Начало османских завоеваний. Рустан Рахманалиев.Империя тюрков. Великая цивилизация.

Рустан Рахманалиев.   Империя тюрков. Великая цивилизация



Начало османских завоеваний



загрузка...

Над уцелевшими землями Византии в Азии господствовали три укрепленных города: к югу, на склонах горы Олимп, лежала Бурса, властительница богатой Бифинской равнины; Никея – фактическая столица этого края; наконец, порт Никомедия, контролировавший морской путь в Константинополь и сухопутный путь к Черному морю.

Со времени правления Эртогрула османы продвинулись всего лишь километров на пятьдесят от Эскишехира до Енишехира, и захват этого города блокировал сообщение между Никеей и Бурсой. Осман, сознавая относительную слабость своей армии, не торопился с дальнейшими завоеваниями и ждал своего часа.

Тем временем численность его войска росла, пока из отряда в четыреста воинов при Эртогруле оно не выросло до четырех тысяч человек.

В 1291 г. он захватал Мелангию и сделал ее своей резиденцией. Осман получил от султана Ала ад-Дина Кейкубата II титул бея и символ власти – барабан и бунчук.

Только после двенадцати лет с момента его прихода к власти, в первый год четырнадцатого столетия, вступил Осман в прямой конфликт с императорскими войсками Византии под Коюнхисаром (греческим Бафеоном).

Поражение императорских войск, нанесенное им каким-то малоизвестным тюркским вождем, озадачило Византию, которой пришлось теперь рассматривать государство Османа как фактор, с которым необходимо считаться. Осману это принесло славу, и, как никогда раньше, воины начали стекаться под его знамена со всей Анатолии, гордые тем, что будут известны как османы. Его государство отныне прочно встало на ноги.

Но Осман не стал развивать успех, а занялся укреплением своей армии. По истечении нескольких лет он почувствовал себя достаточно сильным, чтобы атаковать крепости Акхисара. Он захватил их, тем самым открыв османам путь к морю. Османы впервые появились на берегах Босфора, постепенно покоряя гавани и крепости на прибрежной черноморской полосе полуострова к востоку от Босфора, и в конце концов проникли в Мраморное море, захватив остров Калолимини. Тем самым Осман блокировал морской путь из Бурсы и еще один из Никомедии в Константинополь, изолировав два города один от другого.

Бурсу завоевал сын Османа – Орхан (1326–1359 гг.), родившийся в год смерти своего деда Эртогрула. Осада Бурсы длилась в общей сложности десять лет. Город сдался в апреле 1326 г.

После десятилетней осады, во время которой даже пригороды попали в руки врага, греческий гарнизон был настолько деморализован отсутствием поддержки со стороны Константинополя – совершенно обессиленного династической борьбой между враждующими императорами, – что командующий гарнизоном Эвренос вместе с другими влиятельными греками сдал город и обратился в мусульманскую веру.

Бруса, которую тюрки стали называть Бурса, стала столицей Османов. В 1327 г. в ней начали чеканить первую турецкую серебряную монету – акче.

В дальнейшем Бурса перестала быть столицей, но вошла в историю как священный город Османской империи.

Осман был похоронен здесь, в Бурсе, на склоне горы в усыпальнице, обращенной через море в сторону Константинополя.

Историческая роль Османа заключалась в деятельности племенного вождя, сплотившего вокруг себя народ.

Что же касается его сына Орхана, то он преобразовал народ в государство.

Орхан был младшим из двух сыновей Османа, которого Осман назвал своим преемником, учитывая его недюжинные военные способности. По контрасту его старший сын Ала ад-Дин был человеком с жилкой ученого, увлекавшийся законом и религией. Легенда гласит, что он отказался от предложения своего младшего брата разделить наследство, по поводу чего Орхан заметил: «Поскольку, мой брат, ты не берешь стада и отары, я предлагаю тебе быть пастухом моего народа. Будь моим визирем». В этой должности Ала ад-Дин, вплоть до своей смерти (семь лет спустя), занимался вопросами управления государством, организации армии и разработкой нового законодательства.

Орхан, избрав своей столицей Бурсу, получил титулы «Султан, сын Султана Гази, Гази сын Гази, средоточие веры всей вселенной». Здесь он впервые отчеканил серебряную османскую монету, заменившую деньги сельджуков, с надписью: «Да продлит Бог дни империи Орхана, сына Османа». Задачей Орхана было завершить дело отца: объединить в государство смешанное население, которое Осман собрал вокруг себя; «округлить» им завоеванное и расширить его владения; сплотить воедино всех их жителей и тем самым сделать из государства новый центр могущества османов.

Орхан добивался целей благодаря своей неистощимой энергии, абсолютной целеустремленности и – сверх всего – редкой способности разбираться как в тонкостях управления, так и в искусстве дипломатии.

Следуя совету, исходившему от его брата Ала ад-Дина, он организовал регулярную армию под командованием суверена, профессиональную военную силу, находившуюся на военном положении, подобной которой в Европе не могли создать на протяжении последующих двух веков.

Армия его отца, Османа, состояла из нерегулярных тюркских отрядов, добровольцев-кавалеристов, называвшихся акынджи. Рекрутируемые по деревням под возгласы «Каждый, кто хочет воевать», они должны были быть готовы с оружием к определенной дате. Это были опытные наездники, скакавшие сплошной массой, «как стена». Орхан, набирая своих воинов среди обладателей военных наделов, преобразовал это войско в авангард кавалеристов-разведчиков, роль которых заключалась в том, чтобы изучить местность перед намечаемой атакой. Таким образом, их преданность гарантировалась самыми богатыми земельными наделами. В поддержку им давались проводники, так называемые чавуши, и регулярные корпуса кавалерии, сипахи, получавшие денежное содержание.

Таким образом, земля распределялась в качестве награды за службу и служила источником набора в армию в форме военных наделов, освобождаемых от налогообложения. Христиане были освобождены от военной службы и, следовательно, не имели возможности извлекать выгоду из подобных прав на землю. Вместо этого они платили налог с каждой головы на поддержку армии.

Орхан набирал также нерегулярную пехоту, именовавшуюся азабы-войско, которое можно было не щадить и место которого было на линии атаки, а задача – вызвать на себя первый залп противника. За ними противник, нередко к своему крайнему удивлению, наталкивался на более грозную линию вооруженных копьями, вымуштрованных войск. Взятые из корпусов солдаты, которые получали жалованье и назывались оджаками капы кулу, были вооруженной силой, хорошо обученной приемам совместного ведения боя под началом командиров, которых они знали и уважали. В отличие от преобладавших в то время наемников они были едины в своей преданности суверену, считая его дело своим собственным и целиком доверяя ему соблюдение своих интересов в смысле продвижения по службе и других наград за службу. В принципе они постоянно находились «у двери султанского шатра», подчиняясь абсолютной власти правителя, служа ему лично, под началом командира, которому поручено действовать от имени султана. Сила этих новых регулярных османских войск заключалась в абсолютной сплоченности и их постоянной готовности сражаться.

Османы всегда были начеку, их нельзя было застать врасплох. Армия была оснащена первоклассной службой разведки, хорошо информированной относительно того, когда и где может появиться неприятель, дополняемой безукоризненной работой проводников для сопровождения войск по нужному пути.

Итак, Орхану предстояло захватить два города – Никею и Никомедию.

Когда турки во главе с Ала ад-Дином, братом Орхана, двинулись к Никее, они в горах столкнулись с византийцами и дали им бой. Войско императора было разбито, а сам он ранен. Никея сдалась после осады в 1331 г. Блокада Никомедии продолжалась дольше – девять лет, поскольку ее гарнизон постоянно получал военную помощь и продовольствие морским путем. И только после блокады узкого залива Мраморного моря город сдался. Никомедия была переименована в Измит и стала первой османской гаванью и верфью. Укрепившись на берегах Мраморного моря и Босфора, тюрки получили возможность наступления на Фракию.

В 1338 г. Орхан с тридцатью кораблями появился у стен Константинополя, но был разбит. Император Иоанн VI предложил мир и даже отдал за Орхана свою дочь Феодору. Таким образом, Орхан уже мог рассчитывать и на территории азиатского берега Босфора.

К середине XIV в. османы начали активно действовать не только на западе Анатолии, но и на востоке, где их владения граничили с владениями ильхана Эртена. После смерти Эртена Орхан с выгодой для себя использовал междоусобицу, начавшуюся среди наследников ильхана, и присоединил их земли к своим, захватив в 1354 г. Анкару.

В своей внешней политике Орхан, как и его отец Осман, проводил активную экспансионистскую политику против «неверных» и всемерно избегал военных конфликтов с соседними тюркскими бейликами, хотя и не отказывался, разумеется, от дипломатических ходов: династических браков и т. п. для расширения границ своих владений.

К концу правления Орхана население его государства увеличилось до полумиллиона человек. К середине XIV в. османская армия была готова пересечь морскую стихию и высадиться в Европе. Орхан был первопроходцем Османской империи в Европе.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 4770


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы