Запад и Восток. Игорь Коломийцев.Тайны Великой Скифии.

Игорь Коломийцев.   Тайны Великой Скифии



Запад и Восток



загрузка...

Информационный мрак, окутавший на рубеже тысячелетий центральноазиатский регион, не позволил грекам и римлянам проследить дальнейшую судьбу наших героев — царских скифов. О том, что творилось в сердце евразийского континента, античные писатели не знали практически ничего, заполняя вакуум мифами и легендами. Так Апполодор Афинский, рассказывая о походе Геракла за золотыми яблоками Гесперид, пишет: «Эти яблоки находятся не в Ливии, как утверждают некоторые, а у Атланта, там, где обитают гиперборейцы. Сад Гесперид помещается на краю Света. Добраться до этих Рипейских гор, а тем более перевалить их, не мог ни один смертный. Мешали этому холод и охраняющие горы чудовища: Драконы и Грифоны» [10].

И когда в середине VI столетия уже нашей эры, с востока Великой степи, прародины фантастических чудовищ в Европу попали рослые светловолосые всадники на красивых конях, закованные в пластинчатые доспехи, вооруженные луками, горитами и двумя копьями разной длины, любители грифонов и войны, цивилизованные народы Средиземноморья просто не признали в них своих давних знакомых — царских скифов. Возможно, не узнали б их и мы, если бы не пароль — имя прародителя Таргития, — пронесенный этим удивительным этносом сквозь тысячелетия своей истории.

Впрочем, на самом деле мы живем на крошечной планете. И все изменения мест обитания одних племен напрямую затрагивают судьбы их соседей. О том, что скифы перебрались в Центральную Азию, историки были просто обязаны догадаться по целому ряду косвенных признаков. Во-первых, с III века до нашей эры на территорию Северного Причерноморья, Кавказа и Подунавья как из рога изобилия хлынули сарматские племена: языги, роксаланы, аорсы и прочие, те кто ранее обитал на Волге и в Средней Азии. Невидимая для глаз европейцев миграционная волна толкала их все далее на Запад. Во-вторых, почти одновременно с ними, за Урал, на земли нынешней России бегут из Сибири племена местных монголоидных охотников — будущие гунны. И наконец хунну в то же самое время смещаются на юго-восток, поближе к границам Поднебесной и начинают досаждать «черноголовым» китайцам. Словно в середине нашего материка образовался гигантский вулкан, разбросавший азиатские народы в разные стороны.

Некогда огромная этническая волна, поднятая жителями Поднебесной, выбросила скифов на берег Черного моря. По прошествии почти четырех столетий теперь уже кочевники подняли тот ураган в Великой степи, который в конечном счете ударил по Китаю и привел к завоеванию его хуннами.

Но если миграционные процессы, часть из которых всегда остается скрытой от нескромных взглядов историков, носят, как правило, волнообразный характер, нельзя ли, зная их силу и направление движения, попробовать восстановить утраченные фрагменты истории некоторых этносов? Например, древних германцев.

Мы застали этот народ на далеких и неприветливых берегах Балтийского и Северного морей в лице так называемой Ясторфской археологической культуры, древнейшие памятники которой датируются VII веком до нашей эры. Как мы помним, климат в те времена был таков, что эллины считали неприемлемой жизнь даже в Северном Причерноморье, ввиду жестоких «скифских холодов». Каково же было тогда обитателям Скандинавии, Балтии и Германики? Вместе с тем мы отмечали необычайно высокий уровень культуры древних германцев, их многочисленность и воинственность. Непонятно было, отчего столь могучие народы, будущие покорители Европы, ютились в местах, подходящих более для слабых, беззащитных этносов.

Хотя современная наука не подтверждает происхождение германцев от индоариев, покоривших Индию, нельзя отрицать определенное родство этих народов. Оно проявляется и в общности мифологии, где бог грома и молнии Тор выглядит как брат-близнец индийского Варуны, и в приверженности солярным знакам, включая свастику, а значит — культу Солнца. И даже в такой подмеченной нами черте, как страсть к азартным играм, типа метания костей, что наблюдалась учеными у германцев, индоариев и ранних катакомбников. Трудно отделаться от впечатления, что обитатели европейского Севера вышли некогда из недр Великой степи, в определенный период своей истории принадлежали к западной части арийского сообщества народов. Хотя германцы времен Римской империи и не называют себя «ариями», очевидно, они знали этот этноним. По крайней мере, множество имен готских и прочих восточногерманских владык содержат корни «ар», «ариа» — то есть «свободный», «степной». Иордан упоминает: Гардариха и Тарвара, Ариариха и Германариха, Алариха и Вандилиария, Ардариха и Вандалария [96].

Означает ли это, что предки германцев некогда были частью грозного мира «белых воинов» на боевых колесницах, заставлявших трепетать сердца народов, живших в полосе древних цивилизаций, — от Египта и Вавилонии до Индии и Китая?

Публий Корнелий Тацит в своем труде «Германия», описывая верования обитателей данной страны, сообщает: «На одном из островов Океана есть девственная роща, а в ней посвященная богине колесница, накрытая покрывалом». Он же замечает, что у части этих варваров был в ходу культ египетско-малоазийской богини Изиды. «Я не достаточно осведомлен, — замечает Тацит, — откуда и как появился этот чужеземный культ, но то, что символ этой богини изображается в виде барки, показывает, что культ этот привезен из-за моря» [166].

Вполне очевидно, что воевать при помощи боевых колесниц в лесах и болотах европейского Севера совершенно невозможно. Нет ничего бесполезнее, чем колесница на небольшом скалистом островке Балтийского или Северного моря. Стало быть, сей вид транспорта, сохранившегося у германцев лишь как элемент древнего религиозного культа, служит нам верным доказательством существования тех славных дней, когда предки этих варваров с помощью данного грозного оружия отстаивали свое жизненное пространство на равнинной и степной территории, где-то к югу или юго-востоку от позднейшей Германии. Еще более загадочным и странным выглядит поклонение Изиде на берегах Балтики. Германцы, как мы помним, в течение длительного периода времени прожили изолированно от прочих племен, из всех соседей общаясь только с кельтами, которые, естественно, о данной богине ничего не ведали. Из-за какого же моря мог приплыть в Скандинавию и Ютландию культ малоазийской Изиды?

Если германцы не индоарии, как нас в том убеждают современные историки и лингвисты, то кем же они были до VII столетия до нашей эры, то есть до своего появления на Севере Европы? Заметим, что дата возникновения ясторфской культуры прекрасно укладывается в контекст первой скифской миграционной волны, когда «аримаспы изгнали исседонов из их страны, затем исседоны вытеснили скифов, а киммерийцы, обитавшие у Южного моря, под напором скифов покинули свою родину» [38].

И, в самом деле, как это мы ухитрились упустить из вида такое сильное и многочисленное племя как киммерийцы — народ «гамирра» ассирийских летописей. Тем более что жили те на северном побережье Черного моря, в непосредственной близости от пафлагонцев, лидийцев, фригийцев и прочих малоазийских народов, больших поклонников богини Изиды. Как писал Страбон: «Некогда киммерийцы обладали могуществом на Боспоре, почему он и получил название Киммерийского Боспора. Киммерийцы — это племя, которое тревожило своими набегами жителей внутренней части страны на правой стороне Понта (то есть — Малой Азии) вплоть до Ионии (азиатской части Греции). Однако скифы вытеснили их из этой области...» [188]. Поскольку общее направление скифской миграционной экспансии шло с востока и юго-востока, то остатки киммерийских племен, разбитые сначала в Передней Азии, а затем на берегах Днестра, должны были бежать в противоположном, северо-западном направлении и вполне могли оказаться там, где спустя полвека возникнет Ясторф. Немаловажно, что отдельные скифские курганы раннего периода проникают столь глубоко в Центральную Европу: Германию, Польшу и Чехию, что единственным объяснением появления кочевников в этих лесистых краях может служить лишь факт преследования ими беглых киммерийцев.

Между тем германцы и скандинавы — возможные потомки киммерийских племен — долго сохраняли память о своей утраченной причерноморской прародине. В древней саге об Инглингах, к примеру, повествуется о стране Великой Свитьод, откуда некогда вышли легендарные предки германцев — боги-асы. Если Малой Свитьод именовали в то время Скандинавию, то Великая находилась где-то на берегах Черного моря, в районе тогдашней Скифии [191].

Интересно, что многие античные авторы, видимо, догадывались об азово-причерноморском прошлом германцев. Великий Плутарх, именующий обитателей Северной Европы «кельтоскифами», заявлял: «Кельтика такая обширная и большая страна, что она от Внешнего океана и холодных краев идет в сторону солнечного восхода и Меотиды, где граничит с Понтийской Скифией... Те киммерийцы, которые в древности впервые стали известны грекам, были не большей частью своего народа, а только группой беглецов... Самые же воинственные из них живут на краю Света, у Внешнего моря и занимают тенистую и лесистую землю... Именно отсюда возникло наступление на Италию этих варваров, называющихся сначала киммерийцами, а потом очень кстати, кимврами» [158]. Описывая тех, кого он назвал «кельтоскифами», «киммерийцами» или «кимврами», историк Плутарх уточняет: «о них было неизвестно, что это за люди или откуда они надвинулись и, как туча, напали на Галлию и Италию. По большей части предполагали, что это германские племена, расселившиеся вплоть до Северного океана: у них высокий рост и голубой цвет глаз...» [158].

А Иордан напрямую свидетельствует, что земли вокруг Днепра у восточных германцев именовались «священной страной Ойум», куда стремились попасть эти варвары и где поселилось правящее племя Готского царства — остготы [96]. Именно за эту страну уже разбитые гуннами восточные германцы ожесточенно сражались со славянами — антами. Между тем страна, где когда-то обитали киммерийцы, в раннее Средневековье не могла похвастать ни теплым климатом, ни выгодным стратегическим местоположением — слишком далеко располагалась она от торговых путей и цивилизованных стран. Но именно здесь, возможно, находилась прародина западных ариев, здесь формировалось их сообщество. За эти края некогда бились многоваликовские племена с предками скифов — поздними катакомбниками.

Кто знает, какая именно черная кошка пробежала между этими двумя родственными племенными объединениями, но на рубеже III — II тысячелетий восточные арии (бывшие афанасьевцы, поздние катакомбники) захватывают сакральную область своих западных соседей и занимают все открытые пространства вплоть до днестровских берегов. Впрочем, их гегемония здесь была недолгой. Объединившись, длинноголовые и узколицые обитатели этой части Великой степи изгоняют своих широколицых собратьев. Поздние катакомбники — предки скифов и тагарцев — бегут назад, на Восток.

Пройдет еще тысячелетие, окрепшие западные арийцы поведут планомерное наступление на своих южных соседей, в первую очередь Ассирию. Именно в этот исторический миг в Переднюю Азию вторгнутся скифы. Судя по направлению главного удара войска «конных лучников», их главными противниками становятся западноарийские племена. По крайней мере, Геродот отмечает: «Следуя за киммерийцами, они проникли в Азию и сокрушили державу мидян (до прихода скифов Азией владели мидяне)» [38]. Трудно избавиться от впечатления, что между Востоком Степи, в первую очередь скифами, и ее Западом, существуют свои, давние счеты. Возможно, хитроумные ассирийские владыки знали о них, когда приглашали себе в помощь азиатских кочевников. Впрочем, скифы вели себя на Ближнем Востоке не столько как союзники правителей Ниневии, сколько как заклятые враги киммерийцев и мидийцев. Возможно, это был своеобразный реванш, который взял Восток у Запада в начале первого тысячелетия до нашей эры.

В этой связи совсем иное звучание приобретает и поход царя Дария в скифские земли. Внимательные следопыты помнят, что владыка Азии не только хотел отомстить за унижения Мидии, но и пробовал обустроиться на захваченной территории — закладывал крепости в верховьях Дона. Возможно, в глазах персо-мидийцев того времени Северное Причерноморье не утратило своего мистического значения древней прародины западных ариев, и они мечтали закрепить за собой земли предков. Это удалось, хотя и не надолго, осуществить чуть позже другим западным арийцам — готам.

Что же происходило здесь, на территории Великой степи с IV тысячелетия до нашей эры? Наука не может ответить на этот вопрос — слишком мало фактов в ее распоряжении. Но госпожа Фантазия услужливо рисует нам свои картины. Взглянем на них?

Итак, вскоре после того, как ледник освободил поверхность нашего континента, пространства по левому берегу Днепра заняли люди, которых ученые назовут днепро-донецкой культурой. Они отличались высоким ростом, мощным сложением и хотя не очень преуспели в развитии своей материальной культуры, выделялись среди прочих народов познаниями в области духовных начал, глубоким постижением природы окружающего нас мира. Вероятно, они владели тем, что на современном языке именуется «магией». Говорили днепро-донцы на языке, который стал основой индоевропейской речи. В начале IV тысячелетия до нашей эры на землях Восточной Европы появятся два новых этноса, оба были истинными «нордийцами», судя по их внешности. Вторгшиеся с северо-запада племена «воронковидных кубков», возможно, являлись изобретателями колеса, по крайней мере, оказались самым подвижным народом того времени. С помощью своих повозок они преодолели большой и нелегкий путь с Балкан на Пиренеи и в Северную Африку, оттуда в Британию, на Север и Восток Европы.

С юго-востока, со стороны Каспия сюда пришли среднестоговцы — предшественники великих кочевых цивилизаций. Днепро-донцы не бились за свои земли с оружием в руках, тем более не имели никаких шансов покорить эти сильные, многочисленные и воинственные народы. Они как бы растворяются в пришельцах, но навязывают тем свой язык и многие культовые обряды. Возможно, днепро-донцы становятся жрецами и магами у этих племен и таким образом их культура распространяется вширь. В чистом виде потомки днепровских титанов оказываются лишь чрезвычайно далеко на востоке, где в долинах Енисея и предгорьях Алтая создают уникальную, чрезвычайно сакральную афанасьевскую цивилизацию. «Воронковидные кубки», впитав в себя часть днепро-донцев, а также племен ямно-гребенчатой керамики и, вероятно, даже трипольцев, превратятся в общность «боевых топоров»: предков кельтов, италийцев, хеттов и тохаров-хунну. Они станут хозяевами лесов и лесостепей Европы, вторгнутся в Малую Азию и Западный Китай.

Керамика афанасьевцев. III тысячелетие до н. э.
Керамика афанасьевцев. III тысячелетие до н. э.

Степные пространства Евразийского материка займут ямники — будущие арии, греки, фракийцы, германцы и балто-славяне. Эти люди верили в Зверобогов — творцов Вселенной. К примеру, в могущественного быкочеловека с копытами, рогами и хвостом.

Древние греки звали данное чудовище Минотавром. Нам он больше известен под именем Дьявола. (Кажется, я уже говорил, что свергнутые божества почти всегда отправляются в преисподнюю?) А также в крылатых созданий, ставших со временем прообразом Драконов и Грифонов. Наряду с прочими они поклонялись и другим богам, очевидно, принадлежавшим к младшему поколению: Солнцеликому божеству и Богу грома, Богине охоты и Богу войны.

Затем, на западе Евразийских просторов случилась перемена — племена, здесь обитающие, отринули веру в создателей Мира, предпочтя ей культ их сыновей. В умах людей свершилась грандиозная религиозная революция — Битва Богов с Титанами греческой мифологии. Прежняя религия удержалась лишь на востоке континента, среди афанасьевцев и их соседей. Рухнуло великое индоевропейское единство. Брат пошел против брата. Восток против Запада. Возможно, приход поздних катакомбников на территорию Северного Причерноморья был попыткой восстановить старые верования Великой степи. Впрочем, явно безуспешной.

Вражда западных и восточных ариев была использована Ассирийской империей, чтобы предотвратить наступление «уман-мандов» — северных варваров: мидийцев и киммерийцев. Скифы разбили бывших собратьев и изгнали их за пределы Великой степи. Те пытались взять реванш во времена Дария, но потерпели поражение.

Уход самой сильной части восточных ариев — царских скифов в Причерноморье усложнил положение на востоке континента. Земледельцы Гипербореи — татарские племена поддержали западные веяния и отринули культ Зверобогов ради покровительства Аполлона и Артемиды, посольства к эллинским храмам которых они регулярно отправляют в VI веке до нашей эры. Мистический центр старого культа перемещается в горы Алтая. Именно сюда приверженцы древней веры из числа народов Великой степи везут мумии своих вождей. Здесь под защитой потомственных жрецов — «стерегущих золото грифов» находятся их святилища и могильники. Ослабленный Восток к тому же столкнулся с еще одной проблемой — давлением монголоидных племен Сибири, проникавших на просторы Великой степи — легендарных аримаспов. Все это вынудило скифов оставить Северное Причерноморье и вернуться на родину. Освободившиеся земли скоро заняли потомки киммерийцев — германцы. Однако кочевые монголоидные племена, частично покоренные, частично изгнанные скифами с территории Востока Евразии, в скором времени добиваются успеха на Западе в качестве грозных гуннов. Затем и правнуки скифов — авары испытают гнев монголоидных степняков на собственной шкуре. Великая степь перестанет быть арийской, станет добычей тюркских и монгольских племен.

Что ж, начиная эту книгу, мы с вами рискнули предположить, что народы, живущие на нашей планете, практически бессмертны, и в благодарность за доброе слово древние этносы раскрыли нам ту часть своей истории, которая много веков была спрятана от взора ученых мужей.

Похоже, пришла пора прощаться — наше первое совместное путешествие в далекое прошлое бессмертных этносов подошло к своему логическому концу. Ваш покорный слуга в меру сил и разумения сплел в одно эпическое полотно прочные нити дальних походов прославленных всадников и бесстрашных копьеносцев, отполировал блеск их подвигов, подчеркнул мудрость их мыслей, отметил величие их богов и очень рад, если кто-то из читателей открыл для себя нечто новое в истории Евразийского континента. Даст Бог, еще свидимся и поговорим о загадках исторической судьбы наших прямых предков — древних славян, попробуем отыскать их следы на тропках Великой степи, узнаем, кто построил в Поднепровье знаменитые «Змиевы валы», почему русская Баба Яга обладала добрым сердцем и отчего борьба со Змеем Горынычем стала главным сюжетом отечественного фольклора.

Создавая Будущее, всегда помните о Прошлом, храните в своем сердце и разуме тонкую нить, что связывает Древнее и Настоящее. Будьте достойны Славы собственных предков. Всего вам доброго!
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 6430


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы