Мальцовы. Елена Жадько.100 великих династий.

Елена Жадько.   100 великих династий



Мальцовы



загрузка...

Некоронованные короли русского хрусталя

Это династия стекло- и хрусталезаводчиков, возникновение которой совпало с петровскими преобразованиями. Мальцевы при Петре были мелкопоместными дворянами, обеднели, приписались к провинциальным купцам, разбогатели, вернули себе дворянские привилегии и породнились с крупнейшими аристократическими родами.

Начало заводской деятельности Мальцевых связано с Василием Васильевичем Мальцевым, сыном купца гостиной сотни г. Рыльска. В 1724 году Василий Васильевич (Василий Большой) был принят компаньоном Назаром Дружининым и Сергеем Аксеновым, в 1723 году основавшими хрустальную и стекольную фабрики в Карачевском уезде и в Можайском уезде, близ города Гжатска. Компаньоны один за другим умерли, и уже в 1730 году Василий Большой был единоличным владельцем фабрик.

В течение XVIII века стеклянное и хрустальное дело Мальцевых расширяется, к нему привлекаются все новые и новые члены семьи, строятся и приобретаются новые стеклянные фабрики в центральных районах России. Состарившегося Василия Большого заменили сыновья Александр и Аким в Можайском уезде и Василий — в Карачевском.

В 1756 году Аким основал на реке Гусь во Владимирском уезде новый хрустальный завод, положив начало знаменитому заводу в Гусь-Хрустальном.

Акиму Васильевичу помогал двоюродный брат Фома Васильевич, сын Василия Меньшого. В 1760-е годы они владели не только стекольными заводами, но и парусно-полотняными, а также многими другими. Фома Васильевич основал новую хрустальную и стекольную фабрику при деревне Никольской, получившую название Киверсовой.

Мальцовские изделия завоевывали заслуженную славу по всей России, когда Екатерина II издала указ, запрещавший людям недворянского происхождения покупку недвижимого имущества и заведение фабрик.

Тут-то Мальцевы и вспомнили о своих предках-дворянах и стали хлопотать о дворянстве. Первым из Мальцевых в XVIII веке дворянином стал в 1760 году племянник Акима Васильевича, Василий Иванович, затем в 1766 году его брат, Савва Иванович. Аким Васильевич был возведен в дворянство только в 1775 году, но при этом получил еще и чин генерал-лейтенанта за заслуги.

После смерти Акима Васильевича в 1785 году у него остались малолетние сыновья, Сергей и Иван, и четыре дочери, а управление делами взяла в свои руки вдова, Марья Васильевна, женщина энергичная, предприимчивая, расчетливая и осмотрительная. Она стремилась расширить производство и в 1793 году у деревни Дятьково на Брянщине основала новую крупную фабрику стекла и посуды, продукция которой уже через три года не уступала изделиям Гусевского завода.

Усилиями Фомы Васильевича Сергею и Ивану Мальцевым в 1788 году было возвращено дворянское достоинство, и в подтверждение их происхождения от древних благородных предков пожалованы дипломы с изображением герба.

Марья Васильевна больше любила младшего сына, Ивана, и именно ему она поручила управление делами десяти фабрик.

В это же время состоялась и необычная женитьба Ивана Акимовича на Капитолине Михайловне Вышеславцевой, которую он развел с Василием Львовичем Пушкиным. Тщеславная и легкомысленная Капитолина Михайловна, позарившись на мальцовские деньги, тем не менее, принесла счастье Ивану Акимовичу. Она родила ему троих детей — Ивана, Марию и Сергея — и организовала в их доме литературный салон, в котором бывали А.С. Пушкин и А.С. Грибоедов.

Иван Акимович продолжил расширение дела, превратив Дятьковский завод в центр своих владений. Решив расширить торговлю и продавать товар в Персии, он воспользовался дружескими отношениями с А.С. Грибоедовым, познакомившим Ивана Акимовича со многими купцами, которые вели дела в Иране.

Иван Акимович обладал острым деловым чутьем, он искал новые прибыльные отрасли и находил их (например, выстроил первый сахарный завод в России). В 1820 году он купил Людиновский и Сукремльский чугунолитейные заводы, положив начало Мальцовскому металлургическому делу, в 1828 году устраивает виноградники и фруктовые сады в Крыму для производства десертных вин.

Иван Акимович умер в 1853 году от холеры.

Сын его, Иван Иванович, служил чиновником архива при коллегии Министерства иностранных дел, писал стихи и рано умер, а продолжателем дела отца стал младший сын, Сергей Иванович.

Сергей Иванович, уйдя с военной службы в чине генерал-майора, прославился как один из выдающихся организаторов промышленного дела в России. Начал он свою деятельность с воплощения давней причуды — строительства хрустального дворца в Крыму. Говорили, что он строил его из рекламных побуждений, чтобы громче заявить о себе.

После смерти отца, став хозяином 22 больших заводов, он в первую очередь реконструировал металлургическое производство и основал рельсопрокатный завод. В 1841 году с Людиновского завода вышли первые русские рельсы. На том же заводе были созданы первые паровые машины, первый русский пароход и первый винтовой двигатель.

На мальцовских заводах была выстроена и первая газовая печь мартеновской системы.

На территории мальцовской промышленной империи был устроен первый в России частный телеграф.

Он создал вспомогательные производства: кирпичное, смолокурение, канатное, лесопильное, писчебумажное, водочное, а также развивал сельское хозяйство.

Деятельность Сергея Ивановича по обеспечению социальных нужд рабочих намного опередила свое время: заработная плата на его предприятиях была одной из самых высоких, рабочий день — 10–12 часов, а на вредных производствах — 8 часов (о чем даже в Европе еще не мечтали), для рабочих были построены каменные домики на 3–4 комнаты с землей для сада и огорода, в заводских центрах открывались школы и технические училища.

За заслуги в развитии промышленности Сергей Иванович Мальцов был избран в 1875 году почетным членом «Общества содействия русской торговли и промышленности».

При всем том, когда разразился кризис 1866 года, Сергей Иванович оказался к нему не готов, к тому же состояние его дел сильно подорвало производство вагонов и локомотивов, основанное Мальцевым под заказы правительства, которое отказалось оплатить заказ.

Чтобы спасти предприятия, С.И. Мальцов учреждает промышленное товарищество, пайщиками которого стали он сам, его сыновья и ближайшие родственники. Для популяризации своих товаров Сергей Иванович заказал В. И. Немировичу-Данченко серию очерков о его империи под общим названием «Америка в России».

В это время как следствие экономического кризиса упал спрос на сельскохозяйственные машины, а сам Сергей Иванович попал в дорожную катастрофу (взбесившаяся тройка перевернула экипаж, в котором он ехал) и был вынужден лечиться за границей. Во время его отсутствия пайщики неумелым управлением довели дело почти до разорения, а жена ушла от него вместе с детьми. Боясь лишения наследства, они принялись хлопотать о передаче заводов под опеку и добились высочайшего повеления. Но и казенное управление не поправило дела: в 1888 году мальцовское промышленно-торговое товарищество было признано несостоятельным должником.

Сам же Сергей Иванович еще в 1884 году удалился в свой хрустальный замок в Крыму, где и умер в 1893 году.

Старший сын Акима Васильевича, Сергей Акимович, уволившись с военной службы, вел светскую жизнь, проявив себя как заядлый кутила и игрок в карты. Он просто с ума сходил от орловских рысаков, участвовал в конных состязаниях и даже написал статью «О пользе скачек».

В 1802 году он женился на вдове премьер-майора П. И. Лодыженского Анне Сергеевне Мещерской, породнившись, таким образом со знатной княжеской фамилией Мещерских. Женитьба странным образом изменила Сергея Акимовича: он вдруг забросил свои привычки и увлекся предпринимательством. Он основал целый ряд фабрик вокруг Гусевского хрустального завода и в короткие сроки расширяет дело. Именно в это время произошло четкое разделение Мальцевых на две ветви, которые условно можно назвать Дятьковской и Гусевской.

После войны 1812 года резко возрос спрос на продукцию мальцовских фабрик, дело шло хорошо, и Сергей Акимович решил поднять гусевский хрусталь на еще более высокий уровень, хотя уже и в те времена отделка посуды не отличалась от знаменитой английской. Когда заболела Анна Сергеевна, Сергей Акимович повез ее на лечение во Флоренцию, где познакомился с опытом итальянского стеклоделия.

Но Сергей Акимович ненадолго пережил свою жену, он умер в 1822 году, оставив наследником сына Ивана Сергеевича. Другой его сын, Сергей Сергеевич, избрал научную карьеру.

Иван Сергеевич начинал карьеру в архиве Министерства иностранных дел, где уже работали С. А. Соболевский, братья Веневитиновы и братья Киреевские, Ф.С. Хомяков, В.Ф. Одоевский и многие другие, названные А.С. Пушкиным «архивными юношами». В это время Иван Сергеевич охотно занимался писательством, сочиняя сказки и приключенческие рассказы на основе реальных историй, найденных в архиве. Недолго прослужив в Московском архиве, благодаря покровительству родственников, он был переведен в Петербург. Начало дипломатической карьеры было отмечено попойками и трагической влюбленностью, отразившейся на всей его жизни. Иван Сергеевич был влюблен в княжну Александру Трубецкую, но она вышла замуж за его двоюродного брата князя Николая Ивановича Мещерского. Этот удар оказался таким сильным, что до конца жизни Иван Сергеевич оставался холостяком.

В 1828 году Иван Сергеевич Мальцов был назначен первым секретарем посольства в Персию, возглавляемого А.С. Грибоедовым. Никто из членов посольства, кроме Ивана Сергеевича, не вернулся в Россию из Персии. По поводу его спасения ходили разные слухи. Говорили, что слуга миссии закатал его в ковер и поставил в угол комнаты вместе с другими коврами, по другой версии, слуга спрятал его в амбаре. Было предположение, что Иван Сергеевич притворялся мертвым, чтобы спасти от турецких кинжалов. Рассказывали даже, что он побежал в шахский дворец, чтобы просить помощи у персидского правительства. Многие обвиняли его в трусости. Различные предположения высказывались впоследствии и авторами художественных произведений, например, Ю. Тыняновым в романе «Смерть Вазир-Мухтара», В. Полторацким в очерках «Гнездо Хрустального Гуся», драме С. Ермолинского «Грибоедов», пьесе М. Овчинникова «Изгнанники».

На самом деле, увидев, что началась резня, Иван Сергеевич заплатил слугам, и они отвечали нападавшим, что никого нет. Как бы то ни было, но после этого случая Иван Сергеевич сторонился людей, стал желчным и завистливым человеком. Кроме того, современники отмечали его необыкновенную для такого богатого человека скупость: он экономил даже на собственном питании.

Впрочем, его личные качества не отразились на предпринимательской деятельности, которую он вел, не оставляя дипломатической службы. Воспользовавшись связями в Иране, он начал торговлю с Персией и Закавказьем, продукция его заводов на выставках удостаивалась золотых медалей.

Будучи по делам службы в Германии и Богемии, он не преминул осмотреть местные фабрики, постарался ознакомиться с достижениями их мастеров. В это время на гусевском заводе разгадали секрет гранатного, малинового и уранового стекла, что дало новый толчок к развитию производства цветного стекла.

В 1836 году вместе с С.А. Соболевским Иван Сергеевич устраивает бумагопрядильню в Петербурге, в 1876 году — кирпично-черепичное заведение.

Кризис, поразивший многие предприятия после отмены крепостного права, заставил пересмотреть методы управления производством. Иван Сергеевич сумел перестроиться, и его дела не пострадали.

В последние годы жизни Иван Сергеевич, как человек бездетный и неженатый, стал присматриваться к своим родственникам в поисках наследника. Он остановил свой выбор на сыне своей сестры Софьи Сергеевны, Юрии Степановиче Нечаеве.

Юрий Степанович, закончив юридический факультет Московского университета, традиционно для Мальцевых, поступил на службу в Московский Главный архив Министерства иностранных дел, затем работал переводчиком. Перейдя в центральное управление министерства, он получил ряд заграничных командировок — в Париж, Берлин и др. Кроме того, было еще одно немаловажное для Ивана Сергеевича обстоятельство: племянник не был женат и не собирался обзаводиться семьей.

Желая проверить деловые качества Юрия Степановича, Иван Сергеевич приблизил его к себе и начал давать деловые поручения. Судя по всему, Нечаев оправдал надежды дяди, ибо 15 марта 1876 года Иван Сергеевич фактически передал ему все дела.

После смерти Ивана Сергеевича Мальцева все его состояние перешло в руки Юрия Степановича Нечаева, получившего заодно и фамилию — Мальцов.

Хорошо поставленное дело продолжало приносить прибыли, поэтому новоявленный миллионер Нечаев-Мальцов, в противоположность своему дяде, предпочел жить на широкую ногу.

Он переехал жить в Петербург в богатейший особняк, стены и потолок которого расписывали Г. И. Семирадский и И. К. Айвазовский, завел отменную кухню и прославился пирами и приемами, на которые съезжались представители придворно-великосветской богемы.

Юрий Степанович проявил себя и как большой знаток русской старины, ценитель искусства. На его деньги длительное время издавался журнал «Художественные сокровища России». Нечаев-Мальцов помогал многим представителям культуры и был избран вице-президентом императорского общества поощрения художников.

На его деньги был построен храм Святого Георгия в Гусь-Хрустальном, дворянская больница в Москве, ремесленное училище во Владимире и многое другое. Но самым замечательным его творением было строительство Музея Изящных искусств в Москве, в который он лично передал многие бесценные экспонаты.

Не имея собственных детей, он взял на воспитание князя Демидова, а женив его на дочери министра двора графа Воронцова-Дашкова, породнился с высшей аристократией. Юрий Степанович Нечаев-Мальцов умер 6 октября 1913 года, оставив все свое состояние дальнему родственнику, графу П.Н. Игнатьеву.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2414


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы