П.А. Гавриш (Полтава). Основа экономического расцвета города Гелона в V-IV вв. до н.э.. под ред. Е.В.Ярового.Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.).

под ред. Е.В.Ярового.   Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)



П.А. Гавриш (Полтава). Основа экономического расцвета города Гелона в V-IV вв. до н.э.



загрузка...

Как известно, город Гелон в причерноморской Скифии, под которым большинство скифоведов в настоящее время видят Бельское городище, расположенное в среднем течении Ворсклы на территории лесостепи Днепровского Левобережья, был крупнейшим ремесленным центром Восточной Европы. По мнению исследователей, именно металлообрабатывающее ремесло было ведущим в развитии палеоэкономики этого поселения городского типа (Шрамко, 1987, 113-114). Археологические материалы позволяют утверждать, что Бельское городище в эпоху своего расцвета в V-IV вв. до н.э. потенциально могло обеспечивать металлопродукцией рынок не только Приднепровской лесостепи, но и соседних регионов, например, степной зоны и даже античных центров Северного Причерноморья.

Для решения затронутой проблемы следует в первую очередь остановиться на следующих аспектах: 1) сырьевые возможности региона, где расположено Бельское городище; 2) достаточный уровень развития технологии добычи и обработки железа у местных ремесленников; 3) людские ресурсы региона и обширный стимулирующий рынок сбыта металлопродукции.

Попытаемся проанализировать их по отдельности.

1. Бельское городище и его округа расположены в южной части Днепровской Левобережной лесостепи с густой гидросетью (Мильков, 1961, 153). Последняя в раннем железном веке была основным источником железного сырья в виде болотных, озёрных и луговых руд - бурых железняков-лимонитов. Хотя эти руды относительно бедны железом, но зато повсеместно распространены и легко доступны. По историческим данным известно, что в XVII-XVIII вв. на Левобережной Украине был развит железоделательный промысел, где сыродутным способом добывали железо в больших специальных печах (высотой до 7-8 м) под названием «рудня» (Стрiшенець, 1991, 18-20).

Значительные масштабы добычи железа в руднях в этом регионе лесостепной зоны Причерноморья указывают на богатые источники сырья и экономическую целесообразность существования данного ремесла даже спустя два тысячелетия после скифской эпохи. Лишь с появлением доменного производства. На юге Украины в начале XIX в. добыча железа в «руднях» прекращается.

Следует обратить внимание на очень важное обстоятельство, способствующее добыче железа сыродутным способом в лесостепных районах Украины в древности. Это - наличие громадных запасов топлива, в частности древесного угля, для приготовления которого нужны обширные площади лесов. Не случайно, как уже отмечалось исследователями, при выборе места для железоделательного производства сыродутным способом, в первую очередь, учитывались местные запасы топлива, а потом уже бурого железняка (Деген-Ковалевский, 1935 236). Крупные лесные массивы здесь сохранились и сейчас, а в средние века они были еще больше (Боплан, 1990, карта). В скифское же время общая заселённость лесостепной зоны Восточной Европы значительно превышала нынешнюю (Кириков, 1959, 123).

2. Современной наукой установлено, что в лесостепной полосе Восточной Европы железо сыродутным способом начали добывать уже в середине II тыс. до н.э. (Паньков, 1991, 15), но ранний железный век наступил лишь тогда, когда местные ремесленники стали добывать значительные объемы металла и освоили производство стальных орудий. Это событие совпало с началом скифской эпохи на рубеже VIII-VII вв. до н.э. К этому времени у металлургов восточноевропейской лесостепи уже накопился более чем полутысячелетний производственный опыт, который позволял им удерживать лидерство в этой отрасли хозяйства по сравнению с другими географическими зонами (Шрамко, 1971, 93-97; Паньков, 1992, 126-127). В скифское время был создан принципиально новый тип металлургического сыродутного горна в виде шахтового сооружения со шлаковыпуском. Это новшество позволяло фактически в десятки раз увеличить производство железа и, тем самым, почти полностью вытеснить другие виды сырья из производства орудий труда и вооружения (Паньков, 1994. 50-51).

3. Одним из важнейших вопросов в изучении палеоэкономики Бельского городища является выяснение роли и потенциальных возможностей местной черной металлургии, а также «претензии» ее на «двигатель» экономики этого центра в V-IV вв. до н.э. Здесь можно обратить внимание на следующие моменты. Уже в VI в. до н.э. Бельское городище имело более 30 км оборонительных сооружений (Гавриш, 1991,67-69) в виде дерево-земляной конструкции, для строительство которых требовалось большое количество совершенных орудий труда, в первую очередь, железных. Далее, железоделательное производство в середине I тыс. до н.э. было материально и физически очень затратным, поэтому требовало соответствующего экономического уровня развития общества и концентрации больших человеческих ресурсов в одном месте. Плотность заселения Бельского городища и его ближайшей округи ясно показывает, что они вполне могли в избытке удовлетворить рабочей силой ремесленное производство в значительных масштабах.

Одновременно местное хозяйство и бытовые потребности огромного населения обеспечивали устойчивый спрос на эффективные и сравнительно дешевые орудия труда, а также на вооружение. Росту добычи железа в лесостепной зоне в значительной степени способствовал и внешний фактор: активные торговые связи с античными центрами Северного Причерноморья и перемещение с Северного Кавказа в Приднепровскую степь основной массы скифов. Кочевые орды скифов постоянно нуждались в металлических орудиях и особенно - в эффективном и разнообразном вооружении. Эти потребности вряд ли могли в полной мере удовлетворить местные ремесленники, несмотря на появление крупного металлургического центра в Нижнем Поднепровье - Каменского городища. В начале V в. до н.э для железоделов лесостепи открылся практически «бездонный» рынок сбыта своей продукции, что послужило стимулом к ускоренному развитию производства. Вместе с кузнечным ремеслом, которое на Днепровском Левобережье развивалось, преимущественно. на городищах, где оно было кассовым и технически наиболее сложным (Шрамко, 1944, 54), черная металлургия стала фундаментом экономического расцвета Бельского городища в V-IV вв. до н.э.

Теперь обратимся к конкретным археологическим источникам, полученным в ходе уже полувековых раскопок Бельского городища и поселений его округи. Исследованиями выявлено несколько мест, где протекала производственная деятельность металлургов скифского времени. Видимо, ранее всего, железоделательное ремесло появилось в Западном укреплении. Здесь часты находки железных шлаков, бурого железняка, обломков стенок сыродутных горнов (Шрамко, 1997,115). Во время моих раскопок последних лет на зольнике № 7, культурные отложения которого относятся к архаическому времени, встречались сотни подобных находок, некоторые массой до 0,5 кг.

Другим очагом черной металлургии в Бельском городище было Восточное укрепление, где в 1993-1994 гг. удалось обнаружить остатки двух сыродутных горнов VI-V вв до н.э. (Шрамко, 1995, 59.) Это были небольшие ямные горны одноразового использования без шлаковыпуска, воздух в них подавался сверху через наклонно расположенное керамическое сопло. Обилие находок железных шлаков и фрагментов стенок сыродутных горнов в раскопах на всей территории укрепления свидетельствует о широких масштабах существовавшего здесь железоделательного производства.

Наиболее крупный очаг черной металлургии Бельского городища, находился. вероятно, на территории Большого укрепления, в урочише Царина, расположенном на юго-востоке, рядом с Западным укреплением. Такое соседство с основной крепостью, видимо, не случайно, а есть следствие расширения масштабов железоделательного производства в результате повышения спроса на металл. Выразительные следы деятельности металлургов VI-V вв. до н.э. были обнаружены уже во время моих раскопок 1996 г., в особенно при раскопках украинско-немецкой экспедиции в последующие годы (Мурзин и др., 1998, 14, 16, 20: 1999, 37,47; 2001,41,48). При раскопках были выявлены сотни кусков шлака и обломков сыродутных горнов, десятки из которых достигали 15-20 см в поперечнике. Лишь за один полевой сезон удавалось собрать подобных находок общей массой более 80 кг.

При раскопках зольника № 3 в урочище Царина в 2000 г. был открыт мощнейший сыродутный горн шахтового типа с диаметром рабочей камеры 60-80 см при высоте стенок 50 см. Сопутствующие материалы указывают на активную производственную деятельность здешних ремесленников в V в. до н.э.

Следы железоделательного производства отмечены и в других местах Бельского городища (например, в урочище Лесовый Кут), а также на поселениях ближайшей к нему округи. Масштабы и характер находок не оставляют сомнения в том, что металлургическое ремесло здесь было очень распространенным. 0но тесно связано с кузнечным ремеслом, а вместе они создавали основу экономического и военного могущества города Гелона, который сохранял свою независимость от степных скифов до середины IV в. до н.э.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1971


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы