленное в землю помещение под «площадкой» 2 на поселении Зелена Диброва четко зафиксирована в материке на глубине 1 м от древней дневной поверхности. Яма подковообразной формы имела плоское дно диаметром 1,3 м и отвесные стенки, прослеженные на высоту 0,2 м от дна ямы. Просевшее глинобитное перекрытие ямы под «площадкой» 2, общей мощностью до 35 см, состояло из двух слоев глины, уложенных на настил из деревянных колотых плах, который опирался на стенки ямы и два вкопанных в дно ямы опорных столба.

Подобные многослойные глинобитные конструкции обычно рассматриваются в качестве подов печей, что подтверждается также и традиционным расположением объекта в интерьере постройки (Пассек, 1949). Отсутствие остатков разрушенного свода печи заставляет предполагать наличие здесь открытого очага, что кажется сомнительным. Бытовые печи являлись обычной деталью интерьера жилища. Об этом говорят и находки моделей трипольских домов (Пассек, 1949). Гипотеза о существовании религиозного обряда, совершаемого при оставлении печей и сопровождаемого ритуальным жертвоприношением, в которое входило разбивание (умерщвление?) сосудов и разбивание печей, была выдвинута В.М. Бикбаевым относительно гончарных печей (Бикбаев, 1990, 146-152). В.А. Круцом было высказано интересное предположение о возможном преднамеренном разрушении сводов бытовых печей, являющемся частью ритуала оставления жилища. Подобные действия сопровождали распространенный у трипольцев обычай ритуального предания огню жилищ с богатым инвентарем, превращавшего их в культовые объекты (Зиньковский, 1973).

Тип наземного глинобитного дома с подвальным помещением впервые в Буго-Днепровском междуречье зафиксирован на поселении восточно-трипольской культуры Веселый Кут. В Поросском регионе на памятниках типа Гарбузина это явление становится более распространенным (Гарбузин, Христиновка) (Цвек, 1997, 140-141). Жилища с подвалом были выявлены на верхнеднестровском поселении Бодаки (Samzun, 2001). Известны они также и на памятниках позднего Триполья восточного региона (Рубанный мост, Россоховатка). В одном из подвальных помещений дома из Россоховатки была найдена модель жилища, отражающая конструктивные особенности постройки с подвалом. Появление керамики с росписью и характерной пластики на поселениях, где присутствовал новый тип дома с подвальным помещением, позволили Е.В. Цвек сделать предположение о продвижении из указанного района Днестра (Бучач, Незвиско, Бодаки) группы населения, принесшего эти инновации (Цвек, 2001. 61-63).

Наиболее реалистическим изображением дома с подвальным помещением является модель жилища из Россоховатки (Археологiя, 1971). Верхняя часть модели передает наземное прямоугольное здание, нижняя - подвал. Скульптурное изображение углубленного в землю помещения не является здесь исключением. Известна модель полуземлянки из раннетрипольского поселения Солончены I, застроенного, в основном, углубленными в землю жилищами (Пассек,1961,60-69). E.В. Цвек справедливо полагает, что существование на ранних этапах Триполья двух типов сооружений, представленных наземными и углубленными постройками, в дальнейшем привело к их объединению в одно здание.

Постройки земляночного типа вызывают специфический интерес, поскольку здесь наглядно проявляются локальные особенности различных вариантов кукутени-трипольской культурно-исторической общности, что неоднократно отмечалось исследователями (Гусев, 1995, 63-88). Характерной чертой поселений Поросья и Каневщины рубежа VI-III тыс. до н.э являются углубленные постройки, часто объединенные в комплексы различного предназначения. Исследования на памятниках хутор Незаможник, Вильшана-I, хутор Хмельная, Пекари-II дали возможность установить основные конструктивные особенности углубленного домостроительства в этом регионе. Углубленные постройки имели округлую форму от 10x9 м до 3x3 м, глубиной от 1 м до 1,8 м, наземную конструкцию, опирающуюся на вертикально стоящие столбы и иногда обмазанную глиной В отдельных случаях отмечены перестройки углубленных объектов.

Оснований считать данные постройки жилыми пока недостаточно, поскольку в них не были выявлены какие-либо отопительные сооружения (печь в хуторе Незаможнике, по-видимому, была предназначена для производственных целей). Тем не менее, комплексное расположение объектов, продолжительное функционирование и размещение их в структуре поселения говорит о заметной роли, которую подобные строения играли в жизнедеятельности жителей поселка. Очевидно, следует расценивать землянки и полуземлянки на поросских памятниках как производственно-хозяйственные помещения, типичные для поселений земледельческо-скотоводческого уклада различных эпох, что не исключает их использования в течение непродолжительного времени в качестве жилых.

Таким образом, в Поросском регионе на рубеже IV-III тыс. до н.э. сушествовало несколько типов сооружений, каждый из которых имел свои специфические особенности: наземные, углубленные, а также переходные варианты (дома с подвальными помещениями и углубленные постройки с наземной конструкцией).


Литература

Археологiя, 1971 - Археологiя УРСР // т 1, Kиiв

Бикбаев В.M., 1990 - Данные к ритуалу, связанному с оставлением кукутень-трипольских гончарных печей // Сб: Раннеземледельческие поселения-гиганты трипольской культуры на Украине. Киев

Гусев C. O., 1995 - Трипiльська культура Середнього Побужжя рубежу IV-III тис. до н.е. //Вiнниця

Зиньковский К. В., 1973 - Новые данные к реконструкции трипольских жилищ // СА. № 1

Колесников А.Г., 1993а - Трипольское общество Среднего Поднепровья. Опыт социальных реконструкций в археологии // Киев
Колесников А.Г., 1993б - Трипiльське домобудiвництво //Археологiя, № 3

Круц В. О., Рижов С.М., 1985 - Фази розвитку пам'яток томашiвсько-сушкiвськоi групи // Археологiя, вип. 51

Пассек Т. С., 1949 - Периодизация трипольских поселений //МИА. № 10

Пассек Т.С., 1961 - Раннеземледельческие (трипольские) племена Поднестровья //МИA, № 84

Цвек Е.В., 1997 - Некоторые аспекты домостроительства трипольской культуры // Сб: Развитие культуры в каменном веке, СПб.

Цвек Е.В., 2001 - Связи носителей восточнотрипольской культуры с населением Поднестровья // Сб: Трипiльський cвiт i його cуciди. Збараж

Цвек О. В., 1999 - Структура cxiднотрипiльськоi культури //Археологiя, № 3

Шмаглiй М.М., Biдейко M.Ю., 1987 - Пiзньотрипiльське поселення поблизу с.Майданецького на Черкащинi //Археологiя, вип. 60

Шмаглiй М.М., Biдейко М.Ю., 1992 - Трипiльськi поселення на Черкащинi //Археологiя, № 3

<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2383


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы