Тэмуджин. Путь к власти. Рустан Рахманалиев.Империя тюрков. Великая цивилизация.

Рустан Рахманалиев.   Империя тюрков. Великая цивилизация



Тэмуджин. Путь к власти



загрузка...

Между двумя полюсами цивилизации – Китаем и Индией на Востоке и греко-романским миром на Западе – простиралась связующая лента в виде длинной полосы тюрко-монгольских народностей.

Связать между собой восточную и западную цивилизации, организовать и охранять торговые пути, быть верховными арбитрами между ними – очевидно, об этом мечтал еще Александр Македонский, тот же план лелеял Аттила, таковы же были устремления Амира Темура, та же цель, возможно, была и у Наполеона. Приступить же к этой исполинской задаче и довести ее «железом и огнем» до конца было суждено в XIII в. Чингисхану.

Итак, рождение Тэмуджина, будущего Чингисхана, относят к периоду между 1150 и 1167 гг. Пеллио склоняется к 1167 г. Груссе полагает, что это 1155 г., так же, как и немецкий востоковед Гайсих, однако более точной является датировка «Юань-ши» – 1162 г.

Видимо, разумно допустить эту последнюю дату. Родился Тэмуджин в урочище Делюн-Болдох. Отец будущего Чингисхана – Есугэй-баатур – был вождем клана киятов ветви рода борджигинов. Тэмуджин, по линии отца, являлся праправнуком могущественного Кабул-хана, который решался воевать не только с татарами, но также и с китайцами, именно Кабул-хан был одним из первых, кто стремился к объединению монгольских племен.

Есугэй-баатур в храбрости не уступал своему деду и также вел войны с татарами и с войском цзиньским. Он имел огромную популярность в степном обществе. Однако, когда он решил жениться, ему пришлось считаться с обычаями рода, которые запрещали брак внутри собственного клана.

По версии, изложенной в «Сокровенном сказании», Есугэй встретил свою жену при очень романтических обстоятельствах: во время соколиной охоты он увидел всадника из племени меркитов, везшего в свое стойбище молодую красивую женщину, сидящую в повозке. Он бросился за ними в погоню. Меркит исчез, а Есугэй взял в плен прекрасную Оэлун. Так или иначе, красавица из племени олконоутов стала женой Есугэя-баатура.

Затяжная кровная вражда между меркитами и борджигинами стала результатом этого эпизода.

Рождение Тэмуджина, первенца в семье, сопровождалось замечательными предзнаменованиями. Есугэй-баатур совершал поход против одного из татарских племен, причем был взят в плен глава этого племени по имени Тэмучен, а в это время Оэлун родила мальчика, у которого в руке оказался крепко зажатым сгусток крови, подобный красному камню. В честь одержанного успеха родившийся ребенок был назван именем взятого в плен Тэмучена.

Когда Тэмуджину исполнилось 9 лет, Есугэй поехал с ним сватать ему невесту из дальнего племени. По пути они повстречались с вождем племени унгират Дай-сэчэном, который, узнав цель поездки, предложил заехать в его стойбище и посмотреть его дочь, красавицу Бортэ.

Отцы симпатизировали друг другу, так же отнеслись они и к детям, поэтому соглашение вскоре было заключено. Мальчик Тэмуджин, будущий зять Дай-сэчэна, должен был остаться, согласно древнему монгольскому обычаю, в его лагере.

Довольный этим соглашением, Есугэй-баатур отправился домой один. По пути он был приглашен группой веселившихся татар посетить их пир. Отказ противоречил бы степному этикету, и Есугэй присоединился к их кутежу, несмотря на традиционную кровную вражду между его родом и татарами. Продолжив после этого путь домой, он почувствовал себя плохо и понял, что коварные татары подмешали яд в его напиток. Он умер несколько дней спустя после своего возвращения.

Следуя предсмертному наказу Есугэя, Мунлик, которого он назначил опекуном своей семьи, вызвал Тэмуджина домой. В 9 лет Тэмуджин остался с матерью, тремя братьями – Казаром, Качуном, Тэмучэем и сестрой Тэмулун. От другой жены у Есугэя было еще два мальчика – Бектэр и Белгутэй.

Оэлун, мать Тэмуджина, была мужественной женщиной и попыталась удержать род под своей властью, но эта задача оказалась непосильной, поскольку родичи ее мужа не согласились признать ее руководящую роль. Через некоторое время все родичи и вассалы Есугэя, включая клан тайчжиутов, покинули лагерь Оэлун, уведя большую часть ее скота. Даже Мунлик покинул ее. Оэлун осталась без всякой помощи с пятью детьми, со второй женой своего мужа, ее детьми и малым количеством служанок. Годы лишений начались для семьи Есугэя, но дух Оэлун не был сломлен. Ей стоило огромного труда посвятить Тэмуджина во все, что касалось славного прошлого его рода. Мальчик жадно слушал и запоминал древние предания.

Семье Оэлун нелегко было прокормиться: белка, рыба, ягоды – были редким праздником для стойбища из нескольких юрт. Между детьми вспыхивали ссоры. Тэмуджин, которому тогда исполнилось 12 или 13 лет, и его брат Казар поспорили с Бектэром и Белгутэем из-за пойманной рыбы и обвинили последних в воровстве. Оэлун приняла нейтральную позицию. Но затем последовала трагедия. Однажды, когда мальчики подстрелили жаворонка и поспорили из-за него, Тэмуджин и Казар убили стрелой Бектэра. Для Тэмуджина, который был способен, не колеблясь, убить того, кто ему противился, будь он даже его братом, испытания только начинались.

Тэмуджину было 15 лет, когда на лагерь напали тайчжиуты, их бывшие союзники. Они заявили, что уйдут, если им выдадут Тэмуджина. Девять дней и ночей Тэмуджин скрывался в лесу, но его все-таки схватили и привели к вождю тайчжиутов. На шею пленника надели колодку. Применяемая с очень давних пор в Китае, эта пытка была особенно ужасна, поскольку сковывала человека, заставляя его сохранять унизительную позу. Тэмуджин жаждал мести и искал возможности убежать. И во время одной из пирушек тайчжиутов Тэмуджину удалось убить своего стражника и, бросившись зажатым колодкой в реку, спастись от преследователей.

Прошло несколько лет. Тэмуджин быстро мужал и становился сильным воином. Когда какие-то неизвестные люди украли восемь из девяти коней семьи, Тэмуджин поехал за ними на единственном оставшемся коне и с помощью другого юноши, встреченного им по пути, смог вернуть назад лошадей. Его новый друг решил присоединиться к семье Тэмуджина в качестве военного сотоварища. Его звали Богурчи; позднее он стал одним из выдающихся полководцев армии Чингисхана. Этот первый успех, сколь бы незначительным он ни казался, дал Тэмуджину почувствовать собственную силу, и он решил жениться. Ему, вероятно, было восемнадцать в это время. Дайсэчэн сдержал слово, данное отцу Тэмуджина, и вскоре в его лагере состоялась свадьба. Затем Тэмуджин привел Бортэ в свою палатку. Ее приданое включало ценное соболье одеяние, что было неслыханной роскошью в бедном доме Тэмуджина. Эта богатая соболиная одежда стала базовым капиталом военной и политической карьеры Тэмуджина. Взяв меха с собой, он появился при дворе Тогрул-хана, властителя могущественного племени кераитов. В лучшие дни Есугэй и Тогрул стали названными братьями (анда). Теперь Тэмуджин пришел с подарком – меховым одеянием – к своему названному дяде, к которому обратился как к «отцу». Тогрул благородно пообещал юноше свое покровительство, и Тэмуджин перевел свой лагерь из устья Онона в верховье Керулена.

Тогрул и Тэмуджин стали союзниками при всем том, что второй был безусловным вассалом первого. Такая субординация выражалась в титуле «хан, мой отец», которым Тэмуджин называл кераитского царя. Кроме того, Тэмуджин побратался с влиятельным вождем племени чжадаранцев Джамухой-сэчэном. Имея сильных друзей, он мог больше не опасаться тайчжиутов.

У древних монголов бытовал трогательный обычай братания. Юноши обменивались подарками, становились «анда» – названными братьями. Побратимство считалось выше кровного родства; анда – как одна душа: спасают друг друга от смертельной опасности. Этот обычай использовал Александр Невский. Побратавшись с сыном Батыя, Сарганом, он стал как бы родственником хана и, пользуясь этим, отвел многие беды от земли Русской.

Вскоре после поездки к Тогрулу на лагерь Тэмуджина напали меркиты, что явилось следствием затяжной мести за похищение невесты меркитского воина Есугэем двадцать лет назад. В момент набега меркитов основная часть мужчин отсутствовала, по этой причине женщины были похищены, имущество разграблено. Узнав об этом, Тэмуджин направился к Тогрул-хану с просьбой помочь вызволить его жену.

Джамуха и Тогрул согласились наказать меркитов. Атака была удачной, меркиты разбежались, и Бортэ воссоединилась со своим мужем. По одной версии, Бортэ попала в меркитский плен, будучи беременной Джучи, а по другой – она забеременела от меркитов в плену и родила первенца после освобождения. Как бы то ни было, плен не погасил привязанности Тэмуджина к Бортэ, видимо, он понимал, что ему следует винить в ее несчастье прежде всего себя самого. Однако когда Бортэ родила первого сына, названного ими Джучи («гость»), Тэмуджин не выказывал особой уверенности, что ребенок его. И это сомнение в отцовстве, возможно, впоследствии помешало Джучи, главе «старшей ветви», вернее, его потомкам играть первостепенную роль в делах чингисидского наследия.

В кампании против меркитов Тэмуджин проявил доблесть и приобрел много сторонников. Фактически это было начало его карьеры. Сориентировавшись на хорошие отношения Тэмуджина с Тогрул-ханом и его дружбу с Джамухой, многие его сородичи, которые ушли после смерти Есугэя, теперь проявили готовность признать лидерство Тэмуджина. Вскоре Тэмуджин стал столь же сильным предводителем, как и его отец. В качестве вассала Тогрул-хана Тэмуджин вошел в высокую политику и межплеменные войны, в которых он показал себя не только выдающимся военным вождем, но также и высококлассным дипломатом. Благодаря активной роли агентов империи Цзинь в монгольских делах, Тэмуджин установил контакты с китайцами и многому научился в их дипломатии, что значительно помогло ему впоследствии в его отношениях с Китаем.

Тем временем произошел разрыв между Тэмуджином и Джамухой, несмотря на то что они стали анда. Каждый из них стремился прибрать к рукам старое Монгольское ханство и получить ханский титул. Особенностью периода с 1180 по 1183 г. было начало целеустремленной политической борьбы (не межплеменной и случайной), связанной с конфликтом Джамухи и Тэмуджина.

Они, объединив силы, жили единым лагерем в течение полутора лет. Затем их отношения стали натянутыми, и в конечном итоге они решили расстаться. Согласно «Сокровенному сказанию», именно Бортэ посоветовала Тэмуджину разделить лагерь с Джамухой. Бартольд попытался интерпретировать разрыв между двумя лидерами как результат фундаментального расхождения их социальных философий. Он представил Тэмуджина сторонником аристократии, а Джамуху – сторонником простолюдинов. Владимирцов первоначально принял эту интерпретацию, но затем отверг ее. В действительности нет никаких свидетельств «демократичности» политической программы Джамухи. Конфликт между ним и Тэмуджином был столкновением между двумя сильными лидерами, стремившимися к власти. Кроме того, Джамуха считался «младшим братом» Тогрул-хана, в то время как Тэмуджин – «сыном». В иерархии феодальных отношений, принятых в Центральной Азии и Китае, это означало, что Джамуха был «старше» – как «дядя» Тэмуджина. Предположительно, Джамуха, который был выдающимся воином в то время, когда Тэмуджин только появился при дворе Тогрул-хана, рассматривал себя в качестве естественного лидера этого союза. Очевидно, для Тэмуджина дружба на подобных условиях не могла быть прочной.

В «Сокровенном сказании» отмечается, что после полутора лет совместных странствий в районе Коргунак-Джибур на Ононе они расстались на том самом месте, где праздновал свое избрание последний монгольский хан Кутула, что вызывало еще большие амбиции двух молодых предводителей.

Новость о разрыве между двумя предводителями породила много шума среди родичей и вассалов. Сразу же стало ясно, что большинство симпатизировало Тэмуджину, а не Джамухе: многие влиятельные родовые предводители решили следовать за Тэмуджином, среди них был дядя Тэмуджина и несколько вождей, связанных с родом борджигинов. Один из сторонников Тэмуджина, Корчи, принадлежавший клану баарин, заявил, что видел сон, в котором Великий Дух открыл ему высокую судьбу Тэмуджина. Естественно, собрание родовых вождей при дворе Тэмуджина заявило о верности и обещало ему лучшую часть добычи от будущих походов.

Основной тип степной политики был достаточно прост. Если одно из племен становилось слишком сильным, другие племена объединялись против него. Многообразие союзов объяснялось значительным числом межклановых отношений, единством или разладом родов в одном и том же племени, а также дружбой или соперничеством вождей. Вассальная зависимость и лояльность одному сюзерену или названному брату длились до тех пор, пока казались политически полезными обеим сторонам, и до того, как дружба омрачалась обидой. В этом мобильном феодальном обществе степей любой вассал по обычаю имел право бросить вызов своему сюзерену и предложить свои услуги другому. Поэтому, даже если племенной вождь преуспевал в создании большого ханства, его власть никогда не была тверда, сформированное им государство могло распасться так же быстро, как было основано. Игра могла идти до бесконечности и шла до тех пор, пока Чингисхан не поменял правила.

Итак, из двух претендентов на власть в новом царстве представители старой ханской власти предпочли Тэмуджина, считая его «традиционалистом» и, следовательно, более лояльным, нежели вспыльчивый и авантюрный Джамуха. Алтан, законный наследник старого ханства, отказался от ханского титула и, хотя не без колебаний, проголосовал за избрание предводителем Тэмуджина, но позже он понял свою ошибку и присоединился к врагам Тэмуджина. Однако было уже поздно…

Сюзерен Тэмуджина, Тогрул-хан, был вовремя проинформирован о решении вождей монгольских родов. Тогрул казался довольным честью, возданной его вассалу, и подтвердил результаты выборов.

Вскоре после этого, поддерживаемые дипломатией Цзинь, Тогрул и Тэмуджин предприняли кампанию против татар. Тэмуджин, естественно, с энтузиазмом воспринял возможность отомстить за смерть своего отца. Татары были побеждены, и в знак признания победы правительство Цзинь даровало Тогрулу титул «ван» (царь), а Тэмуджину – «джохури» (региональный ответственный за пограничные территории). С этого времени Тогрулхан был известен как Ванхан. Что же касается Тэмуджина, то дарованный ему титул был слишком скромен, чтобы хвастаться им.

Вокруг Тэмуджина образовалась дружина в 13 тыс. воинов. В 1182 г. они избрали Тэмуджина ханом под именем Чингис и принесли ему присягу.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 5042


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы