Завоевание Западного Ирана. Походы на Кавказ. Рустан Рахманалиев.Империя тюрков. Великая цивилизация.

Рустан Рахманалиев.   Империя тюрков. Великая цивилизация



Завоевание Западного Ирана. Походы на Кавказ



загрузка...

К середине 80-х гг. XIV в. огромная часть Восточного Ирана принадлежала Темуру. На этом его движение в глубь Ирана не остановилось. Мы имеем в виду его длительные походы в Иран. Сначала трехлетний – с 1386 г., затем пятилетний – с 1392 г., наконец, семилетний – с 1399 г. Походы эти были успешны и завершились покорением всего Ирана. Целью этих походов было завоевание чужих территорий и получение богатой добычи.

Азербайджан принадлежал султану Ахмеду Джелаиру, правителю страны, которая занимала территорию от Бассоры на юге до границ Армении на севере, со столицей Багдад.

Это царство, занимавшее почти всю территорию Ирана, было одним из осколков тюрко-монгольского ханства, которое пришло в упадок после убийства хана-чингисида в результате феодальных споров за власть. Оставалось два претендента: один – Хасан-чопаниец, захвативший Азербайджан и северную часть Ирана, другой – Хасан из рода Джелаиров, сумевший стать багдадским царем. К сожалению для первого Хасана, в 1355 г. один кыпчакский царь совершил набег на Азербайджан, во время которого тот и умер.

После чего сын Хасана Джелаира присоединил Азербайджан к своему маленькому царству Багдад. К началу военных действий Темура этой страной уже правил его племянник Ахмед Джелаир. Именно этого человека посланник Темура в Багдад оценил так:

«Султан Ахмед – это кусок мяса с двумя глазами».

Завоевание Азербайджана оказалось для Темура простой армейской прогулкой: Табриз сдался без сопротивления. Этот город уже немало пострадал от последнего нападения Тохтамыша. Поскольку его жители сдались сразу, их пощадили, заставив заплатить «выкуп за сохраненную жизнь», как отмечается в хрониках. Великий эмир приказал войскам завершить покорение Азербайджана и усмирить воинствующие туркменские племена, которые составляли часть местного населения. Во время этих операций был обнаружен эмир Вали, скрывавшийся в одном из этих племен, и ему отрубили голову. Так бесславно закончилась жизнь прежнего царя Мазандарана.

Что касается султана Ахмеда Джелаира, то он обладал талантом ретироваться в пиковой ситуации: во время нашествия Тохтамыша он скрылся и объявился вновь лишь только после ухода тюрко-монголов; узнав о приближении войск Темура, султан также сбежал, и Багдад был покорен. Темур перешел Тигр, и вскоре все окрестные правители покорились ему.

Покорив султана Ахмеда, Темур направился в Грузию.

В начале 1386 г. Великий эмир возглавил штурм Тифлиса. Царь Грузии Баграт V вступил в бой. В кровавой схватке он нанес поражение войскам Темура и заставил его с большими потерями отступить.

Последующие безуспешные попытки Темура штурмом овладеть Тифлисом провалились, и он вынужден был приступить к его осаде. Темур приказал подтянуть к городским крепостным сооружениям метательные орудия и инженерную технику. Однако первые же его попытки использовать эти виды техники и живую силу вновь привели к большим потерям. Чтобы обезопасить войско от ударов защитников города, в стане Темура начали сплетать корзины и железные сети, которыми покрывали целые массированные группировки войска и техники. Накрытая железом армада тронулась, и, применяя метательную технику, непрерывно пополняя потери, она смогла преодолеть крепостные стены, протаранить ворота и ворваться в город. Дикий рев, барабанный бой, предсмертные крики людей заполнили город. Баграт со своей свитой отошел в главную крепость, яростно отражая атаки. Поэтому предложение Темура сдаться было бессмысленным. Когда Баграта V взяли в плен, Темур настаивал на принятии им мусульманской веры. Оценив сложившую обстановку и для того, чтобы дать временную передышку своему народу, возможную только при его свободе, Баграт V согласился. «Расчет Темура был ясен. Впервые столкнувшись с христианами, он понял все трудности и их принципиальное отличие от сравнительно легко покоряемых, а главное, покорных мусульманских народов. Известная веками непоколебимость христианской веры Грузии сделала несбыточным подчинение ее любым формам насилия, зверства и устрашения. Поэтому через согласие царя и его свиты на принятие мусульманства Темур рассчитывал с их помощью изменить веру всего народа. Со своей стороны Баграт, догадываясь об этих планах Темура, попросил его о вызволении из плена, разрешения вернуться со своей семьей и свитой не для царствования в Грузию, а для выполнения главного плана – омусульманивания народа и попросил дать ему значительные воинские силы. Темура вполне устраивали эти предложения, тем более что сам царь Грузии оказывался под контролем его военной машины. Он выделил 12 тыс. воинов, и Баграт V с ними и со своей свитой тронулся в путь. Выполнение своей сокровенной тайны о перехвате в определенном месте с целью полного уничтожения тюркского отряда Баграт поручил верному азнауру из своей свиты – Егнаташвили. В письме к сыну Георгию он обращал его внимание на тщательный выбор местности с целью надежного перекрытия головной и тыловой частей тюркских войск. Все было исполнено четко. Баграт завел войско тюрок в узкое ущелье, и собранные его сыном грузинские отряды зарубили всех до единого» (И. Джорджадзе). Для спасения грузинского народа их с равнинных мест вывели в горные труднодоступные места.

Весной 1387 г. Темур организовал новый поход на Грузию со своими главными силами. К нему примкнули мусульманские силы Ширван-шаха, которые во много раз превосходили количество грузинских войск, наскоро собранных Багратом и Георгием. В разыгравшемся страшном бою первые эшелоны войска Темура одолели грузинские войска, поскольку они дрались с ожесточением обреченных, ибо за ними стоял заградительный отряд специальной конницы, готовый зарубить любого отступающего. Тем не менее перевес силы был явно на стороне грузинских воинов. Тогда Темур сам возглавил атаку и, несмотря на большие потери, победил.

В то время Великий эмир получил сообщение о том, что горцы Луристана, провинции к северо-западу от Исфахана, напали на караван из Мекки и разграбили его. Это были отъявленные разбойники, которые нападали с гор на путников, грабили их и убивали.

Строгие суфистские принципы, заложенные отцом и духовными наставниками, и вместе с тем стремление воинствующего духа были выдающимися чертами характера Темура, что он и продемонстрировал в этой ситуации. В сообщении Темур усмотрел возможность достичь одним ударом трех целей: наказать бандитов и тем самым завоевать доверие верующих, показать своим подданным, что он поддерживает порядок и обеспечивает безопасность, и, наконец, продемонстрировать силу своих войск.

Он выбрал двух человек из каждых десяти, самых надежных и отважных, приказал снабдить их веревками и крюками и вместе с этим отрядом сам пробрался в горы Луристана. Укрепления «орлиные гнезда» разбойников были взяты приступом, а сами они – сброшены в пропасть. Учитывая ситуацию, недоступность гор и известную неукротимость горцев, надо сказать, что отборные солдаты Великого эмира под командованием своего предводителя совершили беспрецедентный подвиг.

Под предлогом, что туркмены напали на караван, возвращающийся из Мекки, Темур объявил «священную войну» Армении и вторгся в ее западные районы. Страна была разделена на удельные княжества нескольких туркменских эмиров, и хотя все они были примерными мусульманами, но, как сказано в «Зафарнаме», война была объявлена, тем не менее, «священной».

Великий эмир взял Арзирум в течение одного дня. Туркменский эмир Тахуртан, правитель Арзинджана, признал себя вассалом и данником Темура, и тот оставил его у власти. Затем Темур послал Мироншаха в Мус и Курдистан против туркменского государства, называвшегося Черная Орда (Орда Черной Овцы), которой тогда правил Кара-Мухамад-Турмуш.

Мухаммад вступил в партизанскую войну против Мироншаха. Он отвоевал часть территории, захваченной Мироншахом, но не смог долго сопротивляться войскам Великого эмира, который вскоре изгнал его вместе с остатками армии.

Темур завершил покорение Армении взятием Вана. И прежде всего ему пришлось разрушить знаменитую крепость на высоком берегу: после двадцатидневной осады она была взята, а ее защитников сбросили в пропасть. Они были христианами и не могли рассчитывать на милость завоевателей-мусульман.

Избежавшее гибели мирное армянское население укрывалось в самых труднодоступных местах, используя естественные пещеры и создавая искусственные сооружения целых скальных поселений.

Согласно хроникам, в один из переходов через горный массив передовой эшелон главных сил, который вел сам Темур, обнаружил одну из подобных скальных пещер, в которой, как оказалось, разместился монастырь. Согласно законам войны, следовало сжечь внутренние строения пещеры и уничтожить всех ее обитателей. Но это был монастырь, хотя и неверных, а с религией у Темура были особые отношения. К тому же он знал наверняка, что в подобных пещерах монахи хранили древние манускрипты.

Первым порывом Темура было уничтожение монахов, женщин, стариков и детей, находящихся в пещере. Мольбы пощадить женщин и детей и предложение выкупа их жизней золотом и серебром не тронули его. Однако Темур предложил следующее: за каждого помилованного выложить столько рукописных книг, сколько будет весить каждый. В ответ на это все, кто находились в монастыре, склонили головы в знак согласия скорее принять смерть, нежели отдать самое ценное, что у них есть. Темур был поражен этим выбором. Он помиловал их, ибо достоин жизни тот, для которого корни, питающие его народ, – святая святых. В этом акте милосердия, не свойственном простому завоевателю, – все величие духа Великого эмира.

Покорив Армению, Темур оставил некоторым эмирам власть в их владениях после получения заверений в преданности. Затем он разбил лагерь у подножия Гиланских гор, где стал ждать наследного принца Фарса Зайн аль-Абидина. За год до этого Темур получил клятву верности от шаха Шуджа, музаффарида, которому принадлежал трон Фарса и были в подчинении южные и центральные провинции Ирана. После смерти монарха его сын Зайн стал властителем Фарса, а его племянник шах Мансур – правителем Исфахана и Язда. Но новый шах Фарса и Шираза не явился на прием к Темуру, более того, он допустил непростительную оплошность, силой удержав посла, который приехал за ним.

Для Великого эмира это был удобный случай вмешаться в дела государства, и он направился на юг, и в конце 1387 г. его армия появилась у стен Исфахана. Темур намеревался мирным путем взять этот богатый город и удовлетвориться крупной данью. Сначала все шло хорошо. Правитель города и высшие чиновники вышли ему навстречу и передали ключи, а также дали торжественное обещание собрать требуемую сумму.

Опасаясь, что горожане не послушаются их, они попросили Великого эмира послать сборщиков налогов. Темур согласился и вошел в город с сильной охраной. Тем не менее вечером он и его войска покинули город и разместились за его стенами, дабы предотвратить возможные злоупотребления своих солдат по отношению к мирным жителям. Темур выставил у ворот небольшую охрану – три тысячи солдат – вместе со сборщиками дани.

Когда начался сбор дани, произошел инцидент: горожанку пытался изнасиловать солдат. Свидетелем оказался кузнец, поднявший тревогу. В мгновение ока чиновники и солдаты Великого эмира подверглись нападению и были уничтожены разъяренной толпой. Солдат, спасавшихся бегством, убивали на улицах города. Восставшие бросились к воротам и, застав охрану врасплох, перерезали ее. Потом они забрали оружие погибших, забрались на крепостные валы и начали готовиться к бою. В ту ночь погибло 3 тыс. воинов Темура. Спаслось лишь несколько человек, которых укрыли благоразумные горожане.

Проснувшись, Великий эмир узнал о побоище от одного из приближенных, сына которого убили в ту ночь. Темур никогда не был милосердным к тем, кто бунтовал после заверений в своей преданности. В этой ситуации малейшая слабость со стороны Великого эмира повлекла бы за собой, как цепная реакция, восстания покоренных народов тех стран, где находились относительно малочисленные войска Темура.

Охваченный гневом, он отдал приказ уничтожить всех жителей Исфахана. Исключением стали дома именитых и духовных лиц и тех, кто спас жизни солдат, уцелевших от резни.

Исфахан пал очень скоро, и армия уничтожила жителей города. Великий эмир пожелал, чтобы в репрессиях приняли участие все его отряды, и приказал каждому принести определенное количество отрубленных голов. К концу дня чиновники записали в своих отчетах 70 тыс. голов, из которых сделали пирамиды вокруг мертвого города.

Вскоре после бойни Темур ушел из города и направился в Шираз. Весть об истреблении жителей Исфахана опередила его: Шираз сразу открыл свои ворота. Что касается властителя, то он сбежал к своему племяннику шаху Мансуру, а тот несколько дней спустя приказал ослепить его.

Шираз был присоединен к империи и получил правителей, присланных из Самарканда. Лучших мастеров отправили в столицу империи для украшения ее.

В Ширазе, согласно хроникам, произошла любопытная встреча Темура с поэтом Хафизом. Великий эмир строго вопросил поэта, как он смел в своей поэме подарить возлюбленной за одну лишь ее родинку Самарканд! Тогда Хафиз показал ему на свои бедные одежды и ответил, что уже достаточно наказан за свое безумное расточительство. «Впредь обращайся осторожнее со своим добром, а особенно с моей столицей», – заметил Темур и отпустил остроумного собеседника, одарив его деньгами.

Грандиозные планы Темура относительно завоеваний богатых цивилизованных стран на юго-западе отдалил вынужденный поход в северные ханства кочевников. Этот поход был вызван смертельной опасностью в лице Тохтамыша, мечтающего о титуле властелина Азии, о чем было рассказано ранее.

В Иран Темур вернулся в 1392 г. в связи с тем, что во многих провинциях во время его отсутствия начались восстания.

Перед походом он заменил свой имперский штандарт новым черным флагом с изображением большого серебряного дракона. Возможно, Темур хотел этим показать, что он принимает наследие Кха-ханов, которые властвовали под таким знаменем от Дуная до Тихого океана.

Первым делом он повел войско в Мазандаран, чтобы завершить завоевание этой страны. Темур взял приступом огромный и отлично укрепленный замок, преодолев девственные леса на берегу Каспийского моря. Он приказал истребить членов секты, скрывавшейся в Мазандаране, не признававшей призывов на молитву и не совершающих намаз. По пути он захватил несколько городов, которые еще не были покорены.

С наступлением весны 1393 г. армия вошла в Курдистан и в Луристан, навела страх на жителей и овладела местными крепостями. Затем, перегруппировавшись, она двинулась на Шираз, взяв по дороге крепость Кале-и-Сафид, которая считалась самой неприступной во всем Иране. Перед Ширазом Темура ждал опасный противник. Это был шах Мансур, который, воспользовавшись тем, что армия Темура была далеко, в Самарканде, захватил Исфахан и Шираз, где ослепил и взял в плен своих близких родственников, законных властителей.

Предвидя возвращение Темура, шах Мансур объявил в стране военное положение и сформировал небольшую армию, собрав самых опытных и отважных воинов по всему Ирану.

Как только корпус под командованием Темура появился в мае 1393 г. около Шираза, шах Мансур и его храбрые солдаты напали на него. Благодаря храбрости и внезапности иранцы раздавили центр вражеской армии и посеяли панику в ее рядах. Во время этого хаоса шах Мансур, заметив, что Темур и его свита изолированы от основных сил, бросился туда.

Яростный натиск позволил шаху Мансуру добраться до Темура. Тот увидел врага, хотел схватить свое копье, которое обычно возил его копьеносец, но никого не увидел рядом. Шах Мансур нанес ему два удара саблей в голову.

Прочный шлем и хладнокровие спасли Темура: лезвие скользнуло, но не проникло в кость. И здесь пробил смертный час отважного шаха Мансура.

Солдаты Великого эмира оправились от внезапного натиска и стали уничтожать персов. Принц Шахрух, которому не исполнилось и 17 лет, бросил к ногам отца отрубленную голову шаха Мансура.

После боя эмиры поздравляли своего полководца, многие видели в этом событии доказательство вмешательства высших сил.

Сдавшийся Шираз открыл ворота и заплатил огромную дань. Во время роскошного праздника, на котором пили изысканные вина из золотых кубков, подаваемых самыми красивыми девушками, Великий эмир объявил, что Умаршайх назначается властителем Фарса.

Он приказал арестовать принцев прежней царской династии, намереваясь позже казнить их, а грамотных людей и опытных ремесленников – отправить из Шираза в Самарканд.

Он покинул Шираз в июне 1393 г., направился в Исфахан и Хамадан и по дороге взял несколько крепостей. В Хамадане он провозгласил своего сына Мироншаха вице-королем Западного Ирана, затем расправился с турецкими бандами, которые орудовали в горах.

Когда Темур возвращался в долину, он принял великого муфтия Багдада, посланника султана Ахмеда Джелаира. Тот привез много подарков от своего господина и письмо, в котором султан заявлял о своем неповиновении. Такое поведение вызвало негодование суровых воинов Мавераннахра. Темур решил начать осаду Багдада и застать султана врасплох. Во главе мобильного конного отряда он преодолел пустыню и горы, не останавливаясь даже ночью, освещая дорогу факелами. Его солдатам, несмотря на крайнюю осторожность, не всегда удавалось избежать засад.

Получив тревожное сообщение от своих разведчиков, трусливый султан оставил свой роскошный дворец и унес с собой все самое ценное. Он остановился на другом берегу Тигра, страшась увидеть облака пыли, поднятые всадниками противника.

Несмотря на недавнюю болезнь, Темур без отдыха преодолел 70 км в седле, но султан Ахмед убегал еще быстрее. Конница, отправленная в погоню, упустила султана недалеко от Кербелы, но в руки Темура попали его казна, жены и его сын. Сам же Ахмед сбежал на запад и, добравшись до Египта, нашел убежище у султана мамлюков Беркука.

Великий эмир провел в Багдаде два месяца: в украшенных золотом дворцах, на берегах реки давали празднества в его честь, а войска в это время грабили жителей.

Население уплатило кровавую дань. Ремесленники, ученые и литераторы были отправлены в Самарканд.

После отдыха в городе «Тысячи и одной ночи» Темур осадил мощную крепость Тикрит. Надеясь на высоту и толщину стен, которые всегда служили надежной защитой, обитатели крепости, нечто вроде рыцарей-разбойников, терроризировавших районы к северу от Багдада, решили не сдаваться.

Великий эмир велел своим солдатам разрушить все крепостные стены. Под защитой лучших лучников инженеры замерили площадь стен, сделали расчеты и составили план работ. Потом они принесли к основанию горшки с красной краской и начертили границы участков, которые предназначались для атаки каждого отряда. Копии схемы раздали командирам, а солдат вооружили пиками, палицами, веревками и лопатами. По сигналу солдаты начали рушить стены. Когда были проделаны бреши и подземные проходы, их своды укрепили бревнами, пропитанными смолой. В расчетах не обошлось и без ошибок, и одна группа солдат прошла сквозь гору под крепостью и вышла на другом склоне, к великому удивлению товарищей.

В истории упоминается число людей, занятых в этих работах: 72 тысячи! Примерно такой была численность армии Темура.

Когда все было готово, бревна подожгли, и преграды рухнули. Солдаты яростно бросились на штурм и расправились с защитниками цитадели. Из отрубленных голов соорудили башню, на которой вывесили дощечку с лаконичной надписью: «Так наказывают злодеев».

Далее Великий эмир направил войско во все провинции с целью уничтожить укрепленные пункты и оставить при покорившихся правителях военные гарнизоны.

Пока Мироншах шел на юг через Хиллу, Насирию и Басру, Темур добрался через Мосул в северный регион и разбил лагерь около Дьярбакира, который служил воротами в Турцию и Сирию. Оттуда он двинулся на древний город Эдесс, к северу от Алеппо, и захватил его, тем самым объявив войну Сирии и Египту. В то время эти страны находились под властью мамлюков Каира, которые поддержали турок, предоставили убежище Ахмеду Джелаиру, а также заключили союз с Тохтамышем.

Но волнения в Грузии и Азербайджане, а также новый поход тюрко-монголов Золотой Орды заставили Темура отложить это военное предприятие. Именно тогда, 16 января 1394 г., он потерял своего сына Умаршайха, убитого курдской стрелой близ крепости Хурмату.

С тяжелым сердцем он начал осаду города Мардин, правитель которого не выполнил своих обязательств. Этот укрепленный город, построенный на огромной известняковой скале, защищенный неприступным замком из белого камня, был взят в результате яростного штурма. Оставшихся в живых спасло только чудо.

На рассвете 22 марта 1394 г. прибыл гонец и сообщил Темуру о рождении принца Улугбека, сына Шахруха. На радостях Темур помиловал мятежников и даже велел вернуть им отобранные вещи.

Уходя из Мардина, армия по ходу подавляла мятежи в Курдистане. Воспользовавшись коротким отдыхом, Великий эмир отправил во все провинции империи приказ – без промедления собирать новые войска: размах завоеваний и возможность появления на западе новых противников требовали увеличения численности армии.

Далее следовали усмирительные акции укрепленного города Ван, который восстал, хотя до этого жители объявили о своей покорности. Осада была тяжелой, и Темур приказал срубить все деревья в округе и соорудить из них холм выше вражеской крепости. С его вершины солдаты непрерывно бомбардировали крепость. Город был взят.

Затем армия двинулась на восставшую Грузию. В дороге случилась радостная остановка по случаю получения известия о рождении еще одного сына Шахруха, Ибрахим Султана.

Великий эмир устроил грандиозный праздник в честь еще одного внука. Историк сообщает, что его трон, усыпанный драгоценными камнями, в окружении тысячи огней стоял под пышным балдахином, поддерживаемым сорока колоннами. Вокруг него стояли «самые красивые женщины Азии» с головными уборами из золоченой ткани. Перед троном стояли певцы и музыканты, в центре находились виночерпии с бутылями и золотыми кубками в руках. Они прислуживали гостям, наливали им белое вино из Мазандарана, красное – из Шираза, бордовое – из Косруана, а также очень крепкий прозрачный напиток, чистый, как ключевая вода. Галантные беседы с красавицами, чьи заплетенные в косы волосы ниспадали до земли, были не единственным увеселением на этом празднике.

Прежде чем продолжить путь, Темур назначил Шахруха правителем Самарканда и сразу отправил его в столицу. Это назначение свидетельствовало о том, что кампания должна была продлиться дольше, чем предполагалось.

В 1394 г. Грузия вновь подверглась разрушению огнем и мечом.

Войска Темура вторглись в пределы Грузии четырьмя десятичными колоннами и, ломая упорное сопротивление, разорили Самцхе, Карскую область, Кола, разрушили и сожгли Ахалцихе и другие крепости. Однако ввиду непрекращающегося противодействия во многих оккупированных областях, основные силы Темура вынуждены были покинуть Грузию. Лишь в 1400 г., после очередного нашествия мавераннахрских войск и отчаянного сопротивления грузинских, было подписано мирное соглашение между Великим эмиром и царем Георгием.

После многочисленных походов в Иран владения Темура простирались от границ Османской империи до Китая, от берегов Индийского океана до русских степей.

Дело его жизни, великое предприятие с целью завоевания мирового господства, теперь выходило за рамки классических завоеваний; его новые соседи – османский султан, царь каирских мамлюков, император Индии и сын Неба ожидали своей очереди Божьего Суда, на который он их обрек.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 4222


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы