От империи к республике. Рустан Рахманалиев.Империя тюрков. Великая цивилизация.

Рустан Рахманалиев.   Империя тюрков. Великая цивилизация



От империи к республике



загрузка...

Уже никогда больше Османская империя не считалась агрессивной, расширяющейся державой, какой ее знали и боялись христианские страны на протяжении более чем трех минувших столетий. Раз и навсегда, хотя она и оставалась сильной державой в Азии, начался период сокращения ее владений в Европе с тем, чтобы продолжиться рядом поражений, отмеченных чередой все более и более невыгодных договоров. Больше определенно не могло быть возврата к великим дням завоевателей.

Итак, Петр Великий столь же абсолютный суверен, что и султаны в годы расцвета Османской империи, стремился завоевать едва ли не весь мир. Самое удивительное, что именно эта угроза продлила существование Османской империи.

Во времена своего могущества Османская империя обеспечивала равновесие сил внутри самой Европы, ее же слабость стала жизненно важной для равновесия сил между европейскими державами и Россией. Империя султана должна была любой ценой поддерживаться в качестве буфера против царя. Это соображение вело к глубоким переменам, по мере того как османы, не зависевшие больше от силы оружия, а от переговоров за столом конференций и конгрессов, сблизились с теми западными державами, в чьей поддержке Османская империя теперь нуждалась. В результате она стала ключевым элементом в дипломатии, как когда-то в войне.

К концу XVIII в. империя пережила унизительное поражение на поле боя во время продолжительной войны с русскими, в ходе которой те проникли со своим флотом в восточное Средиземноморье, чтобы высадиться в Греции и Бейруте. Затем последовали вторжения в Египет Наполеона и союз Османской империи с Англией и Россией, целью которого было изгнание войск Наполеона из этой богатой провинции. С конца XVIII в. европейское влияние на империю становится активным и первостепенным. В первую очередь оно помогло задержать распад империи; во-вторых, оказало давление на османское правительство в плане его собственного реформирования и улучшения положения его христианских подданных.

Мощной реакцией Османской империи стал танзимат, т. е. реформы. XIX в. явился веком реформ. Первым султаном-реформатором, имевшим перед собой пример Великой Французской революции, был Селим III (1780–1807 гг.). Селим III понял, что необходимо менять структуру государства, дабы оно смогло выжить в новых условиях. Но он был свергнут и отстранен от власти, представив угрозу материальным интересам янычар, и в конце концов, из-за этого лишился жизни. Двадцать лет спустя корпус янычар был сам уничтожен.

Дело Селима III продолжил Махмуд II (1808–1839 гг.), ставший Великим Реформатором в истории османов. Его программа радикальных перемен означала трансформацию государства из средневековой империи, организованной в соответствии с принципами ислама, в современное государство, с собственной конституцией и основанное на принципах гражданского общества Запада. То, что он планировал, было разрывом с прошлым в форме новых институтов и более гибких концепций управления наподобие тех, которые в данный момент развивались в Европе. Разумеется, эта программа могла быть реализована только с помощью жестких мер. Султан восстановил сплоченность уменьшающейся, из-за притязаний иностранных государств, империи; уничтожил корпус янычар, существовавший на протяжении пяти веков, сначала, как терроризировавший Европу, а затем – собственных султанов угасавшей Османской империи; восстановил автократию, провел военную реформу.

После совершенной им государственной реформации наступил период просвещенного развития, в ходе которого Махмуд II все силы отдавал на создание более гибкого и либерального общества. Великий реформатор заложил для своих преемников главные направления широкой программы преобразований, которая была предназначена с течением времени взрастить новую Турцию в тесной близости с западной цивилизацией.

Махмуду II наследовал его сын Абдул-Меджид I (1839–1861 гг.). Он провозгласил равенство всех граждан перед законом, реформировал финансы, администрацию, юстицию, построил армию на новых принципах, открыл большие школы, отменил рабство чернокожих.

Развитие реформаторского движения приостановила Крымская война 1853–1856 гг., сыгравшая очень большую роль в исторической судьбе Османской империи. В числе причин ее возникновения было англо-русское и франко-русское соперничество. Когда возникла угроза разгрома Османской империи, западные державы, опасаясь усиления России и потери своих позиций на Ближнем Востоке, решили открыто вмешаться в конфликт. В марте 1854 г. Англия и Франция заключили союзный договор с Османской империей и вскоре после этого объявили войну России. Крымская кампания вошла в историю благодаря героической обороне Севастополя, которая длилась почти год. Союзникам удалось взять Севастополь в сентябре 1855 г.

Менее успешно для союзников развивались параллельно события на Кавказском фронте: длительные бои почти полностью лишили султана анатолийской части его армии. Ход войны диктовал противникам необходимость заключения мира.

Мирный конгресс, в котором участвовали Россия, Франция, Англия, Австрия, Пруссия, Турция, Сардиния, завершился договором о мире, который был подписан в Париже 30 марта 1856 г. По условиям договора Россия теряла Южную Бессарабию и устье Дуная. Турция получала Каре в обмен на Севастополь; Россия и Турция лишались права иметь на Черном море военные флоты. Договор сохранял сюзеренитет султана над Сербией, Молдовой и Валахией.

Англия, Франция и Австрия, со своей стороны, заключили соглашение, которое содержало их обязательство обеспечить гарантии независимости и целостности Османской империи в рамках положений подписанного договора. Одним словом, эти державы получили постоянный повод для вмешательства во внутренние дела Османской империи под предлогом обеспечения условий договора.

Итоги Крымской войны были неутешительны. Империя потеряла почти всю армию; стране был нанесен огромный экономический ущерб, в полном расстройстве оказались ее финансы. В годы войны были сделаны первые шаги на пути ее финансового закабаления европейскими державами; в 1854 г. Османская империя взяла заем у Англии и Франции. Средств этих хватило ненадолго, уже в августе 1855 г. банкирский дом Ротшильда предоставил стране новый заем. Условия займов были для Империи крайне невыгодны.

Новый этап танзимата – хатт-и хумаюн 1856 г. провозгласил проведение ряда экономических реформ. В целом эпоха танзимата отмечена положительными сдвигами в политико-административной, экономической и культурной жизни страны. Но достигнутые результаты никак не соответствовали потребностям развития огромного многонационального государства в условиях середины XIX в.

Проникновение иностранного капитала в экономику Османской империи ощутимо усилилось в 60—70-х гг. В этот период были заложены основы для превращения страны в полуколонию. К 1876 г. Османская империя получила 14 займов, ее внешний долг составлял 277 млн лир; около половины бюджетных расходов шло на погашение долга и на выплату процентов по займам. Иностранные предприниматели получили в середине XIX в. ряд концессий, в том числе, на разработку природных ископаемых и учреждение банков. В 1856 г. англо-французским капиталом был создан Оттоманский банк со статусом государственного банка.

Европейские державы по любому поводу вмешивались во внутренние дела некогда могущественной державы султанов. Она не стала колонией и не была разделена между колониальными империями Запада только потому, что соперничество держав постоянно мешало прямому захвату ими территорий Османской империи. Она являла собой арену не прекращавшейся дипломатической борьбы империалистических государств за преобладающее экономическое и политическое влияние.

В среде турецкой буржуазии крепло стремление добиться условий, благоприятных для укрепления ее экономических позиций, для социально-политического и культурного прогресса страны. Выразителем этих идей стала молодая турецкая интеллигенция – феодально-бюрократическая по происхождению, но уже буржуазная по умонастроениям. В этой социальной среде впервые зародились планы превращения Османской империи в конституционную монархию.

Конституция 1876 г. провозгласила личную свободу и равенство перед законом всех подданных империи. Конституция весьма мало ограничила власть султана, но сам факт торжественного провозглашения личной свободы гражданина и установления парламентарного режима был, бесспорно, важным событием в истории страны. Но мрачным парадоксом истории стал тот факт, что именно первый в истории Турции конституционный монарх Абдул Хамид II вскоре превратил страну в арену кровавых злодеяний.

В начале июля 1876 г. Сербия и Черногория объявили войну Османской империи, поддержав повстанцев в Боснии и Герцеговине. В октябре Россия в ультимативной форме потребовала от империи, войска которой готовились к маршу на Белград, прекратить военные действия против Сербии. Выработку проекта автономии для Боснии, Герцоговины и Болгарии предполагалось осуществить с участием Англии, Франции, Германии, Австро-Венгрии, Италии и России в декабре на Стамбульской конференции.

В результате провала Стамбульской конференции, в марте 1877 г. в Лондоне была созвана конференция шести держав для решения проблем балканских народов Османской империи. Но турецкое правительство отклонило предложение держав по улучшению положения христианских подданных султана. Решение османов вызвало резкую реакцию в Петербурге, и 4 апреля 1877 г. Россия объявила войну Османской империи.

Военные действия одновременно развернулись на Балканском и Кавказском фронтах. Успешными оказались военные действия русских войск и на Кавказском фронте, и на Балканском. Султан запросил перемирия. В Сан-Стефано 3 марта 1878 г. был подписан русско-турецкий мирный договор, который определил полную независимость Сербии и Черногории, установил для Болгарии статус независимого княжества. Османская империя взяла на себя обязательство предоставить автономию Боснии и Герцеговине, Россия вернула себе Южную Бессарабию, закрепила власть в Ардагане, Баязиде, Батуме и Каре. Однако в результате противодействия европейских держав, боявшихся усиления влияния России на Балканах и Ближнем Востоке, России пришлось согласиться на проведение в Берлине общеевропейского конгресса для обсуждения вопросов, связанных с русско-турецким мирным договором. Конгресс открылся 13 июня 1878 г., где был подписан Берлинский трактат, изменивший в ущерб России и славянских народов Балкан положения Сан-Стефанского договора. И все же западным державам не удалось полностью ликвидировать важные для исторических судеб балканских народов результаты русско-турецкой войны 1877–1878 гг.: на Балканах возникли более благоприятные условия для социального и национального прогресса.

Война 1877–1878 гг. с новой силой продемонстрировала социальную и политическую отсталость Османской империи. После этой войны феодальные круги сделали все для ликвидации либерально-конституционного движения; разгром сторонников конституции вернул средневековые условия жизни османов.

Новая волна протеста социальных и политических сил, которая составляла социальную базу движения за Конституцию, вылилась в движение младотурков. Воззрения участников первых ячеек младотурков формировались под влиянием литературных и публицистических работ И. Шинаси, Н. Кемаля, Мидхата и Зии. Центральное место в младотурецкой пропаганде занимала мысль о необходимости восстановления конституционного строя и созыва парламента. Выдвигался тезис, согласно которому конституционные реформы нужны как средство, способное предотвратить распад Османской империи и ее раздел между великими державами.

Летом 1896 г. младотурки попытались совершить государственный переворот, но из-за предательства заговорщики были арестованы и сосланы. Однако уже ничто не могло остановить развитие этого движения: активизировалась деятельность младотурецких организаций как за рубежом, так и внутри Османской империи. 27 апреля 1909 г. султан Абдул Хамид III был низложен; новый султан – Мехмед V (1909–1918 гг.) не обладал способностью управлять государством.

Наступил новый период в истории Турции: младотурки взяли в руки управление страной. За десятилетний период правления младотурок в стране сменилось 14 правительств. В результате страна оказалась совершенно не подготовленной к войне, возникшей в результате итальянской агрессии против Триполитании осенью 1911 г. Итальянские войска оккупировали острова Южные Спорады, бомбардировали турецкие укрепления в районе Дарданелл; итало-турецкая война продолжалась без успеха для турецкого оружия. 18 октября 1912 г. был подписан мирный договор, по которому Триполитания и Киренаика стали колонией Италии (под названием «Ливия»). В тот же день началась война на Балканах. Против османов выступила коалиция в составе Болгарии, Греции, Сербии и Черногории (первая Балканская война) за автономию Македонии и Фракии. По сути дела это была борьба за освобождение балканских народов, оставшихся под турецким владычеством. По Лондонскому мирному договору 1913 г., потерпевшая поражение Турция теряла все свои европейские владения, кроме Стамбула и небольшой части Восточной Фракии.

С конца 1913 г. в Османской империи установилась младотурецкая диктатура, которая принесла стране дальнейшее ухудшение ее экономического положения, привязала Османскую империю к кайзеровской Германии. Военный союз с Германией обязывал Османскую империю выступить на ее стороне в начавшейся Первой мировой войне.

В пламени Первой мировой войны сгорели остатки независимости и былой военной мощи. Это был крах Османской империи.

В ноябре 1918 г. в водах Босфора стали на якоря военные корабли Англии, Франции, Италии и Греции. Султан и Блистательная Порта стали марионетками в руках оккупантов. Лидеры младотурок бежали в Германию.

В конце 1918 – начале 1919 г. английские и французские войска оккупировали Юго-Восточную Анатолию; греки начали движение в Анатолию с запада. В 1919 г. вся Анатолия была охвачена партизанской борьбой против интервентов. Ее возглавили патриотические силы турецкой национальной буржуазии, лидером которой стал Мустафа Кемаль-паша. Турция находилась на пороге нового этапа своей истории.

Итак, за два столетия непрерывного упадка, сопровождаемого то принятием, то отторжением европейских нравов, усиливающегося давления иностранных держав и вмешательства во внутренние дела, экономической зависимости, Османская империя постепенно пришла к полному краху. К сильному прессу России, к периодическим ударам со стороны Австрии прибавлялись восстания «аборигенов». Национальная идеология Французской революции всколыхнула народы. Интриги, подстрекательства, обещания из-за рубежа подталкивали христиан к восстаниям, по сути, к освободительному самоубийству. Европа, тайная подстрекательница, радовалась; эти кровавые события воспевали Гюго, Байрон, Делакруа; в эпоху торжества романтической школы европейцы видели в греческих разбойниках, которые вели партизанскую войну, наследников Праксителя и Сократа. Что касается армян, то они были для них лишь пешками на шахматной доске, и в конце концов их бросили на произвол судьбы и заговорили о геноциде. Пропаганда была более тонкой, чем греческая, она запятнала турков таким обилием крови, которой хватило до времен республики, хотя в действительности обвинять следовало только Османскую империю. Европа, которая сама дехристианизировалась, хотела видеть христианство, стонущим под игом ислама. Она забывала о том, что мусульмане подчинялись тем же центробежным силам, и так же, как христиане, способствовали разрушению здания: ваххабиты в Аравии, боснийцы и албанцы Али-паши из Янина на Балканах, Мехмет-Али, основной вассал империи, который в какой-то момент был близок к тому, чтобы изменить ее, и сделал бы это, если бы не европейцы, а позже это были все арабы Ближнего Востока во времена знаменитого Лоуренса Аравийского. Перемены во благо Османской империи стали реальными в эпоху танзимата, но не следует гадать, почему они не дали результатов, способных удержать процесс разрушения. XVIII в. был веком поражений. В XIX в. имел место международный крестовый поход против «Больного человека в Европе» и невозможность жить в гармонии народам, которых всегда сближал культ короны и стремление к выгоде, получаемую путем завоеваний. Распад империи набирал обороты. Греция объединилась между 1828 и 1913 гг.; Сербия, Черногория, Босния, Герцеговина отделились от Империи между 1830 и 1878 гг.; государство Румыния образовалось между 1858 и 1878 гг.; Франция завоевала Алжир в 1830 г.; Тунис, ставший независимым в 1705 г., принял французский протекторат в 1881 г.; после 1882 г. Египет под франко-английским, затем только английским контролем оставался турецким лишь формально. XX веку оставалось завершить этот процесс.

Империя все быстрее раскалывалась под давлением нарастающих сил европейского национализма. Апогеем их концепции были Балканские войны начала XX в., за которыми последовала фактическая утрата всей территории Турции в Европе с превращением турецких провинций в независимые национальные государства.

Болгария получила независимость в 1912 г., а в том же году Италия, хотя и не без труда, захватила Киренаику и Триполитанию. 31 октября 1914 г. Турция, управляемая триумвиратом в лице трех пашей – Талата, Кемаля и Энвера, но номинальную власть которой представлял Мехмед V, вступила в войну на стороне Германии и ее союзников. Турецкие войска храбро сражались: едва не блокировали Суэцкий канал (январь 1915 г.), отразили высадку французов и англичан в проливе Дарданеллы (май– август 1916 г.), заставили капитулировать Туансанда в Кут аль-Амара (28 апреля 1916 г.), упорно сопротивлялись восставшим сирийцам и русским, которых поддерживали армянские партизаны и с которыми они сражались за Ван с таким ожесточением, что его развалины до сих пор свидетельствуют об этом. Но в конце концов пали Эрзерум, Требизонд, Багдад, и когда капитулировала Болгария, союзница Турции, туркам пришлось подписать перемирие в Мудросе (30 октября 1918 г.). Оно привело к Севрскому договору (1920 г.)

За Турцией Севрский договор сохранял Центральное Анатолийское нагорье; столицей ее оставался Стамбул, но союзники имели право отнять его в случае невыполнения турками мирного договора.

Турция признавала мандатными государствами Сирию, Иран, Палестину, «независимыми» – королевство Хиджаз, английский протекторат над Египтом, англо-египетский кондоминиум над Суданом, французский протекторат над Марокко и Тунисом, а также отказывалась от Ливии. Таким образом, Севрский мирный договор фактически лишал Турцию права суверенного государства.

Но Турция, исчезнув как империя, должна была выжить как страна. Величайшим из всех национальных лидеров Среднего Востока был Кемаль Ататюрк, который, опережая своих современников – младотурок, с юных лет придерживался убеждения, что дни империй сочтены и что наступали дни национальных государств. Его целью было возрождение сильного, здорового тела путем отсечения от него внешних частей и полного отказа от имперской экспансии.

23 апреля 1920 г. в Анкаре собрался новый парламент – Великое национальное собрание Турции (ВНСТ). Новое правительство возглавил Мустафа Кемаль (Ататюрк). Ширилось национально-освободительное движение.

В 1922 г. турецкая армия одержала ряд крупных побед в боях с оккупантами. Правительства держав Антанты, испытывавшие давление собственного общественного мнения, были вынуждены предложить ВНСТ начать переговоры о перемирии. 15 октября 1922 г. вступил в силу договор о перемирии. В результате национально-освободительной войны возникло новое Турецкое государство. 1 ноября 1922 г. ВНСТ приняло решение об упразднении султана, Мехмеда VI; последний, тридцать шестой по счету, монарх из Османской династии бежал на Мальту. Летом 1923 г. на мирной конференции в Лозанне был подписан договор, который зафиксировал признание великими державами правительства Турции. 29 октября 1923 г. ВНСТ приняло закон о провозглашении республики. Тогда же столицей нового государства была объявлена Анкара. Занимая часть Малой Азии, сопоставимую с той, которую занимали родственные туркам сельджуки, Турция показала себя наиболее стабильной, из всех подобным образом возникших государств-наследников Великих тюркских империй.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 5529


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы