Непостижимые пришельцы. Игорь Коломийцев.Тайны Великой Скифии.

Игорь Коломийцев.   Тайны Великой Скифии



Непостижимые пришельцы



загрузка...

А пока на огромной территории Восточной Европы авары создают свое весьма необычное государство — Аварский каганат. Главная его особенность — господствующее племя пришельцев из Азии стремится жить отдельно от покоренных народов, выступая коллективным господином над остальными зависимыми племенами: славянами, антами, гепидами, кутригурами и прочими. Причем если аварская орда представляла собой господствующий слой данного государства, то славяне и анты были земледельческо-скотоводческой основой новой страны. Кроме того, на территории каганата создавались ремесленно-торговые города и поселки, куда во время набегов на провинции восточноримской империи угонялись массы византийского населения. Так, по свидетельству Никифора, патриарха Константинопольского, только во время одного похода 619 года на территорию Аварии кочевники увели почти 270 тысяч мужчин и женщин, в первую очередь из числа горожан-ремесленников.

Мастера каганата производили товары, по качеству не уступающие греческим: оружие, доспехи, золотые украшения, предметы быта и утварь. В аварских могильниках очень часто находят популярные у воинов этого племени литые позолоченные и посеребренные поясные наборы, выполненные в оригинальном, так называемом «грифоно-растительном» стиле (с преобладанием звериных и растительных орнаментов). Многие сюжеты ювелирных изделий напоминают эллинские мифы. И ученые спорят до сих пор, связано ли это с развитием собственно аварских традиций или данный стиль привнесен пришлыми византийскими мастерами. Хотя в самой Византии искусство в это время находится под сильным христианским влиянием и от древнегреческих канонов весьма далеко.

Но одно вполне очевидно — Аварский каганат был государством с высоким уровнем развития, хотя и весьма своеобразным, ибо создан был племенем, до конца своей истории не отказавшимся от привычного образа жизни и кочевавшим по равнинам современной Венгрии.

Этот уникальный народ, в середине VI века столь нежданно-негаданно ворвавшийся в европейскую историю и многое там переменивший, был непобедим никем вплоть до начала следующего, седьмого столетия. Именно тогда страшная эпидемия некой неизлечимой болезни охватила аварское войско, в очередной раз наступающее на Константинополь, и сгубила большую его часть. Вот как описал эту напасть Феофилакт Симокатта: «Весь город (Константинополь) гудел в шуме и смятении. И до такого бедствия дошло положение Византии, что жители уже подумывали покинуть Европу и поселиться в Азии... В эти дни господствующий над всеми народами Иисус, в которого мы верим... явил кагану свидетельство своего царственного могущества. Все войска варваров подверглись внезапно поразившему их мору — это было неумолимое бедствие, не поддававшееся никаким лечебным средствам, как бы хитро они не были придуманы. Таким образом, каган получил достойное наказание за то, что он оскорбил мученика Александра, у семи его сыновей при очень высоком жаре и воспалении покрылись нарывами детородные органы, и в один и тот же день они окончили свою жизнь» [201].

Ослабленное войско Баяна в 601 году потерпело целый ряд тяжелых поражений от реформированной византийской армии. Но затем, после императорского приказа перейти Дунай и зазимовать в землях славян и аваров, среди ромейских воинов вспыхнул бунт, переросший в смуту и приведший к свержению императора Маврикия. Так велик был страх византийцев перед пришельцами, что они не сумели воспользоваться даже выгоднейшей для них ситуацией рубежа веков.

С превеликим трудом кочевникам удалось оправиться от цепи бедствий и даже вновь перейти в наступление на соседей. До 626 года, при новом византийском императоре Ираклии, они еще дважды будут осаждать столицу Восточно-римской империи и неоднократно угрожать самому существованию Византии. В 631 году умер великий каган аваров Баян. Ему к тому времени было не менее девяноста лет. Ни один из его одиннадцати сыновей не выжил — семеро погибли в результате эпидемии, еще четверо были убиты в битвах злополучного для аваров 601 года. За золотой трон кагана тотчас развернулась гражданская война. Кроме аваров на него претендовали и кутригуро-булгары, впрочем, последние оказались очень быстро разбиты.

Это испытание пришельцы также выдержали. Их уникальное государство просуществует до самого конца VIII века и падет лишь пред железным натиском рыцарской армии Карла Великого. Вот что напишет об этом франкский историк Эйгард в своей летописи: «Самой значительной из всех проведенных Карлом войн была та, которая последовала за походом в страну вильцев (западных славян), а именно война против аваров или гуннов (791—799). Она была особенно жестокой и потребовала очень больших издержек. Сам король возглавил, правда, всего одну экспедицию в Паннонию — так называлась земля, которую населял тогда этот народ, руководство же остальными доверил сыну своему Пипину, правителям областей, а также маркграфам и особым уполномоченным. И хотя война эта проводилась ими весьма деятельно, окончилась она только на восьмом году от начала.

Сколько здесь было дано сражений, сколько пролито крови, можно судить и по тому, что в Паннонии не осталось в живых ни одного ее обитателя, а место, в котором находилась резиденция кагана, не сохранило и следов человеческой деятельности. Вся знать гуннов была перебита, вся их слава — предана забвению. Все земли их и накопленные за долгое время сокровища были захвачены. Нельзя указать другой войны, объявленной франками, во время которой они смогли бы столько приобрести и так обогатиться. Ведь до сих пор франки считались почти бедными, а теперь они захватили в аварской столице столько золота и серебра, и в битвах овладели такой драгоценной добычей, что поистине можно считать — франки законно исторгли у гуннов то, что прежде гунны незаконно исторгли у других народов» [226].

В речи изумленных захваченным богатством средневековых французов с тех пор слово «авар» стало означать «жадный, алчный». Хотя, чем именно их «законная» экспроприация отличалась от более ранних «беззаконных» грабежей «гуннов», они так и не смогли объяснить потомкам.

И все же исчезновение огромной державы, некогда господствующей над всей Восточной Европой, чрезвычайно поразило сознание очевидцев тех событий. Болгарский хан Крум, легендарный правитель Дунайской Болгарии, тот самый, что в отличие от Вещего Олега на самом деле вонзил свое копье в ворота Царьграда (Константинополя), увидев старого аварского воина, не удержался и спросил у него, отчего погибла страна Авария. Вот что ответил ветеран: «Вначале из-за ссоры, лишившей кагана верных и правдивых советников, власть попала в руки людей нечестивых. Затем были развращены судьи, которые должны были отстаивать перед народом правду, но вместо этого побратались с лицемерами и ворами, обилие вина породило пьянство, и авары, ослабев физически, потеряли рассудок. Наконец, нашло увлечение торговлей: авары стали торгашами: один обманывал другого, брат продавал брата. Это, господин наш, и стало источником нашего постыдного несчастья» [227].

Былое могущество, равно как и внезапное исчезновение этого народа поразило не только болгар или франков, но и наших предков. Первая русская летопись «Повесть временных лет», авторство которой обычно приписывают киевскому монаху Нестору, отметит по этому поводу: «В те времена существовали обры (так на Руси именовали аваров), воевали они против царя Ираклия и чуть было его не захватили. Эти обры успешно воевали и против славян... Были же эти обры телом велики и умом горды, и Бог истребил их, умерли все, и не осталось ни одного обрина. И есть поговорка на Руси и доныне: «Погибли как обры», — их же нет ни племени, ни потомства» [159].

Заметьте, предки наши, сами отличавшиеся немалым ростом и весьма нехрупким телосложением, полагали этих степняков — «телом великими». Во всех без исключения славянских наречиях слово «обр» означало исполина, великана. Должно быть, пришельцы, и в самом деле, радикально отличались в антропологическом плане от монголоидных кочевников Азии: гуннов, тюрок или татаро-монголов, коренастых и низкорослых.

Император Маврикий, положивший всю свою жизнь на борьбу с этим народом, писал об этих странных кочевниках: «Тюркские племена многочисленны, независимы, чуждаются всяких занятий и искусств и не заботятся ни о чем, кроме того, как бы крепче биться с неприятелем. Аварское племя, напротив — трудолюбиво, способно к культуре и развитию и очень опытно в военном деле. Оно управляется одним главой, но повинуется ему со страхом, а не с любовью. Труды и лишения переносит стойко. В минуты опасности переносит жару, холода и прочие невзгоды, хотя ведет пастушеский образ жизни, но весьма любознательно и скрытно» [189].

Так кто же они такие, эти непостижимые авары, хотя и вышедшие из глубин Азии, но столь непохожие на других кочевников этого континента? Трудолюбивые и алчные одновременно, ценители достижений культуры, но опытные и в военном деле, выносливые в непогоду и такие нестойкие к алкогольному изобилию?
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 4772


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы