Г.В. Батизат, А. С. Островерхов (Одесса). Новые памятники эллинистической глиптики из Нижнего Поднестровья. под ред. Е.В.Ярового.Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.).

под ред. Е.В.Ярового.   Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)



Г.В. Батизат, А. С. Островерхов (Одесса). Новые памятники эллинистической глиптики из Нижнего Поднестровья



загрузка...

Глиптика является одним из наиболее информативных источников в античном источниковедении Северного Причерноморья (Максимова, 1937, 251-261; Неверов, 1983; Щербакова, 1986). Длительное время глиптика Нижнего Поднестровья была исследована крайне слабо. Еще в начале XX в. вышла книга коллекционера и мецената Т.В. Кибальчича об античных геммах Северного Причерноморья. В ней были воспроизведены 18 гемм и перстней, найденных в Aккермане (Kibaltchich, 1910, №28, 57-58,79,106, 144, 194,200,210,226,230-231 287, 302, 316-317, 341,465). После этого, вплоть до конца 1980-х гг., эта категория источников практически не привлекала археологов. В последнее десятилетие положение существенно улучшилось (Батизат, 1994, 172-176 Бруяко, Островерхов, 1993, 60-63; 1997, 77-78; Клейман, Коциевский, 1991,95-98; Мельчарек и др., 1995, 36-38; Островерхов, Охотников, 1996; 1997; 2001, 95-100). Однако геммы и перстни позднейшего классического и эллинистического времени в Тире и на поселениях ее округи встречаются крайне редко (Кибальчич, 1898, Островерхов, Охотников, 1997, 227-231). В связи с этим, особый интерес представляют керамический вотив и перстень из Тиры, а также случайная находка бронзового перстня на левом берегу Днестровского лимана, вблизи Никония.

В 2001 г. на левом берегу Днестровского лимана, к северу от Никонийского городища, был найден бронзовый перстень хорошей сохранности (хранится в одной из частных одесских коллекций). Его диаметр 2,2 см. Щиток овально-круглый в плане. Размеры: 2,2х1,8 см. На щитке помещено профильное врезное изображение относительно молодой женщины, влево, с моделированной прической типа «melonen frisur». Уши прикрыты волосами. Резьба глубокая, все детали профессионально проработаны. На воюсах прослеживаются следы позолоты (Рис. 1/1).



Еще один фрагментированный бронзовый перстень происходит из Тиры (хранится в частной коллекции). Здесь, на овальном щитке, в рельефе изображена женская голова в профиль влево. Лицо женщины немолодое, с крупными чертами. Волосы также оформлены прической «melonen frisur» и собраны сзади на затылке в большой тяжелый пучок. Уши также прикрыты волосами. На голове видна узкая диадема (рис. 1/6). По форме перстней и стилю изображений на них, оба памятника следует датировать эллинистическим временем. К примеру, выполненные в технике рельефа эллинистического времени перстни известны на Боспоре (сравни: Неверов, 1976, 168, табл. И/ 6; 1984, табл. CLX; Финогенова, 2001, 166).

Перед нами, очевидно, портреты одной и той же женщины. В изображениях явственно просматриваются личностные черты - почти прямой, с легким изгибом нос, длинная красивая шея, индивидуальная прическа. Портретные геммы, крайне редко встречающиеся в классическое время (Неверов, 1973а; Островерхов, Охотников, 1996), с эпохи Александра Великого они становятся обычным явлением. Например, в птолемеевском Египте почитание основателя Александрии приобретает династический характер. При этом правящие династы не забывают причислить к лику божеств и себя. В столице открывается храм «Александра и богов Филадельфов» (Птолемеев - авт.). Птолемеи одаривали своих приближенных дорогими перстнями и геммами с изображениями портретов монархов и их жен. В Северном же Причерноморье доминировали подобные, но чаше всего бронзовые перстни. Они найдены в различных центрах - в Пантикапее, Фанагории, Тирамбе, Горгиппии, Нимфее, Херсонесе, Ольвии и ряде других мест. На перстнях изображены портреты Птолемея II, Птолемея III, Арсинои II, Береники II и Арсинои III. В начале II в. до н.э. эта серия перстней, импортированная, видимо, из Александрии, прерывается (Захаров, 1928, Коровина, 1987, 137-146, Неверов. 1973а: 1974: 1976: 19X3: 72-77; Nеverov, 1995, 73, PI, XIII, 1-2 Финогенова, 2001, 164-167).

Однозначная интерпретация женского образа, воспроизведенного на нижнеднестровских перстнях, затруднительна. Это объясняется тем, что иконография изображений Арсинои II и Береники II очень близка: та же прическа, те же черты лица и постановка головы (Финогенова, 2001, 166). Но все же нам представляется, что на анализируемых перстнях изображена Береника II (ок. 250 г. до н.э.) - супруга Птолемея III. Об этом могут свидетельствовать близкие изображения в скульптуре, на монетах (рис. 1/3), глиптике (Неверов, 1988, 38, № 5, Marschall, 1907, № 1267 F; Charbonneaux, 1958, № 50, 50, fig. 8) и других памятниках прикладного искусства, а также наличие позолоты на волосах женщины. Аналогичная позолота была на мраморной головке (рис. 1/2) Береники II из Кирены (Хафнер, 1984, 79; Anti, 1927, 167) - отражение в произведениях искусства известного мифа о золотистых волосах Береники, преподнесенных ею в храм и вознесенных на небо - созвездие βερενιχης πλοχαμος [Call. Caus., IV. 13; Catull. Carm., 66; Ptol. Almag., II, 56].

Культ Береники был учрежден ее сыном Птолемеем IV в. 210 г. до н.э. Новая богиня, как и ее предшественница Арсиноя II, покровительствовала мореплаванию, и в этом качестве носила сакральный эпитет «Спасительница». Она часто отождествлялась с Исидой (Блаватский, 1957, 11 сл.; Латышев, 1910, 38 сл.). По мнению О.Я. Неверова, перстни рассматриваемой группы, находимые на северных берегах Понта, чаще всего принадлежали морякам и торговцам, совершавшим небезопасные плавания к берегам Египта (Неверов, 1983, 77).

В 2001 г. при раскопках Тиры, в подвальном помещении № 647, в слое середины II в. до н.э. был найден керамический вотив в виде плоского круглого диска диаметром 1,6 см и толщиной 0,4 см. На лицевой стороне изделия выполнены в невысоком рельефе два бюста: мужской с пышной бородой и модием на голове и женский - с диском и коровьими рогами над лбом (рис. 1/4а). На обратной стороне оттиснуто изображение богини с венком в вытянутой правой руке (рис. 1/46). Тесера изготовлена с помощью штампа.

На «аверсе», видимо, следует видеть изображения Сераписа и Исиды - божественных патронов Птолемеев, Египта и всей ойкумены [Тас. Hist., IV 82; SHA XXIX, vii 2,4; Socr. Schol. Hist. Eccl., 118; Sever, ibn Al-Muqaffa. Hist. Patriar.; Macrob. Saturn., 15, 20] или же их земную ипостась - супружескую пару правителей Египта. Парные изображения бюстов правящих царственных особ птолемеевского двора на монетах, перстнях и геммах, было очень распространены (Неверов, 1974, 106 сл.; 1978, 169, 184, 185, № 7-9; 1988, 34-39, № 1). На них супруги часто сами олицетворяли Сераписа и Исиду.

Культ Сераписа, созданный Птолемеями для сближения египетского и греческого населения [Paus. И, 4,7; II, 13,7; 34,10; III, 14-15; 21,6; 22,9; IV, 32,5; X, 32,9], объединял культы египетского Осириса и ряда греческих богов. Серапис являлся богом плодородия, был связан с загробным культом, считался богом мертвых и поэтому отождествлялся с Аидом. Он был повелителем стихий и явлений природы, ему были приданы функции водного божества, в этом качестве он сближался с Посейдоном. Как бога солнца Сераписа отождествляли с Аполлоном. Серапис почитался как спаситель от несчастий, предсказатель будущего, целитель больных. Естественно, что культ этого бога тесно был связан с культом Исиды, жены и сестры Осириса (Бадж, 1997, 165; Морэ, 1914; Strambaugh, 1972; Vidman, 1970).

Культ новых египетских божеств проник в города Западного и Северного Причерноморья еще в период эллинизма, во время оживления торговых сношений с Александрией (Соломоник, 1973; Тачева-Хитова, 1982, 113-116; Шургая, 1965, 126-140; 1972, 17-19; 1977; Pippidi, 1969,60-68) и с городами Малой Азии, где культ Сераписа распространился уже с III в. до н.э. (Lafaye, 1884, 35-38).

В связи с поднятым вопросом, следует отметить, что из Тиры происходит самая ранняя, происходящая из Северного Причерноморья, надпись, вырезанная на мраморном пьедестале [IOSPE, 5]. В ней говорится о приношении сына Кратина Сарапиду, Исиде и чтимым вместе с ними богами. Исследователи (Латышев, 1909, 140-147; Карышковский, Клейман, 1985, 78; Шургая, 1977) считают, что приношение стояло в храме и датируют надпись II в. до н.э. О наличии культа Сераписа в Тире в эллинистическое время свидетельствуют находки керамической статуэтки этого бога с остатками калафа на голове (Клейман, 1970, 26, № 2, табл.2/2) и двух гемм с изображением головы Сераписа в калафе (Клейман, Коциевский, 1991, 98, № 11).

На «реверсе» помещено изображение «Нике венчающей». Об этом свидетельствует ее поза - поднятые вверх и вперед руки, в которых находится венок, и полураскрытые крылья за спиной.
Культ богини победы Нике (Nικη) - дочери океаниды Стикс и Палланта - сына титана Крия [Hes. Theog., 383 след.], римской Виктории (Holscher, 1967), в Северном Причерноморье появился еще во время Великой греческой колонизации. Здесь она почиталась как самостоятельное божество, а также как атрибут Зевса, Афины и ряда других богов (Русяева, 1992, 134). Нике была одним из любимых персонажей античного искусства. Ее изображения часто встречаются на монетах, геммах, перстнях (Неверов, 1974, 107, рис. 17в, 206, 266; Щербакова, 1981, 63-67), в прикладном и монументальном искусстве Северного Понта. Изображение на тирской тесере близко к образу венчающей трофей Ники на небольших керамических жертвенниках III-II вв. до н.э., находимых в Крыму и Ольвии (Белов, 1970,70-74, табл. 13/4-4а; Леви, 1970,36,46, табл. 21/ 1-4). Нельзя не заметить и сходства этого образа с изображением Ники, венчающей Фаросский маяк (рис. 1/5) на монетах Александрии Египетской (Брабич, 1970, 13).

В Нижнем Поднестровье почитание богини победы также засвидетельствовано со времени появления эллинов в этом регионе. О той роли, которая придавалась здесь культу Нике, свидетельствует тот факт, что в честь этой богини был назван главный центр левобережья - Никоний - «город победы» (Секарская, 1989, 110; Охотников, 1997,28). О наличии культа Нике в доримской Тире, вплоть до настоящего времени никаких данных не было. Зато в римское время эта богиня в образе «Нике венчающей» довольно часто появляется на монетах города (Анохин, 1989, №№ 508, 518, 533, 548, 558) и геммах (Клейман, Коциевский, 1991, 97, № 4; Kibaltchich, 1910, № 10). А.Н. Зограф предполагал, что в Тире стояла и статуя богини (Зограф, 1957,54). Последние находки в Тире свидетельствуют, что скульптурный пантеон в этом городе был довольно представительным.

Таким образом, новые находки памятников глиптики в Нижнем Поднестровье свидетельствуют, что античные центры этого региона в III—II вв. до н.э. поддерживали тесные экономические и культурные связи с Александрией Египетской. Среди почитателей новых синкретических культов в Тире и Никонии были в первую очередь моряки и торговцы. Тесера из Тиры являлась, очевидно, приношением одного из них в храм Сераписа и других богов в честь какой-то победы.


Литература

Анохин В.А., 1989 - Монеты античных городов Северо-Западного Причерноморья //Киев

Бадж Э.У., 1997 - Легенды о египетских богах // М.

Батизат Г.В., 1994 - Римская гемма из Тиры //ДП, КСОАО, Одесса

Батизат Г.В., Островерхов А.С., 2001 - Литик-скарабеоид с изображением «хоровода» мышей из Никония // Сб: Ольвiя та античний cвiт, Kиiв

Бруяко И.В., Островерхов А.С., 1993 - Литик-скарабеоид из Никония // ДП, КСОАО, Одесса

Бруяко И.В., Островерхов А.С., 1997 - Геммы из некрополя Никония римского времени // Сб: Никоний и античный мир Северного Причерноморья, Одесса

Белов Г.Д., 1970 - Терракоты из Херсонеса // САИ, Г1-11

Блаватский В.Д., 1957 - Архаический Боспор //МИА, № 56

Брабич В.М., 1970 - Путешествие с древней монетой //Л.

Захаров А.А., 1928 - Геммы и античные перстни ГИМа // РАНИОН, Труды секции археологии, т. 3, М.

Зограф А.Н., 1957 - Монеты Тиры//М.

Карышковский П.О., Клейман И.Б., 1985 - Древний город Тира //Киев

Кибальчич Т.В., 1989 - Археологические находки в Южной России //АИЗ, т. 6, № 7/8

Клейман И.Б., 1970 - Статуэтки из Тиры (Терракоты Северного Причерноморья) //САИ, вып. Г1-11

Клейман И.Б., Коциевский А.С., 1991 - Геммы из Тиры // Сб: Северо-Западное Причерноморье - контактная зона древних культур, Киев

Коровина А.К, 1987 - Перстни из некрополей Фанагории и Тирамбы // СГМИИ, вып. 8 (Культура и искусство античного мира), М.

Латышев В.В., 1909 - nONTIKA // СПб.
Латышев В.В., 1910 - Неизданные горгиппийские надписи //ИАК, Вып. 37

Леви Е.И., 1970 - Терракоты из Ольвии //САИ, Вып. Г1-11

Максимова М.И., 1937 - Античные печати Северного Причерноморья //ВДИ, № 1

Мельчарек М. и др., 1995 - Островерхов А.С., Охотников С.Б. - Литик-скарабеоид из поселения Надлиманское-3 // Сб: Проблемы истории и археологии Нижнего Поднестровья, Белгород-Днестровский

Морэ А., 1914 - Цари и боги Египта //М.

Неверов О.Я., 1973а - Дексамен Хиосский и его мастерская // Сб: Памятники античного прикладного искусства, Л.

Неверов О.Я., 1973 - Античная художественная бронза (каталог выставки) //Л.

Неверов О.Я., 1974 - Группа эллинистических бронзовых перстней в собрании Эрмитажа // ВДИ, № 1

Неверов О.Я., 1976 - Портретные геммы и перстни и перстни из Северного Причерноморья // ТГЭ, т. XVII (Культура и искусство античного мира), вып. 5

Неверов О.Я., 1983 - Геммы античного мира // М.

Неверов О.Я., 1984 - Металлические перстни и печати //Археология СССР, АГСП, М.

Неверов О.Я., 1988 - Античные камеи в собрании Эрмитажа //Л.

Островерхов А.С., Охотников С.Б., 1996 - Портретная гемма из Никония //ДП, IV чтения памяти П.О. Карышковского, Одесса

Островерхов А.С., Охотников С.Б., 1997 - Бронзовый перстень раннеэллинистического времени из Тиры //Сб: Никоний и античный мир Северного Причерноморья, Одесса

Островерхов А.С., Охотников С.Б., 2001 - Глиптика Никония и его округи //Сб: Ольвiя та античний cвiт. Maтepiали наук, читань, Kиiв

Охотников С.Б., 1997 - Феномен Никония // Сб: Никоний и античный мир Северного Причерноморья, Одесса

Русяева А.С., 1992 - Религия и культы античной Ольвии //Киев

Секерская Н.М., 1989 - Античный Никоний и его округа в VI-IV вв. до н.э. //Киев

Соломоник Э.И., 1973 - Из истории религиозной жизни в северопонтийских городах позднеантичного времени //ВДИ, № 1

Тачева-Хитова М., 1982 - История на източните култове в Долна Мизия и Тракия V в. пр. н.е.- IV в. н.е. //София

Финогенова С.И., 2001 - Группа бронзовых эллинистических перстней из собрания ГМИИ им. А.С. Пушкина //ВДИ, № 2

Хафнер Г., 1984 - Выдающиеся портреты античности. 337 портретов в слове и обряде // М.

Шургая И.Г., 1965 - Импорт Александрии в Северное Причерноморье //ВДИ, № 4

Шургая И.Г., 1972 - О торговых сношениях Ольвии с Александрией Египетской в эллинистическое время //ВДИ, № 3

Шургая И.Г., 1977 - О греко-египетском культе в Северо-Западном Причерноморье // Сб: История и культура античного мира

Щербакова B.C., 1981 - Изображение Ники на античных печатях из Херсонеса // КСИА, вып. 168

Щербакова B.C., 1986 - Античные печати Херсонеса как исторический источник // Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук, М.

Anti С., 1927 - Un ritratto di Berenice di Cirene // Africa Italiana, I

Holsler Т., 1967 - Victoria Romana // Mainz am Rhein

Kibaltchitch T.W., 1910 - Gemmes de la Russie meridionale //Berlin

Lafaye G., 1884 - Histoire du culte des divinites d"Alexandrie hors de l"Egypte // Paris

Neverov O.J., 1995 - Les bagues et les pierres gravies provenant de Nymphaion //
Archeologia. m. XLVI, Warszawa

Pippidi D.M., 1969 - Studii de istorie a religilor antice //Bucuresti

Slrambaugh I.E., 1972 - Sarapis under the Early Ptolemeis // Leiden

Vidman L., 1970 - Isis und Sarapis bei den Griechen und Romern // Berlin

<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 5032


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы