Изменения в культурной и духовной жизни народа. Коллектив авторов.История Вьетнама.

Коллектив авторов.   История Вьетнама



Изменения в культурной и духовной жизни народа



загрузка...

Стремление вьетов к самостоятельности находило проявление в упорной и ожесточенной борьбе за сохранение и развитие собственного культурного наследия, накопленного за прошедшие века. В то же время они постоянно испытывали и воспринимали культурное влияние других стран, особенно Китая и Индии, а также своих южных соседей. Все же первостепенное значение в культурном развитии сохранялось за процессами, связанными с противодействием вьетов попыткам проведения ассимиляторской политики китайскими властями. На протяжении всего периода, именуемого временем «китайской зависимости», вьетнамцы так и не были китаизированы. В течение веков здесь шла борьба и в то же время слияние, синтез вьетнамского и китайского элементов в культуре, в общественной жизни, в этническом отношении и т. д. Даже когда огромные армии захватчиков вторгались на землю вьетов, чиня жестокую расправу, большинство вьетов не покидало своих родных мест, а, наоборот, упорно держалось за свою землю, за каждую деревню, надежно охраняя свой национальный очаг.

Яркой иллюстрацией этого сопротивления могут служить сведения об истории национального языка.

Вьетнамский язык относится к группе языков, издревле сформировавшихся в Юго-Восточной Азии, что является убедительным свидетельством многовековых прочных местных корней вьетского населения. Когда китайские феодалы захватили страну и установили свое господство, сюда стали проникать китайский язык и китайская письменность. Однако им не удалось вытеснить вьетнамский язык по той простой причине, что китайский язык изучали лишь верхушечные слои общества. Трудовой народ в деревенских общинах, сохраняя свой самобытный жизненный уклад, сохранил и язык своих предков. Естественно, в течение долговременного иноземного господства как в материальной, так и в духовной жизни народа происходили определенные изменения, возникали новые потребности. Изменения коснулись также и сферы языка.

На протяжении веков вьетнамский язык в своем развитии все дальше уходил от первоначального состояния, вбирая многое из китайского языка. Во вьетнамском языке есть много слов китайского происхождения, которые встречаются как в основном словарном составе, так и в обозначении абстрактных понятий. Однако вьеты по-своему, творчески воспринимали китайское влияние, вьетнамизируя заимствованные слова и выражения по способам их использования, чтения. Так возникла так называемая хан-вьетская лексика. Это было также одним из своеобразных средств противостояния народа чужеземному игу.

Обычаи, обряды. Уже в эпоху правления Хунг-выонгов сложились простые и естественные обычаи вьетнамцев. Китайские правители, в особенности Си Гуан, Жень Тин (I в.), Ши Ce (II в.), Тао Хуан (III в.), Ду Хюиду (IV—V вв.) и другие пытались внедрить в быт вьетов многочисленные и весьма сложные обряды. Это было явной попыткой насаждения морали и религии китайских феодалов во вьетнамской среде, что, безусловно, не могло не иметь определенных последствий. Однако вьеты, приспосабливаясь к новой обстановке, продолжали при этом развивать собственные национальные традиции, хранить коренные обычаи, с течением времени феодальные порядки так или иначе стали преобладать в семейных отношениях, где усилилось неравенство, укрепились феодально-патриархальные устои, вместе с тем это не смогло помешать определенному укреплению таких положительных традиций общинного строя, как уважение и почитание родителей, предков. Наибольшего уважения и поклонения у вьетов заслуживали те, чьи имена связаны с основанием страны и отстаиванием ее независимости. Несмотря на все препятствия и запреты со стороны завоевателей, народом возводились пагоды и храмы в память Хунг-выонгов, Тан Вьена, сестер Чынг, То Литя и других национальных героев. Был воздвигнут храм в честь Ба Чьеу, которую в народе называли «государыня Ба» (Ба-выонг). Феодальная мораль стремилась предписать женщинам соблюдение конфуцианских жестких правил поведения, основанных на «трех покорностях» и «четырех добродетелях», но это никак не отразилось на героических традициях сопротивления, что выражено и в известной вьетнамской поговорке: «если враг ворвется в дом, встретит женщину с мечом». Эти традиции были продемонстрированы подвигами сестер Чынг и Ба Чьеу. Роль женщины в семье и в общественной жизни продолжала оставаться весьма значительной.

Одним из старинных обычаев, сохранявшихся и в то время, была церемония обновления бронзовых барабанов. После отливки барабана все жители деревни приглашались на праздник, право первого удара по барабану, как гласит запись в «Гуанчжоу цзи», предоставлялось одной из женщин деревни. Многие из подобных обычаев по-прежнему продолжали практиковаться. Как и прежде, мальчуганы-пастушки, забравшись на спину буйвола, усевшись там, наигрывали на дудочке деревенские народные песни вьетов (по сведениям из «Записей о Зяотяу» — «Цзяочжоу цзи»).

В ханьскую эпоху китайская литература и искусство достигли высокого уровня развития и оказывали большое влияние на Восточную Азию. Они постепенно проникали и в Зяотяу. Но поскольку это проникновение осуществлялось насильственно и несло духовное порабощение вьетам, то влияние их было там весьма ограниченным. Тем не менее оно оставило определенный отпечаток на развитии вьетнамской культуры, в период существования Ван-ланга и Аулака у вьетов еще не было письменности, хотя шла весьма интенсивная и самобытная культурная жизнь. Народное творчество было разнообразным и продолжало развиваться, несмотря на ограничения, накладываемые эпохой на жизнь народа и так или иначе отражавшиеся на его искусстве. Проникновение в страну китайской литературы и искусства имело определенное положительное значение для развития искусства и литературы вьетов.

В период I—II вв. во Вьетнаме продолжала существовать Донгшонская культура (поздний период) с характерными для нее разнообразными изделиями оригинальных форм, расписными орнаментами, выдержанными в местном колорите. Это являлось еще одним свидетельством упорного сопротивления народа политике ассимиляции, проводившейся китайскими завоевателями организованно и систематически, в то же время вьеты никогда не отвергали слепо все иноземное.

Судя по предметам, найденным в кирпичных захоронениях I— VI вв., можно говорить о расцвете ханьско-вьетнамской культуры и искусства в этот период на территории Вьетнама. Прежде всего необходимо учитывать, что обнаруженные захоронения являются весьма крупными, тщательно построенными сооружениями с массой различных предметов. Это свидетельствует о принадлежности погребенных в них лиц к высшим слоям общества, в большинстве случаев это могилы ханьских чиновников и феодалов. Поэтому они и содержат столь значительные элементы ханьской культуры.

Небольшая часть данных захоронений могла принадлежать вьетской аристократии, и то, что верхушка местного общества была в той или иной мере китаизирована, находилась под сильным влиянием ханьской культуры и обычаев, вполне объяснимо. Своеобразие культурного наследия в основном сохранялось и развивалось в среде трудового населения.

Действительно, тщательное исследование предметов, обнаруженных в указанных захоронениях, свидетельствует о сохранении там следов национального искусства вьетов. Местами найдены бронзовые барабаны, топоры с каменными топорищами. Многие барабаны уже изменили свой облик: они сохранили традиционную форму Донгшонской культуры, но днища барабанов украшались изображениями рыб и китайских монет, в то же время на многих подносах и глиняных вазах встречаются спиралевидные и округлые росписи и орнаменты в стиле Донгшонской культуры.

Многие предметы китайского происхождения видоизменены во вьетнамском стиле. Так, среди многих кувшинов ханьской эпохи, найденных в Тханьхоа, Хабаке и других местах, в отличие от принятых в Китае строгих, пропорциональных форм встречаются кувшины, сделанные в виде головы слона, хобот которого служит горловиной, как носик у чайника. Ряд медных статуэток, обнаруженных в древних погребениях в Тханьхоа, как по этнографическому типу, так и по художественному стилю не относятся к ханьской культуре.

Среди найденных музыкальных инструментов наряду с образцами, представляющими подражания китайским (гонги, колокольчики), индийским и среднеазиатским (тамбурины, струнные), имеются и оригинальные национальные музыкальные инструменты (бронзовые барабаны, флейты и др.).

Таким образом, культура и искусство Вьетнама в рассматриваемый период по-прежнему сохраняли свой оригинальный характер, продолжая и развивая древнее наследие донгшонской эпохи и одновременно усваивая и «национализируя» иноземные заимствования [...]

Религия. Со времен Ханьской династии в Зяотяу стали постепенно проникать конфуцианство, буддизм, даосизм.

Как уже отмечалось, проникновение конфуцианского учения использовалось завоевателями в первую очередь для духовного и идеологического подчинения местного населения. Но это учение получило весьма ограниченное распространение.

Буддизм зародился в VI—V вв. до II. э. в королевстве Капилавасту, расположенном в пределах современного Непала. Его появление было своеобразным отражением недовольства масс гнетом кастового строя и произволом господствующей касты брахманов. Через Среднюю Азию, Памир буддизм постепенно распространился во внутренних районах Китая и во Вьетнаме, в страны Юго-Восточной Азии, Китай и во Вьетнам буддийские проповедники проникали и на торговых судах.

По словам проповедника Тан Тяня (VI в.), страна Зяотяу имела пути сообщения с Индией. Буддизм в самом Китае еще не получил распространения в южных районах, тогда как в Луйлау (пров. Хабак) уже было построено более 20 пагод, где насчитывалось более 500 монахов, было переведено 15 канонических книг (по сведениям из «Собрания высказываний выдающихся святых из сада дхьяны» — «Тхиен уйен тап ань нгы люк»). Завоеватели стремились использовать учение Будды, чтобы ослабить сопротивление порабощенных народов, в то же время проповедуемые буддизмом принципы братства и равенства, доктрина «Будда в твоем сердце» перекликались в чем-то с настроениями вьетнамцев той эпохи. При ЭТОМ буддизм, распространяясь во Вьетнаме, легко смешивался, как, впрочем, и в других странах, с различными местными верованиями. Вместе с буддизмом во Вьетнам проникли и некоторые достижения культуры Индии, средней Азии, фольклор этих районов (в частности, через религиозную литературу, например книгу «Сто путешествий» — «Бать зу»).

Даосизм был основан китайским философом Лао-цзы, современником Конфуция. В Китае он получил широкое распространение в период Троецарствия. Взгляды одного из главных проповедников даосизма, Ян Чжу, были пронизаны духом пессимизма и крайней пассивности.

Даосизм, возникнув в конце II в. в ходе повстанческого движения крестьян, смешал и впитал в себя многочисленные элементы из ранее существовавших верований и обычаев; почитался император и сам Лао-цзы как основатель учения. Постепенно в даосизме стали преобладать элементы, связанные с культом прорицателей, чудесных деяний небожителей, с культом духов. Это религиозное течение также использовалось завоевателями для духовного порабощения вьетнамского народа, в предисловии к книге Мо-цзы говорится, что примерно в конце II в. в Зяотяу нередко встречались «приверженцы учения святого старца, преуспевшие в желании путем воздержания от пищи достичь долголетия». Даосизм представлял одно из направлений идеологии завоевателей, призванной внушить покоренным народам веру в якобы «сверхъестественные» способности иноземцев.

Однако, как и во всем остальном, проникновение различных религиозных учений во Вьетнам вовсе не означало, что по воле завоевателей они сразу же вытеснили верования, существовавшие ранее у вьетов. Так, с ханьской эпохи усиленно насаждалось конфуцианство, но его основополагающие догмы так и не привились глубоко. Доктрины конфуцианства не сумели отнять у вьетнамского народа веру в свои силы, погасить стремление к независимости. В целом все религиозные учения и идеологические течения, проникая во Вьетнам и смешиваясь там друг с другом, имели как свои негативные, так и определенные позитивные последствия.

При этом характерно, что ни одной религии не удалось породить во Вьетнаме религиозного фанатизма, что несет в себе опаснейшие предпосылки национального раскола. Религиозная терпимость была и остается традиционном чертой национального характера вьетнамцев.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2558


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы