В.Г. Котигорошко (Ужгород). Племена Верхнего Потисья на рубеже и в первых веках н.э.. под ред. Е.В.Ярового.Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.).

под ред. Е.В.Ярового.   Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)



В.Г. Котигорошко (Ужгород). Племена Верхнего Потисья на рубеже и в первых веках н.э.



загрузка...

Современное изучение древней истории Европы позволяет выделить из территории Карпато-Дунайского ареала конца I тыс. до н.э. три основных этнических массива; северофракийский, иллирийский и кельтский. В первый, доминирующий [Herod., V, 3], по подсчетам В. Томашека (1893) входило несколько десятков племен, известных у античных авторов, начиная с Геродота [IV, 93], под общим этнонимом «геты». С I в. до н.э. к населению, проживавшему внутри карпатской дуги, стал широко применяться термин «даки». «Даки к горам привязаны», отмечал историк II в. н.э. Флор, описывая события рубежа эр [Flor, Epit. 11, 28]. Это сведение перекликается с утверждением Плиния Старшего, что даки живут на горных хребтах и в ущельях до р. Тисы [Plin., HN, IV, 80]. Конкретизирует местоположение даков Страбон, сообщая, что жителей в низовьях Истра называют гетами, а даками тех, которые обитают ближе к Германии, к истокам Истра [Strabo, VII, 3, 12]. Географ, закончивший свой труд около 20 г. н.э. и использовавший данные почти полтораста авторов, отразил этногеографические реалии конца II - начала I в. до н.э. (Грацианская, 1986, 32, 46: Мачинский. 1974, 85).

Дополнительные данные о даках находим у Помпея Трога, в передаче Юстина [Just., XXXII. 3, 16], который определяет их как младшую ветвь гетов, распространение этнонима "даки" и на гетов наблюдается уже в I в. н.э. [Svet., Аugust., 8, 2; 21; 63, 2], хотя Дио Кассий подчёркивает: "Я же прекрасно знаю, что геты живут за Гемами по течению Истра" [Cass. Dio, LXVII, 6, 2]. Таким образом, к концу II в. до н.э. выделяются две ветви северных фракийцев: геты и даки. Они говорят на одном языке [Strabo, VII, 3, 10, 13] и, согласно античным авторам, отличаются друг от друга местом своего обитания.

Выход даков на историческую арену Европы ознаменовался созданием мощного политического объединения во главе с Буребистой (82-44 гг. до н.э.). К середине I в. до н.э. дако-гетское государство охватывало весь Карпато-Дунайский ареал. На его северной окраине (Верхнее Потисье) создаются наиболее отдалённые форпосты дакийской культуры в Земплине и Малой Копане (Котигорошко, 1989; Kotigorosko, 1995, 173-175). До прихода даков регион занимали автохтонные северофракийские племена и кельты, внедрившиеся в конце IV-III в. до н.э., и, в значительной степени, латинизировавшие местную культуру (Kotigorosko, 1995,61-62, 167-170).

Верхнее Потисье, бывшее во II-I вв. до н.э. дальней периферией античной цивилизации, не нашло прямого отражения в письменных источниках. Даже такой компетентный историк, как Полибий (ок. 205-123 гг. до н.э.) категорически заявляет об отсутствии каких-либо конкретных данных в отношении северных областей от Нарбона до Танаиса [Polib., III, 38. 2]. Скудны свидетельства о племенах региона и в период вхождения Верхнего Потисья в контактную зону с римской провинцией Дакией (107-271 гг. н.э.). Однако даже эти обрывочные сведения, в совокупности с данными археологии, в определимой мере позволяют идентифицировать отдельные племена с культурами региона и сопредельных областей.

Сведения об этногеографии северной части Карпатской котловины поступают к римлянам, скорее всего не ранее I в. до н.э. Одно из первых известий содержится в мемуарах Цезаря «Записки о гальской войне» (ок. 52-51 гг. до н.э.). При описаний Герцинского леса (лесистые горы от Рейна до Карпат) автор сообщай, что он тянется "до страны даков и анартов" [Caes, VI, 25]. Полагаем, эти данные Цезарь мог получить из первоисточников, т.е. от бойев. Бойи в союзе с таврисками около 60 г. до н.э. были разбиты даками Буребисты (Strabo VII, 5, 2; Crisan, 1977, 234; Kotigorosko, 1995, 173). После битвы разгромленные бойи отступили в Норикум, около 59-58 гг. до н.э. осаждали Норею, а оттуда вместе с гельветами отошли в Галлию [Caes, 1, 5], где вступили в контакт с римлянами в ходе римско-галльских войн.

После разгрома кельтов граница даков простиралась от р. Моравы на западе до Карпат на востоке (Crisan, 1992, 27-35; Kotigorosko, 1995, 173-174). Локализация анартов (кельтские племена), занимавших согласно Цезарю, одну страну с даками, у автора неопределенная. Конкретизируется место обитания анартов, на севере Дакии, т.е. в Верхнем Потисье, в середине II в. н.э. Птолемеем [Ptol., Geogr. III. 8, 3]. Присутствие на этнокарте региона II в. н.э. анартов расцениваем как анахронизм. На этой территории после середины I в. до н.э. отсутствуют кельтские памятники. Вероятнее всего Птолемей, нанесший на карты «Сарматии и Дакии» все известные ему и его предшественникам племена, не учитывая их временное существование (Кудрявцев, 1957, 20), разместил и ряд племен, отвечавших реалиям конца I тыс. до н.э. Это касается и таврисков, помещенных географом рядом с анартами. Тавриски, выступившие в коалиции с бойями [Strabo, VII, 5, 2], после разгрома в 60 г. до н.э. могли отойти только на запад, а не на восток, вглубь дакийской территории.

В связи с вышесказанным, интерес вызывает птолемеевский этноним «анартофракты» (анартофраки?). Если исходить из вывода Ю. Кулаковского (Кулаковский, 1899 23), поместившего их на севере Дакии, то этот термин отвечает этнической ситуации, сложившейся в Верхнем Потисье в последней четверти I тыс. до н.э., а именно: кельто-фракийскому симбиозу (Котигорошко, 1999, 103-104). Этноним «анартофракты» мог сохраниться как собирательное название населения севера Дакии и в первых веках н.э.
Изменение этнокультурной ситуации в Карпато-Дунайском ареале конца I в. до н.э. - начала I в. н.э. определяется тремя главными факторами: экспансией Рима, продвижением германцев на Среднее Подунавье и созданием «сарматского клина» в Тисо - Дунайском междуречье.

Имперская политика Октавиана Августа (27 г. до н.э.-14 г. н.э.) приводит к захвату огромной территории вдоль Дуная. У массы племен и народов (кельты, иллирийцы, фракийцы) нарушается естественный ход исторического развития. Включенные в провинции Реция, Норик, Паннония, Далмация, Иллирик, Мезия подверглись романизации, сказавшейся на их дальнейшей судьбе. Левобережье Среднего Подунавья занимают свевские племена маркоманов и квадов. Ближайшими соседями населения Верхнего Потисья на западе, согласно Тациту, были котины, осы и буры. Котины - кельты, буры - германцы, а осы или паннонцы, или германцы [Tacit, Germania, 28; 43].

Локализация этих племен связывается с землями Средней и Северной Словакии, то есть территорией, занятой в I в. до н.э. - конце II в. н.э. памятниками пуховской культуры (Pieta, 1982, 13-17, Abb. 1). Этническая структура Пухова рассматривается как келъто-дако-иллирийский симбиоз, сложившийся на местной позднегальштатской основе (Kolnik, 1980,206-207). Возможность идентификации котинов, осов и буров с носителями пуховской культуры подтверждается не только их локализацией, но и событиями конца II в н.э.

В период маркоманских войн (166 - 180 гг.) котины, буры и осы приняли активное участие в нападении на Дунайский лимес [SHA, Vita Marei, 22, I ]. В 172 г. после ряда походов римских войск были побеждены котины (Колосовская, 1973,222), а через 6 лет буры [Cass Dio. 71, 18-19]. С окончанием боевых действий котинов переселяют в Нижнюю Паннонию, а осов на левый берег Дуная, напротив Аквннка. где они несут службу в римских крепостях (Колосовская, 1973, 227-228). Разгром и последующее насильственное переселение вышеназванных племен совпадает со временем прекращения жизнедеятельности на пуховских поселениях в конце II в. н.э. и гибели культуры.

События маркоманских войн непосредственно сказались и на этническом составе населения Верхнего Потисья, нашедшего отображение в письменных источниках. Во II в н.э на этих землях северофракийские племена формируют культуру карпатских курганов, носителей которой можно отождествить с племенами костобоков. Костобокам посвяшен значительное число исследований, историография которых наиболее полно отражена в работах H.Гостара (1956) и О.В.Кудрявцева (1957). Особый интерес к одному из многочисленных племеи, участвовавших в маркоманских войнах, вызван их наиболее глубоким проникновением на территорию империи в период «заговора варваров» [SHA, Маrc., 22, 1]. Летом 170 г. н.э. костобоки с севера Дакии по долине р. Олт через Нижнюю Мезию, Фракию и Македонию вторглись в Аханю, где разгромили знаменитый храм мистерий Деметры и Посейдона в Элевсине (Кудрявцев, 1950, 58-67). Это нашествие нашло отражение у современников события: Эмилия Аристида в «Элевсинской речи» [PIR, II, 314] и Павсания [X, 345, 5].

Основным информатором о локализации костобоков выступает греческий географ Птолемей (ок. 83-161 гг. н.э.). В своем труде «География» он упоминал их два раза. Первый - при перечислении племен, населявших европейскую Сарматию... восточнее же названных (племен по правому берегу Вистулы до Карпат) живут под венедами снова галинды и судины и ставаны до аланов, под ними игиллионы, потом койстобоки и трансмонтанты до Певкинских гор [Ptol., Geogr.. III, 5, 9]. Второй раз при описании племен Дакии: «Населяют же Дакию на самом севере, если начать с запада, анарты и тевриски и койстобоки, под ними же предавенсии и ратакэнсии и кавкаэнсии...» [Ptol., Geogr.,III, 8, 3].

В первом случае, описывая Сарматию в меридиальном направлении, Птолемей в северо-восточных предгорьях Восточных Карпат помешает костобоков и трансмонтантов. Упомянутые вслед за костобоками трансмонтаны, по мнению большинства исследователей, эпитет костобокского племени, живущего за горами, по отношению к костобокам Дакии (Кудрявцев, 1957, 3,1-32). При описании Дакии костобоки оказываются в ее северо-восточной части. Двойная локализация костобоков объясняется наличием двух костобокских Племен, разделенных Карпатами: костобоки и костобоки-трансмонтанов («загори»). Эта точка зрения, исходящая из «Географии» Птоломея, не вызывает сомнении у исследователей, в той или иной мере сталкивавшихся с проблемой расселения костобоков.

Расположение племен костобоков совпадает с локализацией культуры Карпатских курганов: Верхнее Потисье с западной стороны Карпат, верховья Прута и Днестра с восточной. Какие-либо другие археологические культуры с подобной локализацией на сегодняшний день неизвестны.

Еще одно непосредственное свидетельство о местоположении костобоков содержится в сообщении Дио Кассия (около 155-235 гг. н.э.) о вторжении в северные области провинции Дакии вандалов-астингов [Cass. Dio, LXXI, 12 I]. О.В.Кудрявцев (Кудрявцев, 1950, 59) относит это событие к рубежу 170-171 гг. н.э., когда основные силы костобоков находились в походе на Ахайю. Астинги, вышедшие к Limes Porolissеnsis, просили разрешения у наместника Секста Клемента поселиться на землях провинции, а он предложил совершить поход против костобоков. Разгромив последних, астинги бросились грабить провинцию. В сложившейся ситуации Клемент, не имевший достаточно своих сил, натравил против них лакрингов, которые и разгромили астингов. С этими эпизодами маркоманских войн, по мнению О.В.Кудрявцева (Кудрявцев, 1950, 69), связана надгробная надпись из Рима в честь Зиаис, дочери Тиата, дакийки, жены костобокского царя Пиепора, захваченного в плен вместе с семьей [CIL.VI.1. 1801 = ILS. 1. 854].

Вторжение в Верхнее Потисье вандалов хронологически совпадает с появлением в регионе памятников пшеворской культуры. В основном они представлены грунтовыми кремационными погребениями в сопровождении оружия (Kotigorosko, 1995, 127-128).

В отношении времени появления этнонима «костобоки» определяющее значение приобретает вторая эпитафия из Рима. Найденное надгробие костобокского царя Сабитуя, по происхождению дака, поставлено его детьми Марком Ульпием Тарсканой и Ульпией Луккой [CIL. VI, 3, 1856]. Использование детьми царя личного и родового имен императора указывает, что его семья попала в плен императора в период дако-римской войны (105-106 гг.) и, будучи личными пленниками императора, получила статус вольноотпущеннков Траяна. Отсюда исходит, что термин «костобоки» (название племени или объединения племен во главе с ними) существовал в I в. н.э., а так как название племени не могло возникнуть внезапно, то и в более раннее время.

Здесь же следует решить еще один вопрос. Костобоки - это термин, определяющий автохтонное население Верхнего Потисья или даков, пришедших в регион в период Буребисты? Из приведенных эпитафий исходит наличие противопоставления этнонимов «дак» и «костобок». В ранней подчеркивается, что Сабитуй, будучи костобокским царем, по происхождению дак, а в поздней, что дакийка по происхождению Зиаис - жена костобока Пиепора. Из анализа эпитафий утекают два основных вывода: костобоки - автохонное население Верхнего Потисья, «царский» род костобоков вступал в династические связи с представителями, властвовавшими в Карпатском ареале даками, и в конце I в. н.э во главе костобоков стоял ставленник даков, а не местный представитель царской власти.

Таким образом, в конце I тыс. до н.э. на территории Верхнего Потисья проживали два этноса: фракийцы-костобоки и кельты-анарты, которые, возможно, выступали под общим именем анартофракты (анартофраки). После разгрома анартов даками около середины I в. до н.э., о чем, в первую очередь, свидетельствуют материалы Галлиш-Ловачки (Котигорошко, 1999, 105) широко распространяется этноним "костобоки", обозначавший население Верхнего Потисья. В начале II в. н.э., в период дако-римских войн и гибели царства Децебала, часть населения переходит в Северо-Восточное Прикарпатье, где фиксируется как костобоки - трансмонтаны, представители восточной ветви культуры карпатских курганов.

Многогранная история коренного населения Верхнего Потисья прерывается в конце IV в. н.э. в период массовых этнических перемещений Великого переселения народов, затронувших и этот отдаленный регион Карпатского ареала. Затухает жизнь на многочисленных поселениях, исчезают упоминания даков и гетов со страниц античных авторов.


Литература

Грацианская Л.И., 1986 - "География " Страбона. Проблема источниковедения // Сб: Древнейшие государства на территории СССР, М.

Колосовская Ю.К., 1973 - Паннония в I - III веках //М.

Котигорошко В.Г., 1989 - Городища рубежа нашей эры в Верхнем Потисье // SA, 37

Котигорошко В.Г., 1999 - Этнополитические аспекты истории населения Верхнего Потисья I тыс. до н.э. - I тыс. н.э. // Сб: Румунсько-украiнськi вiдносини: icтopiя i сучаснiсть, Satu Mare

Кудрявцев О.В., 1950 - Вторжение костобоков // ВДИ, № 3
Кудрявцев О.В., 1957 - Исследования по истории Балкано-Дунайских областей в период Римской империи и статьи по общим проблемам древней истории //М.

Кулаковскiй Ю., 1899 - Карта Европейской Сарматiи по Птоломею // Kиiв

Мачинский Д.А., 1976- К вопросу о территории обитания славян // АСГЭ

Мелюкова А.И., 1979 - Скифия и фракийский мир // М.

Цигилик В.М., 1975- Населения Верхнього Поднiстров'я перших столiть нашоi epu //Kиiв

Crisan I.H., 1977 - Burebista si epoca sa //Bucuresti

Crisan I.H., 1992 - Granifa de Nord - Vest a Dacii// EN, II

Gostar N., 1956 - Ramura nordica a dacilor-costobocii // In: «Buletinul Universitatilor «V. Babes» si «Bolyai», Cluj, I

Kolnik Т., 1980 - Doba Rimska a doba st'ahovania narodov // SA, 28

Kotigorosko V., 1995 - Tinuturile Tisei Superioare in veacurile III i.e.n. - IV e.n. (Perioadele La Tene si romana) // Bucuresti

Pieta K, 1982 - Die Puchov-Kultur //Nitra

Tomaschek W., 1893 - Die alten Thranen. Sitzungsbericjte der neiserlichen Akademit Wissenschaften // Wien

<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2972


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы