О.Г. Шапошникова, В.Н. Фоменко (Киев). Ингульская катакомбная культура (ареал и вопросы периодизации). под ред. Е.В.Ярового.Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.).

под ред. Е.В.Ярового.   Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)



О.Г. Шапошникова, В.Н. Фоменко (Киев). Ингульская катакомбная культура (ареал и вопросы периодизации)



загрузка...

В катакомбной культурно-исторической общности (ККИО) второй половины III - первой II тыс. до н.э. выделяется особенностями и специфическими признаками Ингульская культура (ИК) - одна из наиболее ярких археологических культур Европы эпохи бронзы. Она характеризуется высоким развитием скотоводства, наличием пашенного земледелия, а также непревзойденной, близкой к ювелирной техникой обработки камня, дерева, кожи и производством керамики. Кроме того, отличается наличием погребений мастеров-ремесленников разных профессий. Для нее свойственны проявления, свидетельствующие о наличии социальной дифференциации общества.

Основной территорией распространения ИК было Бугско-Ингулецкое междуречье, откуда эти племена распространились в другие регионы. Именно здесь сконцентрированы не только наиболее древние, но и наиболее яркие памятном этой культуры. Ингульские племена заняли всю степную и южную часть лесостепного Правобережья, включая юг Кировоградщины. На юго-западе они достигли Молдовы и румынской Добруджи, на севере Побужья граница проходила по южной полосе лесостепи, где-то сливаясь с племенами среднеднепровской культуры. Южную границу определяют берега Черного моря и предгорного Крыма, тогда как в степной его части редко встречаются «чистые» ингульские памятники. Племена ИК проникли и в Левобережную степь, однако здесь они не составили сплошного массива; заняли они и Орельско-Самарское междуречье. Сложным для понимания культурного процесса оказались памятники бассейна р. Молочной, которые С.Ж. Пустовалов считает политическим суперцентром ИК (Пустовалов, 1943). Ранние памятники в этом регионе отсутствуют. Молочанский социальный центр ставит проблему взаимоотношений сугубо ингульского и окружающего местного населении, шире - проблему более глубокой дифференцнацин массива с вытянутым положенном погребенных.

Впервые ИК была выделена О.Г. Шапошниковой около тридцати лет назад (Шапошникова, 1977, 1978, 1980, 1985). К проблематике ИК обращались многие исследователи: И.Ф. Ковалева, A.M. Гей, И.Н. Шарафутдинова, С.И. Круц, А .Л. Нечитайло, С.Н. Санжаров, В. А. Дергачев, Г.Н. Тошев, Н.А. Чмыхов, Ю.А. Шилов, С.Н. Братченко, Е.В. Яровой, С.С. Березанская, В.В. Отрошенко и др.). Особо отметим вклад в изучение ИК С.Ж. Пустовалова, который на протяжении многих лет работает над проблемой исторической интерпретации памятников ИК.

ИК представлена поселениями (В.Н. Никитин) и погребальными памятниками. Основным источником для изучения ИК являются подкурганные погребения. В Бугско- Ингулeцком регионе их насчитывается более тысячи. Характерной чертой ИК является использование для захоронений более древних курганов, господство погребений в катакомбах с округлыми входными шахтами к овальными камерами.

На основании данных стратиграфии курганов, анализа планиграфии и инвентаря выделены два этапа в развитии ИК - ранний и поздний.

Ранний этап. Для раннего этапа характерен биритуализм - параллельная практика скорченного и вытянутого обряда ингумации (с преобладанием первого). Среди скорченных встречаются погребения в позе адорации. У 45 % отмечено использование охры в обряде. Появляется обряд с моделированными черепами, который исследователи связывают с Древним Востоком (Отрошенко, Пустовалов, 1991; Пустовалов, 1999), ритуальные сосуды из остеокерамической и кальцитовой массы. Керамика и орудия из камня не создают впечатления культурной монолитности материального комплекса.

Наиболее распространенным типом являются приземистые яйцевидные сосуды, реже стройные с плоским дном. Типологически они близки к позднеямным сосудам, встречаются во всех культурах ККИО и служат неким интегралом. В степном Левобережье для этого типа сосудов характерно воротничковое оформление венчика - черта, свойственная для днепро-донецкой неолитической культуры. В ИК эти сосуды отличаются орнаментом, прежде всего, прорезной желобчатой техникой исполнения в сочетании с ангобом и белой краской, что свойственно для трипольской керамики. Керамика ИК отличается элементами орнаментации и особенно композицией: на сосудах имеются изображения, связанные с космической символикой (Чмыхов, 1977; 1982; 1991; Шилов, 1995), стилизованные антропоморфные изображения. Впервые встречается новый тип посуды - амфоры и чаши (они представлены не всеми типами, характерными для ИК). Однако для них свойственно единство орнаментальной техники и богатство стиля. Выделяются две амфоры, отличающиеся по форме. Одна из них находит аналогии среди керамики Кикладских островов (Шарафутдинова, 1972), другая - близка к тюрингским амфорам шнуровых культур Центральной Европы (Buchvaldek, 1970). Чаши круглодонные полусферической формы с уплощенным дном, редко встречаются конические.
Среди изделий из камня отметим топоры-молотки. Они не создают стойких типологических серий. Встречаются обушковые и усеченно-ромбические.

Ранний этап синхронный второму-третьему хронологическим горизонтам памятников позднеямного периода южно-бугского варианта, буджакской группе Северо-Западного Причерноморья, раннему этапу подкарпатской культуры шнуровой керамики, раннедонецким памятникам.

Поздний этап - время расцвета ИК: оформления и стабилизации классических черт обрядового и материального комплекса, установления ритуального единства - господство в погребальном обряде вытянутого трупоположения (из 660 скелетов - 513 вытянутые на спине). Встречаются (редко) погребения с согнутыми в локтях руками, положенными кистью перед лицом - адоранты. Отмечается высокий уровень охрового ритуала, изображения человеческих стоп (Рычков, 1982; Довженко, Солтис, 1991), раскраски дна погребальных камер (Пустовалов, 1996; 1999), изображения человеческого лица, выполненных в прорезной технике в сочетании с охровой живописью. На некоторых черепах имеется охровая роспись. На этом этапе отмечается увеличение погребений с посмертными масками, особенно в бассейне р. Молочной (Отрощенко, Пустовалов, 1991; Пустовалов, 1999). Инвентарь стал более богатым и разнообразным, он достиг той выразительности и самобытности, которая свойственна лишь ИК.

Специфика ИК особенно проявилась в керамике, ее формах и орнаментации. В керамическом комплексе преобладают приземистые плоскодонные сосуды (среди них выделяется несколько типов), близких к сосудам позднеямной культуры. В ИК они отличаются богатством орнаментации (встречаются и неорнаментированные): треугольники, щиты, овалы, спирали, паркетные узоры. Появляются новые мотивы - ромбы, квадраты, ряды человеческих фигур, зооморфные знаки, что не свойственно ни одной из культур ККИО.

Особое богатство и своеобразие керамического комплекса ИК придает присутствие амфор, амфоровидных сосудов и чаш. На этом этапе редко встречаются круглодонные амфоры, а наиболее распространенными являются яйцевидные и шаровидные с уплощенным дном. Характерно разнообразие и богатство орнамента. По форме и, отчасти, орнаментации некоторые амфоры можно сопоставить с позднетрипольскими, прежде всего, усатовскими (Збенович, 1974 Массон, Черныш, 1982, 307). Все амфоры орнаментированы в прорезной желобчатой технике, что характерно для Триполья (Цвек, 1989, 106). Для орнамента свойственна сюжетная композиция - иногда это целые пиктограммы. Среди мотивов преобладают треугольники, щиты, овалы, антропоморфные изображения, змеи-меандры, древо жизни.

Чаши полусферические с округлым и уплощенным дном, конические. Характерной их особенностью является наличие парных ручек-ушек. Они отличаются сложной композицией орнамента: многорядные изображения колосьев, овалы, волнистые линии, стилизование изображения человеческого лица и голов быка (Н.А. Чмыхов, Ю.А. Шилов). Известна уникальная чаша не только для ИК, но и для всего степного мира - на дне ее темно-коричневой краской силуэтом передано изображение животного (коровы) - (Марьяновка 7/4). Чаши полусферической и конической формы аналогичны позднетрипольским, усатовским (Патокова, 1979) В.А. Дергачевым выделен керамический комплекс для позднего Триполья, часть которого сохранилась в ИК в очень близких формах чаш и амфор (Дергачев, 1980,203). Проблема Триполья и ИК очень сложная. Речь идет о сохранении трипольских традиций в ИК.

Как собственно ингульскую черту следует рассматривать наличие большого количества топоров-молотков, обнаруженных в погребениях (12 типов). Эта особенность отличает ИК от других культур ККИО и сближает их с восточноевропейскими культурами шнуровой керамики (боевых топоров). Некоторые из ингульских топоров орнаментированы в характерном для ингульской керамики стиле. Благодаря высокому качеству обработки камня и отчасти по форме, ингульские топоры-молоты сопоставляются с анатолийскими топорами Трои II и Дорака (Клочко, Пустовалов, 1997, 200). В ИК они изготовлены из местных пород камня.

На позднем этапе увеличилось количество импортов - свидетельство расширения связей ИК с другими культурами: позднеямной, северокавказской, донецкой, среднедонской, манычской, КШК, культурой одиночных погребений.

Роль Кавказа в древней истории Украины была велика, что отмечалось многими исследователями. Не потеряли значения связи с Кавказом и для ККИО, особенно восточного ее ареала, донецкой катакомбной культуры, тогда как для западного ареала они были менее значительны. На позднем этапе ИК ощутимы так же и связи с Ближним Древним Востоком (Пустовалов, 2000, 94).

Ингульская культура сугубо конкретное, своеобразное явление, одна из составных частей ККИО, ее не следует рассматривать как общую ступень развития донецкой катакомбной культуры, ее ответвление, «разновид». В ней столкнулись две тенденции: одна - степная, связанная со специфическими формами скотоводства, что нашло проявление в составе стада, в ведущем значении скотоводства, и вторая - земледельческая, нашедшая особое проявление в идеологии.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2831


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы