Эмират Зенги и принципат Нур ад-Дина. Рустан Рахманалиев.Империя тюрков. Великая цивилизация.

Рустан Рахманалиев.   Империя тюрков. Великая цивилизация



Эмират Зенги и принципат Нур ад-Дина



загрузка...

Настоящими противниками крестоносцев, кроме египтян, были сельджуки Сирии. С падением сильного, хотя и слишком властолюбивого Тутуша (ум. в 1095 г.), в Сирии господствовала повсеместная неурядица, сельджуки, раздираемые противоречиями, были неспособны организоваться, несмотря на существование двух могущественных семейств дома Тутуша – его сыновей, Ридвана в Алеппо (1095–1133 гг.) и Докака в Дамаске (1095–1104 гг.). Эти принцы, подобно всем остальным сельджукам Ирана, передали реальную власть своему атабеку, наставнику, «второму отцу», тюрку Тогтегину (ум. в 1128 г.).

В 30-х гг. XII в. в менталитете мусульман происходят изменения. С момента появления крестоносцев на Востоке они вызывают гнев у всех своим жестоким, сектантским, варварским поведением, что приводит к упорному сопротивлению мусульман. В 1104 г., а также после поражения крестоносцев в битве при Харане в 1114 г. все города в окрестностях Антиохии, населенные восточными христианами, открыли свои ворота эмиру Халеба. В 1117 г., когда войско мусульман шло по землям Галилеи, мусульманское население выступило против христиан и предоставило их врагам проводников и продовольствие.

В период с 1120 по 1130 г. решающим событием стали перемены в умах состоятельных горожан Халеба и Дамаска, достоинство и интересы которых были затронуты европейцами. Действительно, появление крестоносцев по ту сторону Оронты и Иордана вынудило мусульман перенести к востоку и к югу караванные пути, соединяющие Сирию и Египет, так же как и маршрут паломников. Однако ни Халеб, ни Дамаск не могли контролировать эти огромные территории с мародерствующими кочевниками и европейцами. Стихийные действия мусульман нашли свое продолжение в идеологии. С VII в. Сирия рассматривалась мусульманами как земля, избранная для ведения священной войны против Византии. Со временем, правда, эта идея утратила свою силу. Возродившись в 1105 г. в Дамаске, а затем в Халебе, она уже не просто взывала к ревностному служению ради торжества ислама, но и усердно подпитывалась чувством возрастающей угрозы независимости мусульман. Давление крестоносцев на Халеб было настолько сильным, что в 1124 г. эмир покинул город и попросил помощи и защиты у Бурсука, эмира Мосула, который в свою очередь потребовал, чтобы Халеб был передан ему. Под нажимом знати и народа эмир принял это условие. Так в 1125 г. начинает вырисовываться многообещающий союз между Мосулом и Халебом. Спустя некоторое время Бурсук был убит ассасинами, но союз между двумя городами восстановил в 1128 г. его преемник, Зенги. С этого момента начинается новый период, который делится на два этапа: эмират Зенги (1127–1147 гг.) и принципат Hyp ад-Дина (1147–1174 гг.).

Зенги – сын тюркского лейтенанта, состоявшего на службе у великого султана Малик-шаха, он прославился на службе у султана Ирана, Махмуда, участвуя в войне, которую тот вел с халифатом Багдада в 1127 г. В награду за свою службу Зенги был назначен верховным главнокомандующим в Ираке. Вслед за этим он становится правителем Мосула, считая своей миссией продолжение борьбы против крестоносцев. Зенги всегда оставался тюркским полководцем, сильным и не слишком дипломатичным. Зенги-солдат всегда брал верх над Зенги-политиком. Джихад не был единственной и даже главной целью политики Зенги. Основным для него, скорее всего, было распространение своего могущества на халифат Аббасидов и султанат Ирана. Он отвоевал у крестоносцев Атариб и Харим и получил, таким образом, доступ к равнине Антиохии. Важнейшим достижением Зенги стало завоевание всех исламских городов и крепостей к востоку от реки Оронт. В 1135 г. он предпринял попытку взять Дамаск, но потерпел неудачу. Однако в результате его завоеваний территория северных латинских государств сократилась наполовину.

В 1144 г. Зенги направил свою армию против Эдессы, которая представляла собой постоянную угрозу сношениям Халеба с Мосулом. После ухода с левого берега Евфрата графство очень ослабло из-за постоянных набегов соседей-мусульман. В эдесской армии большинство составляли армяне, в верности и в воинском достоинстве которых можно было не сомневаться, а также православные сирийцы, о которых этого нельзя было сказать. Воспользовавшись отсутствием Жослена, графа Эдессы, Зенги после месяца осады взял город в 1144 г. Он остановил погромы, последовавшие за штурмом города, успокоил жителей, вернув им их имущество, и передал восточным христианам латинские церкви.

15 сентября 1146 г. Зенги был убит. В этом же году армяне Эдессы подняли мятеж. Город был вновь взят, и на этот раз армяне были перебиты или изгнаны из города. Их место заняли иудеи, к которым Hyp ад-Дин, сын и последователь Зенги, испытывал больше доверия. Hyp ад-Дин, второй сын Зенги, унаследовал от отца суровость, храбрость, чувство государственности. Он смог возвести свои добродетели в политическую силу.

Катастрофическая ситуация на Востоке привела к тому, что в Европе начали проповедовать новый крестовый поход. В отличие от первого, за этот поход ратовал не папа, а аббат Бернар и организован он был королями Франции и Германии – Людовиком VII и Конрадом III. Из 25 тыс. крестоносцев не более 5 тыс. достигли Сирии весной 1148 г. Германская армия была практически уничтожена при переходе через Малую Азию, а французы подвергались постоянным нападениям во время продвижения по побережью. Людовику VII советовали направиться прямо на Халеб, для того чтобы напасть на Hyp ад-Дина и отвоевать потерянные земли за рекой Оронт, но Людовик не последовал этому разумному совету и взял путь на Иерусалим. К тому же позволил убедить себя сначала атаковать Дамаск, который он так и не смог взять. В сентябре 1148 г. Конрад III сажает своих людей на суда, отплывающие в Европу. Спустя шесть месяцев Людовик следует его примеру. Второй крестовый поход потерпел крах, и миф о непобедимости европейцев был разрушен.

Hyp ад-Дин захватил все города и крепости за рекой Оронт, в том числе и Хомс, а 29 июня 1149 г. выиграл битву при Марре и занял большую часть территории Антиохийского княжества. Столица Антиохии стала пограничным гарнизоном Hyp ад-Дина. Все, что осталось от Эдесского графства, оказалось в его руках. В 1155 г. войско Hyp ад-Дина берет Дамаск. Впервые за многие века мусульманская Сирия имеет единую политическую власть. Ее границы передвинулись до Мосула, Харана, а на севере даже до Тавра. Однако, с 1157 по 1160 г. дальнейшего продвижения войск Hyp ад-Дина не происходило.

В этой непростой ситуации князь Эдесский обращается за помощью к Византии и просит в 1158 г. у Мануила Комнина руки его племянницы. Кроме этого он добивается от Рено Шатийонского, князя Антиохии, официального признания им сюзеренитета Византии. Мануил I входит в город, занимает крепость, но «союз» оказывается таким же бесплодным, как и предыдущие: совместные действия против Hyp ад-Дина не принесли никаких результатов, войска остановились в 40 км от Антиохи. Как и Иоанн II, Мануил I желал лишь сдержать, а не устранить мусульманскую угрозу.

После 1160 г. Hyp ад-Дин вновь перешел в наступление. Он взял в плен Рено Шатийонского и Жослена III Эдесского, а затем вернул себе все потерянные ранее земли. Оказывая постоянное давление на латинские государства, совершая на них набеги, он расширил свои владения, выйдя за пределы Сирии: в Мосуле, в Верхнем Иране, в Анатолии и даже в Киликии. Он вмешался в споры, разгоревшиеся между армянскими, византийскими и европейскими князьями по вопросу о наследстве Тороса II, и отвоевал некоторые районы у тамплиеров.

Так в чем же было могущество принципата Hyp ад-Дина? Впервые с момента захвата Иерусалима крестоносцами мусульманская Сирия была подчинена одному правителю Hyp ад-Дину, сыну Зенги и продолжателю его дел. В этом успехе решающую роль сыграло применение силы, но оно было бы недейственным, если бы не произошли перемены в умах людей. Жители городов, на которые распространялось влияние ислама – христиане и иудеи, – в конце концов устали от неблаговидных поступков крестоносцев. Европейцы не смешивались с местным населением и оставались чуждыми этой стране. Они без конца вели войну против коренного сирийского населения и сохраняли нестабильную и опасную ситуацию: не мешая проходу караванов по их территории, облагали их большими налогами. Хотя достаточно много свидетельств, говорящих о промышленном развитии сирийских городов и даже увеличении их численности, но в целом господство европейцев на побережье привело к обнищанию городов.

Hyp ад-Дин был тюрк, и его, также как и европейцев, арабское население Сирии считало чужим. Но в отличие от франков он сумел сохранить структуру и уклад жизни местного общества. Он властвовал над ними, опираясь на их собственные принципы управления. Прежде всего, Hyp ад-Дин был мусульманином. Все отрицательные моменты, связанные с тем, что страной правит иностранец, исчезали, так как этот иностранец соблюдал законы ислама и уважал традиции. Таким образом, тюрки постепенно интегрировались в сирийское общество. Они не стремились ничего коренным образом менять в нем, но смогли управлять им и объединить его.

Для Hyp ад-Дина джихад был одновременно идеологией и политикой. Эта идеология базируется на трех основных положениях: глубокая пропасть между европейцами и мусульманами, протест против безразличия современников к этому факту и призыв к священной войне. Следует уточнить, что джихад и священная война – две воинственные религиозные идеологии, на первый взгляд сближающие ислам и Запад и не признаваемые Византийской империей. На самом деле, они совершенно не похожи: джихад ставит перед собой цель по защите и распространению сферы влияния ислама, в то время как священная война должна принести спасение тем, кто ее ведет.

Эти идеи начали появляться при Зенги, который накануне взятия Эдессы настаивал на необходимости вести против крестоносцев открытую наступательную войну, вплоть до полного их изгнания. Именно Hyp ад-Дин первым превратил джихад в завершенную теорию, указав конкретную политическую линию, и привел в действие мощный механизм для ее распространения. К ее содержанию он добавил две концепции. Первая – особая святость Иерусалима и Святой земли. Вторая – необходимость восстановления политической целостности ислама на Ближнем Востоке как подготовительная фаза джихада против европейцев. Итак, идея джихада складывалась в мощном духовном движении, находящемся в состоянии брожения уже целый век.

Медресе, «дар аль-хадис» и «рибат» были инструментами пропаганды ислама. Больше всего медресе создавались при Hyp ад-Дине. До него на подвластных ему территориях было построено шестнадцать медресе, он создал еще сорок два. Медресе представляли собой очаг распространения суннизма и идеологии джихада. «Дар аль-хадис» – школы, которые специализировались на изучении Откровений Пророка, но в целом выполняли те же функции, что и медресе. Суннитское движение благоприятствовало мистическому движению, наиболее ярким проявлением которого стал суфизм – форма исламского монашества. Суфисты объединялись в общины – рибаты или ханака, которые, в свою очередь, образовывали настоящие братства. Таким образом, Hyp ад-Дин осуществил духовное и политическое объединение Сирии.

Итак, приход Зенги к власти в Мосуле и в Халебе положил начало процессу объединения мусульманской Сирии, который достигает своей наивысшей точки при правлении Hyp ад-Дина. Он разработал последовательную политику, в основе которой лежала идеология джихада, опиравшаяся на организованную военную силу. В 1146 г. Hyp ад-Дин завоевал графство Эдессу, а затем все нехристианские государства Сирии. Европейцы смогли сохранить за собой лишь свои старые земли.

В ту пору Hyp ад-Дин именовался как «Хранитель страны Аллаха», «Победитель неверных и язычников». «Непобедимым» же его мог сделать захват Египта.

Главной ставкой в войне 1164 г. становится Египет, который в начале века теряет былое могущество.

Крестоносцы полагали, что если невозможно установить христианскую власть в Египте, то, по крайней мере, нужно, чтобы Египет стал союзником или же находился под их протекторатом. В данной ситуации инициатива исходила от самих египтян. В 1164 г. Шавар, визирь Верхнего Египта, скрывавшийся в Сирии, убедил Hyp ад-Дина свергнуть Фатимидов и восстановить власть суннитов. Нур ад-Дин поручил эту миссию своему ближайшему помощнику, курду по национальности, Ширкуху, который во главе туркменского войска без труда выполнил это задание. Но, вновь став визирем, Шавар рассорился с Ширкухом и обратился за помощью к европейцам. Амальрик Иерусалимский осадил Ширкуха в Бильбейсе и, вероятно, захватил бы город, но обстоятельства вынудили его вернуться в Палестину. Дело в том, что Hyp ад-Дин вновь занял Харим в Антиохийском княжестве. Новая попытка Ширкуха напасть на Египет в 1167 г. оказалась неудачной, так как Амальрик дошел до самого Каира.

Hyp ад-Дин вновь совершил отвлекающий маневр, атаковав графство Триполи, после чего обе армии вынуждены были отступить. В результате Амальрик получил от Египта дань в 100 тыс. золотых монет, оставил в Каире правителя-европейца и гарнизоны, которые должны были следить за сбором дани.

Эти победы вдохновили крестоносцев. Амальрик задумал завоевать Египет и в письме к королю Франции, Людовику VII, раскрыл свой план: «Дорожа Вами и Вашим королевством, являясь Вашими преданными слугами и уповая на Вас и Ваше королевство, мы считаем возможным известить Ваше Величество об успехах нашего оружия (…). Если, как обычно, Ваша высочайшая добродетель пожелает нам помочь, то Египет без труда будет осенен Крестом Господним».

В 1168 г. Амальрик стал готовиться к походу (на этот раз египтяне не обращались к нему за помощью), целью которого теперь становится завоевание Египта. Началу военных действий предшествовало дипломатическое сближение Амальрика с Византией. Обе стороны решили завладеть Египтом, разделить добычу и, быть может, саму страну. В 1168 г. Амальрик перешел к активным действиям.

Между тем Шавар заключил новый договор с Hyp ад-Дином и Ширкухом. Крестоносцы заняли Бильбейс и осадили Каир, но в январе 1169 г. на помощь Каиру подоспели войска Ширкуха и его племянника Саладина, и те вынуждены были отступить. Попытка завоевать Египет не удалась, для крестоносцев он был потерян.

После смерти Ширкуха, по приказу Саладина, был убит Шавар. Саладин объявил себя визирем и при поддержке своей тюркской гвардии стал правителем Египта.

Саладин (1171–1193 гг.) – курд по происхождению, основатель династии Айюбидов – ярчайшая личность своего времени. Его смелость и честность вызывали восхищение и зависть, как у противников, так и у сторонников.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3532


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы