Мавераннахр во II половине XIV в.. Рустан Рахманалиев.Империя тюрков. Великая цивилизация.

Рустан Рахманалиев.   Империя тюрков. Великая цивилизация



Мавераннахр во II половине XIV в.



загрузка...

В сердце Центральной Азии, граничащей на юге с Афганистаном, на западе – с пустыней Кара-Кум, на севере и северо-востоке – с Туркестаном и огромной горной цепью Тянь-Шань, располагался Мавераннахр.

Эта страна, которая составляла улус Чага-тая (второй сын Чингисхана), в XIII в. граничила южнее Аральского моря с северным Ираном, на востоке простиралась до Монголии и Китая. Это было разношерстное ханство, западная часть которого включала в себя Бухару, Самарканд, Кеш, Термез, Балх, – города, имевшие богатые культурные исламские и буддистские наследия, а северный регион охватывал дикие степи Туркестана и Тарбагатайские горы, где кочевали тюркские и монгольские племена. Не менее интересным был юго-восточный регион, включавший в себя бассейн реки Тарим, сердцевину древнего царства Каракитай, переход от знаменитого Великого Шелкового пути к «караванным» городам Кашгар, Яркенд, Хотан, Аксу, Карашар и Турфан, находившимся под сильным китайским влиянием.

Чагатай дал свое имя этим непохожим друга на друга провинциям, объединенным волей Чингисхана, но основа населения была не монгольской, а тюркской. Это была степная страна в самом центре империи Чингисхана. Народ и страна чагатаидов представляли собой особый элемент со своим тюрко-чагатайским языком и своими обычаями.

Чагатай был убежденным консерватором и ничего не хотел менять в тюрко-монгольских нравах и обычаях времен своего отца. Напомним, что именно ему Чингисхан поручил почетную миссию следить за соблюдением Ясы во всей ее строгости, согласно тому, как она излагается на знаменитых железных табличках.

В XIV в., через сто лет после тюрко-монгольских завоеваний, большую часть подданных Чагатая составляли кочевники, неспособные понять и принять городской уклад жизни, жившие по-прежнему кланово, совершавшие беспорядочные набеги на богатые селения, которые зачастую принадлежали их же ханству.

Традиционно преданные древним анималистским верованиям, поклонявшиеся Тенгри (Синее Небо) и шаманам, эти тюрко-монголы, запоздавшие на целое столетие, были свидетелями разрушения своего царства в результате религиозных и социальных конфликтов.

Если буддисты и христиане-несторианцы, составлявшие меньшинство, как правило, уйгурского происхождения (давние подданные монголов), не очень нарушали сложившийся порядок вещей, то мусульмане, мятежные люди, составлявшие большинство в городах, представляли собой силу, враждебную установкам тюрко-монгольской Ясы. Положение осложнялось еще и тем, что некоторые тюрко-монгольские кланы приняли ислам и испытывали влияние иранской цивилизации, исходившей из крупных городских центров. К этому добавлялись последствия распрей и конфликтов между чингисидами, правителями ханств, соседствующих с Ираном, Кыпчакией и Китаем.

В 1334 г., раздираемое социальными и религиозными противоречиями, царство Чагатая разделилось на два соперничавших ханства: на севере и северо-востоке – Моголистан, страна степей и гор, где жили кочевые племена, соблюдавшие монгольские нравы и традиции; в центре и на юго-западе – Мавераннахр, земля оседлых и полуоседлых людей, живших в городах и селениях, исповедовавших мусульманство, приверженных иранской культуре, находившихся под военной властью исламизированных тюрко-монгольских кланов.

Новое ханство Мавераннахр образовалось под властью принца дома Чагатая, которого поставили на трон тюрко-монгольcкие кланы, чтившие монгольские традиции, которые требовали, чтобы суверены Азии принадлежали династии Чингисхана. Но недолго продолжалась власть чагатаидов.

В 1346–1347 гг. эмир караунасов Казган убил хана чагатаидов Казан-хана и сам сел на престол. Казган не пытался установить полную власть над улусом, он довольствовался титулом эмир и держал при себе марионеточного хана из чагатаидов, дабы оправдать свое правление. В этот период улус Чагатая был разделен на две группы племен: южную и северную. Южная группа включала караунасов, арлатов, апардов и куттуланов. Это была довольно сплоченная и сильная группа. Северная группа состояла из ясауров и старых улдусских племен: барласов и джалаиров. Племя сельдусов колебалось между двумя этими группами. Когда к власти в улусе пришел Казган, южная часть улуса одержала победу и сохраняла свое преимущество до прихода Темура (1370 г.). Казган был у власти двенадцать лет – до 1357–1358 гг., но неизвестно, в какой мере ему были верны северные племена.

Благодаря энергии Казгана эта страна, которая официально была монгольским ханством, но на деле тюркской конфедерацией, вновь начала играть видную роль в Центральной Азии.

В другом ханстве, Моголистане, правил Туглук Тимур-хан, принадлежавший ветви Чага-тая, который держался на троне благодаря силе и коварству. Этот властитель, энергичный и ловкий, решил восстановить великое ханство своего предка. С целью подчинения себе Мавераннахра Туглук Тимур и его подданные приняли ислам. Его решительные действия в этом направлении сдерживали лишь только авторитет и могущество его соперника – эмира Казгана.

В 1357 г. Казган был убит сыном Боролдая, бывшего эмира караунасов, обидевшегося на то, что ему не дали командовать войсками отца (туменом Боролдая). На смену Казгану пришел его сын Абдаллах, более амбициозный, чем его отец: он мечтал распространить свою власть и на северную часть улуса. Историки описывают отрицательную реакцию северных племенных вождей на притязания Абдаллаха. В период правления Казгана Абдаллах предпринял поход на Хорезм. Об этой экспедиции сообщалось неодобрительно, очевидно, Казган в свое время был против нее. Абдаллах решил перенести свою столицу в Самарканд, несмотря на предупреждения его советников о том, что не следует покидать насиженные места. Он убил марионеточного хана отца Буян-Кум и заменил его другим. Эти необдуманные поступки стоили ему власти. В 1358–1359 гг. Хаджи Барлас и Байан Сельдус изгнали его, убили его братьев и его хана. Абдаллах скрылся у караунасов и вскоре умер.

Рассматривая причины свержения Абдаллаха, хроники подчеркивали совершенное им убийство хана, назначенного его отцом. Однако убийство марионеток воспринималось и прежде довольно легко: и Казган, и впоследствии Темур проделывали это без серьезных для себя рецидивов. Возможно, что решающим толчком для его падения было решение Абдаллаха перенести столицу в Самарканд. Расправившиеся с ним Байан Сельдус и Хаджи Барлас имели земли рядом с Самаркандом. Хаджи Барлас квартировал в Кеше, Байан – в Шадмане. Перспектива появления рядом с их областями центрального правителя с большим отрядом воинов-караунасов была им не по душе. Также им не нравилось абсолютное правление над регионом, который был ханским, и землями, контролируемыми племенами, которые не были близкими союзниками караунасов. Северные племена больше теряли, нежели приобретали от этого предприятия.

После смерти эмира Казгана в Мавераннахре не было сильного правителя. Страна находилась в состоянии полной феодальной раздробленности. По словам Низам ад-Дина Шами, в Мавераннахре в 50-х гг. XIV в. было несколько более или менее крупных владений, которые никому не подчинялись и враждовали между собой. Шами, перечисляющий эти владения, замечает, что каждый из владетелей, даже обладавший небольшой военной силой, держал себя по отношению к другим владетелям высокомерно, вследствие чего в стране не прекращались раздоры и смуты, а дела государственные приходили в полное расстройство.

В феврале—марте 1360 г. Туглук Тимур вступил со своими войсками на территорию Мавераннахра.

Он не встретил сопротивления со стороны племенных вождей, которые использовали нападение по-разному: кто для того, чтобы укрепить свои позиции, кто для того, чтобы выйти из улуса. Баязед Джалаир и его племя, земли которого находились на границе Моголистана, присоединились к чагатаидам и пошли с ними против Самарканда и Кеша. Хаджи Махмуд-шах Ясаури, чья территория соседствовала с барласами, решил в этой ситуации разграбить их земли. Вождь барласов Хаджи Барлас сначала собрал свое войско для отпора, но затем, решив, что враг сильнее, ушел в Хорасан.

В XIV в. падала пассионарность (Л. Гумилев) тюрко-монголов Мавераннахра. Ярко горела она у сарбадаров Хорасана и Самарканда.

Положение в Мавераннахре было нестерпимо и безнадежно. Потомки Чагатая показали полную неспособность управлять этнической химерой (Л. Гумилев), состоящей из монголов, тюрков, таджиков. Они правили только в степях Моголистана, т. е. в привычном для кочевников ландшафте. Эмиры, бывшие вожди племен, умели воевать лишь друг против друга, а вожди сарбадаров, изгнав из своих городов тюрко-монголов, сводили личные счеты с согражданами, что практически невозможно назвать борьбой. Стране нужна была твердая власть.

В 1361 г. Туглук Тимур возобновил нападение на Мавераннахр, имея намерение окончательно подчинить себе богатую страну и, таким образом, стать этой твердой властью. И на этот раз Туглук Тимур не встретил на Кашкадарье отпора.

Именно во время этого вторжения Туглук Тимура сделал первый шаг к лидерству в племени барлас будущий великий Темур.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 6214


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы