Строгановы. Елена Жадько.100 великих династий.

Елена Жадько.   100 великих династий



Строгановы



загрузка...

Старейшая купеческая семья

С именем Строгановых связаны замечательные страницы русской истории XVI–XIX веков — это и открытие соляного промысла (одного из первых видов добывающей промышленности в России), и покорение Сибири Ермаком, и широкая общественная деятельность в области культуры и образования. Известны были Строгановы и как коллекционеры и меценаты. Породниться с ними считали за честь представители известнейших русских семейств — Бутурлины, Волконские, Голицыны, Долгоруковы, Салтыковы, Трубецкие, Шереметевы…

Корни этой семьи уходят в седую старину. По преданию, их предком был близкий родственник (возможно, даже сын) татарского мурзы Золотой Орды, крестившийся под именем Спиридон.

Окрещенный мурза пришелся по сердцу Дмитрию Донскому, который выдал за него замуж свою родственницу (по разным данным, дочь или племянницу) и настолько доверял ему, что послал воевать против татар. Татары, захватив его в плен, якобы «сострогали» со Спиридона все тело. Родившегося вскоре после его смерти сына назвали Кузьмой и прозвали Строгановым (Строгановым) — от слова «строгать».

Историки склоняются к мысли, что эта романтическая история выдумана, и основателем династии считают некоего Спиридона, жившего в Нижнем Новгороде во времена Дмитрия Донского.

Уже тогда Строгановы владели обширными поместьями, которые переходили из рода в род по наследству.

Внук Спиридона, Лука Кузьмич, на свои средства выкупил из татарского плена великого князя Московского Василия Темного.

А от внуков Луки Кузьмича пошло несколько ветвей Строгановых: от Владимира Федоровича — циренниковская ветвь, его потомки крестьянствовали в Сольвычегодском уезде до начала XX века; от Афанасия Федоровича— тотемская ветвь, угасшая в 1618 году; Аника Федорович, основатель Сольвычегодской ветви, оставил после себя потомков, сделавших семью известной всей России.

Аника Строганов около 1488 года переселился в Сольвычегодск и завел там солеваренный промысел. Благодаря своему промыслу и торговле с сибирскими инородцами он быстро разбогател и смог оставить сыновьям солидное наследство. Сыновья Аники, Яков, Григорий и Семен, умело распорядились полученным богатством и еще более его увеличили.

Строгановы построили судостроительные площадки и открыли кожевенные предприятия-мануфактуры для собственных нужд, организовали жемчужный промысел и развивали иконное производство, создав свою, так называемую «строгановскую», школу иконописи. Для Строгановской школы характерны миниатюрное письмо, изысканный цветовой строй, грациозное изящество поз и жестов.

Они завели на своих землях дружины, способные защитить их от набегов враждебных племен, и снарядили волжского казака Ермака для похода на Сибирское царство, набеги из которого постоянно беспокоили жителей Русского севера.

В это же время пелымский князек Бехбелей Ахтанов сжег несколько деревень и починков на землях Строгановых, но его догнала дружина Строгановых во главе с Семеном Аникиевичем и его племянником Максимом Яковлевичем. Люди Бехбелея были побиты, многих взяли в плен, а он сам бежал, но об этом набеге стало известно Ивану Грозному. Не миновать бы Строгановым опалы, но в это же время пришло известие о взятии Ермаком столицы Сибирского царства. Царь сменил гнев на милость и пожаловал виновникам этой победы право беспошлинной торговли во вновь завоеванных землях.

В смутное время Строгановы не принимали никакого участия в государственных переворотах, а в 1609 году выступили на стороне царя Василия Ивановича Шуйского, которому помогали как деньгами, так и дружиной. За это в 1610 году царь отблагодарил их землями, различными льготами и повелел в грамотах писать Андрея, Никиту, Петра и Максима Строгановых с «вичем», то есть по имени и отчеству. Это означало, что Строгановы стали «именитыми людьми», наряду с боярами и окольничими, и могли пользоваться многими привилегиями, например судить их мог только царь лично.

Старшие две линии Строгановых вскоре пресеклись, у Якова Аникиевича — правнуком, а у Григория Аникиевича сыном. У Семена Аникиевича было много внуков, но в конце концов единственным представителем Строгановых остался правнук, Григорий Дмитриевич, всесильный современник Петра Великого.

Григорий Дмитриевич первым из Строгановых переселился в Москву и ездил в Сольвычегодск только ко времени отправления караванов с солью.

При нем в 1705 году была введена государственная монополия на соль, и это дело постепенно становилось все более и более невыгодным, поэтому Строгановы переключились на добычу полезных ископаемых, в том числе железной и медной руды, и построили медноплавильные и железоплавильные заводы.

Григорий Дмитриевич славился своим хлебосольством и гостеприимном. Он собирал рукописные книги и очень любил слушать церковное пение, для чего в Нижнем Новгороде даже завел большой церковный хор, слава о котором докатилась до Москвы.

Григорий Дмитриевич был последним «именитым человеком»: его сыновья, Александр, Николай и Сергей, за заслуги предков в 1722 году были возведены в баронское достоинство. Они же первыми в роде поступили на государственную службу и стали вести придворный образ жизни.

С середины XVIII века Строгановы почти не занимались делами лично, поручив управление приказчикам. Богатейшие люди своего времени, они постоянно жили в Москве и в Петербурге.

У Николая Григорьевича было много детей и внуков, последний из которых умер в 1923 году. Из них можно вспомнить гофмаршала Александра Сергеевича (1771–1815), Григория Александровича (1770–1857), графа и члена Государственного совета.

Александр Григорьевич (1795–1891), граф, генерал-адъютант, участвовавший в сражениях с Наполеоном под Дрезденом, Кульмом, Лейпцигом и Парижем, и член Государственного совета. Он был товарищем министра внутренних дел, генерал-губернатором черниговским, полтавским и харьковским, с 1839 по 1841 год — министром внутренних дел, затем новороссийским и бессарабским генерал-губернатором. В Одессе он был президентом местного Общества истории и древностей российских, сделав много ценных пожертвований в музей. У Александра Григорьевича была громадная библиотека, которую после смерти он завещал Томскому университету.

Александр Сергеевич (1818–1864) был известным нумизматом. У Александра Григорьевича детей не было, а потомство Сергея Григорьевича насчитывает всего три поколения, каждый представитель которых чем-нибудь да знаменит. Так, Александр Сергеевич стал первым графом в роду Строгановых. Он был удостоен этого звания императрицей Священной Римской империи Марией-Терезией в 1761 году, а в 1798 году российский император Павел I присвоил ему титул графа Российской империи.

Кроме того, Александр Сергеевич был одним из 27 первых членов Государственного совета, президентом Императорской Академии художеств и директором Публичной библиотеки.

Он много путешествовал и во время этих поездок везде делал ценные приобретения, послужившие основой собранных им впоследствии богатейших коллекций. Уже в 1793 году в его галерее было 87 картин знаменитых художников различных европейских школ.

Пользовались его любовью и поддержкой (часто — материальной) и русские художники, скульпторы и архитекторы: Варнек, Егоров, Иванов, Шебуев, Левицкий, Мартос, Гальберг, Воронихин и др.

Его собрания эстампов, камней, медалей, и особенно монет, не имели себе равных в России. Его библиотека считалась одной из лучших в Европе.

В семейной жизни граф не был счастлив: с первой женой он расстался и вел бракоразводный процесс, когда она умерла, а его вторая жена, Екатерина Петровна Трубецкая, увлеклась бывшим фаворитом Екатерины II Корсаковым и, оставив мужа, уехала за ним в Москву. Александр Сергеевич не стал ее удерживать, всецело отдавшись воспитанию сына и коллекционированию.

Умер он 27 октября 1811 года, завершив последнее дело своей жизни — постройку Казанского собора.

Его сын, получивший в наследство на три миллиона рублей долгов, граф Павел Александрович известен военными подвигами и участием в заседаниях «Негласного комитета» при императоре Александре I. А его внук, Александр Павлович, прожил всего 19 лет, т. к. был убит в 1814 году.

После его смерти коллекция Александра Сергеевича Строганова пополнялась графом Сергеем Григорьевичем Строгановым (1794–1882), мужем старшей дочери Александра Сергеевича. Сергей Григорьевич унаследовал еще и коллекцию своего отца, Григория Александровича. Эти собрания Сергей Григорьевич по мере сил и возможностей пополнял. Так, в 1856 году он приобрел знаменитую алтарную композицию итальянского художника XV–XVI вв. Чимы да Конельяно, в 1848-м — бронзовую статуэтку Аполлона, а библиотечное собрание пополнил бесценными книгами по нумизматике.

Среди собранных им самим коллекций выделяется собрание икон и иконописных прорисёй, в которое входили как семейные реликвии, так и работы, выполненные по заказу Сергея Григорьевича. Большая заслуга Строганова в том, что он сохранил многочисленные старообрядческие иконы, предназначенные к уничтожению.

После революции 1917 года коллекция Строгановых была национализирована, а в их особняке в Петербурге был открыт музей.

Сергей Григорьевич был генерал-адъютантом, участником Крымской войны 1853–1856 гг., сенатором, членом Комитета устройства учебных заведений, попечителем Московского учебного округа, почетным членом Петербургского университета, учредителем и пожизненным председателем Археологической комиссии, учредителем (1830) бесплатной Школы рисования (Строгановского училища) в Москве (ныне Московский художественно-промышленный институт им. С.Г. Строганова) и воспитателем цесаревича Николая Александровича, сына Александра II.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2641


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы