Профанный юг: дворцы и рынки. Галина Ершова.Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Мезоамерика.

Галина Ершова.   Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Мезоамерика



Профанный юг: дворцы и рынки



загрузка...

   Итак, в южной – профанной – части города располагался административный центр, состоявший из множества построек, размещенных на единой платформе. Самым известным строением этой части города (юго-восточный сектор) считается Храм Кецалькоатля, заложенный около 200 года н. э. и впоследствии не раз перестраивавшийся. Это здание было выстроено на пирамидальном основании из шести платформ и украшено скульптурными изображениями Пернатого Змея и бабочек. От самого храма практически ничего не сохранилось – только основание. Поэтому особую ценность представляют находки, обнаруженные при раскопках платформ, – прежде всего это многочисленные скелеты в сопровождении специфического инвентаря.

   Погребения находились как внутри, так и с наружной стороны сооружения и датировались 150–200 годом, то есть люди умерли или были умерщвлены ко времени возведения святилища. Покойники располагались симметрично, следуя ориентировке по странам света. Тела находились в лежачем или сидячем полусогнутом положении, с заведенными за спину руками – по всей очевидности, руки были связаны до наступления смерти. Все свидетельствовало о том, что этих людей принесли в жертву при закладке храма.

   Когда археологические работы в Теотиуакане еще только начинались, среди исследователей царило идиллическое мнение, что обитатели этого гигантского города занимались исключительно философией и поэзией, не имея особого пристрастия к массовым жертвоприношениям – в отличие от более поздних науа и тольтеков. Да и в целом захоронения под храмами в Мезоамерике долго считались скорее исключением, нежели правилом. И потому, когда в Теотиуакане стали обнаруживать коллективные погребения под пирамидами, это явление вызвало самые противоречивые толкования. А между тем, жертвоприношения при закладке и строительстве зданий считались обычной практикой не только в Новом, но и в Старом Свете. И все же количество принесенных в жертву при строительстве Храма Кецалькоатля поражало воображение – было обнаружено 134 скелета. Они принадлежали как мужчинам, так и женщинам. Более того, расчеты показали, что всего жертв должно было быть в два раза больше – 260, в соответствии с количеством дней в цолькине — самом архаическом «жреческом» цикле мезоамериканского календаря! Группы скелетов размещались по четырем сторонам, а также в центре сооружения. В каждой из них помещалось по 4, 8, 9 или 20 жертв. И эти цифры также являются ключевыми в календарных расчетах древних мезоамериканцев.

   В центральном захоронении оказалось 20 покойников, рядом с которыми находился исключительно богатый инвентарь. Один скелет располагался в центре группы, а остальные были повернуты в его сторону.





   Илл. 8. Пирамида Кецалькоатля



   Можно предположить, что здесь был погребен какой-либо важный персонаж, возможно, правитель. Но остается загадка: почему в этом случае у «центрального» покойника руки были связаны так же, как и у остальных? Судя по всему, связывание рук имело некий ритуальный смысл. Не случайно веревка уже в самой ранней мезоамериканской иконографии выступает в качестве едва ли не главного символа родовой связи с прапредками, отождествляясь с пуповиной и змеей. У более поздних майя встречается немало изображений «поверженных» персонажей со связанными за спиной руками. Следуя традиционной для Старого Света схеме образов, этих людей обычно принято считать «пленниками». Однако, по всей видимости, не все «наши» символы применимы к древней индейской реальности. Вспомним астекское предание:

 

…Когда умирали правители,

их здесь же и хоронили.

Затем строили над ними пирамиды,

которые стоят еще и сейчас…

 

   Итак, позволим себе восстановить события тех далеких дней:

   …Около 150 года н. э. умирает правитель Теотиуакана, немало сделавший для процветания этого города, развития культуры и знаний. Скорее всего, именно он внес важные поправки в календарные расчеты. Родовое имя его, по всей видимости, было связано с Пернатым Змеем – Кецалькоатлем у науа или Кукульканом у майя. Правитель умирает, но все уже готовятся к его возвращению – согласно древним представлениям индейцев, покойник после прохождения по «Небесной Веревке» Млечного Пути должен вернуться на землю, возродившись в одном из потомков. Как основателя рода, восходящего к божественным предкам, его хоронят в храмовой пирамиде, воплощавшей легендарную гору с пещерой прапредков. Вместе с умершим правителем к божественным прапредкам отправляются и сопровождающие. Их предполагаемое количество – 260, а использованные числа также указывают на древние календарные циклы. Что хотели выразить этим древние жрецы Теотиуакана? Указать период, через который следует ожидать возвращения умерших? Сохранить память о неком научном открытии? Или зафиксировать реальное историческое событие? Так или иначе, мы хоть и видим схему, но пока не можем до конца расшифровать это древнее послание. Судя по тому, что Храм Кецалькоатля в Теотиуакане неоднократно перестраивался, можно предположить, что душа умершего примерно в 150 году н. э. правителя успела несколько раз возродиться в очередных потомках и вернуться на «свою» пирамиду.

   Видимо, именно об этой главной тайне Теотиуакана – тайне жизни и смерти или, точнее, тайне вечного бессмертия – повествуется в одном из песнопений науа.

 

И назвали его Теотиуакан,

так как то было место,

где похоронены владыки.

Так они сказали:

«Когда мы умрем,

а вернее, мы не умрем,

поскольку будем жить,

и вновь родимся,

продолжим жить,

вновь пробудимся,

и это даст нам счастье».

Так мертвые велят,

когда ты умираешь:

«Проснись,

уже порозовело небо,

уже пришел рассвет,

уже запели птички,

щебечут ласточки,

и бабочки порхают».

И говорили старики,

что тот, кто умер,

превратился в бога.

А также говорят:

«Он превратился в бога»,

когда хотят сказать:

«Он умер».

 





   Илл. 9. Фрагменты настенных росписей из Теотиуакана. Верхняя фигура передает изображение древнего жреца. От его рта отходит знак речи. Вторая роспись была обнаружена во дворце Тетитлы



   Наиболее крупными зданиями Теотиуакана, помимо пирамид, были дворцы или резиденции знати города – как, например, Шолальпан. Этим современным названием исследователи обозначили прямоугольный дворцовый комплекс из 45 комнат и семи патио. Ансамбль располагался на четырех платформах, окружавших центральный двор с алтарем посредине, куда с платформ спускались трех-четырех ступенчатые лестницы. Двери представляли собой прямоугольные проемы, закрывавшиеся занавесом. Из-за отсутствия в зданиях окон многие комнаты имели нечто вроде совсем маленьких внутренних двориков – прямоугольные проемы в потолке, крепившиеся по периметру колоннами. Дождевые воды из таких двориков стекали по специальным дренажным системам.

   При возведении зданий в Теотиуакане использовался специфический архитектурный стиль, комбинировавший вертикальные и наклонные плоскости. Стены дворцов часто покрывались росписями.

   Первые фрески обнаружила еще в 50-е годы Лоретт Сежурне. За целых 11 лет знаменитая мексиканская исследовательница раскопала площадь всего в 1 км2 – и обнаружила здания со множеством настенных росписей и великолепной цветной керамикой. Сежурне сразу же решила, что древние жители города запечатлели на стенах дворцовых залов сюжеты мифа о Кецалькоатле и символы космогонической концепции «пяти солнц», известной нам лишь в более позднем астекском варианте. Это была красивая, но бездоказательная версия, и многие ученые сразу же выдвинули к ней множество претензий. О чем же можно говорить с уверенностью? Фрески Теотиуакана включают как ритуальные и мифологические, так и военные и бытовые сцены. Они отражают различные стороны жизни обитателей великого города. Сюжеты могут быть мифологическими: Пернатый Змей, различные божества (воды, огня), Бог Улитка. Могут затрагивать официальные исторические события, в которых участвуют воины-орлы и воины-ягуары. Представляют ритуальные и бытовые темы: храмы, инкрустация зубов, человеческие сердца и кровь, жертвоприношения, связанные с прорицаниями психоделические практики, игра в мяч, купание и другие коллективные забавы. А также передают значимые для теотиуаканцев символы и образы: речевой завиток, раковины, растения и животные, огороды-чинампы и т. д.





   Илл. 10. Терракотовая курильница из Теотиуакана. Этот причудливый стиль был назван исследователями «театральным»



   Продолжим описание южной части города. На широких просторных площадях находились огромные рынки. Трудно даже представить богатство и разнообразие товаров, привозившихся не только из окрестных поселений, но и из самых удаленных уголков Мезоамерики, куда только можно было добраться пешком или доплыть по рекам и океанам на каноэ! На рынке Теотиуакана можно было встретить какао, нефрит, морские раковины и изумрудные перья кецаля – все эти предметы использовались в качестве своеобразной обменной монеты. Среди драгоценных и полудрагоценных камней особое место занимал обсидиан – вулканическое стекло. Из него изготовлялись ритуальные ножи и изящные фигурки. В.И. Гуляев приводил любопытный факт: из 400 обнаруженных на территории города ремесленных мастерских 300 были так или иначе связаны с обработкой обсидиана. Даже сейчас, спустя более тысячи лет запустения и после почти столетнего присутствия археологов и туристов, кусочки и сколы изделий из обсидиана то тут, то там попадаются на глаза! Особое значение для древних обитателей города имели предметы из таинственно мерцающего горного хрусталя – их использовали в специальных обрядах для погружения людей в гипнотический транс. Предметы из светящегося полупрозрачного оникса считались достойным украшением любого богатого дома. Ткани и накидки, расшитые яркими перьями тропических птиц, поражали воображение. А обилие изделий из керамики! Великолепные фигурки, изображавшие людей и богов, казались живыми – они хранили тайны, пугали, горевали, смеялись и танцевали. От разнообразия сосудов разбегались глаза: плоские блюда, фляжки, триподы, цилиндрические сосуды, горшки, изящные расписные вазы, курильницы! Здесь можно было встретить предметы и сапотеков, и майя, и западных соседей – из Теотиуакана купцы развозили местные товары к своим ближним и дальним соседям для обмена. Достаточно сказать, что изготовленные в Теотиуакане терракотовые фигурки, а также покрытые резным орнаментом цилиндрические сосуды на трех плоских ножках встречаются на территории от юго-запада США до Сальвадора. Горные районы майя, по образному выражению В.И. Гуляева, были буквально наводнены посудой «теотиуаканской» формы – как привозной, так и местной, скопированной с образцов. Экспортировался даже специфический стиль адобовой архитектуры, сочетавший по-разному наклонные панельные плоскости.

   Стоит лишь добавить, что купцы в Теотиуакане, как, впрочем, и везде в мире, по совместительству были еще и шпионами. А каждый торговый поход являлся своего рода разведывательной экспедицией, которая искала не только новые рынки, но и пути продвижения военной экспансии.

   В южной части городского центра были не только дворцы. Чуть дальше лепились друг к другу кварталы с узкими улочками, разделявшими линии одноэтажных домиков под плоскими крышами и дверями, выходившими во внутренний дворик – патио. Нетрудно догадаться, что в этих кварталах жили обычные горожане. Мало что сохранилось от этих домиков, однако кое-что можно восстановить, исследуя захоронения простых теотиуаканцев. Поскольку в те времена считалось, что посмертное существование – это зеркальное отражение земной жизни, умершего и помещали в это близкое, но находящееся «по ту сторону» пространство. Так, например, юная девушка была похоронена внутри ниши в западной стенке жилища. Сюда же поместили кости человека, который до этого был похоронен где-то в другом месте.

   Что это – свидетельство романтической драмы или же обычное стремление к созданию родового склепа?

   Другое погребение – это был вполне взрослый мужчина – располагалось внутри круглой ямы, прямо под покрытым штуком полом жилища. Рядом с умершим родственники оставили курильницу, красное блюдо, три морские раковины, ракушки и ушные вставки.

   Во рту его находился странный предмет, который монах-хронист Бернардино де Саагун описывает как «замену сердца» умершего.





   Илл. 11. Сосуд в виде забавной фигурной композиции, выполненный из оранжевой глины, предположительно из Теотиуакана. Датируется III–VIII вв.



   Череп умершего теотиуаканца был покрыт красной краской. По мнению французского исследователя Жака Сустеля, это означало лишь одно: смерть не считалась окончательным завершением жизненного пути. Как и майя, их современники теотиуаканцы считали, что душа человека после смерти должна возродиться в некоем потомке. Любопытно, что уже значительно позже, в период упадка Теотиуакана, в этом же доме под полом были беспорядочно помещены расчлененные костяки, перенесенные из других захоронений. Эти кости покрыты пеплом. Как и руины самого дома, они несут следы огня – видимо, того страшного пожара, что уничтожил великий Теотиуакан.

   Нередко теотиуаканцев хоронили под полами дворцов и жилых зданий в выложенных плитами могилах, куда клались также предметы из обсидиана, керамические сосуды, ткани. Однако надо заметить, что жители этого города чаще предпочитали кремировать своих покойников, завернув их предварительно в ткань в виде свертка.





   Илл. 12. Роспись стены из теотиуаканского комплекса Тепантитла. По всей видимости, древний художник стремился воссоздать образ райской жизни на далекой прародине



   На юге города, в его профанной части, располагался особый обнесенный каменной стеной квартал, который археологи назвали Сьюдадела, что в переводе с испанского означает не только «цитадель», но и «большой дом с маленькими квартирами».

   В южной части комплекса был обнаружен череп молодого мужчины, повернутый к востоку. Этот череп имел две круговые трепанации! Можно предположить, что это была жертва экспериментов в квартале врачей…

   При выходе из профанной части города в районе панели внешней северной стороны Сьюдаделы у Дороги Мертвых обнаружены девять погребений. Хотя захоронения относятся к разным периодам, число погребенных наводит на мысль о ритуальном количестве божеств преисподней, или, как их еще называли древние мезоамериканцы, «Владык ночи».


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2082


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы