Юг Средней Азии и Передняя Азия II тыс. до н. э. Рождение государства хеттов. Война с Египтом. Основание Вавилона. Алексей Гудзь-Марков.Индоевропейцы Евразии и славяне.

Алексей Гудзь-Марков.   Индоевропейцы Евразии и славяне



Юг Средней Азии и Передняя Азия II тыс. до н. э. Рождение государства хеттов. Война с Египтом. Основание Вавилона



загрузка...

Из предыдущих глав мы помним о том, что с начала III тыс. до н. э. в долине Турана и на севере Копетдага (юг Туркмении) началась чудовищная засуха. С высыханием реки Теджен угас Геоксюрский оазис. Древнее население центров Северного Копетдага в значительной мере меняло соху на меч, гончарный круг на кольчугу. Причем сказанное в отношении юга Туркмении касалось и Ирана, и особенно его северо-восточной провинции (Тепе-Гиссар). Во многом благодаря наступающему ухудшению климата в древнейших центрах Ирана и юга Туркмении и благодаря высочайшему уровню мастерства их ремесленников в металлургии, домостроении, в текстильной и гончарной отраслях вооруженная и культурная экспансия населения Передней Азии и юга Туркмении оборачивается рождением Трои I (около 2750 г. до н. э.), созданием новых центров производящей экономики, в первую очередь металлургии, на Кавказе (около середины III тыс. до н. э.) и общим увеличением экспорта металла в степи юга России, Сибири и Средней Азии, что, в свою очередь, спровоцировало увеличение потока хорошо вооруженных индоевропейских народов в Европу, особенно усилившегося в последней четверти III тыс. до н. э.

В первой половине II тыс. до н. э. жизнь в центрах древней южнотуркменской метрополии сократилась до небольших участков, а вскоре в целом ряде мест и вовсе угасла.

С рубежа III–II тыс. до н. э. в Малой Азии начинает складываться Хеттское государство, рождение которого было прямым следствием нарастающей экспансии индоевропейского населения, устремляющегося из гибнущих центров северо-востока Ирана и Юга Туркмении и сохнущей долины Турана на запад в поисках земли и воды.

Совпадение времени громадного перемещения индоевропейского населения степей Евразии в Европу, отразившееся в рождении культур шнуровой керамики, колоколовидных кубков и ряда иных, смена культурных эпох в Элладе и в степях юга России (с ямной культуры на катакомбную) и столь же громадное вторжение индоевропейцев-хеттов в Месопотамию, Малую Азию, на Ближний Восток и даже на север Египта отнюдь не случайны и являются звеньями одной исторической цепи. Время этих перемещений приходится на рубеж III–II тыс. до н. э. и следует вплотную за крушением южнотуркменской и североиранской цивилизаций V–III тыс. до н. э.

В XVIII в. до н. э. хетты завоевали город Хаттусас, расположенный в сердце Малой Азии (район Анкары), и сделали его столицей. Цветущая столица Хеттского государства, просуществовавшая до конца II тыс. до н. э., была большим богатым городским центром, окруженным мощными крепостными стенами и башнями. Украшением плотной городской застройки служили пять монументальных дворцов, а также библиотека, содержавшая 20 000 глиняных табличек со знаменитым хеттским письмом, являющихся одними из самых древних из сохранившихся памятников индоевропейского письма. Во многом именно расшифрованные хеттские письмена знакомят нас с уровнем индоевропейских языков первой половины II тыс. до н. э. и позволяют сделать вывод о взаимном родстве древних и степени близости современных языковых групп индоевропейского древа.

Язык хеттов, распространившийся в первой половине II тыс. до н. э. на территории Малой Азии и Сирии, получил название митаннийского арийского языка. Клинописные надписи на глиняных табличках, распространенные в хеттских центрах Малой Азии и Сирии, доносят до нас одни из древнейших повествований об истории и быте индоевропейцев II тыс. до н. э.

Одновременно с хеттской культурной и языковой общностью Евразии развивалась культурно-языковая общность ведических ариев, ближайших кровных родственников хеттов. Ведические арии, являвшиеся индоевропейскими кочевниками, во второй четверти II тыс. до н. э. продвинулись из степного центра Евразии через юг Средней Азии и горы Афганистана на юг и завоевали северо-запад Индии и положили конец развитию цивилизации городов Хараппа и Мохенджо-Даро. А создатели ведических гимнов, в свою очередь, вовлекают в общее сравнение культуры и языки евразийской степи, явившейся местом сложения союзов воинственных индоевропейских народов, во II тыс. до н. э. одинаково стремившихся в Европу, Индию, Иран и даже в Малую Азию и на север Египта.

Основополагающим духовным памятником всей подвижной индоевропейской стихии II–I тыс. до н. э. в окончательно сложившейся дошедшей до нас форме уже в землях северо-запада Индии явилось собрание гимнов, объединенных в общую книгу «Ригведа». Ведические гимны принадлежат всей индоевропейской общности Евразии, ибо заложенные в них знания (веды) явились определяющими не только языковой, культурной, экономической и духовной линий дальнейшего развития отдельных групп индоевропейцев на континенте, Веды как древнейшее на планете целостное духовное учение излагают сокровенные знания индоевропейцев о Сотворении мира, устройстве космоса и законах его развития.

Время сложения Ригведы относится ко всему II тыс. до н. э. и практически совпадает со временем создания хеттских клинописных памятников.

Третьим из дошедших до нас документальных памятников одной из древнейших индоевропейских религий и языка является Авеста, окончательно сложившаяся как целостное духовное и государственное учение в Иране в первой половине I тыс. до н. э., но привнесенное в Иран из тех же степей Евразии воинственными ариями, давшими название самому Ирану. Их нашествие на центры юга Туркмении и Ирана XIII–XII вв. до н. э., названное археологами эпохой варварской оккупации, явилось поздним отголоском прокатившегося незадолго через юг Средней Азии и Афганистан нашествия на рубеже III–II тыс. до н. э. митанийских ариев (хеттов), ушедших в Месопотамию и Малую Азию, и ведических ариев, последовавших около второй четверти II тыс. до н. э. на северо-запад Индии.

Источник всех трех великих вторжений индоевропейцев последовательно в Малую Азию, на север Индии и в Иран следует искать на юге Урала и в примыкающих к нему степях юга России, Сибири и Средней Азии.

Одновременно с тремя грандиозными походами на юг из степей Евразии индоевропейцами было предпринято грандиозное вторжение в центр Европы в середине II тыс. до н. э. Главной силой во всех четырех вторжениях евразийских кочевников, во многом определивших дальнейшую историю индоевропейских народов и их сложение в современные культурные и языковые группы, явились стремительные боевые колесницы, абсолютно одинаковые и на юге Урала, в Европе, и в Малой и Передней Азии.

Однако повествование о рождении и развитии могучей степной цивилизации с центром на юге Урала, во многом определившей сложение древних, исторически и документально засвидетельствованных классических индоевропейских культур Индии, Малой Азии, Ирана и Европы, впереди.

Обратимся к сравнению языка хеттских табличек, гимнов Ригведы и книг Авесты.

Вот сочинение XIV в. до н. э., принадлежащее хетту Киккули. Оно посвящено коневодству и, с точки зрения сравнительного языкознания, содержит ряд крайне интересных слов.

Числительные хеттов: aika (хет.) — ека (инд.) — один; tiera (хет.) — tri (инд.) — три; panza (хет.) — panca (инд.) — пять; satta (хет.) — sapta (инд.) — семь; nawa (хет.) — nava (инд.) — девять.

Коневодческая терминология хеттов из того же сочинения: aswasanni (хет.) — тренер, acva (инд.) — конь, cam — утомлять; wartanna (хет.) — круг для коней, vartana (инд.) — путь, поворот. Значительную часть хеттских текстов II тыс. до н. э. составляют имена царей и знати, представляющие правящие династии Малой Азии. Необходимо отметить, что имена их жён, как правило, не индоевропейского происхождения, что могло предопределить наступившее в последней четверти II тыс. до н. э. значительное растворение хеттской культуры и языка в Малой и Передней Азии.

О завоевании хеттами своей будущей столицы — города Хаттусас — мы узнаём из повествования царя Анитты, жившего в XVIII в. до н. э.

На протяжении всего II тыс. до н. э. хеттские центры Малой Азии и Сирии активно участвовали в оживленной восточносредиземноморской торговле, в которую были вовлечены Египет, острова Кипр, Крит, Киклады, города Эгеи и Передней Азии.

Расшифрованные хеттские письмена повествуют не только об истории их создателей — сам язык текстов говорит о родстве, а значит, и о происхождении хеттов.

Митанийский арийский язык, язык хеттов, наиболее близок индийскому арийскому языку создателей ведических гимнов и родствен иранскому арийскому языку Авесты.

Таким образом, можно разделить митанийский, индийский и иранский арийские языки на две группы: митанийско-индийскую и иранскую. Причем хеттов (митанийских ариев) сближает с индоарийцами, создателями классической Ригведы, сходство религии и мифологии, и в несколько меньшей степени это сходство касается иранской духовной традиции.

И у хеттов, и у индоарийцев II тыс. до н. э. Индра является богом, в то время как у иранцев XIII–VII вв. до н. э. Индра также представлен, но лишь как демон. Варуна у иранцев вовсе отсутствует.

Конечно, митанийско-арийский и иранский языки в IV тыс. до н. э. и, вероятно, еще в III тыс. до н. э. являли собой общий протоязык, однако на рубеже III–II тыс. до н. э. восточное крыло индоевропейского языкового древа разделилось, из него последовательно выделились сначала митанийский язык, носители которого, исторические хетты, в первой четверти II тыс. до н. э. завоевали Малую Азию, Сирию, Ближний Восток и север Египта; затем выделился индийский арийский язык Ригведы, на котором говорили арийские кочевники, во второй четверти II тыс. до н. э. занявшие бассейн реки Инд. Но уже в XIII–XII вв. до н. э. к югу Средней Азии продвинулись будущие иранские арийцы, путь которых отображен повествованием священного собрания книг Авесты. Территория, явившаяся во II тыс. до н. э. исходной для серии арийских вторжений в Азию, локализована Авестой в степях Евразии, включающих Нижнюю Волгу, юг Урала, Сибири и долину Турана, и названа Айриана-Ваэджо.

Следует сказать и о том, что протоиндийский язык ведических гимнов во многом имеет больше общего с германскими языками, нежели со славянскими, в то же время восточнославянские языки ближе ведическому языку индоарийцев, чем западнославянские языки.

Предварительные выводы могут быть таковы. Родство всех индоевропейских языков, и в первую очередь в областях, касающихся сельского хозяйства, домостроения, названий, описывающих рельеф местности, родственных отношений, указывает на V–IV тыс. до н. э. как на время сложения и формирования основных, слоговых и глагольных форм языка, касающихся всего круга внешних и внутренних основ жизни, религии и хозяйства. При сопоставлении различных индоевропейских языков можно составить достаточно полное представление о том, что занимало и окружало индоевропейцев в эпоху сложения общеиндоевропейской культуры с длительным периодом выработки ее особенностей и протоязыка, а вернее, основополагающих слоговых и глагольных форм (табл. 1–16).

Прежде чем рассматривать нижеприведённые языковые таблицы, попытаемся понять причины, приведшие к столь широкому многообразию в языковой семье индоевропейцев.

Причины, приведшие к своеобразию языков, объединенных в то же время столь глубокими корнями, лежат не только в пространственной и временной обособленности их носителей, но и в связях отдельных групп индоевропейцев с самыми различными этносами неиндоевропейских народов континента.

Углубившись в сравнительное языкознание мы не раз столкнемся с тем, что параллели, объединяющие балтский и греческий, подчас отсутствуют в славянском, что противоречит логике местоположения народов, но не ходу истории. Увидим мы и то, что языки восточного крыла индоевропейцев весьма часто ближе германской, романской, греческой и балтской группам, нежели славянской, что опять вроде бы не логично географически, но оказывается вполне объяснимо исторически. Кстати, именно последнее обстоятельство подчеркивает древность и своеобразие славянства.

Таблица 1. Основополагающие глагольные формы, составившие остов выделившихся из праязыка языков
Шведский Немецкий Латинский Греческий Литовский H.−лужицкий, в.−лужицкий Польский Русский Авеста (иранский) Древнеиндийский
stalla, stanna werden sisto · · stanus, stanys stac стать · stha
satta, sig sich sido · sodinti sajis, sadzic sadzic садиться sad sad
· beben, zittern trema τρεπω trepumas trepjetac trepiotac трепетать · vip
ge, giva geben dato, dare, datum δουναι. dovana dewas, dawac davati давать davoi dhi
ga fahren eo · · jezdzu, jezdzu jezde ездить, идти · yu, yos
ata essen esito εστι esti · jest есть asti asti
torka trocknen sicco · · · · сушить · cus
se sehen spicio · · · · смотреть · ci
· · video · veizdeti widzec widze видеть vista vi
sta · sto · · · · стоять · stha
· gehen ito, itus εισι eiti du, idu ide идти aeiti eti, gam
mata messen, mitan metor modius μεδιμνοζ mieryti · mierzyc мерить · ma
· · torno τεχτων tasyti cesac ciosac тесать tasaiti taks
skriwa schreib, mitan pingo, skribo · piesiu pisas pisac писать, скрести paesa pimcati
tala saga sagen sprechen oro γοοζ gauju howrio gwar говорить, орать, сказать, толковать · gavate
bugga uppfora · struo · · tsojs, trojic stroic строить · ·
rasa fallen ruo · · · ruszyc рушить · ·
ske, vara sein, be (англ.) sum · buti bus byc, byc быть существовать · bhu
suga saugen sugo · · · ssac сосать · dhayati
alska, tycka lieben zelo · · lubis lubic любить, зело · lubhyati
hora horen, spuren · · · siuchas, slusec sluchac слышать · cru
· · · · · · · торить · turah
dricka trinken bibo πινω · pis, pic pic пить · Pa
veta wissen veta · · wjezes, wjedzec wiedzies ведать, знать vaeda veda, vid
skina, lysa scheinen, leuchten · · sviesti swesis, swiecic swecic светить spaeta vas
· · · · · · · полнить · pra
valja · · · · · · выбирать · var
· hlifan (гот.) clepere χλεπτω · · · красть · ·
· weben, weban (д.в.н.) · υφαινω · · · вить · vabhi
· · pinso πτισσω · · · толочь пихать · pish
skjutsa · veho · vezu wjasc, wjasc wioze везти vazaiti vah, vesi, yu, yos
draga, slapa ziehen tendo τεινω · segas ciagnac, cahac тянуть tanj, ayeiti tan
Таблица 2. Основные работы по выращиванию, сбору и обработке урожая
Шведский Немецкий Латинский Греческий Литовский Н.−лужицкий, в.−лужицкий Польский Русский Авеста (иранский) Древнеиндийский
ploja, aradar (кельт.) aran eren orare, aratrum, фкщ αροω, το, οργωμα arti pachas, worac orac орати пахать · krs
sa saen, besaen sero, sato, semino σπορα, σπειρειζ seti, isseti ses, syc siac сеять · yavam
satta · · · · sajzis, sadzic sadzic сажать Совар (дари) sad
rana · · · grobti grabas, hrabac grabic грабить гарат (дари) grabha, yati
sla, meja mahd, mahen segare · kasti · · косить · casti, casati
vanna schwingen e-vanno · vetyti · wiac веять vaiti vati
· winden vieo πλεκω, στριβω vyti wic wic вить · vyayati
· schmutz · ζυμωνω maisyti mesys, mesyc miesic месить · meksa, yati
· flechten plecto πλεχω · plasc, plesc plesc плести · pracnas
pa, ga, valla weiden pastum · · pasu, pasc pasc пасти spasyeiti pahhsi (хетт.) ·
· · · · · dois, dejic doic доить daenu dhayati
· · · ρεζω · · · рисовать · raj
rota grava graben rut, cavo κοπλνω, σκαβω kasti kopas, kopac kopac копать киндел (дари) ·
· · irrigation, ir-rigo · · · · орошать аби арик (дари) ·
· · · · · · · дубить добалат (дари) ·
trycka drukken · · · dajis, dajic dawic давить dav ·
vissna · · φθινω vysti wjaduyc wiednac вянуть мравай (дари) ·
meja, skorda mahen sichein seco, massis στενευω · zes, zee zac жать · ·
mala, malin (кельт.) muhle molo αλεθω, μυλλω maiti, malunas mjelom, nijelu miele молоть · ·
sticka steppe sterno · · · · стегать, срубать · ·
· · · · apoluIki, nti · · опылять · ·
tappa · · τριβω · · · терять · ·
vaga wiegen · βαροζ svoris · wjcsyc весить · ·

Мы видим, что в эпоху существования праязыка в среде индоевропейцев процветали пашенное земледелие и молочное скотоводство. Степень развития производящего хозяйства V–IV тыс. до н. э. отражена языком, описывающим полный цикл работ — от вспашки до косьбы и замеса муки и от пастбища до дойки. Позднейшие языки индоевропейцев закодировали первооснову их древнейшего хозяйства. Кстати, секрет грандиозной расселенности индоевропейцев во многом заключен в их изначально подвижном образе жизни и в соответствующем ему укладе хозяйства. Благодаря древнейшей степной закалке индоевропейцы оказались столь расселенным и могучим народом. Около середины IV тыс. до н. э. индоевропейский мир континента начинает дробиться, выделяя отдельные протонароды и протоязыки. Постепенно у западного крыла обозначается тяга к оседлому земледелию, и его сельскохозяйственная терминология становится богаче. Восточное крыло, вынашивавшее исторических хеттов, индоарийцев и протоиранцев, склоняется к традиционному кочевому скотоводству. Однако в IV тыс. до н. э. деление на языки было достаточно условно и близость протославянского и протоиранского языков на то указывает.

В III тыс. до н. э., и особо к рубежу III–II тыс. до н. э., у формирующейся западной группы индоевропейцев продолжалось активное развитие оседлых форм ведения хозяйства. При этом ядром западной группы индоевропейцев континента являлась протославянская общность центра и востока Европы, однако уже начали вставать на ноги индоевропейские культуры Апеннин (ранний металл Италии III тыс. до н. э.), юга Балкан (Ранняя Эллада середины III тыс. до н. э.) и крайнего запада континента (мегалитические культуры Пиренеев, Франции, Британии и юга Скандинавии).

Таблица 3. Хозяйственный инвентарь древнего индоевропейского общества Евразии
Шведский Немецкий Латинский Греческий Литовский Н.−лужицкий, в.−лужицкий Польский Русский Авеста (иранский) Древнеиндийский
arthr, plog hoha, artr (кельт.) aratrum αροτρον arklas radlo, plug radlo, plug ордло, рало, плуг, соха · cakha, vrka
vagn, vehicle (англ.) wagen vehes vehiculum οχημα, αμαξι, καρρο veziьфы woz woz повозка · vahanam, anas
ax aches, ahsa (д.в.н.) axis αξων asis wos, woska os ось asa akshas
alla · navis, linter ναυζ aldija loz, lodz lodz ладья · naus
ar, oar (англ.) ruder remus ερετμρζ irklas wjaslo, wjeslo wioslo весло · aritram
· kummet, hame helcium χημρζ kamantai chomot, khomot chomat хомут · camya
· joch, yoke (англ.) jugum ξογοζ jungas · jarzmo ярмо джеуг (дари) yuga
· nabe, naba (д.в.н.) · · · · · ступа, ступица · nabhi
snore, rep · vinculum · virve · · верёвка, шнур · varatra
li · · κοσσα · kosa kosa коса · cas
skar · secula · · serp sierp серп · smya
Tapar уха axt, beil, aqizi (гот.) ascia, tornus, securis τσεκουρι, πελεχυζ, αξινη · toporis, toporo topor топор ascia, accetta, табар (дари) ·
jarn eisen aes, aeris, raudus σιδερο gelezis mez, mjedz micdz медь, металл rod ayas, loha
guld gold chrysos · zeltas zloto zloto золото zaranya hiranya
· knochen costa, os, ossis οστεον · kosc kosc кость ast asthi
kruka, core, (кельт.) (д.в.н.) kruog hirnea χρωχιοζ, χρωσσοζ kausinas · · кувшин · kuta, caru, ukha
· kelle · · kausas · · ковш карицей (дари) kosas
kittel kessel, katils (гот.) catinus, cortina · katilas kosel, kotol kociol котел · caru
korg hverr korb core (кельт.) corbis · karbas · krobia короб корзина · Caru
· ahle, ala (д.в.н.) · · · · · шило · ara
· · · αβαρνα · brona brona борона bern (перс.) ·
borr bohr · · · · · бур барма (дари) ·
hacka karst dolabra · · · · кирка куланг (дари) ·
kniv klinge dunac · · noz noz klin нож клинок naeza ·
· · testa · · · · таз tasta ·
lim leim · κολλα klijai klij klej клей срих (дари) ·
sikt sieve (англ.) · · sietas syto sito сито · ·
· · · καδσζ, χαδη · kaz, kadz kadz кадка · ·
· scraper (англ.) sthgilis · · · · скребок · ·
skovel scoop (англ.) · · samta-lis · · совок · ·
hammar · mateola · · · rnlot молот · ·
kvarn muhle molina · · · · мельница · ·
bro (кельт.) gairnus muhlstein molo μυλοπετρα girna, girnas · · жернов · ·
· waganso vonus οφνιζ · · · сошник · ·
· kiesel · · krams (лат.) ksemjen kremjen krzemien кремень · ·
fackl · fax, facis · · · · факел · ·
hak · hamus · · · · крюк · ·
· · cunabula · · · · колыбель · ·
silver silber, silubr · · sidabras silabras slobro, slebro srebro серебро · ·
barusten amber (англ.) glaesum ηλεκτρον, κεχριμπαρι gintaro · · янтарь · ·

Земледелие и скотоводство в V–III тыс. до н. э. располагали вышеприведенными орудиями труда, и это касалось всей общности индоевропейцев континента. Очерченный круг орудий как основа остался практически неизменен и поныне. В III–II тыс. до н. э. продолжилось совершенствование орудий труда. При этом протоиранская общность не теряла тесных контактов со все более крепшей западной половиной индоевропейского мира. Хетты и индоарийцы, напротив, все более отдалялись от оседлого возделывания земель, и в их языках наименее выражен процесс совершенствования и расширения круга сельскохозяйственных орудий. Мы помним о том, что в III тыс. до н. э. явственно обозначился природный климатический кризис в долине Турана, в степях Евразии и в центрах юга Туркмении и Ирана. Земли Европы, напротив, с каждым столетием становились благодатнее для ведения сельского хозяйства и развития ремесел.

Во II тыс. до н. э. началось бурное развитие бронзолитейного производства в Европе (унетицкая культура XVIII–XV вв. до н. э.) и оседлое население запада континента к существовавшим издревле орудиям труда с каждым столетием добавляло все новые, отсутствовавшие у восточных индоевропейцев. Однако в XV, XII, Х вв. до н. э. Европе пришлось пережить череду широкомасштабных вторжений из евразийской степи представителей восточного крыла индоевропейского мира, что во многом смешало протоязыки континента. И тем не менее начиная с середины III тыс. до н. э. западная группа языков индоевропейцев раз и навсегда отделилась от восточной, и во II тыс. до н. э. эту тенденцию переломить не могли и самые могучие степные бури.

Таблица 4. Жилище индоевропейцев V–I тыс. до н. э.
Шведский Немецкий Латинский Греческий Литовский Н.−лужицкий, в.−лужицкий Польский Русский Авеста (иранский) Древнеиндийский
hus · domus δομοσ dimstis dom dom дом dam dam, dan
gard hof fores θυρα · dwor dwor двор дарбар (дари) dvaras
port glind · fores θυρα vartai rota, wrota wrota ворота вар, дарваза (дари) vrtis
stolp stollen sudis στηλη sulas · · столб стен (дари) sthuna
kupol kuppel · · · · · свод купол · svar
hostack schober, dach, dah stirta στεγοζ, τεγοζ stogas stog, stoh stog стог [крыша] то да (дари) sthaga
halm · sterno, stipula, culmus χαλαμη · sloma sloma солома, стерна · cilas, sterna, barhis
· · · · · · · амбар амбар (дари) sambhara
spis ofen aula, fornus, caminus σομπα kepti pjac, pjec pies печь, каменка · rbisa, ukha
varme · tepide · · soply, coply cieply тепло · taptas
eld ljus feuer licht ignis πυρ ugnis hogen, wohen ogien огонь agnis (хетт.) agni
· wall vallum · · · wal вал · vala
kanal kanal canalis καναλι kanalas · · канал · kulya
ang fala acker ager, palam αγροζ, πεδιον · polo pole поле огород · agras, ajra
vic, fih (кельт.) weihs (гот.) vicus οιχοζ vicos · · весь vis, vit vie, vecas
stad gards (гот.) urbs · gardas grod, tirod grod город · grhas, arma
torn burg purgus, turris πυργοζ, πολιζ pilis tur tur тур, туров бурдж (дари) pur
· heim, haims (гот.) · χωμη kiemas · · край · ksaya
hus haus · · · · chata хата kata ·
tur daur (гот.) weide · · · · · дверь · ·
trumpet · tuba · · tsuba, truba traba труба турум (дари) ·
· spane schidiae · skiedua scep szczep щепа хашак (дари) ·
ho · fenum σανοζ, σανα sieno seno, syno siano сено · ·
· stall (англ.) stabulatio σταυλοζ · · · стойло · ·
· weide · · · · · выгон вуршо (дари) ·
bad · balneum βαλανειον · · · баня · ·
· ruin · · rovine · · руины · ·
· hufe · χηποζ · · · сад · ·
· dorf, thaurp (гот.) · · dirwa · · деревня, дерн · ·
land (кельт.) land (гот.) list · lendu · · лядина · ·

Дом столбовой конструкции, укрытый соломенной крышей, снабжался печью-каменкой, отапливавшей его до свода. Двор, включавший амбар и иные хозяйственные постройки, защищался оградой или валом, разомкнутым воротами.

Объединения мелких поселений составляли вики или веси, в свою очередь группировавшиеся вокруг огороженных укреплений (городов), туров (pur), являвшихся крепостями.

Во II тыс. до н. э. все более глубокое разобщение между восточной и западной группами индоевропейцев сказалось и на названиях селений, и на отдельных деталях строений и сельскохозяйственных угодий.

Таблица 5. Состав домашнего стада древних индоевропейцев
Шведский Немецкий Латинский Греческий Литовский H.−лужицкий, в.−лужицкий Польский Русский Авеста (иранский) Древнеиндийский
охе, охаг ochse · · · wol wol вол · vahni, vadhri, ukshan
tjur, boukko (кельт.) stiur (гот.) bos, bovis βουζ · byk byk бык, тур, говядо · gao
· · · · · · · · · staoro
ко kuh ceva αγελαδα karve krowa, kruwa krowa корова · gva
hast ehu, knight (англ.) equus, caballio ιππζ, αλογο, ατι kumela kon kon конь aspa acvas
get ziege · κατσικα, αιξ ozka koza koza коза azak (перс.) aja
far ou (д.в.н.) ovis οιζ avis wejca, wowca owca овца · avis
bagg ram (англ.) · βαριον, προβατον, αρνοζ, αρην · baran, boran baran баран · urana
hund hund canis σκυλοζ, χυων suo · · собака spaka cva
· buffel bubalus βουβαλοζ buivolas buwol baj wol буйвол · ·
asn esel asinus, asellus ονοζ asilelis wosol osiol осел · ·
· maultier · μουλαρι mulas · mul мул · ·
svin schwein serofa, sus, suis χοιροζ, συ, γουρουνι · swina, swinja swinia свинья hu ·
· kamuchen cunicuius κουνελι · · krolik кролик · ·
katt katze catta γατοζ katinas kot kot кот · ·
fagel vogel avis πουλι, πιηνον paukstis ptak ptak птица putra potas vi
and, ander ente anas νησσα antis · · утка ati atis
gas gans anser χην zasis gys, hus ges гусь · hansas
hona · · κοττα · kura kura курица horos kulalas, cokoras
tupp puter · πετεινοζ, κοκκοροζ · · · петух horos ·
bi · apis · bitis, bite cola, pcola pszczola пчела бъчела · ·

Волы, быки и коровы в V–III тыс. до н. э. составляли основу стада крупного рогатого скота. Козы, овцы и бараны дополняли стадо и, охраняемые конными пастухами и собаками, также покрывали тысячи километров в необозримых степях Евразии. По мере оседания западного крыла на земли Европы, шедшего особенно активно в III–II тыс. до н. э., в хозяйственном обиходе появились новые животные. Наиболее ярким признаком оседлости явилась свинья, мало известная хеттам и индоарийцам.

Весьма развитым ещё в эпоху единства индоевропейского языка было птицеводство, заключавшееся в выращивании уток, гусей и кур.

Таблица 6. Культурные растения древности
Шведский Немецкий Латинский Греческий Литовский H.−лужицкий, в.−лужицкий Польский Русский Авеста (иранский) Древнеиндийский
korn ehir, gerste aceris, horde, urn ζεα, αχοστη javai jacmen, jecmjen jeczmien ячмень · yavas
havre oats (англ.) avena αιγλωφ avizos, oviza hows, owies овес · avasam
vete · zea, siligo σιτοζ, σιταρι, πυροζ kvietys, purai psenica, zito pszenica, zyto пшеница, жито · pistam
sad, korn kerno senen, granum οποροζ java, zirnis, grudas zemo, zorno ziarno зерно, семя галла (дари.) jurnas
foster · · · · plod plod плод · pippala
peppar pfeffer piper πιπερια, πιπερι pipiras peper, popjer pieprz перец · pippali
pepparr ot · · χρανοζ, κρενο krienas ksen, khren chrzan хрен · ksaras
lin lein linium λιναρι, λινον linas lan, len len лен · ·
rag roggen secale σικαλη, σικαλιζ rugus rez, roz rez рожь · ·
gryn grutze · κοκκοζ kruopos ksupa krupa крупа · ·
· erbse ervum ερεβινθοζ · · · горох · ·
bon fasol phaselus, faba φασολι, φασιοδοζ · · fasola фасоль, боб · ·
vallmo, valmog, hi mohn papaver μηκων, ρυαζ maguona mak mak мак · ·
· apfel · · obulas, woble (прусс.) · · яблоко aball ·
bar · baca ρωγα uoga jagoda, jahoda jagoda ягода · ·
ros reis rosa ροσο roze roz roz роза · ·
persilja petersilie petroselinon πετροσελινον petrazole · pietruszka петрушка · ·
kal cohl caputium · kapustai · kapusta капуста · ·
mynta minze mentha μεντα, μινθη meta mjatej mieta мята · ·
lok lauch rams · χρομυον lankas · luk лук · ·
morot mohren · · morka marchwej, morchej marchew морковь · ·
sallad salat · · salota · · салат · ·
rodbeta · · σεσκουλο · · · свекла · ·

Некогда деревянные, а позже и металлические рала в V–IV тыс. до н. э. вспахивали землю под посевы ячменя, овса, пшеницы. После вторжения носителей культуры шнуровой керамики (рубеж III–II тыс. до н. э.) в Европе приобрело широкое распространение огородничество, что вряд ли было возможно при преобладании кочевого скотоводства прежних эпох.

Таблица 7. Продукция сельскохозяйственного производства в древности
Шведский Немецкий Латинский Греческий Литовский H.−лужицкий, в.−лужицкий Польский Русский Авеста (иранский) Древнеиндийский
mjolk milch, meluk melca, mulseo μελχιον, γαλα malkas, pienas mloko mleko молоко · mа, payas
olja, smor anko, anke unguen, buturum [battuo — бить] βουτορυ, ελφοζ · maslo maslo масло [мазать] · ajya, sarpis
· · serum οροζ, τυροζ · · · сыворотка, творог tuirya sara
mjol mehl · · · muka maka мука · maca
brod, sad hlaifs (гот.) panis, far σιτοζ javai, kliepas, duona chleb, khieb chleb хлеб ячменный додей (дари) yavas
foda, naring, mat essen esca · penas edis jed, pica pica пища, еда · pacata
smula krume mica χρουω krusa · · крошка · ksudra
sad same semino · sekla, semens seme, symjo siemie семя · bija
kott, meat (англ.) mimz (гот.) caro, viscus κρεαζ mesa mjaso mieso мясо · mamsam
fett · · · · · zyr жир · ghrta
· marg (д.в.н.) · · · · · мозг mazga majjan
honung, mid (кельт.) met metu mel, mellis μεθυ medus mjod, med miod мед madu madhu
saft saft sucus ζουμι sultys sok sok сок homa soma
· humall humulus · · · · хмель haoma ·
agg · ounm ψον · · jaje яйцо aia ·
vax wachs viscum, cera κερι, ιξοζ vaskas wosk wosk воск · ·
vin wein vinum οινοζ vins (латыш.) wino wino вино · ·
salt salz sal, sails αλζ sals (латыш.) sol sol соль · ·
ost sur caseus · suris syra, sera ser сыр · ·
· galle fel χολοζ · · · желчь · ·

В V–IV тыс. до н. э. индоевропейцы мололи муку и пекли ячменный хлеб, неотъемлемую составляющую их пищи.

Мы показали выше, что разведением крупного и мелкого рогатого скота индоевропейцы занимались еще в эпоху языкового единства и оттого присутствие мяса в их рационе естественно издревле.

Сбором мёда и разведением пчел индоевропейцы занимались ещё в V тыс. до н. э. и ранее. Мы подметили выше, что промышленное птицеводство также восходит к эпохе языкового единства, что естественно сопровождалось производством яиц.

И вновь мы видим, как по мере разделения языков в Европе ширился круг продукции сельского хозяйства.

Таблица 8. Система названий родственников
Шведский Немецкий Латинский Греческий Литовский H.−лужицкий, в.−лужицкий Польский Русский Авеста (иранский) Древнеиндийский
man mannus man · · muz, meza maz муж manus man, manus
moder muoter mater, matris μητηρ mote mas, mac mac мать matar, macar (тохар.) mata
fader vater, atta (гот.) pater, atta, papa παππα, αττα, πατηρ · wosc, wotc ojciec отец расаг (тохар.) pita
kvinna qino marita, femina γυνη · zona zona жена, женщина gena mena, vadhu
ungdom juggs juventa · jaunas junk junosza юный yuvan yahva, yuvan
dotter dauhtar (гот.) gnata, filia θογατηρ dukte · · дочь dugedar duhita
flicka · virgo · · zowka, dzowka dziewc дева · devi
son sohn filius · · syn syn сын hunu, se (тохар.) sun, putrah
genus, slakt · gens · rads (латш.) rod rod род · rodasi, ganaih
· · senex · storas stary stary старец · sanaka
· · senacta · · · · старость · sanak
broder bruder brothar (гот.) frater φρατηρ broterelis brats, bratr brat брат bratar, pracar (тохар.) bhrata
siur (кельт.) svistar (гот.) soror εορ sesuo sotsa, sotra siostra сестра hvaihar svasar
anka wit, we, widuwo (гот.) vidua ηιθεοζ · hudowa, wudowa wdowa вдова vidava vidhava
svar schwaher, swehur (д.в.н.) socer εχυροζ securas · swiekier свекр hvasura cvacuras
· swigur socrus εχυρα · · swiekry свекровь husru cvacrus
· · · τεττα · cest tesc тесть · ·
· schnur, snur nurus υνοζ · · sneszka сноха · snusha, snusa
· (д.в.н.) · · · · · · · ·
· zeihhur levir δαηρ dieveris · dzicwierz деверь · devar
· · glos γαλωζ · · zelwa золовка · ·
· awo (гот.) [бабка] avus [дед] μητρωζ awynas anukas wnuk wnuk внук anu anu, anvanc
· babe · · · boba baba бабка, баба · ·
· · · τηθη dede, deds, (латш.) zed, dzed dziad дед · ·
· hagestolz coelibes · · · chlostac холостяк · khalatis
Таблица 9. Названия различных органов и частей тела человека
Шведский Немецкий Латинский Греческий Литовский H.−лужицкий, в.−лужицкий Польский Русский Авеста (иранский) Древнеиндийский
fotsula fotus (гот.) pes, pedis πωξ peda pesy, pesi pieszy podezwa пада [нога], подошва, пеший · pada
hjarta herz, hairto (гот.) cor, cordis χηρ, χαρδια sirdis serce serce сердце zered, kard (хетт.) hrd
itrar, mage · interior εντερον · hutsoba, wutroha watroba утроба antara udara, jathara
sprak, tunga · linguo (lingo — лизать) · liezuvis jezyk, jazyk jezyk язык hizva luhu
oga · oculus οσσε, ομμα akis hoko, woko oko око · aksi
puckel · · χορυφη · gjarb, horb garb горб · kubh
uilen (кельт.) elle, aleina (гот.) ulna ωλενη alkune, uolektis loks, lohc lokiec локоть aretna aratnis
skagg bart barba, berbis · barzda broda broda борода · ·

Одним из ярчайших примеров устойчивости древнейших форм языка является название ноги (подошвы, пады).

Таблица 10. Вооружение и облачение древних индоевропейцев
Шведский Немецкий Латинский Греческий Литовский H.−лужицкий, в.−лужицкий Польский Русский Авеста (иранский) Древнеиндийский
isarno eisen ensis · · · · меч, острый · asi
· · hasta, lancea πιχροζ · · · пика, шест · heti, rsti
pil (skjuta — стрелять) · sagitta ιοζ strela stsela, trela strzala стрела · isu
skold, skydd shield (англ.) scutum πινακαζ skydas scit, skit szczyt щит cinap (дари.) ·
hjalm helmet (англ.) cassis κασκα, χρανοζ · · szlom каска, шлем хул (дари.) ·
byxor · · παντελονι, βρακι · · part порты, штаны партуг (дари.) ·
skosnore string (англ.) · · · · sznur шнур танат (дари.) ·
tyg tissue (англ.) tela, textile πλοχη, υφασμα · · · ткань tanesia (дари.) ·
har woll, hear vorsus, vellus τριχωμα varsa · · ворс порз urna
hatt kappe cappa · kepuraite · · колпак · ·
· ernust rota, raeda · · · · рать eretis ratha [колесница]
hjul rad colo, rota · ratas kolaso, koleso kolo колесо cahra cakras, rat

По мере развития сначала медной, а со II тыс. до н. э. и бронзолитейной металлургии широкое распространение получили доспехи.

Рассмотрим и то, во что облачались древние индоевропейцы и чем они были вооружены. Оружие их состояло из копья, меча и лука со стрелами.

Тело индоевропейцев облегали порты (штаны) из шерстяной ткани, подпоясанные шнуром. Сверху носили плащ, а голову покрывал шерстяной колпак.

Могучим боевым наступательным средством индоевропейцев III–I тыс. до н. э. была колесница ratha (Ригведа). Славянским соответствием ведической ratha стало слово «рать».

Таблица 11. Окружающий мир индоевропейцев V–IV тыс. до н. э.
Шведский Немецкий Латинский Греческий Литовский H.−лужицкий, в.−лужицкий Польский Русский Авеста (иранский) Древнеиндийский
jorden erde partum, tellus, solum χαμαι, εηρα, στερια zeme zemja ziemia земля, претва, плоть zam prthivim
sol sunna sol, ortus ηλιοζ saule slynco, slonco slonce солнце hvare sure, svar
mane mond, mena (гот.) mensis, luna μην · · luna месяц, луна · mas
· stern, stairno (гот.) stella αστηρ zvaigzde gwezda, hwezda gwiazda звезда zvesta (осет.) star
· nebul nebula νεφοζ · njebjo niebo небо свод nabah, nepis, (хетт.) nabhas, svar
· · · · sviesti swet swiat свет spaeta cvctas
· log lux λευχοζ · lucwo luczywo луч raocah rokas
· · ros, roris δροσοζ rasa rosa rosa роса raiha rasa
vind winds (гот.) ventus · vetra wjets wiatr ветер vata vata
dag, dia (кельт.) tag diu, dies · diena zen, dzen dzien день · div
nott nahts (гот.) noctu, nox νοζ naktis noc ziemia ночь · nokta, nakti
· gigat (д.в.н.) [подходящий] · · gads (лат.) gody, hody gody год vatsara ·
var · ver, vens εαρ vasara · wiosna весна vain vasantas
Ar [урожай] jahr, jer (гот.) hornus ωρα · jarica, jerica jar яр [овой] год, весна yar ·
lading, laithe (кельт.), sam (кельт.) sommer leto χαλοζ [прекрасный] lietus [дождь] leto lato лето ham sama
· asans (гот.), aran (д.в.н.) · · assanis (прус.) · jcsicn осень · ·
undern uhtwo (гот.), untorn (д.в.н.), imbuarach (кельт.) · · jau [уже] jutso jutro утро · usras
· · vespera εσπερα vakaras wjacor, wjecor wieczor вечер · ·
· wintar hiems χειμα, χειμων ziema zyma zima зима zimo, zyo hima, hcrnanta
kold, kyla kalte gelu · kalt chlodk, khlodk chlod холод said (осет.) himya
sno schnee, snaiw (гот.) nix, nivis νιφα sniegas sneg, sneh snieg снег snaeg, snaezaiti snihyati
lada (кельт.) eis, is (д.в.н.) · λιθοζ [камень] ledus lod lod лед isu ·
kraj, kant · margo [маргиана в Ср. Азии] · krastas ksaj kraj край karana kast
utkant · ora · · · · округа (rat — колесо), орат · orat
sjo, muir (кельт.) meer, marei (гот.) mare · rnarios, jura morjo morze море самандар (дари) samudra
alv, flod rin, strom, river (англ.) rivus, amnis, fluor ποταμοζ, ρευμα upe, srove reka rzeka река, поток руд (дари) rayas, ap, payas
vatten water aqua, unda υδωρ vanduo woda woda вода аб (дари) uda, ap
klippa hamar saxum petro · akmuo skala, kamjen skala, kamyk скала, камень asman acman phaligam
oken · · · · pusty pusty пустыня · dhavattha
· · area [открытая возвышенность] · · · · Айриана-ваэджо ойкумена · aria, okye
vag pfad pons, via πατοζ, ποντοζ · pus, puc рас путь panta, pnathas pantha
kull holm, hugel, hill (англ.) collis · kalva cholm, kholm chelm холм · kuta
· · rivulus ρυακι, ρυαξ · rucej ruczaj ручей · ·
· oss ostiurn · uosta · · устье · ·
sjo, fake (англ.) see lacus, lastrum (лужа) αχερων ezeras jazor, jezor jezioro озеро, лужа · ·
halvag, ravin aurahi (гот.) vorago ορυχη griova · · овраг, ров · ·
sluttning · clivus · · · · склон · ·
· · glarea χαλικι · · · галька · ·
· · gleba · · · · глыба · ·

Правый приток реки Оки — река Протва — сохранил в своем имени древнейшее название земли индоевропейцев континента.

Обратим внимание на близкое знакомство индоевропейцев, говоривших на едином праязыке, с зимними холодами, снегом и льдом. Задумаемся над словами, описывающими ландшафт, окружавший наших далеких предков. Пути их пролегали вдоль рек и по водоразделам, в краю открытых всем ветрам возвышенностей и холмов. Было им знакомо и море, омывавшее берега их ойкумены.

Западное крыло индоевропейцев начиная с середины IV тыс. до н. э. начало втягиваться в край озёр, ручьёв, оврагов и, как мы увидим позже, в полосу лиственных и хвойных лесов Европы.

Таблица 12. Названия дикорастущих растений
Шведский Немецкий Латинский Греческий Литовский H.−лужицкий, в.−лужицкий Польский Русский Авеста (иранский) Древнеиндийский
skog, virke, timmer · si-lva λογγ, δασοζ laiskas leso, les las лес · libuja [лиана], vana, aranya
trad, dervo (кельт.) triu (гот.) larix δεντρο, δρυζ derva drjowo, drjewo drzewo дерево dauru, taru (хетт.) druh, daru, dry
bjork birke, birihha · βετουλη berzas brjaza, brcza brzoza берёза berz (осет.) bhurjas
· · taxus τοξον · sis, cis cis тис taxs taksakas
kvist zweig sarmentum ιτυζ vytulas saka sakele · · ветка · cakha
kvist ast surculus · saka suk sek сук · cakha
stjalk stiel, steugel stipula scapus στελεχοζ stiebas spio, stwjeico zdzieblo стебель · stibhis, am-su
skorpa · crusta, cortex · kama · kora кора carman, krttis ·
lowerk liste lamina, falium φυλλο lapelis, laiskas list list лист list (осет.) ·
vide weide vimineturn ιτια, ιτεα zilvitis, ieva jiwa iwa ива ветла vaeti ·
ek, daur (кельт.) teer, eiche · δρυζ azuolas dub dab дуб · ·
ekollon eichel glans βαλανοζ gile zoluz, zoldz zoladz желудь · ·
alm buche fagus φηγοζ bukas buk buk бук · ·
alm ulme ulmus · vinksna wjaz wiaz вяз · ·
lind linde philyra λιπα, φιλυρα liepa lipa lipa липа · ·
jalster erle elira σκληθρα alksnis wolsa olcha ольха · ·
asp espe · αγριολευ, κα epusynas wosa osina осина · ·
poppel poppel populus πιελεα tuopa topol topola тополь · ·
ask esche ornus, farnus φραξοζ, μελεγοζ uosis jasen jasien ясень · ·
lonn hlynr (исл.) aser, eris χλινοτρο, χον klavas klon klon клён · ·
vide · verbena ραβδοζ virbas wjerba, wjerba wierzba верба · ·
gran fichte etis · egle jedla, jedla jodla ель · ·
ceder zeder cedrus χεδροζ kedras · · кедр · ·
fura fohre, pina (англ.) pinus πευκο pusis · · пихта · ·
· · · · · sosna socna сосна · ·
mossa moos muscus μουσκλο musos samanos mech mech мох · ·
· · erice ερειχη virzys rjos, wrjos wrzos вереск · ·
gyttja ilme, silt (англ.) limus ιλυζ · lom ilm ил · ·

Видно, что в эпоху языкового единства индоевропейцы были хорошо знакомы с лиственными лесами, содержавшими, как минимум, берёзу, тис и, возможно, дуб.

Сходство в названиях пород деревьев у западного крыла индоевропейцев указывает на сохранение языковой общности при достаточно длительном взаимодействии и близком проживании в широколиственных лесах Среднерусской равнины, бассейна Дуная и балтийского побережья в период с середины IV до рубежа III–II тыс. до н. э.

Отсутствие названий хвойных пород деревьев у восточной группы индоевропейцев указывает на то, что в III тыс. до н. э. взоры их были обращены скорее на юг, нежели на запад или северо-запад.

Таблица 13. Названия диких животных
Шведский Немецкий Латинский Греческий Литовский H.−лужицкий, в.−лужицкий Польский Русский Авеста (иранский) Древнеиндийский
varg wolf lupus λυκοζ vilkas welk, wjelk wilk волк vihrka vrkas
bjorn eisber, bar ursus αρκτοζ meska, lokus Mjadwjez, niedzwiedz медведь [мёд-ведающий] · rksas, rkscha
· · · · · mjedwjedz · · · ·
· schakal · τσακαλι sakalas · · шакал sagal crgalas
· hase · · · · · заяц · caca
alg elen, eich, alces alces αλκξ · · los лось, олень · rcyas
· biber fiber δερμα bebras bober, bobr bobr бобер bawra babhrus
utter otter · βιδρα, υδρα udra hudra, wudra wydra выдра udra udras
· · · αρτομυζ staras · susel суслик · cvasiti
mus maus mus, muris μυζ · mys mysz мышь mus mus
tiger tiger tigris τιγριζ tigras · · тигр tigri ·
maurr · · · · · · муравей maoiri ·
lodjur luchs lyncis, lynx ριτσοζ, ρησοζ, λυγζ riscia, lusis · rys рысь · ·
dovhjort · · ελαφι alne, elne, danielius · lani лань · ·
· fuchs vulpes αλεπου lapinas liska lis лиса · ·
vildsvin keiler, eber aper · kuilys · · кабан · vildsvin
· igel · εχινοζ · · · ёж, иглы · ·

О волках известно, что они наиболее многочисленны в зоне степей Евразии. Рысь, напротив, обитает в лесной полосе континента, хотя существует ее подвид, занесенный в Красную книгу, называемый туркестанской рысью.

Таблица 14. Пернатый мир
Шведский Немецкий Латинский Греческий Литовский H.−лужицкий, в.−лужицкий Польский Русский Авеста (иранский) Древнеиндийский
orn aar, adler aquile ορνιζ, αετοζ erelis jerel, worjol orzel орёл haras (хетт.) cyena
glada · · · · · · коршун kahrkasa grdhra
falk · · · sakalas sokol sokol сокол · сyenа, cakunas
tjader · tetrao τετραξ teterva · cietrzew тетерев teterv tittiras
trast drossel turda τσιχλα strazdas drozn, drozn drozd дрозд · ·
korp krahe corax, corvus κορακαζ varnas, krauklys ron, wron ворон · ·
· · · · · wron · · · ·
hager · ardea τσικνιαζ garnys capla czapla цапля · ·
hok · astur accipiter ιεραζ, γερακι · jastseb, jatrob jastrzab ястреб · ·
· zeizig · καναρινι · cyz, ciak czyz чиж · ·
· kiebitz · σχονικλοζ · · · чибис · ·
stare star sturnus · · skore skorzek скворец · ·
· kranich grus γερανοζ gerve · · журавль · ·
· · grus [журавль], gryps [гриф] γερακι [ястреб], γρυφ [гриф] garnys [цапля], gerve [журавль] · gruf гриф · garutmant

В эпоху индоевропейского единства кочевья скотоводов неотступно сопровождали хищные птицы. По мере отделения западного и восточного индоевропейских крыльев, а окончательно процесс размежевания произошел во второй половине II тыс. до н. э., язык европейцев наполнился множеством названий мелких лесных птиц.

В Ригведе упоминается птица garutmant. В западной группе индоевропейских языков часты названия разных видов птиц со схожим названием.

Таблица 15. Охота и рыбный промысел
Шведский Немецкий Латинский Греческий Литовский H.−лужицкий, в.−лужицкий Польский Русский Авеста (иранский) Древнеиндийский
· karausche, crucian coracinus κυπρινοζ, χοραχινοζ karasos karas, kharas karas карась · kilasas
fisk ruppa · ιχθυζ zuvis ryba ryba рыба · matsya
· lachs (д.в.н.) · · laszisza · · лосось lahs (тохар.) ·
karp karpfen, carp (англ.) · κυπρινοζ karpis karpa, karp karp карп · ·
· salmon (англ.) salmo σολομοζ lasisa · · семга · ·
· aal anguilla [anguis — змея] μουγγρι, χελι ungurys hugor, wuhor wegorz угорь · ·
leine · · λινευζ lynas lin lin линь · ·
gadda hecht esox, ocix λουτσοζ ungurys hugor, wuhor wegorz угорь · ·
hjarter, mask wurm vermis, rauca σκουληκι kirmele cerw czerw червь kirm krmis
· · musca μυια · · · муха · ·
· floh pulex φυλλα ungurys hugor, wuhor wegorz угорь · ·
orm drache anguis, draco οχια · zmija zmija[2] змея, дракон · ahi
huggorm giftige echidna εχιδνα, οχια guvata · gad гадюка гюрза ·
palsverk pelzwerk pellis · paustis, pukas · puch пушнина pusa pucchas
penna · penna · sparnas pero, pjero pioro перо parena parnam, prcni [пестрое]
tand zahn · δοντι, γομφοζ dantis, zambas zub zab зуб zemb jambhas
skinn, hug · sciria, scortum σχυτοζ skara skora skora шкура, скора (летопись) · ·
nagel kralle, claw (англ.) unguis νυχι nagas kocht · коготь · ·
horn horn cornu κεραζ ragas rog, roh rog рог · ·

Карась и лососевые составляли основу рыбного промысла самых отдалённых эпох.

И вновь мы видим, как все более разнообразится круг промысловых рыб у западной группы индоевропейцев и, напротив, оскудевает у восточной.

Таблица 16. Числительные индоевропейцев V–III тыс. до н. э.
Шведский Немецкий Латинский Греческий Литовский H.−лужицкий, в.−лужицкий Польский Русский Авеста (иранский) Тохарский Хеттский Древнеиндийский
en, ett ein unus ονιη · jaden, jedyn jeden один, един · · aika eka
tva zwei, twai due, duo δυο du, dvi dwa, dwaj dwa два dva we · dva, duvau
tre drei, treis ires τρειζ trys tso, tro trzy три trayo tri tri tri, trayas
fyra fier quattuor τεσσαρεζ keturi styrjo cztery четыре catwaro stwar · catvaras
fem funf quinque πεντε penki pes, pjec piec пять раnса pana panza panca
sex sechs, saihs sex εξ sesi sesc szesc шесть hsvas sak · sat
sju sibum, sieben septem επτα septyni sedym, sedom siedm семь hapta spadh sipta, satta sapta
atta acht octo οχτω astuoni wosym, wosoni osiem восемь asta oliadh · asta, ashtau
nio neun, niun novem εννεαζ devyni zewies dziewiec, dzewjec девять nava nu nawa nava
tio zehn, taihun decem δεχαζ desimt zases, dzesac dziesiec десять dasa sak · daca
hundra · centum ελεον simtas sto sto сто satem kandh · catam
tusen · · · tysacntis tysas tysiac тысяча · · · sahasra

В табл. 16 не случайно приведены числительные тохарского языка. И тут следует особо сказать о тохарах, язык которых является ныне мертвым. Во II в. до н. э. последняя, тохарская, волна индоевропейских кочевников долины Турана, юга Урала и Сибири хлынула на возделанные земли Бактрии, севера Афганистана и Ирана. Тохары оказались четвертыми, исторически засвидетельствованными, завоевателями земель, расположенных к югу от классической Айриана-Ваэджо. Тохарский язык удивительно близок германской и романской группам языков, что лишний раз подчеркивает древность и давнюю обособленность протославянского языка и пришлый характер на западе Европы языков кельтов, германцев, латинов, греков и балтов, истинная родина которых расположена в степях Евразии, на огромной равнине центра континента.

Итак, сравнительное языкознание достаточно рельефно рисует картину жизни индоевропейцев Евразии V–IV тыс. до н. э. И что же мы видим? В первом приближении, не вдаваясь глубоко в анализ громадного объема языкового материала, мы можем констатировать наличие весьма развитого сельского хозяйства, построенного на разведении крупного и мелкого рогатого скота (быков, овец и т. д.) и на высокотехнологичной, даже в современном понимании, обработке земель под посевы, опирающейся на пашенное земледелие (ордло-рало в упряжи быков). Широко культивировались рожь и особенно овёс.

Рекам и холмам давались названия. Человек вел войны, строил жилища, храмы[3] и даже города-громады. Уже произошло близкое знакомство с рудами, серебром. Существовали основополагающие понятия о духовном мире[4] человека и окружающего его космоса. Действовала десятичная система счисления.

Однако вернемся к вторжению индоевропейцев, происходившему на рубеже III–II тыс. до н. э., на земли Малой Азии, Переднего Востока и на север Египта, в дельту Нила, следствием которого явилось сложение хеттской исторической, культурной и языковой общности XX–X вв. до н. э. в Малой Азии и Сирии.

Вторжение хеттов на запад Азии, практически совпавшее по времени с громадным вторжением индоевропейцев в Европу (культуры шнуровой керамики и колоколовидных кубков), окончательно смявших культуру триполья, явилось прологом великих событий, произошедших позднее во II тыс. до н. э. Наиболее замечательными и значимыми для судеб народов континента стали вторжения ведических ариев во второй четверти II тыс. до н. э. на северо-запад Индии и следующее по времени за ним вторжение носителей индоевропейской курганной культуры в Центральную Европу, причем сокрушающей силой обоих нашествий были воспетые Ведами боевые колесницы.

В XIV–XIII вв. до н. э. в степях Евразии произошел новый этнорелигиозный взрыв, вылившийся в эпический поход иранцев-огнепоклонников, шедших с равнин Нижней Волги, юга Урала и Средней Азии через долину реки Теджен-Герируд в Афганистан и далее в Иран, воспетый собранием священных книг зороастризма Авестой. В Европе рождение этой великой индоевропейской религии центра Евразии отозвалось господством культуры полей погребений, одними из внешних проявлений которой были сожжение умершего и захоронение останков в бронзовой или керамической, обычно биконической, урне.

События II тыс. до н. э. были решающими в сложении исторически засвидетельствованных индоевропейских общностей Евразии. Так мы вплотную подошли к вопросу о месте и времени зарождения великих вторжений, религий и языков индоевропейского мира последних четырех тысячелетий.

Район сложения, долгого совместного развития и выработки общего языка, культуры и духовно-этического мировоззрения индоевропейцев локализуется на достаточно обширной территории Евразии. В нее входят районы Ирана, юга Туркмении, равнины юга Восточной Европы, Урала и Сибири и конечно же равнины Средней Азии. Кроме того, древнейшим индоевропейским населением континента следует считать охотников-великанов севера Европы. К ним следует отнести и носителей загадочной днепро-донецкой культуры юга России, самых крупных из известных нам людей, когда-либо населявших континент.

С V тыс. до н. э. индоевропейский мир Евразии пришел в движение, и его население, по преимуществу пастушеское, совершило ряд крупных вторжений в Месопотамию, положив тем самым начало великому расцвету индоевропейского мира Передней Азии.

В IV тыс. до н. э. индоевропейские кочевники совершили несколько крупных вторжений в Европу (начало им было также положено ещё в V тыс. до н. э.), и началось широкое распространение курганной степной традиции в доиндоевропейской средиземноморской Европе.

Тем временем в IV тыс. до н. э. индоевропейцы, населявшие земли Ирана и юга Туркмении, освоили земли Афганистана и Белуджистана, выстроив на них города и многочисленные селения земледельцев и скотоводов.

В III тыс. до н. э. был совершен ряд крупных вторжений индоевропейцев в центр Европы и в лесную полосу севера Европы. Далее из центра Европы последовали вторжения в Грецию (Ранняя Эллада) и на крайний запад и север континента в Британию и Скандинавию. В Элладе, в Малой Азии (Троя), на Кавказе и в степях Северного Причерноморья сложились яркие и мощные провинции индоевропейского мира с собственными центрами производящей экономики высочайшего для данной эпохи уровня.

Тогда же, в III тыс. до н. э., в долине реки Инд родилась величественная цивилизация городов Хараппа и Мохенджо-Даро.

Важнейшей и непосредственной причиной индоевропейских вторжений середины III–II тыс. до н. э. на территории тогдашних культурных и экономических окраин Евразии, как отмечалось выше, явился глубочайший экономический кризис, ставший следствием чудовищной засухи, душащей начиная с середины III тыс. до н. э. земли северо-востока Ирана, юга Туркмении и Туранской долины Средней Азии.

Интересно проследить экспорт изделий из металла, идущий из центров Ирана и юга Туркмении в различные области Евразии.

Уже в IV тыс. до н. э. ромбовидные ножи, производимые на юге Туркмении, минуя равнины Средней Азии, попадали на юг Урала. Их доставляли сюда подвижные кочевники-скотоводы. Более того, южнотуркменские ножи в IV–III тыс. до н. э. распространились и на юге Западной Сибири и в Киргизии. В IV тыс. до н. э. в степях Евразии распространились также черешковые кинжалы, ведущие происхождение из центров юга Туркмении и Ирана.

Однако одно из главных обстоятельств евразийской истории заключается в том, что начиная с середины III тыс. до н. э. (начало великой засухи на юге Туркмении) на огромных пространствах Средней Азии, юга России и Сибири перешли к развитию собственной металлургии. Начались широкая разработка рудников и овладение техникой литья в двусоставных формах.

С конца III тыс. до н. э. началась эпоха активной, исторически засвидетельствованной индоевропейской экспансии, шедшей с севера, из степей Евразии, на юг Средней Азии и далее в Переднюю и Малую Азию. В период, прошедший с середины III до середины I I тыс. до н. э., в степях Евразии сложился величайший центр силы континента. Наиболее богатым сырьем для металлургических горнов районом великой степи оказался юг Урала, где начиная с XVIII в. до н. э. родился первый, петровский, этап археологической андроновской культуры.

Появление в степях Евразии значительного числа оседлого населения центров культуры и производства юга Туркмении и севера Ирана (Геоксюр, Анау, Намазга, Тепе-Гиссар) объясняет практически мгновенный, невиданный ни до ни после расцвет юга Урала XVIII–XV вв. до н. э. В богатых металлургическим сырьём землях tora Урала сложилась не просто своеобразная кузница великой степи, тут сформировалась своего рода столица военной аристократии индоевропейской кочевой стихии Евразии. Именно южноуральская степная элита явилась непосредственной преемницей древней переднеазиатской и южнотуркменской индоевропейской цивилизаций VI–III тыс. до н. э., главным духовным символом которых с V тыс. до н. э. являлся классический крест, ставший в дальнейшем олицетворением христианства.

Коснёмся внимательнее легендарной цивилизации Южного Урала XVIII–XV вв. до н. э. Внезапно начиная с рубежа XVIII–XVII вв. до н. э. на далекой периферии степного мира Евразии (центрами которого дотоле являлись долина Турана в Средней Азии, низовья Волги, Дона и Днепра) в верховьях рек Урал, Белая и Тобол возникло большое число укрепленных поселений. Здания, невиданные ни до ни после в здешних краях, представляли собой наземные бревенчатые срубы плошадью от 25 до 100 м, с сенями-выходом в середине стены. Внутри сруба сооружалось до двух очагов. Застройка поселений велась плотно, но с наличием необходимого числа улиц и площадей. Обязательным для всех поселков условием было возведение оборонительных сооружений, представлявших собой расположенную по периметру селения замкнутую систему рвов глубиной до 2, 5 м, и валов с обрамляющим их частоколом. Поселки практически всегда располагались вдоль рек, и часто при их строительстве использовались защищенные природой мысы коренного берега. Площадь поселений колебалась от 5000 до 9000 м2.

Андроновская эпоха. Томское Приобье. Черноозерско-томский вариант андроновской общности

Андроновская эпоха в Томско-Чулымском регионе. Андропоидный культурный массив. Еловская культура

Одной из наиболее замечательных черт первого, петровского, этапа андроновской культуры (XVIII–XV вв. до н. э.) явилось широкое распространение на ее территории боевых колесниц, воспетых «Ригведой». Их сохранили для нас захоронения андроновской культуры XVIII–XV вв. до н. э.

Для погребения воина в центре подкурганной площадки сооружалась камера-склеп (4х2,5 м) глубиной до 1,5 м, ориентированный по линии восток — запад. Стены камеры, основанием которой служило несколько бревенчатых венцов, облицовывались либо деревом, либо камнем, либо кирпичом-сырцом. Перекрытием служили бревна, при этом всегда сохранялся открытым доступ в склеп. В мужскую могилу помещалась боевая колесница, ориентированная дышлом на запад (видимо, по направлению генерального движения), диаметр колес составлял 1,2 м, ширина колесницы до 1,5 м. По краю склепа укладывали двух лошадей с бегущими ногами, ориентированных головами на запад. Оба колеса на четверть закапывались в грунт, сохранивший и поныне отпечатки обода и спиц. Кроме того, трупоположение сопровождалось богатым инвентарем из оружия и керамики.

Погребения разнились по возрасту и статусу захороненных. Детей хоронили на особом кладбище. Были индивидуальные курганные погребения воинов с колесницей, лошадьми и оружием; были богатые женские погребения и были родовые или фамильные погребения с расположенным в центре курганом, скрывающим останки патриарха — основателя рода, и захоронениями по кольцу диаметром около 15 м представителей основанной им фамилии.

В XVII–XV вв. до н. э. шла активная разработка медных месторождений юга Урала, Сибири и Казахстана. Никогда позже во II–I тыс. до н. э. степи Евразии не видели такого обилия изделий из бронзы, меди, золота, серебра.

Наряду с разведением крупного и мелкого рогатого скота носители андроновской культуры XVII–XV вв. до н. э. активно занимались пашенным земледелием. Климат южноуральских широт той эпохи благоприятствовал процветанию сельского хозяйства.

Керамика андроновской культуры во многом по форме и орнаменту повторяла южнотуркменскую. Орнамент являлся геометрическим, с элементами древней индоевропейской крестовой традиции V–IV тыс. до н. э., согласно которой тулово и донце сосудов украшались изображениями крестов. Наряду с этим в керамике и орнаментации юга Урала и Средней Азии второй четверти II тыс. до н. э. присутствовали классические степные мотивы, выражавшиеся в треугольных расчесах, украшавших верх и низ сосудов, и в чисто степной традиции чуть сузить верхнее тулово, словно боясь расплескать содержимое. Вся керамика андроновской культуры плоскодонная, что является следованием классической индоевропейской традиции предыдущих и последующих тысячелетий.

Во второй четверти II тыс. до н. э. в степях Евразии окончательно встала на ноги собственная металлургия, производящая присущие ей одной формы, причем символом ее во многом становится отсутствующий в центрах Ирана и юга Туркмении знаменитый топор-кельт. Появление топора-кельта ознаменовало собой начало новой эпохи, продлившейся до начала железного века (X–VIII вв. до н. э.), эпохи великих индоевропейских завоеваний в Малой и Передней Азии, Индии и Европе, совершенных вооруженными боевыми колесницами и лучшим для данного времени бронзовым оружием индоевропейскими кочевниками — носителями ведического религиозного мировоззрения и мифологии. Причем юг Урала во II тыс. до н. э. оказался не только главным производителем вооружений, но во многом стал местом сосредоточения интеллектуальной и духовной мощи евразийской степи, местом формирования основ будущих великих религий Индии, Ирана и самой Европы.

С точки зрения общего хода событий южноуральский центр XVIII–XV вв. до н. э., концентрирующий материальную силу и ведические знания индоевропейского мира, явился своеобразным этапом в переходе от древних высокоразвитых оседлых цивилизаций Ирана, юга Туркмении, Месопотамии VIII–III тыс. до н. э. к новым индоевропейским центрам Малой и Передней Азии, Индии и Европы.

Молодой индоевропейский мир Западной и Центральной Европы к началу II тыс. до н. э. возмужал, однако все еле оставался ребенком в сравнении с древнейшими городами Месопотамии, Ирана и юга Туркмении.

Около середины II тыс. до н. э. наступила эпоха окончательного перелома, перераспределения энергии индоевропейского мира от старых, переживающих катастрофическую засуху центров Передней Азии и юга Туркмении к новым, подчас уже заложенным предшествующими вторжениями индоевропейцев, но еще не принявшим современной классической формы центрам. Южный Урал явился важнейшим плацдармом кочевого индоевропейского мира в создании великих цивилизаций Евразии, засвидетельствованных уже не только археологией, но и создавших нетленные памятники мировой литературы.

Южный Урал XVIII–XV вв. до н. э. вовсе не был оторван от огромных просторов окружавшей его равнины. К XV в. до н. э. восточная граница андроновской культуры достигла верховий Иртыша, а южная касалась оазисов юга Туркмении. Западный фланг индоевропейского степного мира с XV в. до н. э. представляли носители срубной культуры, занимавшие Нижнее Поднепровье, Подонье и Поволжье. Они сменили в степях юга России своих предшественников, носителей катакомбной культуры XX–XVI вв. до н. э.

Топонимика Северного Причерноморья, Приазовья, Восточного Крыма, Поднепровья, Подонья и Поволжья наряду с югом Урала, Сибири и Средней Азией сохранила до наших дней множество древних индоиранских названий рек, озер, гор, отдельных селений и местностей.

В значительной мере именно степи Евразии стали местом сложения прежде всего протоиндоевропейского языка, а затем, уже в IV–III тыс. до н. э., выделения из него восточной его ветви протомитанийско-индийского и иранского арийского языков хеттских надписей, Ригведы и Авесты II–I тыс. до н. э.

В степях Евразии около последней четверти III тыс. до н. э. и первой четверти II тыс. до н. э. произошло разделение восточной группы индоевропейских языков на митанийско-индийскую и иранскую группы.

Язык выходцев из развитых оседлых центров юга Туркмении и Ирана был близок восточной ветви индоевропейских языков и особого революционного воздействия на них оказать не мог, хотя наверняка и привнес в него множество родившихся в городах юга слов, связанных с опережающим развитием экономики.

Огромная подвижность индоевропейского населения Евразии предопределила широту распространения индоевропейского языка таким, каким мы его видим из сравнительного языкознания, ещё в V–III тыс. до н. э., а во II–I тыс. до н. э. и митанийского, индийского и иранского языков континента.

Ввиду серьезных отличий славянского и индоиранского языков можно сделать вывод о том, что в IV–III тыс. до н. э. протославянская общность центра и востока Европы уже начала складываться, хотя и далеко не в окончательно сформированной форме. Начало сложения балтской языковой и культурной общности северо-востока Европы было положено вторжениями носителей индоевропейской культуры шнуровой керамики в последней четверти III тыс. до н. э. — первой четверти II тыс. до н. э. в лесную полосу Европы.

Протославянский язык в V–IV тыс. до н. э. мог являться западным флангом протоиндоевропейского языка, и носителями его могло быть население днепро-донецкой культуры юга России V–IV тыс. до н. э. Дальнейшие наслоения индоевропейских кочевников, шедших начиная с середины V тыс. до н. э. из степей Нижней Волги и Восточного Прикаспия в Поднепровье, несли новые диалекты, родственные протославянскому, и потому не менявшие его основы, но лишь развивавшие и дополнявшие общеиндоевропейскими оборотами.

К западу от Среднего и Нижнего Днепра в центре Европы в VII–IV тыс. до н. э. располагались поселения генетически чуждых индоевропейцам средиземноморских народов. Таким образом, в VII–IV тыс. до н. э. центр Европы не мог служить местом сложения не только протославянского, но и вообще какого-либо индоевропейского языка. На близких протославянам Восточной Европы индоевропейских диалектах могли говорить лишь североевропейские охотники, населявшие леса Белоруссии, Польши, севера Германии, Дании и юга Скандинавии (культура Эртебеле).

С середины IV тыс. до н. э. индоевропейские диалекты начали распространяться и утверждаться в Европе, главным образом на ее севере (культура воронковидных кубков). Сначала III тыс. до н. э. индоевропейские слоговые и глагольные формы начинают основательно утверждаться в центре Европы (культура баденская, шаровидных амфор) и на её западе (культура Уиндмилл-Хилл). При этом основой пока еще неустойчивых, но утвердившихся на тысячелетия на европейской почве диалектов вчерашних кочевников служит язык индоевропейцев крайнего запада евразийской степи, то есть юга России, извечного плацдарма для вторжений кочевников в Европу. Это означает, что в IV–III тыс. до н. э. именно здесь закладывалась общность западной индоевропейской ветви общей языковой семьи в противовес восточному его крылу, вынашивавшему митанийский, протоиндийский и иранский языки.

Таким образом, начиная с середины IV тыс. до н. э. и на протяжении всего III тыс. до н. э. шла эпоха активного разделения общей индоевропейской протокультуры, религии и языка на западную и восточную группы. Европа, земли которой полнились подвижными индоевропейскими группами, в III тыс. до н. э. вынашивала основы будущих кельтского, латинского, греческого, германского, славянского, иллирийского и фракийского языков.

Именно на III тыс. до н. э. указывают параллели в славянском, латинском и греческом языках. На рубеже III–II тыс. до н. э. в результате движения носителей культуры шнуровой керамики зародились основы будущего балтского языка.

На III тыс. до н. э. помимо языковых параллелей в латыни, греческом и славянском языках указывает еще и то, что именно около XXV в. до н. э. были заложены основы Ранней Эллады и именно в III тыс. до н. э. индоевропейские кочевники, проникшие на Апеннины из центра Европы, привнесли древнейший металл на полуостров. Именно в течение всего III тыс. до н. э. развивалась культура Уиндмилл-Хилл на островах Британии.

И хотя уже к концу III тыс. до н. э. индоевропейское население различных районов Европы могло лишь с определённым трудом понимать друг друга, такие примеры, как: бык — bovis (лат.) — gaus (Веды), указывающие на III тыс. до н. э. как на эпоху конца былой консолидации индоевропейцев, служили в дальнейшем красноречивым указанием на достаточно недавнюю общность.

Во второй половине IV тыс. до н. э. и в течение III тыс. до н. э. закладывались основы будущих германских, кельтских, латинских и эллинских протоязыков, в III тыс. до н. э. пока еще весьма близких к протославянскому. Однако обособление различных индоевропейских языков, западной ветви, в III тыс. до н. э. уже произошло и век от века набирало силу.

И тут мы подходим ко II тыс. до н. э., времени, определившему не только расстановку современных или уже успевших погибнуть, но оставивших яркие памятники культур и языков индоевропейского мира Евразии, но и времени, во многом поставившему точку в сложении основных форм различных языков индоевропейского ряда Европы и Азии.

Наметившийся ещё в V–IV тыс. до н. э. разлом на западную и восточную группы индоевропейского праязыка ко II тыс. до н. э. приобрел окончательное оформление. Но около середины II тыс. до н. э. произошло новое величайшее вторжение ведического восточноиндоевропейского крыла Евразии в Центральную и далее в Северную и Западную Европу. Новое эпическое вторжение, привнесшее в Европу курганную археологическую культуру, не только возродило на континенте несколько подзабытый к XV в. до н. э. древний степной обычай насыпать курганы над погребениями и наполнило долину Дуная множеством боевых колесниц, составлявших главную ударную силу индоарийцев II тыс. до н. э., но и привнесло в Европу на этот раз почти окончательные и определяющие влияния евразийской степи на культуры и языки складывавшихся индоевропейских общностей континента.

Именно вторжение боевых колесниц индоарийцев XV в. до н. э. в центр Европы поставило ближе современные германские языки к протоиндийскому (санскриту), нежели к нему расположен славянский. Ив то же время близость восточнославянского к индоарийскому языку ведических гимнов боулыпая, нежели западнославянских диалектов, указывает на непосредственное соседство восточных славян с евразийской степной родиной ведического языка и мировоззрения II тыс. до н. э.

Можно сказать и так, что протославянский мир, сам некогда вышедший из степи и во II тыс. до н. э. занимавший обширные районы Центральной Европы (Средний и Верхний Дунай, Карпаты, бассейны Эльбы, Одера, Вислы) и восточноевропейской лесостепи, являл собой одновременно и крайний запад подвижного индоевропейского мира Евразии, и крайний восток оседлого мира Европы.

Вторжения элиты степной индоевропейской ведической культуры в центр Европы XV в. до н. э. носило для славян менее революционный, нежели для западноевропейского населения, характер, хотя издавна и общавшегося с выходцами из степей юга России, но не имевшего дотоле непосредственных контактов с представителями южноуральских и среднеазиатских индоевропейских общин.

Полуоседлый мир протославянства не воспринял культуру заволжских индоарийцев как совершенно незнакомую. Он сам во многом был и оставался ее эпическим сотворцом. А вот запад Европы отреагировал на появление степной аристократии, ворвавшейся в центр континента на боевых колесницах, как на достаточно новое и яркое явление языка и культуры, и отсюда гораздо более разительные и впечатляющие параллели между германским, латынью, греческим и индоарийским языками, чем между непосредственными соседями — славянским и индоиранским языками. Боевые колесницы XV в. до н. э. прошли восток Европы с боем и без остановки, и главное их влияние распространилось в центре Европы, на юге Скандинавии, в Дании, на атлантическом побережье Франции, на Апеннинах и в Греции (нашествие дорийцев XIII–XII вв. до н. э), хотя и остальные районы Европы, безусловно, испытали сильнейшее их влияние.

После вторжения индоарийских колесниц XV в. до н. э., положивших начало новой, курганной археологической культуре Европы, протославяне, как и всегда в дальнейшем стоявшие на страже восточноевропейских рубежей, соприкасались уже с протоиранским миром восточной индоевропейской группы Евразии. Иранский культурно-языковой мир являлся младшим братом индомитанийской общности и всюду следовал за ней как в Азии, так и в Европе.

Подводя определенные итоги, можно сказать, что протославянский язык, весьма образный, консервативный и могучий, развивался параллельно с индоарийским языком ведических гимнов из общего протоязыка V–IV тыс. до н. э., в то время как западные индоевропейские языки, и в первую очередь германская группа, развивались с середины IV тыс. до н. э. как западная ветвь индоевропейской языковой провинции и до XV в. до н. э. оставались весьма близкими протославянскому языку как восточной и наиболее древней части этой провинции. В XV в. до н. э. протогерманский, протокельтский, протолатинский и протогреческий языки подверглись серьезной трансформации из-за вторжения в Европу носителей индоарийского языка юга Урала и Средней Азии.

Можно сказать еще смелее: славянский и ведический языки — это два брата, живущие бок о бок, но порознь, а западноевропейские языки во многом явились результатом их смешения, хотя и на издревле (середина IV–III тыс. до н. э.) сложившейся местной и во многом общей с протославянским почве.

Можно сделать и ещё один вывод: окончательное размежевание протогерманского и протославянского языков произошло после XV в. до н. э., причем протославянский главным образом продолжал следование древнейшим традициям, в то время как германский резко отделился от него из-за сильнейшего влияния носителей курганной культуры и языка индоарийцев.

Справедливости ради следует сказать, что и протославянский мир Европы во II тыс. до н. э. подвергся едва ли меньшему воздействию степи, однако язык протославян к XV в. до н. э. уже был крайне устойчив и консервативен именно к влиянию всегда близкой степи, поэтому и перемены на востоке Европы, шедшие во II тыс. до н. э., были менее разительны, нежели в центре и на западе континента.

Достигшая зенита во второй четверти II тыс. до н. э. степная индоевропейская цивилизация евразийской степи, всюду, где являлись ее представители, производила своего рода бурю, сметавшую прежние индоевропейские культуры и закладывавшая основу классических, освященных свидетельствами истории, цивилизаций Европы, Малой Азии (хетты), Индии, Ирана.

Протославянский мир как древнейший западный сотворец общей индоевропейской культуры и языка оказался наименее трансформирован под влиянием взрыва степной индоарийской цивилизации II тыс. до н. э. именно из-за того, что связи протославянского и протоиндоарийского миров коренились ещё в V тыс. до н. э., в эпоху первого появления всадников (культура среднего стога V–IV тыс. до н. э.). Сплав стремительности степняка и невозмутимости богатыря-пахаря днепро-донского междуречья еще в V тыс. до н. э. заложил основы многих сторон славянского мира. Позднейшие влияния средиземноморцев (трипольекая культура IV–III тыс. до н. э.), индоарийцев (культура курганных погребений XV–XIV вв. до н. э.), иранцев (скифы, сарматы VII I в. до н. э. — III в. н. э.) могли лишь в чем-то дополнять славянскую культуру и язык, но изменить ее в корне не мог никто, ибо к XV в. до н. э. она уже сама являлась мощной целостной силой, в дальнейшем сумевшей стать доминирующей во всем степном евразийском пространстве классической индоевропейской истории.

Но обратимся к восточной группе индоевропейских языков. Родство языка хеттов (митанийский арийский) и индоарийцев указывает на общее для двух народов место проживания в IV–III тыс. до н. э., послужившее исходным пунктом для двух великих нашествий. В связи с этим следует указать на близость металлургической продукции юга Туркмении (Намазга VI) XVII–XVI вв. до н. э. и Малой Азии соответствующего периода.

Как неоднократно отмечалось выше, в период с середины III по середину II тыс. до н. э. центры юга Туркмении и северо-востока Ирана были теснейшим образом вплетены в систему евразийской торговли и культуры. Широчайшее распространение получили наступательные виды вооружений: кинжалы, копья, мечи, топоры. В общую систему обмена и торговли наряду с югом Туркмении и северо-востоком Ирана были включены города Элама (Сузы), Афганистана (Мундигак), северо-запада Индии (Мохенджо-Даро, Хараппа). При этом в центрах юга Туркмении и северо-запада Индии были распространены сходные печати, что указывает на близость всех сторон организации экономики, торговли и административного устройства двух регионов.

В то же время начиная с XVII в. до н. э. на юг Туркмении начала проникать металлургическая продукция юга Урала. Произошел исторический поворот культурного влияния: вместо шедшего до сих пор с юга на север — на новое, идущее с севера на юг. Во II тыс. до н. э. сложилась мощная металлургическая провинция, включавшая помимо юга Урала области Междуречья (реки Амударья и Сырдарья, центр Заман-Баба), верховья реки Зеравшан, Амударья, Сырдарья, Чу. Всюду производились схожие по типу изделия из металла. Существовала прямая общность бронзы юга Урала и Самаркандской области Средней Азии, выразившаяся в 20 % олова против обычных 10 % при выплавке бронзы. В сложившуюся культурную провинцию юга Урала, Средней Азии, юга Туркмении вошел и северо-восток Ирана (Гиссар III), многие формы украшений и оружия которого издревле служили прототипами для степи.

Сохранившиеся письмена хеттов, тексты гимнов Ригведы и Авесты позволяют сделать вывод о том, что разделение ведического языка и языка хеттов, с одной стороны, и иранского языка Авесты — с другой произошло в первой четверти II тыс. до н. э. и тем более до XIII–XII вв. до н. э., времени так называемой варварской оккупации юга Средней Азии идущими с севера кочевниками, прародителями авестийских иранцев. Самое позднее в первой четверти II тыс. до н. э. митанийский хеттский язык уже был широко распространен в Малой Азии, Сирии и Палестине. Ведический индоарийский язык распространился в долине реки Инд во второй четверти II тыс. до н. э., и не позже XV в. до н. э. территория Афганистана в равной мере явилась восприемницей двух близких языков — митанийского хеттского и ведического индоа-рийского, сохранив его как кафирский. Иранский арийский язык распространился на территории юга Средней Азии, Афганистана и Ирана не ранее XIII–XII вв. до н. э.

Оба памятника II–I тыс. до н. э. — Ригведа и Авеста — называют страну, занимаемую ариями, Sapta sindha (инд.) и Hapta hindu (иреки), что означает «Семиречье». Всего в Ригведе упоминается около 30 рек, и явственно видна традиция индоарийцев переносить названия рек в глубь занимаемой ими страны по мере продвижения вперед. Названия рек Sindhy, Sarasvati, Sarayu упоминаются как в Ригведе, так и в Авесте. Кроме того, Sindhy являлось вообще обозначением реки: Sarasvati, воспетая в гимнах Ригведы как могучая, стремительная и набухающая от притоков, являлась главной и святой для ариев рекой. На северо-западе Индии, в штате Раджастан, существует пересыхающая в песках пустыни река с одноименным названием. А название реки Sarayu переносится индоарийцами из бассейна Инда в бассейн Ганга.

Очевидно, что одно и то же название страны — Семиречье — и индоарийцы и иранцы почерпнули в стране, являвшейся для них общей прародиной, и в дальнейшем переносили его на различные занимаемые ими области.

Оба памятника — и Ригведа, и Авеста — повествуют о том, что страна ариев огорожена покрытыми снегом горными вершинами Himavantah (Ригведа). Авеста повествует о 2244 горных вершинах. В Ригведе упоминается пик Mujavat, славившийся тем, что на его склонах произрастали лучшие сорта божественного растения сомы.

Иранцы, создатели Авесты, помнят о жизни в общей для них и индоарийцев стране, называемой Авестой Айриана-Ваэджо. Помнят они и о том, что часть живших с ними совместно народов ушла на юг, достигнув бассейна реки Инд.

Часть населения их прародины осталась на равнине и продолжала вести привычный кочевой образ жизни и ведения хозяйства и в дальнейшем составила скифо-сарматскую общность евразийской степи, язык которой относится к иранской группе индоевропейских языков.

Авестийские иранцы были вынуждены покинуть Айриану-Ваэджо вследствие холодного климата, и только уйдя со своей прародины, они заняли равнину Согдианы (Средняя Азия, долина нижнего и среднего течения Амударьи) и провинцию Мерв (долина реки Мургаб). Но и на новых землях постоянные нападения кочевников и внутренние раздоры не давали покоя ариям и вынудили их занять страну Бахдги (Бактрия), расположенную к востоку от реки Мургаб в верхнем и среднем течении реки Амударьи, где расположен город Бактра, хорошо знакомый классическим авторам Древнего мира. Бактрия, страна высоких знамен, на определенном этапе истории оказалась центром царской власти ариев и стала важнейшим связующим звеном южнотуркменских и степных туранских общностей индоевропейцев севера с индоарийской и иранской общностями Индии, Афганистана и Ирана II–I тыс. до н. э. — I тыс. н. э.

Помнят авестийские иранцы и о занятии исторической провинции Нисайи, расположенной между Бактрией и долиной реки Мургаб (междуречье Мургаба и среднего течения Амударьи).

Из Нисайи иранские арийцы проникли в долину реки Герируд (Гаройя), в верхнем течении которой расположена историческая провинция Ария (район города Герат). Нижнее течение реки Герируд в южной Туркмении имеет название Теджен, в самом низовье которой расположен древний Геоксюрский оазис IV–II тыс. до н. э. Следует отметить и то, что для проникновения кочевников из Бактрии, Согдианы, Нисайи и Мерва в классическую Арию им не пришлось преодолевать ущелья Гиндукуша (Северный Афганистан), а достаточно было вместе с многочисленными стадами домашнего скота подняться долиной реки Теджен-Герируд в ее верховья.

Долина реки Теджен-Герируд издревле служила естественными воротами, соединявшими Переднюю Азию и степи Евразии, включая равнины Средней Азии и юг Туркмении. Не случайно именно геоксюрский центр юга Туркмении IV тыс. до н. э. имел теснейшие связи с Эламом и Фарсом (юг Ирана), в то время как расположенные к западу от низовьев реки Теджен древнейшие центры юга Туркмении были менее подвержены влиянию Ирана.

Из провинции Ариана открывался практически беспрепятственный для кочевников-скотоводов доступ, с одной стороны, к западу, на Иранское плоскогорье, а с другой — к югу, в бассейн реки Гильменд (Южный Афганистан) и далее в долину реки Инд на северо-запад Индии.

Авеста помнит и о том, что на востоке иранского плоскогорья (Ваякерета-Дузака) произошло разделение народа, часть которого перешла реку Гаракаити (Гильменд) и проникла в Гептагенду (быть может, Пенджаб), а часть двинулась на крайний запад иранского плоскогорья, через Урву, вплоть до страны Варены на юго-западе Каспийского моря (Восточный Азербайджан). На северо-западе Ирана пришельцы рубежа II–I тыс. до н. э. заложили основу исторической мидийской общности.

Однако для убедительности выводов о перемещениях индоевропейцев Евразии III–I тыс. до н. э. нам не обойтись без краткого обзора археологических данных, подчас являющихся важнейшим и единственным фактором в анализе событий давно минувших лет.

Данные археологии указывают на то, что на рубеже III–II тыс. до н. э. практически всюду в Передней Азии получили распространение фигурки людей, отлитых из металла и увенчанных коническими шлемами с упёртыми в бока руками.

Клиновидные медные топоры, имевшие широкое распространение в XXIII–XIX вв. до н. э. в горах Таджикистана (верховья рек Амударьи и Зеравшан) и в Бактрии, имеют множество аналогов в Иране (Сузиана, Элам), в южной Месопотамии (город Ур), на Кавказе, в Греции, на острове Крит. В XVII–XVI вв. до н. э. это время совпадает с моментом гибели цивилизации городов Хараппа и Мохенджо-Даро, клиновидные медные топоры проникли в долину Инда и в Белуджистан.

Топор-тесло с выступающей втулкой, на рубеже III и в первой половине II тыс. до н. э. широко распространенный в центрах юга Туркмении и северо-востока Ирана (Гиссар III), представлен в последнем слое города Мохенджо-Даро.

Так же и топор-тесло без выступающей втулки, распространенный в конце III — начале II тыс. до н. э. на юге Туркмении, в Иране и в Элладе, с начала II тыс. до н. э. проник в Подунавье (Трансильвания) и также в последние слои города Мохенджо-Даро.

И в то же время начиная с конца III тыс. до н. э. ив первой четверти II тыс. до н. э. с юга Средней Азии на север в степи, в первую очередь на богатый металлургическим сырьем юг Урала, проникают черешковые ножи, распространенные до этого у земледельцев юга Туркмении с IV тыс. до н. э., браслеты, изготовлявшиеся на юге Средней Азии с начала III тыс. до н. э., круглые, выпуклые, с двумя отверстиями бляшки, распространенные в Иране и на юге Средней Азии.

К середине II тыс. до н. э. на юге Урала, в центрах андроновской культуры, местные ножи с намечающимся перекрытием вытесняют черешковые. Также вырабатывается собственный яркий стиль создания браслетов со спиральными концами и браслетов с рожками, огромное распространение начиная с середины II тыс. до н. э. получившие в Европе (курганная, тшинецко-комаровская, лужицкая культуры XV–VIII вв. до н. э.), на юге России (срубная культура XV–XIII вв. до н. э.) ив Передней Азии. Сходство культур юга Туркмении и юга Урала середины II тыс. до н. э. видно в манере изготовления зеркал и четырехгранных медных шильев.

Около середины II тыс. до н. э. с севера, из степей юга России, Урала, Сибири на юг Средней Азии поступило незнакомое дотоле бронзовое оружие, изготовлявшееся в центрах срубной и андроновской культур, — втульчатые копья с прорезями, вислоушные топоры, ножи с намечающимся перекрестием.

Практически одновременно с широким проникновением наступательного оружия степи на юг Средней Азии оно хлынуло в Европу (курганная археологическая культура Европы XV–XIV вв. до н. э.). В то же время и в Европе, и на северо-западе Индии появились археологически и исторически засвидетельствованные боевые колесницы, ознаменовавшие рождение классических индоевропейских цивилизаций Евразии.

Начиная с третьей четверти II тыс. до н. э. степные копья с прорезями попадают на Британский архипелаг, где они широко распространились в последней четверти II тыс. до н. э. К началу железного века (X–VIII вв. до н. э.) копья с прорезями в Европе исчезли.

Степной тип двулопастных втульчатых стрел, развившийся из наконечников копий андроновской и срубной культур не ранее XIV в. до н. э., ещё в последней четверти II тыс. до н. э. встречается практически всюду: в долине Дуная, в центре Европы, в Греции, Италии и во Франции.

Есть подобные стрелы и в Передней и Малой Азии, в Иране (около X в. до н. э.). Скифские стрелы евразийских степей VIII в. до н. э. — III в. н. э. ведут происхождение от тех же двулопастных втульчатых образцов.

На юге Туркмении, в Ферганской долине и Иране существовал собственный тип стрел — двулопастных черешковых.

На рубеже II–I тыс. до н. э. на юге Средней Азии появились степные втульчатые двулопастные стрелы.

Уже упоминалось о том, что около середины II тыс. до н. э. в степях Евразии распространились топоры-кельты, являвшиеся своеобразным символом степной металлургии. В XII–VIII вв. до н. э. топоры-кельты попали на юг Средней Азии и одновременно в Европу. Однако у скифов VIII–I вв. до н. э. топоры-кельты отсутствовали.

Рубеж II–I тыс. до н. э. на юге Средней Азии отмечен стиранием различий культур евразийской степи и древней оседлой цивилизации юга Туркмении. Эта эпоха получила название «варварской оккупации» и совпала с описанным в Авесте движением иранских арийцев вслед за ушедшими ранее на юг, в долину Инда, сородичами.

Обратимся наконец к религии и мифологии восточных индоевропейцев Евразии III–I тыс. до н. э., составивших великие вторжения хеттов; индоарийцев, создателей Ригведы, тех же индоарийцев, вторгшихся около XVI–XV вв. до н. э. в центр Европы, и иранцев, создателей Авесты, приход которых на юг Средней Азии в XIII–XII вв. до н. э. назван археологами «эпохой варварской оккупации».


Таблица 17. Сравнительное описание богов и мифологических персонажей
Таблички хеттов Ригведа Авеста
Assura Asura — боги адитьи (Митра Варуна). Ассуры борятся с дэвами Ahura
· deva — боги daeva — демоны второстепенные
Indara Indra — бог грозы и войны Indra — мелкий и войны демон
· Вритра — дракон Veretragna
Mitrasil Mitra — парное божество, поддерживает космический закон rta, свет в противоположность тьме Mitra — одно из центральных творений Ахура Мазды
Vruwanassil Варуна — asura medhira (бог мудрый) Ahura Mazdah — (бог мудрый)
Iami Yama — сын Vivasvanta (первый смертный, указавший путь людям на высшее небо) Yima — сын — Vivahvanta
Nassatianna Nasatya — эпитет богов ашвинов Nashaitya
Akni Agni — бог огня, жертвенного костра, передающий жертву богам ·
Suriiaas Syrya — бог солнца, глаз богов (рыжий конь и колесничий на золотой колеснице, путь ему прокладывают адитья) ·
suta soma — божественное растение принесенное орлом с высокой горы haoma
A[rta]ssumara (rta — закон, smar — вспоминать) rta — высший космический закон, содержащий моральные ценности asa
· kavi — поэт, создатель ведических гимнов Kauna — поэт, провидец
· Sapta-Sindhou — семь рек Арии Hapta-Hendu
· Sindhu — река Sarasvati — река Sarayu — река[5] Sindhy Sarasvati Saray
· Vata — бог штормового ветра Vata
· Vayu — бог ветра, связан с Индрой Vayu
· Trita Aptya — третий водяной, божество т. ттег, неннпе Инлппй Trita, Traetaona
· Trita — мифический поэт рнши, заключенный в колодец Trita
· Hotar — жрец Zaotar
· stirna — стерна. солома sterena
· barhis — тоже, расстилалось на месте жертвоприношения bares man

Мы видим: основополагающая мифология и вырастающая из нее религия хеттов (митанийских ариев), индоарийцев (Ригведа) и претерпевшая на рубеже II–I тыс. до н. э. реформу Зороастра религия иранцев (Авеста) в сущности и основе своей едины. Едины и космические представления трех народов о рождении мира и законах космоса, о постоянной смене света и тьмы, хаоса и гармонии. Во всех трех религиозных ветвях практически схожи имена богов и мифологических персонажей. Более того, древнейшие фамильные мандалы (собрание гимнов) Ригведы и древнейшая часть Авесты — Гаты поразительно близки и по языку, и по поэтической традиции. Причем язык древнейших пластов Ригведы ближе древнейшему языку Авесты, нежели языку классического санскритского эпоса Индии I тыс. до н. э. Разнят древнейшие основополагающие пласты Ригведы и Авесты главным образом лишь различные правила звукового соответствия.

Проецирующиеся на большую равнину центра континента ведические знания древних индоевропейцев Евразии III–I тыс. до н. э. содержат предание о создании мира, согласно которому первоначально космос был полон хаоса, но в нем существовали «космические воды», заключавшие в себе зародыш будущей жизни. Из вод поднялась земля, превратившаяся в гору, но не имевшая твердого основания.

Наконец, из хаоса родился бог Индра, наделенный мыслью и силой собственного духа, он охватил Вселенную и создал современный мир света и тьмы, жизни и смерти, добра и зла. Индра превратился в центр мироздания, космический столп, на 7 дней разъединивший небо и землю, отца и мать, прежде родивших самих богов.

В мире утвердился космический закон rta [asa (Авеста)], закон морали. Праздник встречи Нового года и обычай устанавливать елку (столп) являются древним обрядом, всякий раз с приходом Нового года славящим рождение мира и торжество гармонии и закона над хаосом и тьмой.

Изначально в мире хаоса существовали боги— Ассуры. С рождением космоса дня и ночи, добра и зла, закона и беззакония в борьбу с Ассурами вступили их младшие братья Дэвы, и началась каждодневная борьба бытия (sat) и небытия (asat), гармонии и хаоса, света и тьмы.

Древние индоевропейцы обожествляли явления окружающего мира. Боги олицетворяли и персонифицировали собой проявления сил природы. Небесными богами являлись Адитьи, дети матери Адити — бесконечности, несвязанности, космоса, прямой противоположности Дити — связанности.

Боги Адитьи — это: Митра[6], выступающий в паре с Митрой Варуна[7], Пушан (бог солнечного света и тепла, дающий жизнь людям и всему живому на земле), Сурья (око богов), Савитар (бог, пробуждающий к жизни все живое), Вишну (бог, в три шага проходящий вселенную, олицетворяя высшим третьим шагом единство противоположностей в космосе), Ушас (богиня утренней зари, в образе чудной девушки гонящая прочь сестру-ночь), Ашвины (два бога-близнеца, каждодневно утром и вечером объезжающие Вселенную на стремительной колеснице, несут людям спасение и исцеления), Арьяман (гостеприимство), Бхага (доля, богатство), Адита, мать богов Адитьев, дважды в Ригведе противопоставляется Дити (связанности).

Богами атмосферы являлись: Индра[8], Индарани (супруга бога Индры), Рудра (бог бури и отец Марутов), Маруты (сыновья Рудры-бури и грозовой тучи — пестрой коровы Пришни, Маруты мчатся на колеснице в небе, исторгая гром и дождь, помогая богу Индре в его подвигах), Парджанья (бог грозовой тучи и дождя в образе быка или жеребца, дарующего семя жизни земле), Ваю (бог ветра, мчащийся на колеснице), Вата (бог штормового ветра).

Далее следуют боги: Агни (бог огня на земле, в небе и в воде, бог жертвенного костра, возносящий жертву богам на небеса, бог, убивающий ночных демонов, бог домашнего очага, гость в доме жертвователя); Сома — царь растений, дающий божественный сок; бог Сома — жених Сурьи, дочери Солнца; Савитар — бог, символизирующий силу Солнца, пробуждающий к жизни все живое. Небо и Земля (божества, олицетворяющие мужское и женское начало, где Небо — отец, а Земля — мать, от слияния их родились Вселенная и все живое, населяющее ее, и даже боги являются их детьми, но боги разъединяют и укрепляют порознь слитые ранее в хаосе Небо и Землю).

Наряду с богами и полубогами в Ведах упоминаются обожествленные легендарные люди. Среди них Ману (первый человек, он первым начал приносить жертвы богам), Тваштар (скорее бог, чем человек, творец-создатель всех форм в космосе, отец Индры, создавший для него его ваджру, в итоге был оттеснен Индрой), Яма[9].

В Ведах выступает сонм демонов, главным среди них является змей Вритра, преградивший путь семи рекам с помощью скалы Вала, запершей скрываемые демонами Пани богатства ариев, их коров, утренние рассветы, саму жизнь и свет. В гимнах повествуется о том, как бог Индра убивает змея Вритру, пробивает ваджрой скалу Вала и пускает на волю семь рек[10], а вместе с ними сокрытые жадными демонами Пкни утренние зори, жизнь и богатства, заключенные для ария в аллегории коров. Богиня утренней зари Ушас тотчас сменяет сестру Ночь, боги Ашвины вновь объезжают Вселенную на колесницах и подают людям помощь и исцеление, бог Агни возносит небесам жертву.

Есть и иное повествование о каждодневно происходящем подвиге бога и победе жизни и света над демонами зла. Индра совершает подвиг, сопровождаемый сонмом полубогов-певцов Ангирасов, могучим пением повергающих вниз скалу Вала.

В Ригведе содержится миф о Всемирном потопе, во время которого рыба спасает первого человека Ману.

Ведические арии II тыс. до н. э. полагали, что поэты-риши, создатели гимнов Ригведы, являлись посредниками между людьми и богами и в моменты озарения, видя внутренним духовным взором великую картину мироздания, подчиненного космическому закону (rta), открывали людям высшее знание Вселенной. Богиня var (vac) персонифицировала речь, божественное слово. Считали также, что средоточием духовных сил человека является его сердце [hrd (Веды)]. Поэты-риши (rsi — рекущие) именовались мудрыми (kavi— славянское соответствие ковать), вдохновленными (vipra) певцами (haru — славянское соответствие — хор).

Ведические гимны на протяжении тысячелетий сохранялись в семьях жрецов, среди которых были и потомки полулегендарных создателей «фамильных» мандалов (глав), заложивших основополагающую и древнейшую основу Ригведы. Так, считают создателями мандалы II риши из рода Grtsamada, мандалы III–Vicvamitra, IV–Vamadeva, V — Atri, VI — Bharadvaja, VII–Vasistha.

Вслед за сложением Ригведы главным образом уже на земле Северной и Западной Индии родились три более поздних сборника Вед: Samaveda — Веда напевов, Yajurveda — Веда жертвенных форм, Aatharvaveda — Веда заклинаний.

Как было замечено выше, язык древнейших фамильных мандалов Ригведы стоит ближе к языку основополагающих пластов Авесты — Га ты, чем к эпическому санскриту Индии I тыс. до н. э. Язык Ригведы тяготеет к Афганистану и к крайнему северо-западу Пакистана. Время сложения древнейшего ядра Ригведы относится ко второй половине III тыс. до н. э. и к первой четверти II тыс. до н. э. Лишь поздние гимны Ригведы можно отнести ко второй половине II тыс. до н. э. и к первой четверти I тыс. до н. э.

По мере продвижения индоарийцев в глубь Индии происходило вольное и невольное лингвистическое заимствование ими из языков местного населения — дасов или дасью, людей с темной кожей, говоривших на дравидийском или австроазиатском языках. Именно контакты с дасами привнесли неповторимое своеобразие в классический санскритский эпос Индии, которое отличает его от древнейших пластов Ригведы, местом первоначального сложения которых служила отнюдь не Индия и даже не Афганистан, а земли, лежащие к северу от гор Копетдага, Гиндукуша и Тянь-Шаня.

Ведические индоарийцы, обладатели стремительных боевых колесниц, вторгшиеся во второй четверти II тыс. до н. э. на земли Северо-Западной Индии, первоначально сложились как яркая и целостная историческая, культурная, языковая, религиозная общность на просторах Средней Азии, в долине ныне погибшей Великой реки Туранскои долины (река Чу, сухие русла Жан-Дарьи, Узбой) и по берегам её притоков Сарысу, Сырдарье, Зеравшан, Амударье, Мургаб, Теджен. Причем начиная с V тыс. до н. э. северными провинциями легендарной Айриана-Ваэеджо, страны ариев Sapta-Sindhou — семиречья, окруженного с юга цепями заснеженных гор, служили степи Нижнего Днепра, Дона, Волги и южные отроги Уральского хребта.

Древнейшей оседлой южной провинцией страны ариев были города и селения юга Туркмении и Ирана, сообщение между которыми осуществлялось по долине реки Теджен-Герируд и контролировалось крепостями Геоксюра.

Начиная с середины III тыс. до н. э. страшная засуха погубила окончательно не только центры Геоксюрского оазиса, но и земледельческие и скотоводческие общины Туранскои долины. Ведическое предание о победе бога Индры над змеем Вритрой, запрудившим реки и спрятавшим в горных теснинах утренние зори и богатства ариев, есть символ и олицетворение вечного божественного начала, каждодневно дающего жителям равнины воды вырывающихся из горных ущелий рек.

Вторжение хеттов[11] на земли Месопотамии, Сирии, Палестины, севера Египта и Малой Азии, словно весенний паводок, неспешно, но поступательно разворачивавшееся около последней четверти III тыс. до н. э. и в первой четверти II тыс. до н. э., явилось прямым следствием начала климатической катастрофы в стране Sapta-Sindhoy. Напомним, что с середины III тыс. до н. э. шло неуклонное сокращение жилых площадей Геоксюра и общее нарушение водного баланса не только реки Теджен-Герируд, но и всей речной системы Средней Азии.

Около XXIV–XXIII вв. до н. э. из гор Загроса (Элам, город Сузы) на юго-западе Ирана, как это происходило ещё в VI–IV тыс. до н. э., в Южную и Центральную Месопотамию последовал ряд индоевропейских вторжений. Нашествию подверглись древние города южного района междуречья Ур, Урук, Эриду. После завоевания долин рек Тигр и Евфрат индоевропейцы овладели Сирией и далее землями Передней Азии вплоть до Синайского полуострова.

Египет, цивилизация которого развивалась с конца IV тыс. до н. э., к рубежу III–II тыс. до н. э. переживал эпоху смут и династических раздоров. Многочисленные правители отказывали в повиновении центру, и фараоны, обретавшиеся в дельте Нила, власть над Египтом имели скорее номинальную, нежели реальную. Египетский историк и верховный жрец города Гелиополя, живший на рубеже IV–III вв. до н. э. и составивший историю Египта, написанную на греческом языке, так повествует о вторжении индоевропейцев в долину реки Нил:

«У нас царствовал Тимеос. Не знаю почему во время этого царя бог прогневался на нас. Вопреки всякому ожиданию, пришли с востока люди неведомого происхождения, внезапно вторглись в страну и легко завладели ею без битвы».

Закат эпохи Древнего царства Египта приходится на 2160–1991 гг. до н. э. Годы с 1991 по 1795 до н. э. именуются эпохой Среднего царства Египта. Годы с 1785 по 1560 (1541) до н. э. составляют переходную эпоху от Среднего царства к Новому Египетскому царству.

Время, прошедшее с 2160 г. по 1560 (1541) г. до н. э., в истории Египта отмечено беспрестанной внутренней смутой и владычеством пришельцев, как их называли египтяне — пастушеского народа Ментиу[12].

Вторгшиеся в дельту Нила индоевропейские пастухи-кочевники прежде всего позаботились о крепком тыле и на крайнем северо-востоке Египта возвели укрепленный лагерь Гуар, служивший им в дальнейшем главным военным оплотом в Египте.

После первого вторжения в дельту Нила пришельцам понадобилось около двух столетий для того, чтобы их власть была признана фиванскими правителями. И, наконец, царю народа Ментиу Ассесу удалось свергнуть XV династию Египта и полностью овладеть всей долиной Нила от Нубии до дельты. Столицей Египта под властью кочевников стал расположенный на северо-востоке дельты Нила город Танис.

Согласно преданию, в промежутке между 1785 и 1560 г. до н. э. при царе кочевников Афобии между Себеннитским рукавом Нила и пустыней в стране Гошен (земля Гесемская) поселились семитские народы, пришедшие из Аравии.

Шестнадцатая династия Египта явилась династией индоевропейских кочевников. Власть их была абсолютна лишь в дельте Нила и не распространялась южнее Мемфиса. Город Фивы, столица Верхнего Египта, хотя и платил дань иноземным представителям XVI династии, сумел сохранить известную самостоятельность и в дальнейшем стал силой, сумевшей опрокинуть власть кочевников-индоевропейцев на севере Египта.

Князь Фив Тиауа I поднял восстание против царя кочевников Апопи. В результате разгоревшейся борьбы индоевропейцы были оттеснены из дельты Нила в укрепленный лагерь Гуару. Но и тут им удалось задержаться лишь ненадолго, и вскоре египтяне полностью овладели всей долиной Нила, а индоевропейцы были изгнаны из Египта в Сирию и Палестину, в долины рек Иордан и Оронт.

Основатель XVIII династии фараон Ахмос I стал освободителем Египта и был объявлен богом. Время правления XVIII династии Египта приходится на 1560 (1541) — 1320 (1306) гг. до н. э. Восстановлением державы Ахмос I положил начало пяти векам египетских завоеваний в Азии (1560–1085 гг. до н. э.), эпохе наибольшего могущества и величия нильских фараонов.

Ареной ожесточенной борьбы египтян с индоевропейцами (хеттами) отныне становится не дельта Нила, а долины рек Иордана и Оронта, враги Египта именовались не ментиу, а хити, занимавшие земли Малой Азии, Сирии и отчасти долину Евфрата. В долинах рек Оронт, Назана и Иордан жили хананеяне, являвшиеся теми же хеттами, обладавшими боевыми колесницами. К югу и востоку от Мертвого моря по границе с пустыней Аравии жили терахиты, также входившие в хеттскую общность Азии. К западу от Мертвого моря, в горах Палестины, жили высокие и статные голубоглазые рефаимы, встреченные тут выбиравшимися из египетского плена семитскими народами в X в. до н. э.

Кроме того, как мы помним, на рубеже III–II тыс. до н. э. в Малой Азии сложилась хеттская культурная, языковая, экономическая и историческая общность, столицей которой с XVIII в. до н. э. служил хорошо укрепленный богатый город Хаттусас, расположенный вблизи современного города Анкары.

Заметим, что во II тыс. до н. э. Восточное Средиземноморье вошло в широкую систему евразийской и африканской торговли, равно вовлекавшей отдаленные берега Британского архипелага, янтарные берега Балтики, города Эллады, Трою, Крит, Кипр, Египет, страну хеттов (Малая Азия, Сирия, Палестина), Месопотамию, Иран, Кавказ, Афганистан, долину реки Инд, Бактрию, юг Туркмении, евразийскую степь и центр Европы (бронза уне-тицкой культуры).

Несмотря на войны, беспрестанно ведшиеся фараонами XVIII династии Египта с царями хеттов за обладание Сирией и Палестиной, постоянно существовали и процветали торговые пути, шедшие из Египта, через пустыни Синайского полуострова, город Меггидо (район современного города Дженин на западном берегу реки Иордан), город Тир, город Сидон, город Дамаск, город Кадеш (расположен в верховьях реки Оронт) и далее долиной реки Сронт до города Халеб (Алеппио), после чего караваны достигали хеттской крепости Гаргамеш, охранявшей переправу через Евфрат и контролировавшей торговлю с древнейшими городами Месопотамии.

От крепости Гаргамеш торговые караваны двигались и в древний город Ниневию, основанный в V тыс. до н. э. индоевропейскими выходцами из Ирана и ставший впоследствии столицей Ассирии, и далее в центры Передней Азии вплоть до юга Туркмении и северо-запада Индии. Шли караваны из Гаргамеша и на запад, южным берегом Малоазиатского полуострова, в центры Эллады и далее в долину Дуная. Гаргамешская крепость хеттов во многом являлась ключом всей переднеазиатской торговли II тыс. до н. э.

Религия государства хеттов и хананеян, в которое помимо Малой Азии входили Сирия и Палестина, как мы знаем из глиняных табличек, практически тождественна древнейшей религии ведических индоарийцев II тыс. до н. э. Весьма близки и их языки.

Сотни городов в землях хеттов имели своих управителей, состоявших в вассальной зависимости от власти центрального государя хеттов. С развитием производящей экономики, торговли и ростом городов успешно развивались литература, искусство, архитектура.

Около XVIII в. до н. э. в Южной и Центральной Месопотамии год от года крепло Вавилонское царство, в котором наряду с древними городами Ур, Урук, Ниневия быстро росли города Вавилон, Аккад, Ашшур (Ассур), Киш, Ниппур.

С воцарением XVIII династии в Египте[13] началась эпоха египетской реакции на вторжение индоевропейцев в дельту Нила рубежа III–II тыс. до н. э. Разгорелась борьба египтян и хеттов за контроль над караванными путями Ближнего Востока и обладание ключевыми крепостями в Палестине и Сирии, наиболее значительными из которых являлись города Мегиддо в Палестине, Тир и Сидон на средиземноморском побережье, Кадеш в верховьях реки Оронт в Сирии и конечно же узел всей переднеазиатской торговли город-крепость Гаргамиш на переправе через реку Евфрат.

Если первый фараон XVIII династии Египта Ахмос I явился царем-освободителем от иноземного владычества и был объявлен богом, то его сын Аменхотеп I раздвинул границы Египта и положил начало пяти векам египетских завоеваний в Передней Азии (на Ближнем Востоке). Фараон Тутмос I, сын Аменхотепа, практически сразу же по воцарении совершил поход в Сирию и, достигнув реки Евфрат, воздвиг на его берегу памятники, знаменующие его победы. Из глиняных табличек хеттов мы узнаем о походе хеттского царя Сиппилулиумаса в Сирию, предпринятом в XIV в. до н. э. для борьбы с фараонами XVII династии Египта. Так перед нами разворачивается эпическая пятивековая борьба государств хеттов и египтян за обладание важнейшими стратегическими и торговыми городами-крепостями Палестины и Сирии, практически беспрерывно шедшая всю вторую половину II тыс. до н. э.

Фараоны Тутмос II, Тутмос III, Аменхотеп II продолжили начатые отцами завоевания в Азии и добились того, что Сирия и даже Месопотамия явились данниками Египта.

Тем временем, несмотря на разгоревшийся спор за контроль над Сирией и Палестиной, торговля, ведущаяся через города Тир, Сидон и Гаргамеш, продолжала неуклонно развиваться и шириться. В городах Сирии, Палестины и Месопотамии сходились торговые караваны, идущие от Бактрии и Инда до Британии, от гор Загроса до берегов Балтики.

Хетты на протяжении всего II тыс. до н. э. строили в Малой Азии, Сирии и Палестине многочисленные крепости, охранявшие важнейшие транспортные пути и накрепко, в случае необходимости, запиравшие их в горных теснинах. На скалах Малой Азии хетты выгравировали множество славящих победы надписей и фигур своих царей. Гомер, великий поэт Эллады IX–VIII вв. до н. э., помнит хеттов, пришедших около 1275 г. до н. э. на помощь осажденной ахейцами (греками) Трое VII.

В 1320 (1306) — 1200 (1185) г. до н. э. в Египте правят фараоны XIX династии и спор за обладание Сирией и Палестиной между фараонами и царями хеттов разгорелся с новой силой. Первым фараоном XII династии стал Рамзес I. При его сыне Сети I хетты сумели организовать отпор Египту в Сирии, и Сети I был вынужден заключить союз с царем хеттов Морусаром, сыном Сапалула, согласно которому влияние Египта ограничивалось верхним течением реки Оронт в Южной Сирии. Вслед за Сети I в Египте в первой половине XIII в. до н. э. воцаряется великий фараон Рамзес II, царствование которого продлилось 67 лет и ознаменовано было тем, что Рамзес II, будучи всего 10 лет от роду, совершил военный поход в Сирию и Аравию. Им же была отражена морская агрессия, шедшая с берегов Малой Азии (тирсены) в дельту Нила. Рамзес II создал флот из 400 судов в Красном море.

Кульминацией борьбы хеттов и египтян за Сирию явилась война царя хеттов Хетисара, ставшего во главе широкой антиегипетской коалиции, с Рамзесом II. Генеральное сражение при реке Оронт хеттами было проиграно, однако ещё 15 лет шли бесконечные стычки и осады в Сирии и Хананее (Палестина). В итоге царь хеттов запросил у Египта мира. Сторонами был заключен оборонительный и наступательный союз, согласно которому Сирия подлежала разделу, с условием взаимной выдачи преступников, защитой торговли и экономики и справедливым судопроизводством. Текст договора между Рамзесом II и царём хеттов Хаттусилисом III (первая половина XIII в. до н. э.) был выгравирован на языке хеттов на серебянои пластине и преподнесен Рамзесу II. А закрепили мир женитьбой Рамзеса II на дочери царя хеттов.

Последняя четверть II тыс. до н. э. была отмечена ослаблением Южной Месопотамии (Халдея) с центром в городе Вавилоне и одновременным возвышением Северной Месопотамии, страны Ассур, с середины II тыс. до н. э. управляемой царями-первосвященниками, к имени которых обязательно добавлялась приставка Ассур[14]. Позже, уже в VIII–VII вв. до н. э., страна Ассур преобразовалась в ассирийскую державу, владычицу тогдашней Передней Азии. А во второй половине II тыс. до н. э. шла беспрестанная борьба между Северной (Ассур) и Южной (Халдея, Вавилон) Месопотамией. Известно, что около 1270 г. до н. э. царь страны Ассур Тугултининип I завоевал Вавилон. А при ассирийском царе Тугултипалесарре около 1130 г. до н. э. Ассирия отняла у слабеющего после нескольких веков беспрестанных побед Египта земли хеттов в Сирии. Но уже около 1060 г. до н. э. объединенные силы хеттов нанесли поражение царю Ассирии, и Сирия восстановила самостоятельность.

Вслед за волной пастухов-кочевников, названных египтянами народом Ментиу, хлынувшей в XXIV–XXIII вв. до н. э. из Ирана в Месопотамию, Сирию, Малую Азию, Палестину и в Северный Египет, и засвидетельствованных историей как хетты, во второй четверти II тыс. до н. э. уже на земли Афганистана и северо-запада Индии ринулся не менее могучий вал ближайших к хеттам по языку и мифологии индоевропейских кочевников, обессмертивших себя привнесенными в Индию гимнами «Ригведы». Общей для обоих нашествий исходной прародиной являлась легендарная страна Айриана-Ваэджо, долина семи рек, охваченная горными цепями. Великая засуха середины III тыс. до н. э., поразившая северные отроги Копетдага, долину Турана с ее гибнущей рекой, к середине II тыс. до н. э. приобрела необратимый и абсолютно катастрофический характер.

Отроги Южного Урала, низовья Волги, юг Сибири, с V тыс. до н. э. представлявшие северные провинции индоевропейской Айриана-Ваэджо, на рубеже XVIII–XVII вв. до н. э. восприняли мощный импульс с юга. Наиболее ярким выражением этого движения явился внезапный расцвет первого (петровского) этапа андроновской культуры (XVIII–XV вв. до н. э.) юга Урала, обладавшей блестящей бронзовой металлургией, чудными боевыми колесницами и высокоразвитой культурой возведения зданий и фортификационных систем. Именно южноуральский анклав боевых колесниц XVII–XV вв. до н. э. стал главным исходным плацдармом для индоевропейского вторжения в центр Европы XV–XIV вв. до н. э., положившего начало курганной культуре Европы и, быть может, впервые в истории континента привнесшего на его почву боевые колесницы ариев Евразии.

Одновременно юг Урала и низовья Волги продолжали являться крайней северной периферией индоевропейской общности Туранской долины и юга Средней Азии, около XVIII в. до н. э. устремившейся долиной реки Теджен-Герируд в Афганистан и в долину реки Инд.

Юг Урала XVIII–XV вв. до н. э. сыграл роль узла, связавшего восточную (хетты, индийские и иранские арии) культурную и языковую общность индоевропейского мира Евразии и западную (славяне, балты, германцы, кельты, латины, греки, фракийцы, иллиры). На юге Урала возникли основания двух громадных векторов из людских потоков, выходящих из единой точки — на запад (XV в. до н. э.) и на юг (XXIV–XX, XVIII–XV, ХШ — ХП вв. до н. э.).

Напомним, что на землях Афганистана, в бассейне реки Гильменд, с IV тыс. до н. э. развивался Мундигакский городской центр, культура, экономика и религия которого были близки Геоксюру и центрам юго-запада Ирана (Элам, Фарс). К югу от Мундигака, в горах Белуджистана, также с IV тыс. до н. э. расцветал центр Кветта, во всех отношениях родственный Мундигаку.

Около середины III тыс. до н. э. великая цивилизация Ирана и юга Туркмении продвинулась к берегам реки Инд, где в среде чуждых народов были возведены сотни крепостей, портов и городов, крупнейшими среди которых явились города Мохенджо-Даро и Хараппа.

Население городов индской цивилизации середины III — первой половины II тыс. до н. э. являлось смешанным и состояло по большей части из представителей темнокожих аборигенов и гораздо меньшего числа выходцев из центров Ирана, юга Туркмении, Афганистана и Белуджистана, являвшихся индоевропейцами и сумевших в течение одной тысячи лет не только создать великолепные, регулярно спланированные города, оборудованные всеми системами жизнеобеспечения, включая каналы подачи воды, канализацию, хранилища продовольствия и могучие оборонительные сооружения, но и включить северо-запад Индии в общую евразийскую систему торговли и взаимного влияния и обогащения экономик и культур.

Почти за тысячу лет развития индской цивилизации III–II тыс. до н. э. пришедшие с северо-запада индоевропейцы успели в значительной степени смешаться с местными австроазиатскими народами и составить особый этнос дасов, злейших врагов вторгшихся из Афганистана в долину Инда во второй четверти II тыс. до н. э. ведических арийцев. В Ригведе есть упоминание об одержанной ариями победе в битве при Хариюпи (Hariyupiya).

Уничтожив цивилизацию городов Хараппа и Мохенджо-Даро, ведические арии, привыкшие вести полукочевую жизнь, значительная часть которой проходила в боевой колеснице с оружием и вожжами в руках, не стали восприемниками великолепной оседлой индской цивилизации, как это трижды случалось в Элладе после очередного вторжения индоевропейских кочевников. Природа странствующего по бескрайним просторам евразийской степи воина победила оседлого земледельца и ремесленника, и вторгшиеся в долину реки Инд индоарийцы продолжали и на новых, отвоеванных у дасов землях вести привычный образ жизни и уклад хозяйства, не забывая при этом не менее трех раз в день возносить молитвы богу грозы Индре, по убеждению индоарийцев, разрушавшему крепости врагов[15], и богу Агни, сжигавшему их.

Вошедшие во второй четверти II тыс. до н. э. в долину Инда индоарийцы составляли союз народов. Во главе отдельного народа стоял царь — rajan (Веды), в обязанность которого входили охрана внутреннего порядка, оборона территории от внешних вторжений и ревностное поддержание нравственности вверенного его царской власти народа. Власть царей бывала и наследственной и выборной, однако ее всегда могло ограничить собрание народа — samiti, подобное русскому вече.

Рядом с царем постоянно находилось верховное духовное лицо — Purohita (поставленный впереди), в обязанности которого входило моление за воинство и благоденствие страны. Верховный жрец Пурохита совершал помазание на царство всякий раз при восшествии на трон нового монарха, что давало царю мистическую силу и власть, а самого жреца Пурохиту навек связывало с государем.

Древние индоевропейцы глубоко верили в магическую силу слова, а тем более высказанной истины. Причины несчастий и болезней видели в нарушении людьми космического закона (rta), в грехе, в колдовстве, в одержимости демоном.

Общество индоарийцев делилось на три общности: brahmana, ksatriya (к ним относили и царей rajanya) и vie, или vaicya. Была еще группа неиндоарийцев — cudra. К brahmana относили духовных лиц, поэтов-риши (rsi), создателей гимнов Ригведы. Ksatriya[16] представляла собой знать или аристократию. Vic являл собой общину, население которой составлял простой народ vaicya. Средневековые вики Скандинавии, являвшиеся центрами торговли и сбора дружин, и знаменитые викинги, населявшие их и прошедшие всюду от Византии, Киева и Ладоги до Сицилии, Парижа, Нормандии, Британии, Исландии, Гренландии и даже до севера Америки, являются прямыми сородичами виков и викингов Афганистана и северо-запада Индии II тыс. до н. э. Славянским соответствием vie, vaicya являются веси и верви, как говорит народная речь, от края до края, наряду с городами, покрывшие русскую землю.

Царь-кшатрий (ksatriya), полководец (senani) и первосвященник (purohita) возглавляли войско страны. Брахман трижды в день возносил богам молитвы и выливал в пламя жертвенного костра божественный напиток сому. Алтари (vedi), служившие для вознесения молитв, строились на возвышенных местах.

Основу народа являли семьи, составленные из домохозяев — dampati (Веды), причем жена имела возможность в случае смерти мужа вторично выйти замуж. Несколько семей представляли Grama (граммада) — селение, при необходимости превращавшееся в военный отряд. Несколько Grama составляли vie, он же народ — jana.

Местом мирского общения и оглашения известий служили sabha (славянское соответствие — «событие»). Средоточием духовной жизни служили vidatha.

Время, свободное от работы, войн и богослужений, ведические арии заполняли развлечениями, важнейшими из которых были конские скачки, устраиваемые на ристалище. Кроме того, нередки были танцы, музыка и игры в кости.

Главной ударной силой индоарийцев II–I тыс. до н. э., как неоднократно отмечалось выше, являлись боевые колесницы— Ratha (Веды). Они изготовлялись разборными, и части колесницы связывались ремнями. На деревянную ось насаживались два закрепленных деревянной чекой колеса со спицами и металлическим ободом. От оси шло дышло с укрепленным на нем ярмом. Остов колесницы был либо деревянным, либо плетеным, либо обтягивался кожей. В колесницу запрягали от двух до четырех лошадей. Справа находился колесничий, слева — воин, вооружение которого состояло из лука и стрел, спрятанных в колчан, копья, меча, боевого топора, дубины, пращи. Защитой воину служил щит. Колесницы нередко украшались изделиями из металла. Труд создателя колесницы воспевался в гимнах и приравнивался к творчеству поэта-риши. Кроме боевых колесниц, существовали влекомые волами деревянные повозки — anas.

Жизнь ведических индоарийцев была подвижна. Остановки обычно длились не дольше срока, необходимого для посева и сбора урожая. Широко возделывался ячмень с применением плуга на воловьей тяге. Злаки убирали серпами и провеивали в корзинах. Нередко для полива земель строились каналы — kulya.

Стадо было составлено из коров, символизировавших материальное благополучие ведического ария, быков, олицетворявших мужскую силу, коней, служивших символом солнца, буйволов, ослов, коз, овец, свиней. Собаки охраняли жилища и стада.

Развивались ремесла. Гончары сознательно избегали в работе применения круга, считая изготовленную с его помощью посуду принадлежностью демонов. Много плели из лозы, ткали из овечьей шерсти и травы. На деревянном станке натягивали нить — tantu[17] и продевали поперечную нить. Одежда изготовлялась и носилась нижняя и верхняя. Процветала металлургия. Ведическим индоарийцам были известны золото (hiranya), медь (ayas) и позже железо (syamam ayas).

Нередки были охоты. На току ставились силки, а для львов устраивались западни. Знакомы были индоарийцы и с волками — лютыми врагами, медведями, шакалами, гиенами, лисицами, оленями, антилопами, газелями, зайцами, кротами, змеями. А вот обезьяны, тигры, пантеры и слоны упоминаются лишь в поздних гимнах Ригведы.

Из пернатых мир ведических индоевропейцев наполнялся орлами[18], коршунами[19], соколами[20], совами, дикими гусями, перепелками, павлинами, голубями и попугаями. В Ригведе упоминаются также пчёлы, гусеницы, муравьи, мухи и скорпионы.

Ведическая мифология отводит птице особое место и отождествляет её с солнцем (Garutman — мифическая птица).


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3597


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы