ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. КРОВЬ ТИТАНОВ. Игорь Коломийцев.Тайны Великой Скифии.

Игорь Коломийцев.   Тайны Великой Скифии



ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. КРОВЬ ТИТАНОВ



загрузка...

В то время на Земле жили исполины, появившиеся с тех пор, как сыны Божьи стали входить к дочерям человеческим, и те стали рождать им. Это были сильные, издревле славные люди.

Ветхий Завет, Книга Бытия, глава VI


Позади этих гор и по ту сторону Аквилона живет, если можно поверить, с незапамятных времен счастливый народ, который называют гиперборейским, про него рассказывают сказочные чудеса... Нельзя усомниться в существовании этого народа...

Плиний Старший, I век нашей эры

Рождение Европы


Ну, что ж, похоже, пришла пора расставлять точки над «i», подводить черту под нашим повествованием. Мы многое узнали, но не меньше осталось скрытого и таинственного. На страницах книги нам не раз довелось столкнуться с великими загадками прошлого, на которые с ходу дать ответ никто бы не решился. Это те исторические тайны, что давно уже мучают умы видных ученых и питают воображение любознательных дилетантов. Существовала ли на свете легендарная Гиперборея и где она располагалась? Кто такие грифы или грифоны греческих мифов и зачем они сторожили золото? Куда исчезло племя одноглазых всадников — аримаспов? Почему драконы — покровители сарматского племени — оказались столь похожи на знаменитых китайских чудовищ? Из каких краев явились царские скифы в Северное Причерноморье, куда они ушли и по какой причине? Отчего их боги были так близки к обитателям Олимпа? Зачем готам понадобилась далекая и невзрачная страна Ойум? Что забыл Дарий I на берегах Танаиса, и почему его войско не сумело обнаружить скифский Город мертвых — Герры?

Согласитесь — вопросов возникло немало. И не ответив на них, мы никогда не поймем, что же на самом деле происходило на просторах Евразийского материка на протяжении целого ряда тысячелетий, где и как зародились многие герои нашего повествования: непобедимые скифы, отважные германцы, надменные греки, богатые персы и скромные метисы хунну. И для чего, собственно говоря, они вершили те или иные героические деяния и непостижимые безумства. Мы долго распутывали нити прошлого, которые в рамках официальной науки давно уже сбились в один безобразный клубок. Но было бы непростительной оплошностью оставить теперь все как есть, не попробовав сплести их в единое историческое полотно. Что ж, попытаемся разобраться в миграционных процессах на территории Великой степи, а заодно поищем если не разгадки, то хотя бы подступы к величайшим тайнам прошлого. Кто же даст им свое дерзкое толкование, если не мы — следопыты тысячелетий!

Впрочем, наша добровольная миссия потребует еще одного путешествия в глубь времен, в эпоху, когда общие предки большинства европейцев только-только формируются в борьбе с прочими племенами каменного века. Ибо именно в прошлом тех, кого ученые слегка заумно именуют «индоевропейцами», скрыты корни всех тех загадок, что нас беспокоят.

Перенесемся же мыслью на семь тысячелетий назад. Не бойтесь: семьдесят столетий — это не так уж много. В среднем за один век сменяется всего три поколения. Поэтому между нами и солдатами Багратиона, проявившими стойкость в день Бородина, всего каких-либо пять-шесть смен предков — потомков. В нормальных цивилизованных странах, где не было «весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем...», чтут фамильные традиции, хранят семейные альбомы с фотографиями и писанные маслом старинные портреты, там еще поименно помнят своих прапрадедушек и прапрабабушек, то есть, то самое пятое от нас колено собственного рода. Русичей, принявших христианство при Владимире Святом, от их современных потомков отделяет лишь цепь из тридцати родственников по восходящей линии. Не более длинная, чем очередь в каком-нибудь магазине или в кассе аэропорта. Я же предлагаю отправиться чуть дальше к истокам реки Времени, к рубежу V—IV тысячелетий до нашей эры, на расстояние двухсот — двухсот пятидесяти поколений.

Тем не менее, так уж несовершенна человеческая память, что об этой эпохе мы практически ничего не знаем. То были века, когда ни один народ еще не овладел письменностью, и большинство сведений о них ученые добывают, вскрывая могилы предков или копаясь в отбросах и руинах древних поселений. Поэтому, все, что мы ведаем о той или иной доисторической культуре: как эти люди выглядели, по каким обрядам они хоронили своих покойников, из какой посуды принимали пищу и чем добывали хлеб свой насущный.

Это был даже не древний мир, а скорее его преддверие, неведомое большинству простых людей и непривычное даже для богатого воображения ученых. Не было ни одной из тех цивилизаций, что мы привыкли считать вечными. В Египте не возвышаются пирамиды. Местные племена не знают земледелия и охотятся на гиппопотамов в мутных водах широкого Нила. В низовьях Тигра и Евфрата отсутствуют будущие вавилоняне и ассирийцы. Даже первые строители месопотамской цивилизации — шумеры еще не спустились откуда-то с гор Севера. Лишь зловонные трясины окружают низовья великих рек, и только цапли, лягушки и комары благоденствуют среди болот. Вокруг Инда и в проекте не наблюдается хараппской цивилизации. Коварная река Хуанхэ из-за частых разливов делает невозможной жизнь человека на ее мягких лессовых берегах. Словом, ни привычного для нас Китая, ни Индии, ни Междуречья, ни даже Египта еще не существует.

Тем не менее, человечество в целом уже добилось определенных успехов. Приручены и одомашнены животные — собака и свинья, бык и коза, овца и северный олень, освоено земледелие, помимо изготовления изделий из камня и кости, люди овладели искусством плавки меди. Наступил энеолит или медно-каменный век. Впрочем, медные орудия были еще слишком непрочны и не могли полностью вытеснить каменные. Да и овладели техникой обработки первого металла только самые развитые народы.

Сформировались основные человеческие расы: в жаркой Африке и на Ближнем Востоке — чернокожие, кучерявые негроиды, на Севере Азии и за Байкалом — сибирские монголоиды, низкорослые, круглоголовые, плосколицые и узкоглазые предки тюрок, монголов, тунгусов, эвенков и якутов. На берегах Хуанхэ и Янцзы появились более стройные и узколицые монголоиды китайского типа. В Передней Азии, по соседству с негроидами, возникают южные европеоиды — невысокие, темноволосые и кареглазые. Самый распространенный вариант этой расы антропологами именуется «средиземноморским». Он отличается хрупким сложением, сравнительно небольшим ростом, удлиненной формой головы, узким и рельефным лицом, стройным и выступающим носом. Именно к такому типу принадлежат многие нынешние народы Южной Европы и Передней Азии: турки, армяне, итальянцы, испанцы, греки, арабы и евреи, а также многие балканские этносы.

Где именно возникли первые люди североевропейской расы — рослые, светловолосые и голубоглазые предки нынешних обитателей Северной и Центральной Европы, ученым пока неизвестно. Хотя большинство современных исследователей начинает склоняться к мысли о том, что белые люди не могли появиться в арктических, приполярных областях, как полагали в еще прошлом и позапрошлом веке, а сложились гораздо южнее: на Балканах, в Карпатах, в Малой Азии или на территории Армянского нагорья. То есть в условиях горной или предгорной местности и сравнительно теплого климата. Возможно, случилось это неподалеку от очагов образования южных европеоидов и негроидов. Эти расы оказались меж собой в большем родстве, чем, к примеру, с монголоидами обоих видов или американоидами.

Впрочем, приходится признать — образование северных европеоидов до сих пор остается загадкой для науки: неизвестно даже, как в точности выглядели первые представители этого расового типа. Конечно, все осведомлены в том, что будущие хозяева Старого Света были высоки ростом, стройны, возможно, даже длинноголовы, имели выступающий нос, светлые волосы и глаза, но далее этого наша информированность не заходит.

Наука антропология, наряду с такими всем очевидными критериями, как принадлежность к той или иной расе, цвет волос и кожи, длина черепа и его форма, различает и другие важные признаки этнической диагностики. Такова, например, высота и ширина лица. Мысленно лицо любого человека можно поделить на три примерно равные части — верхнюю (надбровные дуги и лоб), среднюю (глаза и нос) и нижнюю (челюстной отдел). Если нижняя часть более развита, чем верхняя, говорят, — у него высокое лицо. При этом, как правило, подбородок представляется мощным, «боксерским». Такие лица часто встречаются у англичан и американцев. Когда, напротив, высоким и открытым кажется лоб, а челюсти не велики, лицо именуют низким. Подобная внешность типична для населения России.

Другой важный антропометрический показатель устанавливают по величине скулового диаметра. Посаженные близко друг к другу скулы визуально удлиняют и вытягивают лицо, с точки зрения антропологов оно становится узким. Напротив, расставленные в стороны крупные скулы придают лицу округлый вид, делают его широким.

Так вот, никто не знает, как на самом деле выглядели наши общие предки. Дело в том, что уже в древности внутри североевропейской расы возникло несколько антропологических вариантов. У современных индоевропейских этносов в этом плане сложилась еще более пестрая картина: германские народы отличаются узкими и высокими лицами, славяне — более широкими и низкими. Кельты — круглоголовы, скандинавы зачастую обладают очень длинными, вытянутыми черепами. Кроме того, имеются в Европе и «средиземноморцы» — в частности, итальянцы или народы Балканского полуострова. Однако, вполне очевидно, что в старину большая часть этносов, говоривших на индоевропейских наречиях, выделялась высоким ростом, светлыми волосами и такой же пигментацией кожи, голубыми, синими или зелеными глазами. Следовательно, общих предков большинства европейцев следует искать среди племен, принадлежащих к североевропейской, белой расе. Неясно, правда, какого из ее вариантов.

Как бы то ни было, из всех блондинов первыми в Европе объявились обладатели массивных черепов, длинных голов, широких и низких лиц. В палеолите и мезолите (то есть на первых этапах каменного века) они обитали в Скандинавии и Прибалтике, а также в Крыму. Предполагают даже, что такова была основная масса доледникового населения Европы. Поэтому этот расовый тип иногда не совсем справедливо называют «кроманьонским» или «протоевропейским». Так ученые намекают на его древность и то вполне возможное обстоятельство, что именно он, одолев и вытеснив отсталых людоедов-неандертальцев, стал первым обитателем нашего континента из числа людей современного вида. Много позже подобные черепа будут часто встречаться у кочевников Великой степи, отчего в некоторых научных трудах этот же антропологический вариант именуют уже «степным евразийским».

Другой широко распространенный тип — тоже длинноголовый, но с узким и высоким лицом был весьма условно назван «нордическим», то есть «северным». Именно он превозносился идеологами нацистской Германии в качестве «истинного арийского сверхчеловека». Как ни покажется кому-то странным, но эти «северяне» проникли на наш континент значительно позже, не ранее четвертого тысячелетия до нашей эры, и, несомненно, пришли откуда-то с юга, скорее всего, с Балканского полуострова или территории Передней Азии. Возможно даже, что продвижение длинноголовых «нордийцев» в Европу осуществлялось по двум направлениям практически одновременно — западный их путь лежал через Дунай к атлантическому побережью Испании и Португалии, восточный — по просторам Казахстана и прикаспийской низменности — на юг России.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 6312


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы