Н.П. Оленковский (Херсон). Социальная сущность и этапы формирования первобытной общины. под ред. Е.В.Ярового.Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.).

под ред. Е.В.Ярового.   Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)



Н.П. Оленковский (Херсон). Социальная сущность и этапы формирования первобытной общины



загрузка...

Социальную сущность первобытной обшины нельзя рассматривать без учета значительных различий в понимании этого явления специалистами различных исторических дисциплин. Археологи понимают первобытную общину как однопорядковое подразделение социальной структуры - чаще всего как род или родорую общину. Этнографам это явление представляется более сложным. Ими род и община разведены на две фундаментальные социальные системы, являющиеся показателем любого общества на первобытной стадии развития: наследственную патрилинейную экзогамную группу, связанную происхождением и мифологической традицией - или род и группу, экономически осваивающую определенную территорию и объединяющую представителей разных родов - общину. Системы эти основаны на двух различных типах отношений между людьми и землей - на ритуальном и экономическом (Кабо, 1981). По данным этнологов, эти социальные общности имеют различное отношение к земле (территории). Первый тип представлен - родом (или: локальной группой, локальной наследственной группой). Второй тип - общиной (или ордой). Связи рода с землей - ритуально-мифологические. Община состоит из семей и в силу родовой экзогамии включает членов более чем одного рода. Она использует землю для охоты и собирательства, скотоводства - ее связи с землей экономические, она является социальным базисом общества. Одновременно род и община наитеснейшим образом взаимосвязаны (Berndt, 1972, 148-161). Я убежден, что во время позднего палеолита (возможно и мезолита) такого распределения еще не существовало, или оно существовало еще в зачаточном состоянии. Археологам же послепалеолитической проблематики (неолит - эпоха бронзы) этот фактор необходимо учитывать в своих социологических и этно-исторических реконструкциях.

Не вызывает сомнений, что для стыковки рассматриваемых понятийных возможностей социологии и археологии достаточно важным компонентом исследований является выяснение вопроса социальной структуры первобытных обществ. Существование общины уже во время позднего палеолита, безусловно, имело место. Возражений против этого не приходилось встречать в работах как археологов, так и историков первобытного общества, этнографов или социологов. Значительно более сложным является вопрос времени появления родовой структуры. Большинство археологов признают такой эпохой палеолит, причем со значительным разбросом - от мустье, включительно, по финальный палеолит. Этнологи, в силу не обладания адекватным материалом в своих исследованиях, находятся в некоей растерянности и выводы их по данной проблематике очень осторожны. Однако не является этот вопрос однозначно решенным и для археологов. Весьма интересен для рассмотрения социальной структуры первобытности подход В.Ф. Генинга, который считал, что существование кровнородственной общины имеет место уже в позднем палеолите - мезолите. А время господства родового устройства начинается только с неолита (Генiнг, 1989а, 3-17).

Еще более сложной, чем проблема родовой организации, является проблема решения вопроса возникновения племенной организации, ее социальной сущности на раннем этапе, соотношения с археологическими категориями. Среди этнографов уже утвердилась убежденность в том, что племя имеет два аспекта - социальный и этнический, а также в том, что развитая племенная организация характерна лишь для поздних этапов существования племени. Но сколько же в таком случае существовал такой институт, как племя, без развитой организации, а значит - и без четкой структуры? В этом как раз и существует разнообразие взглядов. Некоторые исследователи считают, что племя, как этническое образование, включавшее роды, связанные брачными отношениями, существовало очень давно - еще в конце ашеля или в мустье (Григорьев, 1986; Файнберг, 1980). Другие считают, что племенная структура появляется в позднем палеолите (Ефименко, 1957, 22-25; Бромлей, 1983; Залiзняк, 1998). Есть исследователи, которые отрицают существование племен в палеолите и относят их появление ко времени мезолита (Формозов, 1957. 13-21; 1972, 11-15). Но существует (и достаточно распространен) взгляд, особенно среди западных специалистов, о возникновении племени лишь с переходом к земледелию и скотоводству, то есть одновременно с неолитической революцией. Более того, для нас особенно интересна точка зрения, согласно которой племенное устройство на нашей территории является прерогативой уже времени энеолита - эпохи бронзы (Генiнг, 1989б, 3-16)

Проблема времени и мотивации возникновения племенной организации лежит, на мой взгляд, прежде всего в плоскости - соотношения одновременности или разновременности возникновения родовой и племенной структур. Одновременно она включает вхождение или не вхождение этих структур в единую социальную иерархию. Отображает обе структуры этнической принадлежности или какие-то другие общественные процессы.

На мой взгляд, правы те исследователи, которые считают племя вторичным социальным явлением, возникающим на поздних стадиях общественного развития, в особых исторических условиях (Шнирельман, 1982, 207-252). Действительно, если община и родовая организация прослеживаются на археологических источниках абсолютно уверенно уже для самого начала позднего палеолита, то для существования племенной институции в период позднего палеолита мы не имеем никаких хорошо доказуемых подтверждении. Для меня весьма сомнительным является утверждение, что введение экзогамии должно было параллельно вызвать появление племенной организации. Вряд ли с переходом от "стада" к родовому обществу сразу же возникла развитая экзогамия с четко оформившимися родами. На начальном этапе, во времена палеолита, экзогамия могла функционировать по принципу дуального разделения общины (на «половины», известные в этнографических исследованиях). Почему, собственно, дуальная экзогамия не может функционировать в общине дуально-родовой, не связанной еще с многочленной племенной структурой?

Заслуживает внимания точка зрения, согласно которой на раннем этапе первобытного общества племенной организации еще не существовало. Правы исследователи, утверждающие, что большинство так называемых племен эпохи родового общества идентифицируются с формирующимися этническими группами (Генинг, Павленко, 1984, 60-109). Показательными в этом плане являются данные первобытной этнографии, установившей, что на раннем этапе племя - это территориальная и лингвистическая группа, не играющая сколько-нибудь существенной роли в политическом и экономическом отношениях (Бернд, Бернд. 1981).

Есть принципиальные расхождения среди специалистов и по поводу понимания проблемы соотношения между институцией племени и этносом. Так, по мнению В.Ф. Генинга, племя вообще не является этническим формированием, а относится к сфере формирования власти. Ю.В. Бромлеем наоборот декларировалось, что племя является одновременно и социально-потестарным, и этническим единством. Соответственно, оно является этносоциальным образованием (Бромлей, 1983). Между этими двумя радикальными взглядами находится весь спектр более осторожных и менее уверенных взглядов.

В завершение можно высказать сожаление по поводу значительного спада в социальных исследованиях первобытности, отмечаемого с середины 1990-х гг. И пожелать специалистам-археологам, изучающим неолит - ранний железный век Юго-Восточной Европы, активнее заниматься социальными реконструкциями, особенно в области племенной организации.


Литература

Берндт P.M., Берндт К.Х., 1981 - Мир первых австралийцев //М.

Бромлей Ю.В., 1983 - Очерки теории этноса // М.

Генiнг В.Ф., 1989а - Три ступенi розвитку продуктивных сил первiсно-общинноi суперформацii // Археологiя, №° 3

Генiнг В.Ф. 1989б - Соцiальнi формацii пepвicнocтi // Археологiя, № 4

Генiнг В.Ф., Павленко Ю В., 1984 - Институт племени как орган зарождающейся политической надстройки // Сб: Фридрих Энгельс и проблемы истории древних обществ, Киев

Ефименко П.П., 1957 - По поводу статьи А.А. Формозова «О времени и исторических условиях сложения племенной организации» // СА, №1

Залiзняк Л., 1998 - Передiсторiя Укрaiнї X-V тис. до н.е. //Kиїв

Кабо В.Р., 1981 - Предисловие к «Берндт P.M., Берндт К.Х. Мир первых австралийцев» //М.

Файнберг Л.А., 1980 - У истоков социогенеза //М.

Формозов А.А., 1957 - О времени и исторических условиях сложения племенной организации // СА, № 1

Формозов А. А., 1972 - Спорные проблемы в этнокультурной истории каменного века // Сб: Каменный век Средней Азии и Казахстана. Ташкент

Шнирельман В.А., 1982 - Проблема доклассового и раннеклассового этноса в зарубежной этнографии // Сб: Этнос в доклассовом и раннеклассовом обществе, М.

BerndtR.M., 1972 - The Walmadjeri and Gugadja // In: Hunters and Gatherers Today, New York

<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3837


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы