Начало Нового времени. Рустан Рахманалиев.Империя тюрков. Великая цивилизация.

Рустан Рахманалиев.   Империя тюрков. Великая цивилизация



Начало Нового времени



загрузка...

Наиболее остро стоявшей задачей Мехмеда Завоевателя был возврат к нормальной жизни Стамбула. В частности, эта задача включала репопуляцию города: многие районы города оказались безлюдными, население сократилось до 30 тыс. человек. Задолго до конца правления Завоевателя Стамбул вновь стал процветающим городом мастерских и базаров, отличавшимся промышленной активностью и смешанным населением, в три или четыре раза большим, чем оно было до завоевания.

В этой связи прежде всего следует отметить, что султан был достаточно лояльным человеком в отношении живших в городе греков, которые представляли собой самую большую и наиболее культурную немусульманскую общину. Он с уважением относился к накопленным греками знаниям.

Мехмед, благодаря своему отцу, сам имел первоклассное образование. Он свободно владел шестью языками – турецким, греческим, арабским, латинским, персидским, еврейским – и имел, благодаря своим многочисленным наставникам, основательную подготовку в области исламской и греческой литературы, в изучении философии и, в меньшей степени, в науках.

Он развил в себе подлинный интерес и искреннее уважение к западной и восточной культурам. Начиная с захвата Константинополя, султан привлек к своему двору многих итальянцев, включая представителей латинской гуманистической школы и специалистов по другим отраслям знаний. Конечно, когда Мехмед поступал подобным образом, его цель не была совсем уж бескорыстной – ему необходимо было обладать знаниями о мире, который он мечтал завоевать.

В период восстановления и перестройки имперской столицы, но теперь уже под названием Стамбул, задачей султана было соединение культурных традиций старой византийской ориентации с традициями старого ислама.

Это должна была быть империя под управлением ислама, секулярная и религиозная. Но одновременно это должна была быть и империя-космополит, подобная византийской, включающая в себя все народы и все вероисповедания, живущие вместе в порядке и гармонии.

И большой шаг в этом направлении был сделан Мехмедом, когда в январе 1454 г. в сан был введен новый патриарх Греческой церкви. Церковь Святых апостолов была одной из нескольких христианских церквей, в которой даже после завоевания продолжались христианские богослужения. Полученная власть и престиж нового патриарха были большими, чем у любого из его предшественников времен поздней Византии, что придавало ему статус почти «папы греческого», чем оправдывались лозунги того времени: «Лучше турки, чем латиняне!» По просьбе султана патриарх Геннадий написал изложение истории православной веры, которое было переведено на турецкий язык.

Такая лояльность Мехмеда породила в религиозных кругах Запада надежды на то, что султан может быть потенциальным новообращенным в христианство, а греческий философ Георгий Амирутци подготовил для властелина исследование, указывающее на общие корни ислама и христианства, предлагая объединить их в одну религию.

Конечно же все это не могло повлиять на султана, рассматривающего себя лишь в качестве посланника Аллаха и наследника халифов, обвенчанного с Исламом.

Тем не менее Мехмед всегда оставался терпимым к христианам, демонстрируя предпочтение тем, кто разделял его, отличавшееся широтой взглядов мировоззрение.

Он поставил цель – дать полное развитие ресурсам своей страны. Поэтому неутомим султан был в своем содействии развитию экономики. Он старался совершенствовать традиционный исламский институт имарета, который уже был известен в прежних столицах – Бурсе и Адрианополе, – это был институт религиозного, культурного и коммерческого характера, контролируемый государством. Другим традиционным институтом исламской экономической жизни, который Мехмед всячески поддерживал, был институт цехов ремесленников – профессиональных организаций, или союзов, к которым принадлежала значительная часть населения. Цеха по закону несли перед государством ответственность за соблюдение тех коммерческих правил, которые касались системы мер и весов, стоимости труда, прибыли, качества товара, недопущения мошенничества и спекуляции.

Это совершенствование цеховой системы наряду с ростом урбанизации и увеличением возможностей рынка отражало новую стадию экономического развития Османской империи. Она приняла форму значительного расширения торговли с Западом, ставшей в последние десятилетия XI в. кардинальным элементом в отношениях империи с европейскими державами.

Османская империя с ее процветающим многонациональным сообществом торговала одинаково со всеми державами на основе четко установленных таможенных тарифов. Ее купцы с течением времени проникли из Восточной в Центральную и добрались до Северной Европы, основывая собственные торговые центры в ключевых городах и развивая свою собственную кредитную систему, поскольку они обменивали сельскохозяйственные продукты и изделия Востока на оружие, минералы и другое сырье Запада.

Что касается сельскохозяйственных земель, то на территории империи она принадлежала государству и централизованно контролировалась правительством. Большинство крестьянского населения составляли покоренные немусульмане, и их подушная подать в первую очередь шла в доход государства.

Однако основная часть дохода империи поступала от различных государственных учреждений и предприятий – таможен, портовых сборов, сборов за помол зерна, паромных переправ, сборов за взвешивание грузов, монополии на такие товары, как соль, мыло и воск для свечей. Эти предприятия и службы вместе с некоторыми промышленными предприятиями и природными ресурсами, включая рудники по добыче серебра, меди и свинца, часто передавались государством концессионерам. Это было выгодно обеим сторонам.

Другие средства, применявшиеся султаном в целях увеличения доходов в те моменты, когда он нуждался в больших суммах денег, чтобы поддерживать на должном уровне свои вооруженные силы (которым приходилось постоянно находиться в боевой готовности), включали периодические девальвации денег путем чеканки новых монет и скупки старых по заниженному курсу. Эта мера, равнозначная по эффекту налогу на серебряные деньги, вызывала недовольство народа, особенно когда чиновники, известные как «искатели серебра», направлялись в провинции для досмотра помещений и конфискации припрятанных монет.

Более конструктивным, однако, явился в конечном счете придуманный Мехмедом способ финансировать свои кампании с помощью торгово-экономического развития и последующего увеличения доходов государства.

В этом в общих чертах выражалась суть мудро организованной, тщательно проработанной и строго соблюдавшейся при правлении султана Мехмеда государственной феодальной организации, которая соединяла ко взаимной выгоде его производящие классы и вооруженные силы, ведь главным рычагом администрации в финансовой, социальной и аграрной политике была привязанность к военным потребностям империи.

Общественной и политической основой этого централизованного имперского государства была военная теократия, по сути таковой была и Византия, олицетворяющая принцип «правления Бога».

Задача Мехмеда, как он видел ее, заключалась в том, чтобы устранить или по меньшей мере трансформировать и подчинить своему контролю каждый элемент, который мог бы угрожать или соперничать с его личной властью. Как человек, назначенный Аллахом, он – и только он один – мог править. Именно для того, чтобы гарантировать своей династии постоянное возобновление этого Божественного предназначения, он узаконил практику братоубийства.

Мехмед, перестав часто посещать заседания Дивана, будто бы передал эту привилегию своему великому визирю, однако тайно наблюдал за каждым собранием из расположенного над залом заседания помещения за решеткой – «глаз султана». Это стало общим прецедентом для его наследников. Таким образом, контроль со стороны султана всегда был в действии.

Что касается гражданской администрации, то она была основана на четырех «столпах империи» (символизация четырех ангелов, которые, согласно Корану, поддерживали трон). Первым столпом был сам великий визирь. Титул его был – паша (дословно «нога султана»). Второй столп – правосудие – двое кадиаскеров, армейских судей, один с юрисдикцией на Анатолию, другой – на Румелию. Третий столп – дефтедары – счетоводы, ответственные за финансовую администрацию. Четвертый столп – канцлеры, или государственные секретари.

Все турецкие традиции государственности были отражены в «Кануннаме» – книге законов и регламентаций, где давалось описание иерархии государства, его обычаев и церемоний, его обязанностей и институтов, его доходов и штрафов. «Кануннаме» была полностью составлена к концу правления Мехмеда по его указанию.

Сила и значимость такой административной системы заключалась в том, что она не была наследственной и исключала формирование потомственной аристократии.

В общей социальной структуре Османской империи этого времени привилегии рождения, как таковой, не существовало. Все располагавшиеся ниже уровня абсолютного суверена были равны в глазах закона и своих соотечественников-османов. Их государство было меритократией, в котором привилегии нужно было заработать. Таким образом, эта система предохраняла от политического соперничества абсолютную власть султана.

В своем стремлении создать мировую исламскую империю султан старался сделать столицу – Стамбул – достойной славы Осман ской империи, которая выросла из сельджукского султаната Рума. Мехмед уделял строительству и архитектуре города особое внимание, особенно в зимние периоды, между военными кампаниями, которые Завоеватель вел на протяжении оставшихся двадцати пяти лет своего правления.

Цель этих кампаний – консолидация империи и расширение ее границ.

По наследству Мехмеду перешли враги его отца: Хуньяди – в Венгрии, Георгий Бранкович – в Сербии, Скандербег – в Албании, венецианцы – в Греции и Эгейском море. Он по очереди методично выступал против каждого из них.

Сражение за Константинополь показало, что хорошо укрепленный город может успешно противостоять турецкому натиску. Дальнейшие события в Сербии, Албании и Черногории подтвердили это.

После победы над Византией Мехмед II стал стремиться к тому, чтобы установить господство Османов во всей Передней Азии. В 1461 г. была одержана важная победа над Трапезундской империей на севере Малой Азии. Сам Трапезунд (Трабзон) был атакован с суши и моря. Император Давид и его придворные отказались от борьбы и сдали город на условии сохранения своих жизней.

В 1454–1459 гг. Мехмед II лично совершил несколько походов в Сербию, обезлюдил страну массовым уводом жителей в рабство, после чего объявил о присоединении Сербии к Османскому государству.

В 1461 г. турецкий флот выбил из Эгейского моря генуэзский, в то время как комбинированными операциями турецких сухопутных и военно-морских сил планомерно захватывалось побережье Мореи.

В 1468 г. Мехмед II направил армию в Далмацию и Хорватию; почти одновременно в результате морской десантной операции был захвачен остров Эвбея (1470 г.).

Дипломатические ухищрения Венеции привели к тому, что в войну вступил Иран, однако персидская армия вторжения была разбита турками в Эрзинджанском сражении.

Более десяти лет Мехмед II воевал с караманским беем Узун Хасаном, правителем тюркского объединения племен аккоюнлу, который сумел распространить свое влияние на весь Иран до Хорасана, на Ирак и район Персидского залива. Одержав ряд побед в этой войне, Мехмед II добился установления турецкого господства над всей территорией Малой Азии.

Снова покорив Албанию, турки затем захватили большинство венецианских аванпостов на албанском побережье; тем временем турецкая кавалерия перешла через Альпы из Хорватии во владения Венеции и принялась терроризировать Северо-Восточную Италию. Разгромленные на всех фронтах венецианцы запросили мира, по условиям которого все венецианские земли, завоеванные турками в эту кампанию, отходили к Османской империи (1479 г.). Кроме того, к туркам отошел Скутари, где венецианский гарнизон успешно отразил многочисленные турецкие атаки (1478–1479 гг.).

Следует отметить, что в 1475 г. многочисленный десант на двухстасемидесяти судах обеспечил султану завоевание Крымского полуострова. Крымский хан признал себя данником Мехмеда II.

Затем в 1480 г. турки переплыли Адриатику, чтобы захватить Отранто.

В 1480–1481 гг. Мехмед II осадил Родос, но был с тяжелыми потерями отбит, благодаря сопротивлению рыцарей ордена Святого Иоанна (или госпитальеров).

В итальянском походе 1480 г. султан Мехмед II умер.

Итак, как завоеватель, султан Мехмед окончательно закрепил основы великой исламской империи; как государственный деятель, он воздвиг внутри империи структуру нового и прочного исламского государства с институтами, традициями и политикой, достойными того, чтобы наследовать имперским цивилизациям классического Рима и христианской Греции.

Максимализм и жестокость Мехмеда II хорошо иллюстрирует его указ от 1478 г.: «Тот из моих сыновей, который вступит на престол, вправе убить своих братьев, чтобы был порядок на земле».

Дух братоубийства, присущий Османской империи, вырвался на свободу после смерти Мехмеда II. Это был период продолжительной борьбы между двумя его сыновьями – Баязедом II и Джемом.

Баязед (1481–1512 гг.) был миролюбивым, терпимым, не стремившимся к завоеваниям. Это первый османский султан, отказавшийся от практики личного руководства своими армиями на поле боя.

Джем был натурой сильной, увлекающейся; после смерти отца немедленно взялся за оружие и выступил против брата. Но вскоре был вынужден бежать в Европу, где затерялся и загадочным образом погиб в Неаполе, без сомнения не без участия папы Александра VI (Борджия). Янычары встали на сторону Баязеда, который вручил им «приветственный дар», как когда-то сделал его отец.

Баязед II отказался от плана завоевания Италии, хотя и вел, в общем, безуспешную войну с Венецией. Войны велись также с Венгрией, австрийскими Габсбургами и Египтом. Молдавия признала сюзеренитет Турции, обеспечив себе путем дипломатических переговоров автономию (1502 г.).

В 1495 г. в Стамбул прибыло первое русское посольство. Султан разрешил русским купцам торговать в Османской империи. В дальнейшем, формально оставаясь с Россией в мире, Османская империя систематически натравливала на нее полчища крымского хана, не давая Русскому государству возможности усилить свою военную мощь и стремясь получать оттуда, так же как и с Украины, пленников для невольничьих рынков и для галер.

В 1499 г. в битве при Лепанто турецкий флот одержал самую крупную победу над венецианским. Затем были захвачены несколько венецианских островных и прибрежных владений в Эгейском и Ионическом морях.

При нанесении поражения Венецианской республике султан Баязед II обратил внимание на Восток, против Сефевидов. К этому времени во главе Сефевидов стоял юный Исмаил. Он завладел Южным Азербайджаном и занял Тебриз, сделав его столицей, и принял здесь титул шахиншаха Ирана. В 1503 г. шах Исмаил (1501–1524 гг.) завладел всем Персидским Ираном. В 1503 г. сефевиды овладели Семнаном и Фарсом со столицей Шираз, а в 1504 г. – Йезедом. Затем шаху Исмаилу I подчинились династии Хузистана, Курдистана, Гиляна, Мазандарана и остальных частей Западного Ирана.

Держава Сефевидов была создана главным образом усилиями тюркских кочевых племен. Эти племена позднее получили общее название «кызылбаши» («красноголовые»). Сефевиды навязали разноплеменному мусульманскому населению своей державы одно государственное исповедание – шиитское. Кровавые гонения на суннитов происходили повсюду, где утвердилась власть Сефевидов. Гонениям подвергались также «еретические» течения суфизма и всякое свободомыслие, светская наука и философия.

В конце правления султана Баязеда II в 1511 г. в Малой Азии вспыхнуло восстание тюркских кочевников и крестьян под лозунгами шиитства и поддержки шаха Исмаила. Экстремизм кызылбашей вверг мусульманский Восток в кровавый водоворот религиозных войн и восстаний. С 1502 г. Египет находился на грани войны с Сефевидами. Восстание малоазиатских шиитов оказалось очень опасным для Османской империи. Для подавления его понадобилось собрать большое войско, которое в конце концов задавило это восстание, уцелевшие же повстанцы бежали в Иран.

Тем временем во дворце в Стамбуле началась борьба за власть меду тремя братьями – Коркудом, Ахмедом и Селимом. По настоянию дворцовых кругов Баязед II принял решение отказаться от власти и назначил своим наследником принца Ахмеда, что послужило причиной недовольства воинственно настроенных феодальных кругов, особенно янычар, которые в столице подняли бунт. Селим узурпировал трон и принял меры предосторожности: казнил всех членов своей собственной семьи.

Так началось правление Селима I Грозного (1512–1520 гг.) – первого халифа из рода Османов.

К турецким султанам стекалось множество искателей наживы и приключений, называвших себя «гази». Феодальная раздробленность, феодальные и религиозные распри, происходившие в странах Балканского полуострова, благоприятствовали осуществлению стремлений турецких завоевателей, не встречавших объединенного и организованного сопротивления. Захватывая одну область за другой, турецкие завоеватели использовали материальные ресурсы покоренных народов для организации новых походов. С помощью балканских мастеров они создали сильную артиллерию, которая значительно увеличила военную мощь османской армии. В результате всего этого Османская империя к XVI в. превратилась в могущественную военную державу.

С приходом Селима I началась новая эра завоеваний. Это был величайший военачальник среди османских султанов. Правда, сосредоточено внимание его было главным образом на азиатских кампаниях, и империя упустила шанс воспользоваться разобщенностью, царившей в Европе до царствования Карла V. Не исключено, что от турецкого завоевания разобщенную Европу избавили периодические турецко-персидские войны. И Карл V, и Фердинанд благоразумно пестовали и подогревали персидско-турецкое противостояние.

Итак, Селим направил вооруженные силы на Восток, где его беспокоили две вещи: подстрекательское шиитское движение Сефевидов в тюркской среде в Анатолии и изменение маршрута международной торговли. Войну с Ираном в 1514 г. Селим спровоцировал еще и потому, что персы поддерживали его брата Ахмеда, кроме того, Исмаил-шах в предыдущие годы снаряжал набеги в турецкие приграничные земли.

Летом 1515 г. Селим I выступил из Сиваса (самая восточная на тот момент точка османских земель) с армией численностью более 60 тыс. человек и через Эрзерум направился к верховьям Евфрата. Несмотря на применявшуюся персами тактику «выжженной земли», Селим I, благодаря грамотной организации фуражной службы, сумел пройти через горы к Хою, где шах собирал армию (численностью, вероятно, менее 50 тыс. человек и исключительно кавалерийскую: типичные для Юго-Западной Азии конные лучники и пикинеры тюрко-монгольского образца). За время марша османская армия уничтожила все заготовленные припасы.

Селим I выстроил свою армию перед персидским войском на Халдиранской равнине. На первый план, в качестве своего рода заградительного барьера, он выдвинул ополченцев и пехоту. Далее, за наспех вырытым рвом, размещались пешие янычары (лучники и аркебузиры). С флангов позицию Селима I прикрывали скованные цепями повозки, а перед янычарами, на левом и правом флангах, стояли турецкие пушки, связанные колесо к колесу. Еще дальше, на флангах, размещалась конная гвардия султана и османское феодальное легкое конное ополчение (тимариоты). Персы атаковали, они обратили в бегство турецкое ополчение, разбили тимариотов-европейцев на правом фланге Селима I, но были отбиты после ожесточенной схватки с тимариотами-азиатами на левом фланге. Янычары и гвардия султана стойко удерживали свои позиции, отражая одну атаку персидского фланга за другой. Затем турецкий левый фланг развернулся и затеял ожесточенную рукопашную с остальной персидской армией; в итоге Исмаил I был ранен, а войско его – разбито. Персы бежали к Хою, оставив голодающим туркам лагерь с запасами провианта. Сведений о потерях не сохранилось, но сомнительно, чтобы персы потеряли больше человек, чем турки, поскольку им удалось быстро отступить, избежав турецкого преследования.

Осенью 1515 г. без малейшего сопротивления Селим I захватил столицу шаха Исмаила. Вскоре после этого янычары подняли мятеж и отказались продолжать наступление. Тимариоты тоже не хотели идти дальше, так что Селим I скрепя сердце отдал приказ возвращаться домой через Эривань и Карс. Персы опять заняли Тебриз. Впрочем, турки закрепились в верховьях Евфрата.

Селим I вывез из Тебриза огромную военную добычу, в том числе личную казну шаха Исмаила, а также отправил в Стамбул тысячу лучших иранских мастеров для обслуживания двора и турецкой знати. Привезенные тогда в Изник иранские мастера положили начало производству в Турции цветной керамики, которая использовалась при строительстве дворцов и мечетей Стамбула, Бурсы и других городов.

Что касается тюрков-мамлюков, то международный престиж Египта в течение XIII–XIV вв. был весьма высок. Правители Египта претендовали на главенствующее положение в мусульманском мире. С XIV в. приток тюрок в Египет прекратился. Но к тому времени увеличился приток черкесов-рабов. Оставшиеся тюрки постепенно ассимилировались с местным населением, все это привело к тому, что в конце XIV в. тюркскую династию сменила династия черкесов. Первым черкесским султаном Египта стал Захир Сайф ад-дин Баркук (1382–1399 гг.). С этого времени наступило ослабление египетской армии, что уже исключало возможность крупных кампаний. Наиболее значительной операцией за все время правления черкесской династии было взятие в 1426 г. острова Кипр – прибежища европейских пиратов. Это событие пришлось на время правления Ашрафа Сайф ад-дина Барсбея (1422–1438 гг.), известного также своей жесткой политикой в области внутренней и внешней торговли. Военные действия в конце XV – начале XVI в. против португальских и испанских крестоносцев, активизировавшихся на захвате земель в Северной Африке, не принесли успехов.

Со всей очевидностью выявилась неспособность мамлюков противостоять Западной Европе. «Султан ислама» оказался не в состоянии защитить жизнь, имущество и саму религию мусульман. Более того, как покровитель священных городов, он не смог обеспечить безопасность хаджа. Сотни паломников попали в руки португальцев. Другие стали жертвой насилия бедуинов во время хиджазского восстания (1502–1508 гг.). В 1503 г. Мекка подверглась разгрому, который современники сравнивали лишь с бесчинствами карматов. В 1506 г. впервые при мамлюкской власти хадж был временно остановлен. Мир ислама был потрясен. Со всей остротой встал вопрос о том, кто может и должен считаться истинным имамом времени и главой мусульманского мира.

До падения Константинополя в 1453 г. османские правители признавали религиозно-политический приоритет мамлюков как вселенских руководителей ислама и отводили себе скромную роль «фронтовых беев», защищавших общие границы всех мусульман. Мамлюки со своей стороны рассматривали их действия как часть общемусульманского дела. Взятие Константинополя было отмечено в Каире как победа всего мусульманства.

Положение в корне изменилось, когда после взятия Константинополя Мехмед II принял титул султана. Принятие султанской титулатуры символизировало переход османов к великодержавной политике. Она должна была подчеркнуть новую мировую роль Османского государства.

Великодержавная политика Мехмеда II привела к резкому ухудшению османо-мамлюкских отношений. Борьба за гегемонию, прежде всего за первенство в мусульманском мире, стала основной и главной причиной османо-мамлюкского конфликта. Первым открытым проявлением османо-мамлюкских противоречий был дипломатический скандал, разразившийся в 1463 г., когда османский посол отказался пасть ниц перед повелителем Египта. В 1464 г. борьба претендентов в Коны и вопрос о караманском наследии привели к первому крупному политическому столкновению. Взятие Коны и присоединение Карамана в 1468 г. к османским владениям положили начало широкой конфронтации. Каир и Стамбул стали местами политического убежища для опальных сановников противоположной стороны. Многие из них получали помощь для борьбы со своими правительствами. В 1484 г. османы совершили поход в Черкесию и разгромили основные центры пополнения мамлюкских дружин.

С 1502 г. началась конфронтация Османов с Сефевидами. Османы были в трудном положении и мамлюки могли бы оказать им помощь в борьбе против Сефевидов – их общего врага. Как глава суннитского ислама, Кансух ал-Гури обязан был предпринять поход против кызылбашей. Однако он предпочел занять позицию стороннего наблюдателя и оставил Османское государство один на один с Сефевидами. При этом мамлюки рассчитывали уничтожить одного врага руками другого, а затем выступить в роли спасителей суннитского ислама.

Мамлюкская политика воспринималась в Стамбуле как неприкрытое проявление враждебности. Антимамлюкские настроения в османских правящих кругах усиливались. Они все более склонялись к тому, чтобы рассматривать мамлюков как своего самого главного и опасного противника.

То, что Селим I повел армию в долину Евфрата, находившуюся под сюзеренитетом мамлюков, показывает, с каким презрением относился он и к персам, и к мамлюкам, раз был готов одновременно воевать и с теми, и с другими. Он выступил в Курдистан и вытеснил персов обратно, в горные районы Ирана. Таким образом, Селим I восстановил авторитет османских султанов в Малой Азии.

Для решения следующей задачи (маршрут торговли) Селим аннексировал Сирию. В 1516 г. он взял Алеппо, Хомс, Дамаск, Иерусалим. Битва у горы Мукаттам (22 февраля 1517 г.), у ворот Каира, дала ему в руки мамлюкское царство. Селим I вошел в Египет как победитель. Халиф пожаловал ему титул «Служитель обоих священных городов», который носили султаны Египта. В августе 1517 г. Селим I покинул Каир. Арабский историк Ибн Ийас так описывает это событие: «Говорят, что, покидая Египет, потомок Османа увез с собой тысячу верблюдов, груженных золотом и серебром, и это не считая добычи, состоявшей из оружия, фарфора, бронзы, лошадей, мулов, верблюдов и прочего, не говоря уже о великолепном мраморе. Из всего этого он взял самое лучшее, то, чем никогда не имели удовольствия пользоваться его отцы и деды».

Селим I увез с собой не только сказочные дары, с ним вместе покинул Египет и последний аббасид – халиф ал-Мутаваккил IV.

В Стамбуле Мутаваккил IV отрекся от прав на халифат в пользу Селима I. При Сулеймане I Великолепном бывший халиф вернулся в Каир, где и умер в 1538 г. Династия Аббасидов прекратила свое существование.

В результате победы над мамлюками турецкие завоеватели приобрели контроль над важнейшими торговыми центрами в Средиземном и Красном морях. Такие города, как Диярбекир, Халеб (Алеппо), Мосул, Дамаск, были превращены в опорные пункты турецкого господства. Здесь вскоре были размещены сильные янычарские гарнизоны, предоставленные в распоряжение султанских наместников. Они несли военно-полицейскую службу, охраняя границы новых владений султана. Названные города являлись одновременно и центрами турецкой гражданской администрации, осуществлявшей главным образом сбор и учет налогов с населения данных провинций и других поступлений в казну. Собранные средства отправлялись ежегодно в Стамбул ко двору.

Вскоре у Османов появились новые владения в Северной Африке: крупный порт Алжир и прилегающие к нему земли в 1516 г. были захвачены турецкими пиратами. Их главарь Хайреддин Барбаросса в 1518 г. признал верховную власть султана и получил от Селима I титул бейлербея Алжира.

Осенью 1520 г., готовя военную экспедицию на Родос, Селим I умер в возрасте 43 лет.

Он не питал уважения к человеческой жизни. Рассказов о его импульсивной жестокости имеется множество. Даже вошла в обиход того времени фраза: «Чтоб тебе быть визирем Селима», – где подразумевалось проклятие: «Порази тебя смерть». Это был поистине Селим I Грозный.

Завоевания Селима I на Балканах, в Юго-Восточной Анатолии и в Аравии, приобретения в Северной Африке почти вдвое увеличили владения османских султанов. В подвластных им странах было множество районов с плодородными землями, крупнейшие торгово-ремесленные центры. Османская администрация контролировала важные торговые пути – от границ Венгрии и вод Адриатики до Персидского залива. Ликвидация государства мамлюков в Египте и серьезное ослабление Ирана после турецко-иранской войны 1514 г. позволили османским султанам вновь перенести центр тяжести своих завоевательных операций в Европу.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 4178


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы