«Султан ислама». Рустан Рахманалиев.Империя тюрков. Великая цивилизация.

Рустан Рахманалиев.   Империя тюрков. Великая цивилизация



«Султан ислама»



загрузка...

Полновластный правитель Египта Саладин от имени Hyp ад-Дина упразднил халифат Фатимидов, создал суннитские школы (медресе) и провозгласил о возвращении Египта в лоно халифата Аббасидов. Египтяне встали на сторону нового режима. Затем Саладин объявил себя маликом, то есть королем, завоевал Верхний Египет и направил свои войска в Йемен. При помощи силы утверждалось господство Саладина в Египте. Он стал соперником для Hyp ад-Дина, тщетно пытавшегося вернуть его под свою власть. Hyp ад-Дин потребовал, чтобы Саладин присоединился к его походу в Трансиорданию, для того, чтобы атаковать там тюркские крепости. Саладин подчинился приказу, но всякий раз, и в 1171 г., и в 1173 г., его войско отходило сразу после непродолжительной атаки. Hyp ад-Дин решил захватить Египет и вырвать его из рук своего наместника, но 15 мая 1174 г. он умер. Саладин становится главной силой ислама.

На момент смерти Hyp ад-Дина Саладин был правителем только Египта. После 1174 г. он завладел Дамаском, Хомсом, Хамой, а затем занял три четверти территории Сирии. Но его попытка объединить Египет и Сирию натолкнулась на сопротивление Халеба. Ему понадобилось девять лет (с 1174 по 1183 г.), чтобы создать самое большое государство на Востоке после государства сельджуков. Делал он это во имя объединения исламского мира, необходимого для ведения священной воины против крестоносцев.

Несмотря на болезнь Балдуина IV, пораженного проказой, франки долгое время одерживали победы над Саладином благодаря силе и активности своей армии. Латиняне поддерживали зенгидов, зная, что если Саладин одолеет их, он станет непобедимым. До 1176 г. им удавалось сохранять это положение, и в конце концов Саладин отказался от идеи атаковать Халеб. А европейцы, напротив, задумали напасть на Саладина в самом Египте.

Император Византии, Мануил Комнин, протекторат которого над северными княжествами представлял постоянную угрозу для ислама, был разбит в битве при Мириокефалоне (1176 г.) армией султана Конии. В отместку византийский император предоставил франкам флот для совместного выступления против Египта. Но существующий между ними разлад вынудил их отказаться от этого замысла. Теперь отныне и навсегда франкам придется обходиться без помощи Византии.

Итак, инициатива перешла в руки к Саладину, который вел постоянную войну с европейцами. Победы чередовались с поражениями. Франки сохраняли свои основные позиции, но проигрывали сражения в самом центре своих территорий. Египетскому флоту удалось проникнуть даже в порт Акры. Осаждаемые со всех сторон, они в 1180 г. добились от Саладина перемирия. Победы Саладина укрепляли его авторитет в мусульманском мире. Он обвинил зенгидов в предательстве, но при поддержке жителей Халеба и Мосула им, тем не менее, удалось сохранить свои позиции.

Монархия франков продолжала ослабевать. Освобожденный после шестнадцатилетнего пленения в Халебе Рено Шатийонский становится правителем Трансиордании. При помощи крепостей Монреаль и Крак де Моав он контролировал жизненно важную для Саладина дорогу из Дамаска в Мекку, пролегающую через Египет. Рено Шатийонский совершал разбойничьи набеги на караваны, а жестокий нрав побуждал его на дерзкие и необдуманные поступки. В 1181 г., не нарушая перемирия, он направился к оазису, расположенному неподалеку от Медины, на которую он планировал напасть. Но диверсия против его войска вынудила князя повернуть назад. На обратном пути он ограбил очень богатый караван, захватив добычу в 200 тыс. золотых монет. Несмотря на приказ Балдуина IV, он отказался вернуть награбленное Саладину, и это послужило причиной для новой войны.

Войско Саладина напало на Галилею и Самарию в то время, когда королевская армия была в Трансиордании. Саладин обвинил зенгидов в предательстве, поскольку те, воспользовавшись ситуацией, заняли Хаму и угрожали Дамаску. Он нанес ответный удар: в июне 1183 г. его армия вошла в Халеб. Так произошло объединение Сирии и Египта.

Война с европейцами приобретает непримиримый характер. Зимой 1182 г. Рено Шатийонский начал претворять в жизнь грандиозный и невероятный проект. На одногорбых верблюдах он перетаскивает корабли в Эйлат, в захваченный им порт на Красном море, а затем с вой ском идет на Медину. Подобные действия были оскорбительными для всякого мусульманина, и в особенности для Саладина, но эта ситуация позволила Саладину извлечь для себя пользу – он выступил в роли карающей руки ислама. По его приказу были схвачены и уничтожены участники этого похода, за исключением самого Рено Шатийонского, которому удалось бежать. В сентябре 1183 г. Саладин опустошил Галилею и захватил большое число крепостей. Возглавляемые Гвидо Лузиньяном, родственником и преемником Балдуина IV, европейские бароны придерживались оборонительной стратегии, которая вынудила Саладина отступить. Но предводитель мусульман ввергает франков в новую войну. В то время как ужасный голод истощал силы франков, мусульмане наносили удары, как на суше, так и на море. В 1185 г. Саладин предоставил латинянам новое перемирие на четыре года. На первый взгляд перемирие было поражением Саладина. В действительности же все было иначе.

Саладин согласился на временное прекращение боев, так как хотел захватить Мосул, а для этого ему нужно было время. Он контролировал огромную империю. В его распоряжении находились более 8 тыс. египетских и 6 тыс. сирийских всадников, арабские воины и призывники. Против такой армии франки могли выставить не больше тысячи рыцарей. Конечно, европейские рыцари были полностью защищены латами и могли победить, находясь в меньшинстве, но численное превосходство делает любую неудачу поправимой, в то время как любое поражение франков могло оказаться для них роковым.

Саладин создал в Египте военный флот, который был способен установить блокаду палестинских портов и поставить, таким образом, под угрозу их снабжение. Боевые средства армии Саладина были почти такие же, как у европейцев, за исключением «греческого огня», смеси из нефти, которая могла гореть на воде. Саладин был единственным, кто использовал «греческий огонь», ущерб от которого во время осады был огромным.

Однако слабой стороной Саладина было рассредоточение его армии, так как, образованная из войск эмиров, по окончании каждой военной кампании она распускалась. Как только военная кампания заканчивалась и исчезали перспективы получения добычи, войска, составляющие армию Саладина, возвращались в свои эмираты. По этой причине и из-за нехватки денег Саладин так и не смог довести свои успешные начинания до конца. Возможно также, что и зависть, которую он вызывал в мусульманском мире, являлась причиной такого положения вещей. Так, багдадский халиф считал, что Саладин хочет свергнуть с престола Аббасидов и занять их место. Ассасины дважды предпринимали попытки убить Саладина. Сначала Саладин хотел напасть на них в их логове, затем он добивался их расположения, лишая таким образом своих врагов, франков или мусульман, поддержки этой секты.

Несмотря ни на что, могущество Саладина росло, в то время как могущество латинских государств клонилось к закату. Война истощила силы франков. В 1183 г. Верховный суд Иерусалима принял решение собрать по всему королевству налог на частную собственность и на доходы. В 1184 г. патриарх Иерусалима и Великие магистры орденов тамплиеров и госпитальеров отправились на Запад для того, чтобы привлечь внимание императора и королей Франции и Англии к бедственному положению латинских государств. Но их призыв о помощи не получил ответа. Франки остались одни перед угрозой, исходившей от армии Саладина. Чтобы устоять, им было необходимо единое и неоспоримое руководство. Однако ситуация складывалась иначе. Иерусалимское королевство было поделено между несколькими соперничавшими партиями, которые боролись за власть и влияние на короля. На первый план вышло сирийско-палестинское дворянство, или «пулены» (башмаки с длинными носами), как их называли вновь прибывшие из Европы. Кроме того, крупные сеньории превратились в практически независимые государства, и простые рыцари оказались в полной зависимости от своих сеньоров. Верховный суд представлял собой государственный орган, в который входили только дворяне знатного происхождения.

Помимо могущественной партии пуленов, существовала партия двора, на которую опиралась монархия. В эту партию входили дворяне, недавно приехавшие из Европы. И наконец, рыцарские ордена тамплиеров и госпитальеров, соперничавшие друг с другом, объединенные ненавистью к исламу.

При таком раскладе латинским государствам нужен был мир и время на восстановление единства, но в 1187 г. Рено Шатийонский нарушает перемирие. Рено Шатийонский был как колючка, вонзившаяся в империю Саладина, он оскорблял достоинства султана, взимая налог и грабя караваны, идущие в Мекку и из Сирии в Египет.

Давно объявив джихад, Саладин делает выбор в пользу войны, находясь при этом на вершине власти. Иерусалимское королевство в то время, напротив, утратило свою силу и очутилось в полной изоляции не только в международном плане, но и внутри самой Сирии, так как Антиохийское княжество заключило перемирие с Саладином, а фактическое отделение Рено Шатийонского и Раймунда III Триполийского ослабило его позиции.

Султан мобилизовал все силы, собрав 12 тыс. всадников. Он тут же осадил крепости Керак и Монреаль и нейтрализовал Рено Шатийонского. В июне 1187 г. Саладин с главными силами своего войска пересек Иордан и 2 июля осадил Тивериаду. Он разместил свое войско на возвышающемся к востоку от города плато, желая обезопасить себя от нападения франков. Франки же пошли к Сефории, там они нашли источники с водой и оттуда могли контролировать все дороги Галилеи.

Уже обвиненный однажды в трусости за отказ вступить в битву с Саладином в 1183 г., Гвидо Лузиньян на этот раз не мог ждать.

3 июля он приказал своей армии выступить в поход. Под палящим солнцем франки шли через плато. Армия Саладина, численность которой превышала 60 тыс. человек, преградила им подступы к источникам воды. 4 июля крестоносцы снова двинулись в путь, сталкиваясь с превосходящими силами противника и находясь под постоянными ударами лучников противника.

Гийом Тирский писал: «Всю ночь страдающие от жажды европейцы во всеоружии ожидали врага. Но сарацины не хотели сражаться до наступления жаркого дня. И когда наконец сарацины подошли, они разожгли вокруг христиан огонь, чтобы заставить их страдать не только от солнца, но и от огня. Когда король увидел бедственное положение своих людей, а его сержанты были готовы сдаться, он приказал графу Триполийскому напасть на сарацин».

Попытка прорыва стала стратегической ошибкой. Все солдаты армии крестоносцев были либо убиты, либо взяты в плен. Всего за один день Саладину удалось уничтожить ударную силу противника.

Султан обращался с Гвидо Лузиньяном как с королем. Казнив Рено Шатийонского, он сохранил жизнь пленникам и объявил тамплиеров и госпитальеров заклятыми врагами ислама. В Иерусалиме франки не поддавались атакам Саладина, но предупредили его, что, если он не сохранит им жизнь, они не оставят в живых никого, ни христиан, ни мусульман, и сожгут мечети, прежде чем сами погибнут в бою.

Султан осаждал поочередно все города и крепости, предлагая выгодные для осажденных условия сдачи. За свободу население захваченных городов должно было выплатить им выкуп: десять византионов за мужчину и пять за женщину. На бедняков устанавливалась общая цена: 10 тыс. византионов за 7 тыс. мужчин. Патриарх и богатые горожане не жалели на это своих средств, а военные ордена оставались в стороне. Сам Саладин и его брат выкупили большое количество христиан. В целом было выкуплено сразу 8 тыс. европейцев, 10 тыс. европейцев было отпущено бесплатно Саладином, и от 10 до 15 тыс. продано в рабство, 5 тыс. из которых отправлено в Египет для строительства крепостей. 2 октября 1187 г. крепость Иерусалим пала. Храм Гроба Господня был закрыт, а мечети открыты.

Ибн ал-Асир писал: «Мусульмане захватили большой крест, называемый Истинным крестом, который, как говорят они (христиане), содержит частицу Животворящего Креста Господня, на котором был распят Мессия. Эта потеря нанесла им тяжелый удар, она была для них равнозначна смерти и поражению».

Сочетая применение силы с предоставлением противнику выгодных условий для сдачи, Саладин захватил все города и крепости франков, за исключением Триполи, Антиохии и Тира, которые отстоял Конрад Монферратский.

Победы Саладина подняли волну возмущения в Западной Европе, что привело к 3-му крестовому походу (1189–1192 гг.). За сто лет христианский мир Западной Европы изменился. Теперь крестовые походы интересовали только папство и королей. Третьим походом руководили германский император Фридрих I Барбаросса, французский король Филипп II Август и английский король Ричард I Львиное Сердце.

Ричард Львиное Сердце завоевал уважение противников благодаря, скорее, своей безумной отваге и храбрости солдат, чем благородству своей души. Король Англии был столь же жесток, как и Рено Шатийонский. После взятия Акры в августе 1190 г., уставший от затянувшихся переговоров с Саладином и, вероятно, из-за боязни быть обманутым, Ричард Львиное Сердце приказал вывести из города пленных мусульман (от 2700 до 3000 человек), выстроить их перед передовым отрядом мусульман и перерезать им горло.

Третий крестовый поход уменьшил значимость победы Саладина, вынудив его смириться с существованием государства франков. Поход продемонстрировал военную мощь Европы и ее возможность переправить по морю значительный военный контингент. И наконец, он показал, что христианство Западной Европы все еще может мобилизовать свои силы для похода к Святой земле. Но в историческом масштабе победа, бесспорно, принадлежала Саладину. Попытка Иерусалимского королевства и других латинских государств создать сильное государство на Востоке окончательно провалилась.

Однако 3-й крестовый поход сохранил жизнь латинским государствам, утратившим былое значение, существование которых теперь зависело от помощи из Европы, на которую они уже не надеялись.

Саладин продолжил дело Hyp ад-Дина и пошел дальше в воплощении своих идей: провозгласил низложение династии Фатимидов; основал династию Айюбидов; в 1175 г. принял титул «Султан ислама и мусульман»; в 1183 г. объединил Сирию и Египет; в 1187 г. взял Иерусалим, изгнал крестоносцев из большей части Сирии и Палестины; главной своей целью считал объединение суннитов в борьбе с шиитами и христианами. «Если бы Аллах не проявил милости к мусульманам и не погубил германского короля, то сегодня говорили бы: когда-то Сирия и Египет были частью исламского мира», – писал в своих трудах Ибн ал-Асир.

Христиане прожили на Востоке целый век, но чтобы они ни предпринимали, судьба их была предопределена: в 1291 г. франки были изгнаны.

Однако, что касается последующих крестовых походов, то 4-й крестовый поход (1202–1204 гг.), организованный по инициативе папы Римского Иннокентия III, был направлен против Византии, на части территории которой, после захвата крестоносцами Константинополя, была создана Латинская империя (1204–1261 гг.).

Последние походы – пятый (1217–1221 гг.), шестой – (1228–1229 гг.), седьмой – (1248–1254 гг.), восьмой – (1270 г.) – существенной роли в мировой истории не сыграли.

Знали крестоносцы, на что шли? Может быть, кто-то из них и понимал опасность, да и тщетность этого похода, но, увлеченный стихийным потоком, шел на верную гибель вместе с остальными. Из неорганизованной массы, ведомой Петром Амьенским, уцелели единицы – те, кто успел бежать от сельджукских сабель. Организованное рыцарское ополчение Готфрида Бульонского, Раймунда Тулузского и Боэмунда Тарентского одержало несколько побед и заняло Иерусалим, но из 110 тыс. воинов, переправившихся через Босфор, до Иерусалима дошло 10 тыс. И часть их погибла при штурме города, хотя гарнизон Иерусалима состоял из одной тысячи египетских мамлюков.

И на этом успехи крестоносцев, отборного воинства католической Европы, прекратились.

Сельджуки остановили наступление крестоносцев, даже не нуждаясь в объединении своих многочисленных эмиратов. Теперь Сельджуки уже мощная держава, господствующая в Малой Азии. Они втянуты в сложный политический клубок. У сельджуков – тех, кого и крестоносцы, и Византия сначала хотели уничтожить, – теперь обе стороны ищут заступничества, помощи, союза. И ведь нельзя обвинить французских рыцарей в недостатке храбрости, а итальянских – в нехватке хитрости и изворотливости. Иерусалимские короли сумели привлечь на свою сторону горцев Ливана – маронитов, отколовшихся в VII в. от Греческой церкви, но мужественно отстоявших свою свободу от арабов. Марониты объединились с Римской церковью. Рыцари-монахи: тамплиеры и иоанниты – освоили тактику войны в пустыне. Европа сто лет отправляла лучших бойцов в «Заморскую землю», но успеха не было.

Степные богатыри с трудом сдерживали напор греков, а воюя с крестоносцами, одерживали победы одну за другой. В 1144 г. пала Эдесса и, восстав, снова была взята в 1146 г. Вторжения крестоносцев в Египет в 1163 и 1167 гг. были отбиты, а в 1187 г. мусульмане вернули Иерусалим. 2-й и 3-й крестовые походы в 1147–1149 гг. и 1189–1192 гг. захлебнулись. Лучшие рыцари Европы спасовали перед сельджуками. Города Палестины и Ливана перешли к обороне. Гарнизоны крестоносцев держались в них лишь благодаря тому, что венецианцы и генуэзцы морем поставляли им оружие и провиант.

И в Магрибе, на западе Арабского мира, было то же самое. При Аларкосе в 1195 г. берберы-альмохады сокрушили рыцарское воинство Кастилии, куда стекались рыцари со всех стран Европы.

Французы в Средиземноморье встретили неодолимого для них врага – куманов и тюрков. Их не боялись только русичи, да и то потому, что русские князья женились «на красных девках половецких», а боярышни выходили замуж за кыпчакских богатырей.

Почему же храбрейшие рыцари Европы потерпели поражение?

В ХII в. в Германии служилые латники превратились в бургграфов – рыцарей-разбойников. Фридриху Барбароссе приходилось их вешать.

Во Франции королю отказывали в подчинении Бретань, Нормандия, Анжу, Мэн, Аквитания, Тулуза, Лангедок и Фландрия, не говоря о Бургундии и Лотарингии. А в Провансе не признавали даже католической церкви, боясь катаров.

В Англии шла постоянная война с кельтами, а англосаксонское население убегало за пределы острова от королей-французов (Плантагенетов) и их феодальной армии.

В Италии воевали Венеция с Генуей, Флоренция с Пизой, Милан с Романьей и, что хуже всего, папы с императорами.

В условиях растущей феодальной анархии умные правители нашли главную доминанту. Они предложили направить энергию системы вовне, на соседей, а потом на Святую землю. Это-то понятно, но беда в том, что новая доминанта наложилась на старую – спор между папами и императорами, причем нельзя сказать, какая из сторон была хуже. Папа Иоанн ХII был сатанистом, император Генрих IV – тоже. Резюмируя, можно сказать, что огромные силы Европы в значительной мере гасились внутри нее самой.

Именно тюрки спасли Восток от колонизаторов с крестами на плащах.

Феодальная Европа сто лет (1093–1192 гг.) бросала в Палестину храбрейших рыцарей, лучший флот и даже заключала союзы с исмаилитами, но тщетно. Отбитый у Фатимидов Иерусалим был снова захвачен курдом Саладином, под предводительством которого сражались тюрки, как купленные на базаре, так и прикочевавшие со своими семьями и стадами. Персидский историк Раванди писал в сочинении, посвященном султану Рума (1192–1196 гг.): «Слава Аллаху… в землях арабов, персов, византийцев и русов слово принадлежит тюркам, страх перед мечами которых прочно живет в сердцах».

Наступление латинян на православие было также остановлено тюрками, как и нажим их на ислам. Зато там, где тюрок не было – в бассейне Балтики, – немцы, датчане и шведы имели полный успех. Сопротивление полабских славян было сломлено немцами, в устье Двины построена крепость Рига (1201 г.), Эстонию захватили датчане, Финляндию – шведы. На очереди были пруссы, литовцы и русские, но это уже XIII в., когда расстановка сил изменилась.

Участок немецкого наступления на восток был расположен в долине Дуная, захваченной венграми в 900 г. Сто лет венгерские богатыри громили католическую Европу, приводя в свои становища немок, итальянок и француженок, а те, естественно, рожали им детей.

К 1000 г. Венгрия стала страной со смешанным населением, наполовину христианским, что позволило королевичу Вайку, в крещении Стефану, произвести монархический переворот и объявить католичество государственной религией. Почти сто лет венгры сопротивлялись европеизации, но были жестоко подавлены детьми и внуками своих пленниц. Так сложился новый этнос, европейский по составу и культуре, но со старым языком и названием. Венгры в 1097 г. начали наступление на русское княжество Галицию, но потерпели поражение и опять от тюрков. И до середины ХIV в. Галиция оставалась русской, несмотря на наличие в ней сильной провенгерской боярской партии. Все изменилось только после польской оккупации территории бывшей Киевской Руси.

Если на Западе Крестовые походы взволновали все слои населения в христианских странах, то на Востоке, за исключением западных провинций, которых эти походы непосредственно касались, волновался по поводу успехов христиан только фанатично настроенный Багдад. Эмиры не брезговали союзами с иноверцами против своих соседей, ибо не придавали крестоносному движению большого значения, поскольку знали, что их самый страшный враг – антисистема исмаилитов. Арабы были для сельджуков не опасны.

С переходом к мусульманам Акры (1291 г.) крестоносцы полностью утратили свои владения на Востоке. «Христианский мир» не смог сокрушить «мир ислама». И хотя разноплеменный халифат, ставший по существу Сельджукской державой, развалился, стало ясно, что непонятный, но ощущаемый всеми символ еще отделяет мусульман от православных, католиков и евреев и способен собрать и организовать вокруг себя достаточное число жертвенных паладинов веры Пророка, хотя то были тюрки, а не арабы.

Итак, в течение двух веков, начиная со времен правления Готфрида Бульонского и кончая периодом царствования Людовика Святого, европейцы различных социальных слоев вставали под знамена церкви, чтобы отбить у мусульман или защитить Святую землю. Во имя Христа они убивали неверных, захватывали их города – Никею, Антиохию, Тир, Иерусалим, основав Латинскую империю.

Для мусульман же этот религиозный подъем христиан был не более чем агрессией варваров. Тюрки – эмир Зенги и Hyp ад-Дин – объявили христианам джихад, и миф о непобедимости франков был развеян. Тюрк Саладин, султан Египта и Сирии, нанес европейцам последний удар. Окончательно крестоносцы были изгнаны со Святой земли в 1291 г.

Так закончилась двухсотлетняя эпопея – ожесточенная борьба могущественных и отважных людей, в результате которой родились враждебность, недоверие и взаимное непонимание, которые сохранятся между народами Запада и Востока на протяжении нескольких веков.

Если человечество когда-либо позорилось в борьбе за то, что принято считать его высочайшим и священнейшим достижением, то, без сомнения, это было в Крестовых походах.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 4050


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы