Флавии. Елена Жадько.100 великих династий.

Елена Жадько.   100 великих династий



Флавии



загрузка...

Римские императоры

Флавии — династия римских императоров, проводивших политику широкого предоставления прав римского и латинского гражданства провинциалам, вводя их знатных представителей в сенат.

Род Флавиев не был знатным и знаменитым и до Веспасиана прослеживается только в двух поколениях. Веспасиан никогда не скрывал своего происхождения и тем, кто хотел составить ему благородное генеалогическое древо, отвечал крепкой шуткой.

Дед Веспасиана происходил из сабинского города Реата и служил центурионом в войске Помпея. Определенного успеха в служебной карьере достиг отец Веспасиана, который, кроме всего прочего, занимался финансовой деятельностью у гельветов. Но решающими для семьи были амбиции матери Веспасиана, которая подталкивала сыновей к сенаторской чиновничьей карьере. Так, Сабин, брат Веспасиана, поднялся до должности городского префекта.

Веспасиан, родившийся в 9 году, после быстрого возвышения при Калигуле особенно отличился при Клавдии. В 42 году он стал легатом расквартированного в Страсбурге легиона. Дальнейшая деятельность Флавиев в верхнегерманском регионе началась с этого первого назначения.

Сначала Веспасиан во главе своего легиона принимал участие во вторжении в Британию. Он был явным протеже вольноотпущенника Нарцисса, поэтому его подъем по служебной лестнице продлился при Нероне.

Веспасиан получил должность проконсула в сенаторской провинции Африка и принимал участие в путешествии Нерона по Греции.

Веспасиан был круглоголовый, коренастый, не имел склонности к искусству. Ему передали главнокомандование в Иудее, т. к. считали его безопасным человеком.

Веспасиану удалось покорить всю Иудею, кроме Иерусалима и некоторых других хорошо укрепленных мест. Затем из-за внутриримских волнений военные операции в этом районе были приостановлены. Войска очень любили Веспасиана и его сына Тита, однако Веспасиан сначала был сдержан и не выказал желания взять на себя роль претендента, но сторонники его все-таки уговорили. 1 июля 69 года в Александрии он был провозглашен принцепсом префектом Египта Тиберием Юлием Александром, а вскоре и наместником Сирии Муцианом.

Битвы за Иерусалим возобновились только к началу 70 года, причем с римской стороны боевыми действиями руководил Тит, сын Веспасиана. Число попавших в плен — 97 000 человек, а общее число погибших— 1,1 миллиона.

Со всей помпезностью отпраздновал дом Флавиев триумф над евреями, но, несмотря на провозглашение о покорении Иудеи, римские наместники еще долго тушили очаги сопротивления.

Веспасиан, а позже Тит лозунгами указывали на легитимные военные корни своего принципата.

В правление Веспасиана произошли значительные волнения на Востоке, но их быстро усмирили. В этом регионе была произведена реорганизация обороны границ. Другим очагом беспорядков было восстание батавов.

Задачи Веспасиана — ликвидация наследия гражданской войны, наведение порядка во всех сферах государственной жизни. Веспасиан решительно употреблял свои права принцепса, даже написал «Закон о власти Веспаси. Веспасиан Тит Флавийана», который стал четко сформулированным выражением полного завершения институализации принципата. Подчеркнуть силу принципата Веспасиану удалось прежде всего потому, что он сделал фактически соправителем своего сына Тита. Теперь Тит, как и Веспасиан, ежегодно получал консульство, получил также трибунскую и проконсульскую власть, в 73–74 годах он вместе с отцом провел цензуру (чистку сената и всадничества), к тому же после Иерусалимского триумфа 71 года Веспасиан передал ему должность префекта преторианской гвардии, себе он оставил только титул Августа и верховный понтификат. Благодаря всему этому власть Флавиев на самом высоком уровне достигла сплоченности, лишенной всякого риска. Веспасиан реорганизовал разложившуюся армию, снова были восстановлены боевая мощь и повиновение войсковых соединений.

В Италии и провинциях, кроме необходимого ремонта, возводились бытовые постройки, проводились новые водопроводы и дороги.

Стремление находить новые финансовые источники нашло свое выражение в изречении, ставшем пословицей «деньги не пахнут», которое он произнес по поводу денег, полученных за пользование общественными туалетами.

Веспасиан не ограничивал себя никакими моральными рамками, считал совместимым с достоинством принцепса зарабатывать на посреднической торговле и на получении взяток при продаже должностей.

Серьезной оппозиции Веспасиану не было. Он упразднил процессы по оскорблению величества, и даже оставил свой дворец без охраны.

После всего, что он пережил, и под впечатлением восточного пророчества и чудесного исцеления им одного слепого и одного парализованного в Александрии он был глубоко убежден в судьбоносном предназначении своего дома.

У Веспасиана была твердая решимость сохранить принципат в руках собственной семьи. Он с самого начала открыто декларировал: ему наследуют либо его сыновья, либо вообще никто.

После смерти Веспасиана 24 июня 79 года наследование осуществилось без всяких трудностей. Его старший сын, 39-летний Тит, принял принципат.

Он был идеальным образцом, чем-то вроде универсального гения. Во всяком случае, Тит был наделен незаурядными телесными и духовными качествами, пользовался большой любовью во всех кругах, особенно в своих войсках. Он блистал также во всех видах спорта, как и в риторике, декламации и пении. У него была необычайная способность экспромтом сочинять стихи, он умел стенографировать и на спор подделывал любой почерк.

Однако и в правление Тита были поводы для разочарований. Тот факт, что он привез в Рим свою возлюбленную, иудейскую царицу Беренику, и думал даже сделать ее своей женой, вызывал возмущение так же, как и жестокость, с которой он подавлял любое сопротивление дому Флавиев.

Правление Тита омрачилось цепью катастроф. Через несколько месяцев после его вступления во власть произошло знаменитое извержение Везувия, которое похоронило под пеплом и лавой Геркуланум, Помпеи и Стабии и ввергло в жесточайшую нужду часть Кампании. Тит лично руководил спасательными работами, когда большой трехдневный пожар в Риме превратил в пепел многочисленные здания на Капитолии и южную часть Марсова поля. Для восстановления Тит использовал в первую очередь собственные средства. Однако, как будто этого было мало, в Риме началась чума.

В основном правление Тита осуществлялось в духе Веспасиана, хотя и в более мягкой форме. Продолжилось строительство зданий и дорог, а также наступление на Британию. Как раньше армия, теперь большая часть империи была очарована столь гармоничной личностью. Когда летом 81 года Тит скоропостижно скончался, о нем скорбели как «о любви и наслаждении всего человечества». Его образ засиял еще ярче, когда его брат Домициан, придя к власти, превратился в прототип тирана. Милосердие Тита вошло в поговорку. Занятие Уэльса и дальнейшее продвижение на север были важнейшими задачами для Домициана.

Флавии сознательно отказывались от больших, широкомасштабных наступлений. Для них всегда основной задачей была стабилизация пограничной зоны. Качественно новый подход заключался в создании целостной системы, которая ограничивалась не отдельными участками, а учитывала и особенности соседних районов.

Хотя аннексия и строительство охранной пограничной зоны не представляли собой ничего выдающегося, Домициан с пафосом отпраздновал эти успехи. В 83 году он присоединил к своему имени имя Германик, устроил триумф над германцами и ввел целый ряд императорских приветствий. В Риме была воздвигнута триумфальная арка и победные статуи, среди них гигантская конная статуя, изображающая принцепса, прыгающего через символическое изображение Рейна.

Весь 86 год Домициан провел во главе военных соединений в Сабии, в подавлении дакских группировок и в подготовке римского контрнаступления.

В 89 году Домициан отпраздновал триумф над даками и организовал по этому поводу игры и состязания. Но окончательно спокойствие на Дунае восстановлено не было в 92 году маркоманны, квады и язиги полностью уничтожили XXI легион. Вероятно, у Домициана никогда не было планов окончательно разгромить даков. Он оказался «неудачливым принцепсом». Действительность не соответствовала пафосу его триумфов и празднеств по поводу военных и политических успехов, хотя пограничная политика была реалистичной.

Чтобы укрепить свое положение, он, как и его отец и брат, продолжал накапливать власть и титулы, что вызывало критику. Веспасиан был консулом девять раз, Тит — восемь, а Домициан — шестнадцать. Веспасиан и Тит обладали трибунской властью на одиннадцать лет, Домициан на шестнадцать, Веспасиана провозглашали императором двадцать раз, Тита — шестнадцать, Домициана — двадцать два раза.

Так же было и с должностью цензора. Для сената явилось особенно вызывающим, что с 85 года Домициан взял на себя обязанность цензора пожизненно и считал это столь важным, что включил в свои титулы «пожизненный цензор».

Он не обладал свойством привлекать людей и часто был непроницаем. Тем не менее он был одним из самых деятельных принцепсов и правителем, который во многих областях проводил реалистическую политику. Многие источники свидетельствуют о высоком уровне этого правления и о высокой активности принцепса в области правосудия, для которого было характерным наблюдение за приговорами и устранение нечистых на руку судей.

Он строил храмы, среди которых храм дома Флавиев, построенный Рабирием на Палатине великолепный дворец и роскошная, обильно украшенная вилла недалеко от Кастель Гондольфо. Были построены стадион и Одеон, созданы специальные казарменные школы по подготовке охотников на зверей и гладиаторов.

В 83 и 87–89 годах прокатилась волна преследований оппозиционных сенаторов, а с 92 года начался террор. Чувствующий себя в опасности принцепс начал подозревать всех и каждого. Он не доверял даже собственной семье: казнил своих двоюродных братьев. Кроме сенаторов Домициан особенно ненавидел философов. В бродячих киниках и моралистах-стоиках он видел агитаторов против своей власти, поэтому в 88–89 и 93–94 годах он изгнал из Рима и Италии всех философов, в том числе Эпиктета и Диона Хризостома.

Однако он был убит не сенаторской оппозицией и не философами. Управляющий Домициллы, жены Домициана, обвиненный тогда в крупной растрате, несколько придворных и гладиаторов убили принцепса 18 сентября 96 года. В заговоре была замешана не только Домиция, но и преторианские префекты и несколько сенаторов, которые договорились сделать наследником Домициана М. Кокцея Нерву. Правление дома Флавиев закончилось.

Исторический образ Домициана был впоследствии безмерно опорочен. Так, на него был спроецирован большой конфликт с христианами III века. На самом деле его политические начинания были неоспоримо позитивны, а достижения — очевидны. Реакция на убийство Домициана показала, как глубоки были противоречия внутри империи в то время как сенат смог наконец выразить свою подавленную ненависть и постановил предать проклятью память о Домициане, преторианцы хотели добиться обожествления этого принцепса.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3002


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы