А.З. Бейсенов (Алматы). Курганы с «усами» — культовые памятники саков Центрального Казахстана. под ред. Е.В.Ярового.Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.).

под ред. Е.В.Ярового.   Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)



А.З. Бейсенов (Алматы). Курганы с «усами» — культовые памятники саков Центрального Казахстана



загрузка...

Первые подобные памятники обнаружены в 1920-1930 гг. в Казахстане и Нижнем Поволжье. Систематическое же изучение их в Казахстане началось со второй половины 1940-х гг. с организацией Центрально-Казахстанской экспедиции. Впервые их предварительный ареал на территории Казахстана обозначил А.Х. Маргулан, а основные проблемы были изучены М.К Кадырбаевым, который и сделал первую типологию памятников (Кадырбаев, 1966).

По современным данным, на территории Казахстана открыто свыше 300 памятников, относящихся к категории курганов с «усами», и эти данные ежегодно поолняются. Основной ареал охватывает Центральный и Северный Казахстан - территорию, относящуюся главным образом к Казахскому мелкосопочнику. Здесь сосредоточено свыше 80 % от указанного числа памятников. География этой основной массы курганов с «усами» связана с ареалом бытования тасмолинской археологической культуры. Остальная часть сооружений находится на территории периферийных по отношению к Центральному Казахстану районов республики: Восточного, Западного, Южного Казахстана, Семиречья. Среди этих регионов больше всего их на территории Восточного Казахстана. За пределами Казахстана памятники известны на Южном Урале, в Нижнем Поволжье, на юго-западе степного Алтая, более всего их открыто в степях Южного Зауралья.
Немногочисленные памятники зафиксированы далеко западнее - на юге Восточной Европы. Распространение курганов с «усами» за пределами современной территории Казахстана связано этнокультурными влияниями, а также прямыми передвижками групп тасмолинского происхождения в сакское время и последующие периоды.

По поводу семантики памятников исследователи отмечали связь с солярным культом и обрядом жертвоприношения лошади, указывали на поминальный характер сооружений (Кадырбаев, 1966,431-432; Оразбаев, 1969, 182-183; Сорокин, 1981,24-25).

Центральным элементом в комплексе является простое и небольшое cooружение в виде округлой (овальной, прямоугольной) курганообразной насыпи, реже аналогичной ограды или выкладки. Оно содержит на древнем горизонте кости лошади и глиняные сосуды, а также следы разведения огня. Каменные выкладки-гряды («усы») длиной от нескольких десятков до 200 и более метров отходит в восточном направлении, имея на концах округлые курганообразные сооружения. В основе подобных гряд находятся системы повторяющихся однотипных элементов: круглые, прямоугольные сооружения в виде курганообразных насыпей, оград из вертикальных плит, выкладок из плашмя уложенных плит и др. Как под грядами, так и под концевыми сооружениями встречаются в небольшом количестве кости животных, следы огня. Иногда на концевых сооружениях стоят большие вертикальные плиты, близки к которым и плиты меньших размеров, находящиеся на протяжении гряд и отмечающие систему расположения повторяющихся однотипных элементов. Центральное сооружение комплекса («малый курган») обычно не содержит человеческого захоронения. Последнее находится в погребальном сооружении («основной курган»), которое располагается западнее, южнее первого и к которому привязана вся система комплекса с «усами». Комплекс может располагаться «автономно» - без погребального сооружения.

По своему назначению курганы с «усами» связаны с практикой проведения поминальных ритуалов, в содержание которых входили солярный культ, жертвоприношение лошади и другие религиозно-мировоззренческие аспекты древности. В грядах памятников, состоящих из повторяющихся звеньев, вероятно, заключена идея причастности к священному ритуалу участвовавших в нем групп, семейно-родовых коллективов. Центральная роль коня-"перевозчика" и важность ритуального возлияния подчеркнуты находками под центральным сооружением. Длинные гряды, в звеньях которых имитировался огонь, видимо играли роль своеобразных огненных лестниц, путей, по которым душа умершего уносилась на восток - к восходящему солнцу, к небу - в страну богов.

Появление курганов с «усами» Казахстана на заре сакской эпохи совпадает со временем зарождения и укрепления номадизма как системы. Предположительно, именно характерное для этого периода обожествление живых предводили породило необходимость строительства для проводов их души особых сооружений - посредников между землей и небом. В отношении генезиса памятников высказано мнение о связи их с конструкциями эпохи бронзы, подчеркивающими идею востока, в частности, с ориентированными на восток длинными коридорами элитных мавзолеев бегазы-дандыбаевской культуры позднебронзового века Центрального Казахстана (Бейсенов, 1997, 20).

За исключением обобщенной характеристики, многие вопросы курганов с «усами» требуют углубенных поисков и исследований. Для плодотворного исследования памятников, использования данных для социокультурных моделирований требуется значительное расширение источниковой базы, раскопки новых объектов.

Остается открытым вопрос о верхней дате памятников. М.К. Кадырбаев, на основании материалов своих раскопок, придерживался мнения о сохранении тасмолинской (сакской) традиции сооружения курганов с «усами» вплоть до середины I тыс. н. э. (Кадырбаев, 1959; 1966,394). Исследователи южнозауральских курганов с «усами» все подобные памятники относят к середине или второй половине I тыс. н.э., отрицая их принадлежность к сакской эпохе (Боталов, 1998; Любчанский, 1998; Любчанский, Таиров, 1999). По поводу казахстанских курганов с «усами», датирующихся по найденным вещам I тыс. н.э., А.З. Бейсеновым высказано предположение о впускном характере найденных в них захоронений и кладов (Бейсенов, 1997, 19). Открытие такого комплекса, как имеющий земляные «усы» курган Солончанка-1 середины I тыс. н.э. в Южном Зауралье (Любчанский, Таиров, 1999), позволяет уточнить это положение, не снимая указанный вопрос о впускных захоронениях. Вероятно, среди комплексов с «усами» Южного Зауралья, а также и других регионов, действительно есть какое-то количество памятников, сооруженных в I тыс. н.э. и появившихся в результате подвижек групп потомков тасмолинского населения Центрального и Северного Казахстана, сохранивших старые традиции. С передвижками таких же групп следует связать появление курганов с «усами» намного западнее - на юге Восточной Европы (Семенов, 1988).


Литература

Бейсенов А.З., 1997 - Погребальные памятники и культово-ритуальные сооружения древних номадов Центрального Казахстана (VII-I вв. до н.э.) // АвтореФ. дис. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук, Алматы

Боталов С.Г., 1998 - Раннетюркские памятники Урало-Казахстанских степей. // Сб: Культуры Евразийских степей второй половины I тысячелетия н.э. (вопросы хронологии), Самара

Кадырбаев М.К., 1959 - Памятники кочевых племен Центрального Казахcnана (VII век до н.э.- VI век н.э.) // Автореферат дис. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук, Алма-Ата

Кадырбаев М.К., 1966 - Памятники тасмолинской культуры // Сб: Древняя культура Центрального Казахстана, Алма-Ата

Любчанский И.Э., 1998 - Хронологические аспекты курганов с «усами» Евразийской степи // Сб: Культуры Евразийских степей второй половины I тысячелетия н.э. (вопросы хронологии), Самара

Любчанский Н.Э., Таиров А.Д., 1999 - Археологическое исследование комплекса «Курган с «усами» Солночанка-1» // Челябинск

Оразбаев A.M., 1969 - Курган с «усами» в могильнике Джанайдар как архитектурный памятник // Сб: Культура древних скотоводов и земледельцев Казахстана, Алма-Ата

Семенов А.И., 1988 - К выявлению центральноазиатских элементов в культуре раннесредневековых кочевников Восточной Европы //АСГЭ, вып.29

Сорокин С.С., 1981 - К вопросу о толковании внекурганных памятников ранних кочевников Азии //АСГЭ, вып. 22

<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2637


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы