Наступление тюрко-монголов на Кавказ и Иран. Вторжение на территорию Руси. Рустан Рахманалиев.Империя тюрков. Великая цивилизация.

Рустан Рахманалиев.   Империя тюрков. Великая цивилизация



Наступление тюрко-монголов на Кавказ и Иран. Вторжение на территорию Руси



загрузка...

Прежде чем последовать за Чингисханом в его последний поход в Китай, остановимся на экспедициях двух военачальников, лучших стратегов в монгольской армии – Джэбэ-нойона и Субэтэй-баатура, совершенных ими в 1221–1223 гг. от Самарканда до реки Тан (Дон).

Для преследования шаха Мухаммеда Чингисхан выделил им 25-тысячный корпус, о чем было сказано ранее. Когда хорезмшах умер в 1221 г. на острове Абескум, недалеко от устья Горгана, генералы продолжили свой поход на запад, получив разрешение Чингисхана провести разведку боем на Кавказе и в Южной Европе. Во «Всеобщей истории» Э. Лависса и А. Рамбо находим: «Это была беспримерная военная шалость, умная нелепость. Отряды великой армии неслись вскачь, намечая стоянки для войск, которым понадобилось пятнадцать лет, чтобы пройти этот путь. Мимо персов, азербайджанских тюрков, армян, грузин, черкесов, осетин, кыпчакских тюрков, русских в облаках пыли пронеслось непобедимое, всегда победоносное тюрко-монгольское знамя. Нужны были энергичные усилия, чтобы покорить всю эту массу народов, но это не входило в задачу Джэбэ и Субэтая, которые только намечали этапы завоевания. Там, где прошли их кони, более уже никто не осмеливался прямо смотреть на тюрко-монгольское знамя».

Во главе своей армии они подошли к святому городу Кум, который уже в то время был религиозным центром мусульман-шиитов. Расположенный в 200 км южнее современной иранской столицы, город привлекал паломников-шиитов: за его стенами находилась знаменитая могила Фатимы. Мусульмане-сунниты – правоверные, – очевидно, обратились к тюрко-монгольским генералам с предложением избавить их от этого города-соперника, очага инакомыслия. Военачальники хана не заставили себя долго ждать: город Кум был уничтожен.

В это время взбунтовался Хамадан, но они и его усмирили; затем разрушили Зенджан и взяли штурмом Казвин, истребив все его население.

Последний тюркский атабег Азербайджана, старый Узбек из династии местных гулямов, которые в конце ХII в. безуспешно пытались занять место Сельджуков, откупился от них золотом и тем самым спас Тебриз. Город Тебриз, избежавший разрушений, стал затем столицей при чингисидах.

Кавалерия кочевников провела несколько недель на южных берегах Каспия, недалеко от устья Куры, найдя в прибрежных степях обильный корм для лошадей. Но вскоре, в самый разгар зимы, захватчики снова оседлали своих коней и, идя вдоль западного берега Каспийского моря, достигли верховьев Куры у подножия Кавказа.

Стиснутый между Каспием на востоке, Черным морем на западе, Кавказ отделяет Южную Россию от Малой Азии. В этой части мира находится гора Арарат, где, по преданию, Ноев ковчег выбросило на берег в конце потопа, посему гора считается колыбелью человечества.

В разгар зимы по равнине Могана Джэбэ и Субэтэй совершили поход в Грузию.

Грузия, одно из самых крупных государств этого региона, родилась из слияния двух очень древних княжеств – Колхиды и Иберии. Расположенное между горами Армении на юге и рекой Терек на севере, это государство возникло, несомненно, из племенной конфедерации и вкрапления хеттских народностей. Страбон, Геродот, Ксенофонт и Плутарх писали, что с конца первого тысячелетия до Рождества Христова в этой гористой местности была довольно высокая плотность населения и что процветающие города чеканили монету. Древняя Грузия была завоевана римлянами при Помпее в I в. до н. э., затем – персами в 368 г. Грузинский царь Вахтанг Горгасал изгнал персов и основал город Тбилиси, который заменил древнюю столицу Иберии. При царе Мириане в 337 г. христианство стало государственной религией, и грузинское духовенство не замедлило приобрести значительную власть благодаря процветанию церквей и монастырей, которые поддерживали отношения с дальними странами, вплоть до Греции и Палестины. При династии Багратидов Грузия приобрела большое влияние, пользуясь упадком Византии и ослаблением Арабского халифата. В 1088 г. тюрки заняли Тбилиси, но Крестовые походы вскоре вернули царству его прежний блеск. При царе Георгии III (1156–1184 гг.) и особенно в царствование его дочери Тамары (1184–1213 гг.) Грузия расширила свои завоевания, в то же время страна достигла высокого уровня культуры по византийскому образцу. И эта блестящая цивилизация столкнулась с вторжением тюрко-монгольских кочевников.

По словам средневековых летописцев, грузинское рыцарство представляло собой одну из самых могущественных сил страны. Однако ему был нанесен сокрушительный удар в битве у бурной реки Куры под Тбилиси. Но войска Чингисхана внезапно изменили направление и спустились к Азербайджану, где опустошили несколько городов, используя свою обычную тактику: они гнали перед собой пленников на штурм крепости, затем, после ее взятия, вырезали жителей и наконец убивали оставшихся в живых пленников.

В начале весны Джэбэ и Субэтэй направили свои войска к Тигру, но задержались возле Хамадана, который, отказавшись платить новую дань захватчикам, закрыл ворота и забаррикадировался за крепостными стенами. Тогда тюрко-монголы взяли его штурмом, разграбили и в конце концов подожгли.

Ближний Восток был в то время ослаблен внутренними глубокими разногласиями, вторжением франков по всему восточному побережью Средиземного моря: Палестина была в руках европейцев, и с 1218 по 1221 г. крестоносцы, высадившиеся в Дамьетте, угрожали Каиру. Аббасиды оказались между двух огней; слабая завеса войскового заслона, оставленная у Багдада, не смогла бы сдержать тюрко-монгольских завоевателей в этот критический момент, когда арабы не могли выдержать сокрушительный удар крестоносцев. Но разведывательные монгольские службы не знали о слабости арабских сил. Иначе чем объяснить то, что они устояли перед искушением прибрать к рукам столицу халифов?

Могло случиться так, что Джэбэ и Субэтэй оказались бы в Багдаде, а король Жан Бриенский – в Каире. К счастью для халифа, Джэбэ и Субэтэй направились громить Хамадан, а не Багдад. Оттуда тюрко-монгольский корпус вернулся в Грузию, разгромив по пути Ардебил.

Грузинская конница в то время считалась лучшей в мире. Субэтэй ложным отходом заманил ее в засаду, где находился Джэбэ, и конница была уничтожена. Грузинам удалось спасти только Тифлис, оставив южную часть страны на разграбление. Затем монголы перешли в Ширван, разграбили Шамаху, после чего спустились через Дербент в степи Севернее Кавказа.

Начиная с тюрко-монгольских завоеваний закавказских стран, Грузинское царство постепенно будет приходить в упадок, пока чингисидская династия Ильханов не воцарится на развалинах кавказских княжеств, которые войдут в состав империи, основанной Хулагу в 1256 г.

Итак, Джэбэ и Субэтэй вторглись в степи Южной Руси, между реками Терек и Кума, впадающими в Каспийское море.

Тюрко-монгольской армии пришлось проделать путь длиной около 8000 км! Этот гигантский конный пробег, по словам историка Гиббона, «никогда не был совершен ранее и никогда не был повторен».

По ту сторону Кавказских гор, там, где до самой Волги простираются степи, жили оседлые народы, в частности аланы. Потомки древних сарматов, они пережили много бедствий: часть из них была уничтожена около 375 г. гуннами Аттилы, а некоторые племена, смешавшись со свевами и вестготами, влились в волны великих нашествий варваров. Часть аланов осела на Кавказе, другая дошла до Галлии, Пиренейского полуострова и Северной Африки (в IV и V вв.), о чем мы писали ранее. Большая часть аланов осела между Каспийским и Азовским морями, вдоль северных склонов Кавказских гор. В Х в., столкнувшись с византийцами, они приняли христианство. Аланы поддерживали отношения с другими христианскими народами (славянами, грузинами).

Незадолго до вторжения азиатских кочевников аланы – предки современных осетин – объединились с кавказскими горскими народностями – лезгинами и черкесами.

На сторону аланов и кавказских горских народов вскоре перешли тюрки-кыпчаки (или команы), которых русские называли половцами и которые кочевали в степях к югу от Волги. И с этой коалицией, вставшей стеной, столкнулась тюрко-монгольская кавалерия.

Первые сражения показали, что сил у Джэбэ и Субэтэя недостаточно, и тогда Субэтэй применил свои выдающиеся дипломатические способности. По сообщению Ибн-аль-Асира, который записал рассказ участника событий 1222–1223 гг., дело было так: «Перебравшись через Ширванское ущелье, тюрко-монголы двинулись по этим областям, в которых много народов, в том числе аланы, лезгины и разные тюркские племена. Они ограбили и перебили много лезгин, которые были отчасти мусульмане и отчасти неверные. Нападая на жителей этой страны, они прибыли к аланам, народу многочисленному, к которому уже дошло известие о них.

Аланы употребили все свое старание, собрали у себя толпу кыпчаков и сразились с монголами. Ни одна из обеих сторон не одержала верха над другою. Тогда тюрко-монголы послали к кыпчакам сказать: „Мы и вы одного рода, а эти аланы не из ваших, так что вам нечего помогать им; вера ваша не похожа на их веру, и мы обещаем вам, что не нападем на вас, а принесем вам денег и одежд, сколько хотите, – оставьте нас с ними“. Они действительно принесли им, что было выговорено, и кыпчаки оставили алан. Тогда тюрко-монголы разбили алан, а затем пошли на кыпчаков, которые спокойно разошлись на основании мира. Монголы напали на кыпчаков и отобрали у них вдвое против того, что сами им принесли».

Таким образом, Джэбэ и Субэтэй, заручившись пособничеством кыпчаков, сыграв на тюрко-монгольском братстве (хотя следует отметить, что в то время кыпчаки находились в стадии христианизации, и даже один из их предводителей, убитый тюрко-монголами, носил христианское имя – Юрий) и пообещав им часть добычи, разгромили по отдельности остальных членов коалиции, а затем набросились на стойбища кыпчаков.

Перебив их, они, само собой разумеется, вернули добычу.

Разбив военные силы алан и кыпчаков, тюрко-монголы занялись рейдами по всему Северному Причерноморью, дойдя даже до Судака.

Перезимовав в степях Причерноморья, весной 1223 г. тюрко-монголы решили пополнить свое конное поголовье и заполучить для себя новых работников, которые вели бы всю работу по кочевому хозяйству орды. Поработив кыпчаков, что остались в степи, они обратили свои взоры на Русь, куда бежало несколько кыпчакских родов.

В ту пору некоторые кыпчакские племена поддерживали отношения со славянскими народностями Южной Руси: один из вождей кыпчаков, хан Котян, отдал в жены свою дочь галицкому князю Роману. После поражения кыпчаки обратились за помощью и, благодаря семейному союзу, добились заключения с русскими политического соглашения.

Киевская Русь ХIII в. состояла из множества княжеств. Простираясь на севере от Балтийского моря, на юге – до среднего и верхнего течения Буга, Днепра, Донца и Дона, на западе она граничила с Польским и Литовским княжествами. На юго-западе русских сдерживали венгры и валахи, тогда как огромные степи, более или менее пустынные, Южной Украины и низовья Волги были в руках кочевников – кыпчаков и печенегов, а необъятные просторы северо-востока – у финно-угорских племен.

Эта территория, ограниченная только с одной стороны, у Европейской Руси была разделена между многочисленными княжествами, в большей или меньшей степени соперничавшими между собой: Киевским, Владимирским, Суздальским, Полоцким, Галицким, Черниговским и т. д. Каждый из князей наследовал свой трон по системе «боковой линии» (от старшего брата – к младшему, от дяди – к племяннику), таким образом, не было княжества в вечном владении, поскольку в силу брачных союзов и смертей младшие члены рода получали освободившиеся места, поднимаясь по генеалогической лестнице. Эта сложная система не позволяла княжествам поддерживать последовательных, подлинно дипломатических отношений, и только при Петре Великом государь получил право (1722 г.) назначать своего преемника. На Руси, принявшей христианство в конце X в., церковь оказывала дисциплинирующее влияние на различные классы общества: бояр, вольных людей, полусвободных крестьян и крепостных. Сословная иерархия была не так замкнута, как в Западной Европе, и люди расселялись по течению рек, по лесам, осваивая необжитые места.

Нетронутые просторы степей вели в другой мир, мир кочевников, который являлся синонимом гибели. В течение веков южные славяне вынуждены были защищаться от частых набегов азиатских кочевников. Между 1068 и 1210 гг. кыпчаки осуществили около пятидесяти вооруженных набегов, дойдя в 1096 г. до стен Киева. Несмотря на мирные договоры, брачные союзы, дань, прилив кочевых орд не прекращался. Тюрко-монголы, лучше организованные, более дерзкие, с более четкой военной структурой, нанесли последний удар по Киевской Руси, подточенной отсутствием подлинной государственности и распрями князей.

Джэбэ и Субэтэй отправили послов к киевскому князю Мстиславу, которому в письме объяснили, зачем им нужны кыпчаки. С одной стороны, тюрко-монголы очевидным образом указывали, что кыпчаки нужны им как «холопы и конюхи», что соответствовало практике использования тюрко-монголами завоеванных кочевых народов. А с другой – они попытались применить к русским князьям тот трюк, который у них получился в 1222 г., т. е. подкупить их «товары половечьскы». Однако русские князья уже были наслышаны от кыпчаков о «выгодности» подобных сделок с тюрко-монголами и приказали убить послов (в российских источниках факт убийства монгольских послов отсутствует).

Таким образом, война с тюрко-монгольским войском Джэбэ и Субэтэя стала неминуемой.

Итак, на просьбу своего тестя – кыпчакского хана – князь Галицкий откликнулся и сделал невозможное: уговорил князей Смоленского, Черниговского и Киевского объединиться для совместных действий против тюрко-монгольской армии. На совете в Киеве князья решили выступить первыми и бить тюрко-монгольскую армию в степи, за пределами русских рубежей. В апреле 1223 г. из разных городов Южной Руси выступили рати, одни конные, другие на ладьях. У острова Хортица на Днепре они соединились и начали разведку тюрко-монгольских сил. Она показала противоречивые результаты – одни посчитали тюрко-монголов сильными воинами, другие – «хуже половцев». Видимо, последняя точка зрения возобладала, когда русскому авангарду удалось достаточно легко разбить конную тысячу тюрко-монгольской разведки. После нескольких дней преследования отступавших тюрко-монголов, в конце мая 1223 г. русское войско дошло до реки Калка, где к ним присоединились кыпчаки, во главе которых стоял хан Котян.

В битве на Калке зафиксированным фактом можно считать серьезное численное преимущество русско-кыпчакского войска над тюрко-монгольским. Последних было от 20 до 30 тыс., что же касается русско-кыпчакских сил, то их было около 45 тыс. человек.

Русская рать состояла из дружин князей и воинов хана Котяна. Решения принимались на совете князей. Но каждый из князей старался действовать по-своему, и главными соперниками были князь Киевский и князь Галицкий. Поэтому при обсуждении на совете князей плана действий выявились противоположные точки зрения. Князь Киевский придерживался выжидательно-оборонительного способа действий и возражал против перехода через Калку. Он расположился на правом берегу реки на каменистой высоте и приступил к ее укреплению. Роман Галицкий с прочими князьями и кыпчаками 31 мая 1223 г. переправился через реку Калку, где и расположил свои главные силы. В сторону тюрко-монголов был направлен довольно слабый отряд дружины Даниила Волынского и Яруна Кыпчакского.

Высланный отряд встретил крупные силы тюрко-монголов, которые окружили русских и кыпчаков. Начался упорный бой. Русские сражались храбро, но кыпчаки не выдержали тюрко-монгольских атак и побежали, распространяя панику в стане главных сил. Своим бегством кыпчаки смяли дружину Романа Галицкого и дезорганизовали дружины других русских князей. На плечах кыпчаков тюрко-монголы ворвались в расположение главных сил русских. Начался неравный бой. Численное превосходство тюрко-монголов и неорганизованное сопротивление русских определили поражение дружин князя Галицкого и других русских князей.

Тюрко-монголы в течение трех дней вели непрерывные атаки на дружину князя Мстислава Киевского. Когда все атаки были отбиты, тюрко-монголы прибегли к хитрости. Они пообещали беспрепятственно пропустить русские войска к Киеву. Князь поверил, но как только русские вышли из укреплений, тюрко-монголы напали на них и всех уничтожили.

Одних только воинов князя Киевского погибло около 10 тыс. человек. В российской историографии утверждается, что монгольское войско, также понесшее большие потери, вынуждено было на время отложить дальнейший поход в пределы Руси.

Сражение на Калке было кровопролитнейшим, это было «побоище», память о котором сохранилась даже в китайских летописях.

Воины Субэтэя и Джэбэ после короткого отдыха двинулись в западном направлении, спустились к Крыму и вскоре достигли порта Судак. Как и многие другие поселения, разбросанные по побережью Черного моря, город был древней греческой колонией. Генуэзцы сделали из него торговую факторию: здесь они скупали меха и невольников. чтобы перепродать их затем в различных средиземноморских портах. Тюрко-монгольские кочевники разграбили склады Судака, но на этот раз не рискнули проникнуть за его пределы, в европейский мир.

К концу года монголы вновь поднялись к северу, следуя по течению Волги, когда получили послание от Чингисхана: им был дан приказ на соединение с основной армией. Они дошли до верховьев великой реки, до рек Вятка и Кама. Там жил тюркский народ, булгары, основавшие процветающее царство благодаря торговле тем, что давали лес и рыбная ловля. В XII в. булгары обратились к исламу, и Багдад послал им знатоков духовных законов Корана и архитекторов. Сувар и Булгар, два города типа караван-сарая, были украшены мечетями и несколькими крупными зданиями. Булгарское царство чеканило монету и торговало драгоценными товарами. У булгар, продававших также соболий мех, было высокоразвитое скорняжное мастерство, и их процветание вызывало зависть некоторых русских княжеств, жаждавших получить в свое владение богатые пушниной земли верхней Волги. Такова была Волжско-Камская Булгария, когда в нее вторглись тюрко-монголы. Тюрко-монгольские армии с трудом разбили противника и разграбили богатые города. Затем, нагруженные драгоценной добычей, кочевники вновь спустились вдоль Волги, переправились на восточный берег и, обогнув южные отроги Урала, проникли на территорию другого тюркского народа, который они также подчинили себе: это были кангли, жившие у северной границы нынешнего Казахстана.

По пути домой, когда они проходили севернее Каспийского моря, Джэбэ заболел и умер. На исходе марша длиной 6500 км Субэтэй встретил главные тюрко-монгольские силы, возвращавшиеся после окончательной победы над Хорезмом.

Тюрко-монголы вернутся в Русь, но через девять лет после смерти Чингисхана. И тогда они оккупируют ее почти на 300 лет.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 6117


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы