Рост могущества независимого феодального государства в период правления династии Чан. Войны сопротивления против нашествий династии Юань. Коллектив авторов.История Вьетнама.

Коллектив авторов.   История Вьетнама



Рост могущества независимого феодального государства в период правления династии Чан. Войны сопротивления против нашествий династии Юань



загрузка...

Упадок династии Ли. Воцарение династии Чан. После победы над сунской армией династия Ли в течение определенного периода еще играла активную роль в строительстве государства.

С конца XI до первой половины XII в. сельское хозяйство, ремесло и торговля продолжали развиваться, в стране царило спокойствие, многие годы были урожайными. Единое государство и централизованная власть укреплялись; рос авторитет Дайвьета среди соседних стран; сунский двор вынужден был относиться к Дайвьету с уважением, установились мирные отношения с Тямпой и Ченла на юге76.

Однако как только внешняя агрессия перестала непосредственно угрожать стране, дворцовая знать и чиновничество стали заботиться лишь о собственных удовольствиях, о наживе за счет все более интенсивной эксплуатации народа, с середины XII в. правление династии Ли быстро приходило в упадок.

Осуждая преступную праздность Ли Као Тонга (1175—1210), монах Нгуен Тхонг писал: «Теперь, когда народ волнуется и страна в опасности, государь неумеренно развлекается. Дела государственные в беспорядке, народ недоволен, все это признаки надвигающейся гибели»1*. Высокопоставленные чиновники, такие, как регенты До Ань By, До Иен Зи, были известны своей бесчеловечностью, регента Дам Зи Монг в народе называли «грабителем страны, разорителем народа».

Крестьяне-общинники обирались чиновниками, должны были платить высокие налоги и круглый год нести тяжелую трудовую повинность. Власти перестали заботиться о народе, не занимались строительством ирригационных сооружений и развитием экономики. Стихийные бедствия и неурожаи случались чуть ли не каждый год, много лет подряд в стране свирепствовал страшный голод. Особенно тяжелым был 1181 год, когда в отдельных местах от голода вымирало до половины населения. Многие крестьяне вынуждены были покидать родные места, скитаться, чтобы избежать налогов и трудовых повинностей.

Недовольство в народе росло с каждым днем. Одно за другим в равнинных и горных районах вспыхивали восстания, крупнейшими среди которых были выступления под руководством Тхан Лоя, ЛеВана и Фи Ланга. Восстание Тхан Лоя началось в 1140 г. Повстанческая армия захватила и удерживала обширный район в Тхайнгуене (пров. Бактхай), отбивая многочисленные атаки королевских войск, в 1141 г. повстанцы перешли в наступление и попытались овладеть столицей, но потерпели поражение.

Восстание Ле Вана проходило в районе Кохоанг (пров. Тхань-хоа) и продолжалось около пяти лет (1188—1192).

В XIII в. крестьянские мятежи в равнинных районах и выступления национальных меньшинств приняли еще более широкие масштабы. Население тяу Дайхоанг (пров. Ниньбинь) неоднократно поднималось на восстания, крупнейшее из которых (под руководством Фи Ланга) продолжалось с 1202 по 1215 г.

Повстанческое движение в конце концов потерпело поражение, но оно нанесло сокрушительный удар по устоям правления династии Ли. Усилились сепаратистские тенденции местных феодальных сил, воспользовавшихся слабостью и упадком центральной власти. В течение первых двадцати лет XIII в. в стране царили беспорядки, вызванные кровопролитными войнами, которые вели между собой феодальные группировки. Среди тогдашних сепаратистских группировок наиболее сильными были дом Чан в Хайапе (пров. Тхайбинь), Доанг Тхыонг в Хонгтяу (пров. Хай-хынг), Нгуен Ты в Куокоае (пров. Хатэй), Нгуен Нон в Бакзянге?(пров. Хабак).

Правители династии Ли обнаружили свое полное бессилие и были вынуждены опираться то на одну, то на другую феодальную группировку. Столица Тханглонг много раз подвергалась разорению. Народ бесконечно страдал от этих междоусобных войн.

В ходе борьбы феодальных группировок постепенно набирал силу дом Чан, который в конце концов подчинил все остальные сепаратистские силы. В начале 1226 г. представители правящего дома Ли вынуждены были удалиться с политической арены, уступив место правителям новой династии — династии Чан (1226— 1400). Последний король династии Ли — Хюе Тонг был душевнобольным. Детей у него не было, и он должен был уступить престол семилетней принцессе Тьеу Тхань (Ли Тьеу-хоанг).

Семейство Чан в то время сосредоточило в своих руках наиболее важные посты при дворе. 10 января 1226 г. по плану, задуманному Чан Тху До — тогдашним главой рода Чан,— Ли Тьеу-хоанг отреклась от престола в пользу мужа — Чан Каня — представителя клана Чан. Чан Кань взошел на престол (Чан Тхай Тонг), основав династию Чан.

С приходом к власти рода Чан был восстановлен строй централизованной монархии, прекратилась междоусобная борьба между отдельными феодальными группировками. Объективно это отвечало стремлению народа к миру и единству, соответствовало требованиям исторического развития. Династия Чан пришла на смену династии Ли, которая показала себя абсолютно нежизнеспособной в чрезвычайно серьезной обстановке, сложившейся в стране. В мировой истории это было время, когда войска монгольской империи проносились вихрем по континентам Азии и Европы, угрожая судьбам многих народов. Серьезнейшее испытание выпало и. на долю вьетнамского народа.

Дальнейшее развитие централизованного феодального государства. На базе, созданной еще в период правления королей Ли, династия Чан продолжала государственное строительство, направленное прежде всего на укрепление единства страны, на повышение ее обороноспособности и развитие экономики. Централизованная власть не только была восстановлена, но и всесторонне укреплена. При дворе было введено много новых должностей, что отвечало требованиям растущего административного аппарата. Были основаны культурно-просветительские учреждения, такие, как Государственная историческая палата (Куок ши вьен), Медицинская палата (Тхай и вьен), юридические учреждения, как, например. Судебная палата (Тхам хинь вьен), и др.

Правители династии Чан обычно рано отказывались от престола в пользу детей, принимая титул «короля-отца», но продолжали участвовать в государственных делах. Это осуществлялось в практических целях, чтобы наследник привыкал управлять государством при жизни отца, но главным образом для того, чтобы предотвратить узурпацию власти. Административный аппарат на местах был упорядочен. Во всех крупных и мелких уездах чиновники, наряду с выполнением управленческих функций вершили также и правосудие. Основная административная единица — община — была укреплена с назначением должностей общинного управителя (дай ты са) и его помощников (тьеу ты са). Иногда эти чиновники обслуживали две, три, четыре общины, в каждой общине, кроме того, были учреждены такие должности, как староста (са тинь), летописец (са ши), инспектор-ревизор (са зям).

Организация верховной власти и административного аппарата была зафиксирована в двадцати томах «Системы управления государством» («Куок чьеу тхонг те»). Расширилась законодательная деятельность государства. После неоднократных переработок и дополнений был составлен новый свод законов под названием «Уголовный кодекс» («Хинь тхы»).

Дошедшие до нас документы тех времен свидетельствуют о том, что законодательство эпохи Чан продолжало сохранять жестокие формы наказания с целью охраны монархического строя, привилегий и интересов знати. Законодательство предусматривало деление общества на аристократию, чиновничество, простой народ и рабов (но ти). Дифференцированный подход к вышеуказанным слоям ярко проявлялся в системе денежных выкупов за содеянное преступление, в определении состава преступления и в применении степени наказания. Особыми привилегиями пользовались королевская семья. Все главные должности в аппарате власти по преимуществу сосредоточивались в руках сыновей правителя и принцев крови.

В зависимости от титула и родственных связей эти аристократы получали большие податные районы (тхай ап), право на создание собственных резиденций (фу дэ) и своих вооруженных сил. Дети аристократов пользовались правом наследования титула, т. е. получали титул в зависимости от ранга отца. Охраняя привилегированные монопольные позиции своего рода, династия Чан сделала правилом внутриродовые браки.

Экономическая, политическая и военная мощь аристократии способствовала развитию центробежных факторов, таящихся в обществе. Однако они были ограниченными и не только не привели к тенденции на отделение и сопротивление центральной власти, но во многих отношениях в то время способствовали усилению могущества династии. Укрепление родственных связей в королевском роде на экономической основе вело к еще большей консолидации господствующего класса.

Подтверждением этого служат слова Чан Тхай Тонга в разговоре с членами королевской семьи. «Поднебесная — это поднебесная предков. (Мы), потомки предков должны вместе с братьями по роду пользоваться богатством. Хотя внешне вся поднебесная почитает одного человека (меня), по существу, мы вместе со всеми вами родные братья, вместе печалимся, вместе радуемся»2*.

В тех условиях наличие вооруженных отрядов у высшей аристократии способствовало еще большему укреплению сил защиты трона и обороны страны. Несомненно, кроме основных классовых противоречий между крестьянами и феодалами существовали противоречия и внутри правящего класса. Однако на первых порах, когда Чаны только утвердились у власти и страна стояла перед угрозой внешнего вторжения, эти противоречия были не столь глубоки и объективно даже способствовали укреплению центральной власти.

Двору подчинялся аппарат чиновников в центре и на местах. Чиновники всех рангов получали жалованье. Их отбор на службу все больше принимал систематический характер, в 1232 г. прошли первые конкурсные экзамены, после чего порядок конкурсов на замещение вакансий и присуждения ученых степеней стал регулярным явлением.

Армия при Чанах перестроилась в организационном плане, повысилась ее боеспособность. Королевская гвардия и местные соединения набирались из крестьянской молодежи. Собственные вооруженные силы членов королевской семьи создавались из принадлежавшей им челяди — своего рода крепостных (зя но). Двор использовал систему воинской повинности, следуя принципу «каждый пахарь — солдат», как и в эпоху Ли, поэтому, «когда начиналась война, весь народ брался за оружие»3*.

«Сила армии в уменье, а не в числе»4*,— говорил полководец Чан Куок Туан. Династия Чан уделяла большое внимание обучению солдат и подготовке офицеров. Все высшие военные чины принадлежали дворцовой аристократии. Было создано специальное военное учебное заведение, где из аристократической молодежи готовилось офицерство династии. Чан Куок Туан — талантливый вьетнамский военачальник написал «Краткий трактат о военном искусстве» для преподавания военного дела. Появление сочинения военно-теоретического и учебного характера знаменовало значительный шаг вперед в развитии вьетнамской военной науки. Благодаря такой системе подготовки, установленной двором, многие члены королевской семьи и представители высшей знати становились выдающимися военачальниками. Из крепостных, принадлежавших аристократическим домам, также вышло немало выдающихся военных талантов. Армия при Чанах приобрела богатый боевой опыт. Ее мощь была воспета полководцем Фам Нгу Лао:

Вооруженная копьями, пройдя бесчисленные горы и реки,
Наша армия обрела столь могучую силу,
Что может поглотить созвездие Буйвола (Волопас).


Восстановление и развитие экономики при Чанах. Если в конце правления династии Ли экономика пришла в упадок, то с приходом к власти династии Чан производительные силы страны стали восстанавливаться.

Земельные угодья и число деревень увеличилось за счет подъема целинных земель, который совершался как частными лицами, так и государством. Во всех ло династия Чан учредила должность управляющих военных поселений (дон дьен тянь ши), которые следили за возделыванием целинных земель и управляли этими поселениями, в 1266 г. двор разрешил высшей аристократии превращать безземельных бедняков в рабов (но та), с помощью которых осваивались земли приморской полосы, труд рабов использовался для строительства дамб от засоления морской водой устьев рек. На этих плодородных землях создавались крупные частные владения — дьен чанг. в отличие от земель категории «тхай ап», даваемых в пожалования, эти владения были собственностью аристократов, а главной производительной силой в дьен чангах были рабы, положение которых почти не отличалось от положения зависимых крестьян (нонг но).

Ежегодно в больших масштабах проводилось сооружение дамб для защиты от наводнений, в 1248 г. двор объявил о всенародном строительстве дамбы под названием «Куайвак» от верховья р. Красной до ее впадения в море. Во время правления династии Чан создание системы дамб вдоль р. Красной и других крупных рек на равнине современного Бакбо и Северного Чунгбо в основном было завершено. Она с каждым годом укреплялась и расширялась. Чиновник в должности главного управляющего дамбами (ха де тянь ши) и его помощник (фо ши) обязаны были следить за состоянием дамб.

В начале каждого года смотрители дамб (де ши) должны были мобилизовать местное население на укрепление дамб, к лету эти работы завершались. Когда наступал сезон дождей, де ши проверяли состояние дамб, чтобы своевременно привести в порядок те места, где обнаруживался прорыв. Строительство и защита дамб были ответственной функцией властей и обязанностью всего народа «независимо от положения и возраста»5*.

Правители династии Чан иногда сами наблюдали за строительством дамб. Близкий к королю чиновник Чан Кхак Тюнг, отдавая должное значению этой работы, сказал: «Когда народу грозит наводнение, король должен немедленно помочь, ибо нет ничего важнее надежных дамб»6*.

Работы по освоению пустующих земель и строительству ирригационных сооружений, о которых говорилось выше, стимулировали развитие сельского хозяйства. Сельское хозяйство при Чанах достигло довольно высокого уровня интенсивного использования земель при увеличении кратности урожаев. Посол юаньского двора, приехавший ÍBO Вьетнам в 1293 г., отмечал, что там на равнинах ежегодно снимали до четырех урожаев риса. Кроме риса выращивалось много других продовольственных культур (кукуруза, батат, маниок), сажались тутовые деревья, разводился тутовый шелкопряд, каждая семья имела фруктовый сад с разнообразными тропическими культурами.

В ремесле и торговле также был достигнут прогресс, в сельской местности появились деревни, специализирующиеся на производстве определенных кустарных изделий, такой, например, была деревня Малой (пров. Хайхынг), где изготовлялись ноны (соломенные шляпы), которые так и назывались — шляпы из Малоя. Росла столица Тханглонг — там были рынки, ремесленные кварталы и торговые ряды.

Система внутренних водных путей сообщения была улучшена и расширена. По рекам и вдоль берега моря ходили суда, самые крупные из которых имели до 100 гребцов, продолжали развиваться товарно-денежные отношения внутри страны и торговля с другими странами. Государство установило единые денежные единицы, меры длины и площади. Некоторые налоги стали выплачиваться деньгами — такие, как подушный налог, налог на тутовые рощи, на участки для выпаривания соли.

Порт Вандон по-прежнему занимал важнейшее место во внешней торговле. Сюда и в другие порты Вьетнама приплывали торговые суда из Китая, из других стран Юго-Восточной Азии.

Первая война сопротивления против монгольских завоевателей (1258 г.). В то время, когда вьетнамский народ был занят преодолением последствий многолетних внутренних войн в конце правления династии Ли, полчища Чингисхана устремились на захват обширных территорий Азии и Европы, причиняя бесчисленные бедствия и страдания народам.

К началу XIII в. скотоводческие монгольские племена, кочевавшие в степных районах Азии, приступили к образованию своего государства. Формирование этого государства было процессом кровавой борьбы между племенами и союзами племен, из которой победителем вышел Чингисхан (Темучин). Для истории Монголии создание этого первого монгольского государства было важным прогрессивным фактором

Но с созданием могущественной военной диктатуры монгольские феодалы развязали чудовищные захватнические войны [...] За полвека агрессивных набегов монгольские правители, втянув мир в жестокую бойню, создали огромную империю, простиравшуюся от берегов Тихого океана до Черного моря. Монгольским нашествием были потрясены как Азия, так и Европа [...] Экспансия монгольской империи серьезно угрожала наряду с другими странами Азии и Европы независимости и существованию Вьетнама.

В 1252 г. Мункхэ хан отправил своего брата Хубилая и военачальника Уриянхадая на захват государства Дали (Юннань, Китай), после чего территория монгольской империи расширилась до северо-западных границ Дайвьета.

В 1257 г. монгольские ханы начали крупный поход против династии Южная Сун. Армия Уриянхадая в Юннани получила приказ захватить Дайвьет, а потом оттуда ударить по Южному Китаю, взяв его в «клещи» одновременно с тремя армиями, которые наступали с севера. Таким образом, в замыслы монголов входил не только захват Вьетнама, но и использование его территории в качестве плацдарма для организации внезапного нападения на южный тыл сунского Китая.

Высокомерный Хубилай, привыкший к легким победам, прислал гонцов ко двору Чанов с приказом о капитуляции. Но вьетнамцы отнюдь не собирались сдаваться — не в их традициях было идти на поклон противнику. Монгольских посланцев было велено заключить под стражу, и вся страна незамедлительно стала готовиться к сопротивлению. Морские и сухопутные войска под командованием Чан Куок Туана были направлены на организацию обороны границы.

Между тем армия Уриянхадая числом около 30 тыс. человек сосредоточилась у северо-западной границы Вьетнама. Видя, что послы не возвращаются, монгольское командование отдало приказ о наступлении, в начале 1258 г. монгольская армия по р. Красной перешла границу. 17 января 1258 г. она приблизилась к местечку Биньленгуен (пров. Виньфу). Здесь вьетнамские войска под непосредственным руководством короля Чан Тхай Тонга построили линию обороны. Неприятельская армия тщетно пыталась окружить и уничтожить главные силы вьетнамской армии. После ожесточенной битвы вьетнамцы отступили в фуло. Там они построили новую линию обороны на южном берегу р. Кало, разрушив на ней все мосты, чтобы сдержать наступление врага. Противник форсировал реку и, используя численное преимущество, вторгся в расположение вьетнамской армии. Чан Тхай Тонг вынужден был отдать приказ об отступлении к Тханглонгу.

Вскоре вражеские войска начали мощное наступление на вьетнамскую столицу. Чтобы сохранить силы армии, двор решил временно оставить город. По р. Красной армия отступила в район Тхиенмак (пров. Хайхынг). Враг ворвался в Тханглонг, но он был пуст. Дворцовая знать и население покинули его. Монголы нашли там лишь своих послов, заключенных в темницу. Один из них был мертв. В неистовстве они разрушили столицу Дайвьета.

Вьетнамские войска вынуждены были отступить на всех фронтах и оставить столицу, но двор, армия и все население были готовы продолжать сопротивление. «Пока моя голова не упала с плеч, прошу Ваше величество не беспокоиться о судьбах страны» — эти слова были сказаны одним из сановников, Чан Тху До, в самый напряженный момент борьбы с захватчиками.

Противник захватил Тханглонг, но не нашел там ни людей, ни провианта. Уже на 10-й день пребывания в пустынном, омертвевшем городе монголы начали испытывать трудности с продовольствием. Их стратегия стремительного наступления и молниеносной победы потерпела провал.

Вьетнамские военачальники пришли к выводу, что наступило время для контрнаступления. 29 января 1258 г. вьетнамские войска вышли из Тхиенмака вверх по Красной реке и атаковали Донгбодау (у р. Красной выше моста Лонгбьен в Ханое). Неприятельская армия под мощными ударами вьетнамцев покинула Тханглонг, двигаясь по р. Красной в северо-западном направлении. Но в Куихоа отряды местных жителей под руководством Ха Бонга (представителя этнических меньшинств) внезапно атаковали монголов. Вражеские войска понесли тяжелые потери и в панике бежали в Юннакь, уже не смея грабить население, как это было при наступлении, в народе монгольских солдат в насмешку прозвали «смиренными, как Будда».

Первая война сопротивления завершилась. Замыслы монгольской империи захватить Дайвьет потерпели поражение, и тем самым наступление монголов со стороны Дайвьета на Южный Китай не осуществилось. После победы в стране дарила атмосфера энтузиазма, уверенности в своих силах. Кроме того, вьетнамские вое-начальники извлекли немало ценных уроков для успешной организации сопротивления и руководства военными действиями в последующем.

5 февраля 1258 г. во время празднования Нового года по лунному календарю Чан Тхай Тонг вручил заслуженные награды полководцам Ле Тану, Ха Бонгу и другим военачальникам.

Дайвьет выдержал великое испытание. Упрочились его независимость и суверенитет. Однако опасность внешней агрессии была лишь отсрочена, но не ликвидирована. Вьетнамский народ ждали новые, гораздо более суровые и тяжелые испытания.

Укрывшийся в Юннани после своего поражения Уриянхадай снова направил в Дайвьет посла с наглым требованием о сдаче. Чан Тхай Тонг приказал связать монгольского посла и выдворить из страны.

В те годы монгольская империя сосредоточивала силы для завершения захвата Китая, в 1260 г. Хубилай стал ханом, а в 1271 г. основал династию Юань. Он не предпринимал новых агрессивных походов против Вьетнама, но неизменно стремился принудить вьетнамцев подчиниться. Более 20 лет подряд правители династии Юань присылали в Дайвьет многочисленные посольские миссии, которые выставляли требования, день ото дня наглее. Это был период чрезвычайно острой и сложной внешнеполитической борьбы.

Двор Чан решительно стоял на позиции бескомпромиссной защиты территории и суверенитета страны, национального достоинства, но в то же время действовал весьма гибко, тактически лавируя, чтобы избежать военных действий до тех пор, пока это было возможно, и выиграть время для подготовки сил к сопротивлению.

Вьетнамский двор пошел на некоторые уступки — согласился, например, присылать дань раз в три года, принимать инвеституру с титулом «выонг» от Юаньской династии. Однажды правители Дайвьета даже вынуждены были разрешить династии Юань учредить пост своего наблюдателя при вьетнамском дворе. Что же касается притязаний, оскорблявших национальное достоинство, как, например, обязательный личный визит вьетнамского правителя к юаньскому двору, содержание там заложников — детей королевской семьи, то власти Дайвьета использовали все возможности, чтобы отклонить их или, оттянув время, не выполнить. Вьетнамский правитель никогда не совершал низких поклонов, обязательных при получении эдиктов императора династии Юань. Тех членов юаньских посольских миссий, которые вели себя особенно высокомерно и нагло, нередко содержали под домашним арестом.

В 1279 г. армия Юаней разбила войска Сунов и захватила всю территорию Китая. Располагая в изобилии людскими и материальными ресурсами, Юани всеми силами стремились расширить границы своей империи на юге и юго-востоке. Отныне Дайвьет вместе с Тямпой, Бирмой и Индонезией стал основным объектом их агрессивных планов.

Династия Юань в отношениях с Дайвьетом все чаще вставала на путь давления и угроз, в конце 1279 г. вьетнамский посол, прибывший ко двору Юаней, был заключен под стражу. Опасность нападения становилась все реальнее. Вьетнамский двор готовился к войне, изыскивая в то же время любые способы, чтобы продлить мирную передышку.

В 1281 г. Чан Нян Тонг послал своего дядю Чан Зи Ая главой миссии в юаньский Китай. Хубилай подкупил Чан Зи Ая, даровал ему титул правителя (выонга) государства Аннам и отправил его в сопровождении 1 тыс. солдат на родину. Юаньский двор замышлял, используя имя ЭТОГО марионеточного правителя, заставить Дайвьет капитулировать. Настало время решительных действий. На границу были посланы отряды вьетнамской армии. Войска, сопровождавшие Чан Зи Ая, были разгромлены, предатель был взят в плен и казнен в столице.

Но на этом Юани не успокоились, в конце 1282 г. они послали одну из своих армий во главе с Сагату для захвата с моря Тямпы, с тем чтобы потом ударить с юга по Дайвьету одновременно с войсками, которые должны были наступать с севера.

Юани пытались, кроме того, заставить Дайвьет поставлять продовольствие их армии, а также дать возможность части войск пройти по его территории в Тямпу. Двор Чан не только решительно отклонил это требование, но и направил свои отряды и военные суда на помощь Тямпё в борьбе с общим врагом. После длившейся более года героической и упорной борьбы народ Тямпы нанес экспедиционному корпусу Юаней тяжелое поражение. Сагату отвел остатки своей армии на север Тямпы, обосновавшись в районах Вьетли и Оли (провинции Куангчи и Тхыатхиен) в ожидании подкреплений для участия в захватнической войне против Дайвьета.

Таким образом, с двух сторон, с севера и юга, на Вьетнам были нацелены две мощные вражеские группировки, готовые сломить сопротивление непокорного народа.

Вторая война сопротивления против вторжения Юаней (1285 г.). В 1282 г., получив известие о том, что Юани готовят армию, чтобы под предлогом нападения на Тямпу захватить Вьетнам, двор созвал совет всех принцев крови и крупных чиновников, высших военачальников, где обсуждались планы войны сопротивления. После этого совета, получившего название «Совет Биньтхан»77, по всей стране развернулась подготовка к войне.

Даже подростки, дети аристократов и чиновников, как, например, Чан Куок Тоан, принимали активное участие в вербовке и обучении солдат.

Чан Куок Тоану было только 15 лет, он не был поэтому приглашен на Совет в Биньтхане. Юноша был ужасно обижен этим. Тогда он из челяди собрал дружину, насчитывавшую более 1 тыс. человек. Под знаменем, на котором был вышит золотом девиз: «Разобьем врага, умрем за короля!», отряды молодого военачальника геройски сражались, находясь всегда впереди, наводя ужас на вражеских солдат.

Король Чан Нян Тонг поручил организацию и руководство войной сопротивления принцам крови и видным военачальникам. Принц Чан Куанг Кхай получил чин адмирала. Чан Куок Туан (принц Хынг Дао) был назначен верховным главнокомандующим.

Вьетнамская армия, состоявшая из регулярных частей, подразделений местных войск и отрядов членов королевской семьи, быстро росла и крепла. На командные посты в армии выдвигались талантливые военачальники из различных слоев народа, в столице и других стратегически важных местах проводились многочисленные маневры и боевые смотры войск. Бойцам зачитывалось «Воззвание к генералам и солдатам», составленное Чан Куок Туаном.

Весь текст воззвания — это идущий от сердца пламенный клич, преисполненный чувств глубокого патриотизма, пронизанный ненавистью к врагу:

«...Мы с вами родились в смутные времена, мужали в трудную пору, были свидетелями того, как вражеские послы нагло попирали нашу землю, как поносили они наш королевский двор, как разных подонков делали своими марионетками. Ссылаясь на приказы Хубилая, жадно требовали они драгоценностей и шелков, действуя якобы от имени юньнаньских правителей, забирали последнее серебро и золото из опустошенных уже сокровищниц. Но разве спасешься от беды, бросив голодному тигру кусок мяса?!

...Сейчас вы видите, как позорят нашего владыку, и это вас не тревожит, без всякого стыда переносите вы национальный позор, вы, королевские генералы, хладнокровно холуйствуете перед вражеской солдатней, без раздражения слушаете трезвон на приемах в честь марионеточного посла. Вы с упоением занимаетесь петушиными боями, развлекаетесь азартными играми, резвитесь на лугах и в садах, милуетесь с женами и детьми, печетесь о богатстве, забыв о государственных делах, пропадаете на охоте, забыв о делах военных, упиваетесь сладкими винами, наслаждаетесь песнопениями. Но нахлынут татаро-монголы, и тогда петушиными шпорами не вспороть вражеской кольчуги, ловким шахматным ходом не заменить военной стратегии, тучными ПОЛЯМИ и садами не выкупить жизнь, которой цены нет. Семейные радости не принесут никакой пользы для обороны государства, никакими богатствами не приобретешь головы вражеского солдата, самые свирепые охотничьи собаки не прогонят армию врага, которого не опоишь до смерти прекрасными винами и не заворожишь сладкозвучными песнями... Тогда все мы — и властители, и слуги — будем схвачены, столько будет страданий и горя! Мы лишимся не только своих наделов и поселений, но и всех полученных от короля милостей и привилегий, которые перейдут к другим; наши семьи не только будут выгнаны из домов, но всех наших близких схватят и уведут в неволю; не только наше поколение будет посрамлено, но и сто лет спустя позор не будет смыт, вечное проклятие будет висеть над нами, а наши имена всегда будут склонять как имена битых генералов. До веселья ли будет вам тогда?

Скажу вам не тая, что нужно наводить страх на врага, "подкладывая огонь под кучу хвороста", "подливая масло в огонь", как гласит народная мудрость. Нужно готовить войска, оттачивать военное мастерство, чтобы каждый боец являл собой образец мужества и геройства, и тогда мы голову Хубилая насадим на кол, рассеем в прах юньнаньских правителей... Тем самым мы не только навечно упрочим свои поместья, но и навсегда сохраним пожалованные нам привилегии. Наши семьи будут жить в тепле и уюте, нашим близким будет обеспечена безмятежная жизнь до глубокой старости. Наши пагоды и храмы будут существовать в веках, а наши потомки круглый год смогут совершать церковные обряды. Мы не только прославимся при жизни нашего поколения — и сто лет спустя наши имена будут также знамениты, они будут вписаны в исторические анналы. Вот уж тогда никто не помешает нам веселиться!

Мы отобрали военные наставления разных династий и свели их в одну книгу, назвав ее "Краткий армейский устав". Если вы внимательно его изучите и будете поступать так, как мы поучаем, то мы с вами на всю жизнь вместе, а если вы его отвергнете и будете поступать вопреки нашим наставлениям, то мы с вами враги навечно.

Почему? Потому, что татаро-монголы наши смертельные враги, а вы даже не пошевелитесь, чтобы смыть позор, не побеспокоитесь о том, чтобы искоренить зло, да к тому же не обучаете войско, а это все равно, что сложить оружие и сдаться врагу, опустить руки и примириться с поражением. Раз так, то после того, как мы усмирим вражескую армию, сраму вам иметь на тысячи лет. Да и с какими глазами вы будете жить под нашим небом, как наша земля вас будет носить?»

Воззвание всколыхнуло чувства патриотизма в сердцах офицеров и бойцов. Оно распространилось по всей армии, побуждая солдат грудью встать на защиту родины, на борьбу за торжество правого дела. Воодушевленные этим воззванием, солдаты татуировали у себя на руках иероглифы «Шат Тхат» («Смерть татарам!»). В начале 1285 г., когда армия Юаней встала у границ Дайвьета, в Зьенхонге78 был собран новый свет.

Старейшины, пользующиеся авторитетом у народа, получили приглашение короля прибыть в столицу для выработки плана борьбы с врагом. Седовласые старцы, собравшиеся со всех концов страны, выразили единодушное мнение всего народа: «Сражаться!» Вся страна, от столицы до самых глухих деревень, сплотилась для решительной борьбы за спасение родины.

Был выработан подробный план подготовки к сопротивлению. По приказу Чан Куок Туана все подразделения регулярной армии были дислоцированы на боевых позициях. Молодежь в деревнях создавала отряды народного ополчения для защиты своего края и для взаимодействия с королевской армией. Все были готовы в случае необходимости оставить врагу «пустой сад и пустой дом» и действовать по приказу двора, гласившему: «в случае прихода врага бороться не на жизнь, а на смерть, если же не хватит сил одолеть противника, укрыться в горах и лесах, но не сдаваться!»7*.

Всенародная борьба за спасение родины
. В конце января 1285 г. авангард армии Юаней начал переход границы. На этот раз монголы мобилизовали огромные силы, направив по Дайвьету удары с трех сторон. Только две армии, наступавшие с севера, согласно хроникам «Дай Вьет ши ки тоан тхы», насчитывали 500 тыс. человек. Армия Сагату, которая располагалась на севере Тямпы, должна была открвдъ южный фронт. Туган — сын Хубилая, который получил титул «правитель юга» («Чан Нам выонг»)79, был назначен главнокомандующим всеми экспедиционными частями. Под его подчинением находились многие видные военачальники, участвовавшие в покорении Южных Сунов и в боях на юге Китая.

Главные силы татаро-монголов, непосредственно руководимые Туганом, из Гуанси двинулись в Лангшон. Чан Куок Туан лично руководил этим, наиболее важным участком фронта. Вьетнамская армия по плану Чан Куок Туана после ряда боев по сдерживанию противника на пограничных заставах постепенно отошла в Ванкьеп. Здесь Чан Куок Туан сконцентрировал крупные резервы (более 200 тыс. человек), которые образовали мощную линию обороны. После ожесточенного сражения вьетнамская армия, измотав главные силы противника, вновь отступила и заняла оборону на р. Красной. Вьетнамская армия некоторое время удерживала эту линию обороны, давая возможность двору и населению организованно покинуть столицу. Затем она по р. Красной передислоцировалась в район ее нижнего течения. Противник занял Тханглонг, но, как и в первую войну, это был пустой город с безлюдными дворцами, домами и улицами, с пустыми складами.

Армия Юаней, руководимая Насреддином, направилась из Юньнани вниз по р. Тяй. Генерал Чан Нят Зуат, руководивший этим участком фронта, остановил противника в Тхувате (пров. йенбай), затем отступил к Батьхак, откуда продолжил отход для соединения с королевской армией у р. красной.

На южном фронте армия Сагату из Тямпы нанесла удар по району Нгеан. Вьетнамцы сражались отчаянно, но не смогли остановить наступления противника. Часть армии Сагату прорвалась в Тханьхоа, где генерал Чан Кьен, руководивший обороной, сдался в плен вместе с 10-тысячным гарнизоном. Это создало много дополнительных трудностей для всей южной армии, которой командовал Чан Куанг Кхай.

Таким образом, на всех фронтах вьетнамские армии вынуждены были применить тактику временного отступления, с тем чтобы сохранить силы. Вражеские войска, захватив столицу и большую территорию страны, продолжали наступать. Война сопротивления переживала напряженнейший момент.

Некоторые аристократы и чиновники перетрусили и капитулировали. Но двор, армия и весь народ по-прежнему были непоколебимы и твердо верили в победу в борьбе за правое дело.

Окрыленная успехом, вражеская армия продолжала наступление. Вьетнамские войска вынуждены были отступить, заняв оборону в Тхиенчыонге (пров. Намха) и Чыонгйене (пров. Ниньбинь). Армия Тугана направилась из Тханглонга в Тхиенчыонг, а армия Сагату в Тханьхоа получила приказ атаковать Чыонгйен. Войска противника намеревались окружить и уничтожить опорную базу вьетнамской армии, взяв ее в «клещи». Но Чан Куок Туан предпринял хитроумный маневр, чтобы дезориентировать противника и избежать окружения. Из Тхиенчыоцга части вьетнамской армии отступили на северо-восток к Хайфону, чтобы заманить туда вражеские войска, затем, дождавшись, когда войска Сагату вышли из Тханьхоа на Чыонгйен, они повернули на Тханьхоа и овладели им. Сагату, с трудом продвигавшийся к Чыонгйену, получил приказ снова взять Тханьхоа. Таким образом, замыслы монголов по окружению и уничтожению главных сил Вьетнама вместе со штабом сопротивления потерпели провал.

Туган стремился всеми силами укрепиться в захваченных районах. Он разместил гарнизоны во всех важных пунктах и организовал конную связь между ними. Hơ, рассредоточивая армию, противник утрачивал способность быстрой концентрации сил. в то же время вьетнамцы, оставляя повсюду «пустые сады и пустые дома», лишали его возможности обеспечения продовольствием. В тылу врага активно действовали отряды народного ополчения, тесно взаимодействуя с силами регулярной армии. Повсеместно приняла огромные масштабы партизанская война. Партизаны устраивали непрерывные налеты, изматывая и уничтожая по частям силы противника. Каждый маневр обходился ему очень дорого из-за серьезных столкновений с вьетнамскими партизанами.

Однажды Чан Кьен, один из изменников родины, в сопровождении усиленного эскорта возвращался в Дайвьет. У местечка Малук (пров. Лангшон) монголы были внезапно атакованы отрядами народного ополчения из народности таи под руководством Нгуен Тхе Лока и Нгуен Линя. Бой продолжался целые сутки. Нгуен Диа Ло, один из слуг Чан Куок Туана, убил Чан Кьена. Большая часть монгольских солдат была уничтожена.

С наступлением лета во вражеском стане начались болезни и эпидемии. Больных становилось с каждым днем все больше. Продовольствие истощалось, армия оккупантов таяла, в то время как армия и население Вьетнама не только сохранили, но и умножили силы сопротивления.

В мае 1285 г. в войне сопротивления наступил перелом. Вьетнамские войска начали стратегическое контрнаступление.

Чан Куок Туан выступил с армией из Тханьхоа на север, чтобы отрезать армию Сагату от главных резервов Тугана, а затем внезапно атаковал оборонительную линию противника южнее Тханглонга. Силы народного ополчения во главе с Чан Тхонгом, Нгуен Кха Лапом, Нгуен Чуйеном активно участвовали в контрнаступлении регулярных войск. Укрепления врага в Ало (пров. Намха), Тайкете и Хамты (пров. Хайхынг), Тионгзыонге (пров. Хатэй) одно за другим были уничтожены. Вражеская система обороны на р. Красной была полностью ликвидирована. Вьетнамская армия окружила и стремительным штурмом освободила Тханглонг.

Туган, бежав из Тханглонга, закрепился было на северном берегу р. Красной, но затем решил отступить за пределы Вьетнама, чтобы избежать полного истребления своих войск. Вьетнамская армия по пятам преследовала противника, устраивала многочисленные заслоны и засады на пути его отступления, в боях на р. Кау у Ванкьепа было уничтожено большое число вражеских солдат. Разбитые, рассеянные войска Тугана в панике бежали в Китай. Спасаясь от вьетнамских стрел, Туган залез в медную трубу, в которой солдаты охраны и перенесли его через границу. Многие военачальники из свиты Тугана, такие, как Ли Хэн, Ли Гуань и другие, погибли, пораженные отравленными стрелами.

Не менее печальным был удел других армий Юаней. Войска Насреддина бежали в Юннань. Отряды ополчения из горных народностей под руководством Ха Дака, Ха Тионга преградили им путь в фунине (пров. Виньфу). Монголы понесли здесь тяжелый урон. Армия Сагату из Тханьхоа морем добралась до р. красной, по которой намеревалась подняться к Тханглонгу. Однако в Тэйкете большая часть ее была уничтожена. Сагату был обезглавлен в бою.

В конце июня 1285 г. после неполных двух месяцев мощного контрнаступления вьетнамской армии и народного ополчения полумиллионная армия агрессора была изгнана за пределы страны. Так закончилась вторая война сопротивления вьетнамского народа против монгольского нашествия. Битвы при Хамты, Тионг-зыонге, Тэйкете навеки вписаны в историю Вьетнама:

В битве под Тионгзыонгом мы Ломали вражеские копья,
Под Хамты брали врагов в плен.
В мирное время крепим силы,
Чтобы наша древняя страна Жила в веках.

(Стихотворение Чан Куанг Кхая)80


Третья война сопротивления против нашествия Юаней (1287— 1288).
Двукратное нашествие на небольшой Дайвьет оба раза кончалось для монголов сокрушительным поражением. Это приводило Хубилая в ярость, при виде своего чудом уцелевшего сына Тугана, вернувшегося с жалкими остатками армии, Хубилай вознамерился тут же предпринять третий поход, чтобы отомстить за поражение. Но трудности, возникшие в стране в результате беспрерывных войн, стойкое сопротивление вьетнамского народа заставили его признать, что необходимо время для более тщательной подготовки. С этим третьим нашествием Хубилай связывал не только планы по захвату Дайвьета, но и по расширению экспансии на всю Юго-Восточную Азию.

Хубилай издал приказ отложить план захвата Японии, который готовился перед этим, с тем чтобы сосредоточить все силы на походе во Вьетнам. Вновь спешно начал сколачиваться огромный экспедиционный корпус8*. Особое внимание было обращено на усиление флота. Была специально создана флотилия из грузовых судов. Туган снова был назначен главнокомандующим экспедиционными силами для того, чтобы боевыми заслугами искупить свою вину за поражение и смыть позор с юаньского двора.

После победоносного освобождения в Дайвьете царила радостная, приподнятая атмосфера. Но не успел еще народ залечить раны войны, как возникла опасность новой агрессии.

Узнав о том, что монголы снова готовятся к нападению, Чан Нян Тонг спросил Чан Хынг Дао: «Как дела у противника в этом году?» На что главнокомандующий вьетнамской армии ответил: «Если враг вновь нападет, мы знаем, как с ним сражаться. Он боится заходить далеко на нашу территорию, к тому же над ним тяготеет груз былых поражений, в войсках нет боевого настроения. По-моему, мы непременно победим». Когда армия Юаней подошла к границе, Чан Хынг Дао вновь заявил: «На этот раз, когда враг нападет, мы легко разобьем его»9*.

В декабре 1287 г. войска Юаней с трех сторон вторглись на территорию Дайвьета. Помимо двух направлений, по которым шла пехота и кавалерия из Гуанси и Юннани, от моря вверх по р. Батьданг продвигался еще и флот.

Главные силы, руководимые Туганом, напали на Лангшон. Армия из Юннани под командованием Алучи двигалась вниз по р. Красной. На обоих этих фронтах вьетнамская армия по плану Чан Куок Туана сочетала тактику сдерживания и уничтожения войск противника с тактикой организованного отхода для сохранения своих сил.

Флот монголов под командованием Омара и Фань Цзи вместе с флотилией грузовых судов под началом Чжан Вэньху вышел из Цзиньчжоу (Гуандун) и по морю направился к устью р. Бать-данг. Вьетнамский флот во главе с Чан Кхань Зы дал несколько сражений, но понес потери и вынужден был отступить. Омар, забыв об осторожности, на боевых судах вырвался вперед и устремился вверх по р. Батьданг к Ванкьепу на соединение с армией Тугана, в то время как караван грузовых судов двигался далеко позади. Чан Кхань Зы устроил ему засаду в Вандоне (пров. Куанг-нинь) и полностью уничтожил.

Грузовая флотилия Чжан Вэньху, не имевшая судов боевого охранения, попала в засаду у Вандона, была отогнана к бухте Лук (пров. Куангнинь) и там наголову разбита. Сам Чжан Вэнь-ху едва спасся бегством на судне. Продовольствие, военное снаряжение, оружие неприятеля частично затонуло, частично попало в руки вьетнамской армии.

Поражение монголов при Вандоне было чувствительным ударом по агрессивным замыслам Юаней, с самого начала кампании их планы по обеспечению тыла были сорваны. Во вражеской армии сразу же возникли трудности с продовольствием.

Туган остановился в Ванкьепе, чтобы превратить этот район в мощную опорную базу. Часть монгольской армии осталась здесь для удержания этого стратегически важного пункта и заготовки запасов продовольствия. После этого Туган направился к Тханг-лонгу. Вьетнамская армия, сдерживая силы противника, продолжала отходить.

В феврале 1288 г. юаньская армия перешла р. Красную и начала штурм Тханглонга. Двор, войска и горожане вновь покинули столицу, двигаясь вниз по течению р. красной. Хан Туган направил пехотные части и флот в погоню, но им так и не удалось захватить ни короля вьетнамцев, ни штаб вьетнамской армии. В ярости они осквернили могилу короля Чан Тхай Тонга, сожгли много деревень, истребляя их население. Но чем больше зверствовали враги, тем сильнее их ненавидели, тем сплоченнее становились вьетнамцы под знаменами борьбы за спасение родины.

Не сумев уничтожить главные боевые силы вьетнамской армии и обезглавить ее, Туган был вынужден вернуться в Тханглонг, стремясь укрепиться на захваченной территории. Молниеносного удара и скорой победы не получилось. Повсюду население прятало продукты, покидало свои жилища, чтобы изолировать неприятельскую армию и лишить ее возможности добыть провиант. Вскоре нехватка продовольствия стала серьезной угрозой для жизни десятков тысяч вражеских солдат.

Чжан Вэньху не давал о себе знать. Встревоженный Туган послал Омара с отрядом боевых судов к морю навстречу грузовому флоту. И лишь в бухте Анбанг (пров. Куангнинь) Омар узнал о его гибели, после чего, обескураженный, вернулся в Ванкьеп.

Тем временем возникшие повсюду отряды народного ополчения в тесном взаимодействии с рассредоточенной регулярной армией беспрерывно нападали на лагеря и базы противника, срывая его планы.

После того как Туган создал опорную базу в Ванкьепе и направился к Тханглонгу, 5-тысячный отряд армии Юаней, который оставался в Гуанси, вступил на вьетнамскую территорию, среди монголов находилось несколько вьетнамских эмигрантов — изменников родины, которые жили в Китае. Предатели намеревались спокойно пересечь захваченные районы. Но почти все они были перебиты отрядами народного ополчения. Активные партизанские действия вьетнамцев постепенно изматывали силы противника и сокращали масштабы оккупированной им территории.

Контрнаступление. Историческая победа на р. Батьданг. По опыту своих прежних поражений Туган видел, что его штаб-квартире в Тханглонге грозит опасность окружения, в марте 1288 г. он приказал поджечь Тханглонг и отвел свои войска в Ванкьеп. Однако опорная база в Ванкьепе, на строительство которой было потрачено столько сил, также перестала быть безопасным местом. Не хватало продовольствия, армия таяла, моральный дух солдат падал под градом ударов вьетнамской армии и партизан. Опасность полного уничтожения с каждым днем приближалась. Туган неистовствовал, но не мог найти другого выхода, кроме быстрого отступления во избежание полной гибели. Он решил разделить армию на две части, которые могли бы продвигаться одна по суше, другая — по воде. Омар и Фань Цзи, командующие флотом, получили приказ отступать первыми по р. Бать-данг. Сам же Туган стал во главе сухопутной армии, которая возвращалась через Лангшон. Но ни один маневр противника, сколь бы тонко рассчитан он ни был, не ускользал от внимания Чан Куок Туана (Чан Хынг Дао). Западни и засады поджидали врага на дорогах, по которым он отступал.

Река Батьданг стала, по замыслу Чан Куок Туана, огромной ловушкой, в которую угодил флот Омара и Фань Цзи.

Батьданг — большая река, в которую впадают реки Дабак, Заи много других притоков. Ее правый берег ограничивается вплотную подступающими известковыми горами Чангкень, левый окаймляется густыми зарослями лесов.

По плану Чан Куок Туана в лесу были нарублены, обструганы и заострены стволы железного дерева и других прочных пород, после чего их укрепили на дне реки, построив таким образом мощную преграду10*. Тактика Нго Куена времен разгрома армии китайской династии Южная Хань вновь была творчески использована в войне сопротивления против Юаней. Пороги, пересекающие р. Батьданг ниже того места, где в нее впадает р. Тянь, наряду со свайным заграждением могли быть использованы как естественная преграда для остановки вражеских судов во время отлива. Вьетнамские суда скрывались в засаде в рукавах и лиманах везде, кроме р. Дабак, широко открывшей вражеским судам проход к месту их грядущей гибели. Сухопутные войска умело использовали рельеф местности, укрывшись в горах Чангкень на правом берегу реки и в густых зарослях на левом берегу. Главный резерв под командованием короля тоже был в боевой готовности обеспечить подкрепление в этом решительном сражении, имевшем стратегическое значение.

В начале апреля флот врага начал отступление. По берегу параллельно с ним двигался эскорт конницы. Но вьетнамцы на ее пути разрушали мосты и дороги, непрерывно устраивали засады, что в конце концов вынудило конницу вернуться в Ванкьеп. Корабли Омара продолжали осторожно идти к р. Батьданг, вытянувшись цепочкой вдоль р. Дабак.

8 апреля 1288 г. шедший впереди отряд разведывательных судов вошел в р. За. У Чукдонга (Хайфон) он был остановлен вьетнамскими частями и был вынужден повернуть назад.

Задачей операции при Чукдонге было заградить проход по р. За и направить все вражеские суда по р. Дабак, а затем — по р. Батьданг, т. е. направить их на место сражения, избранное вьетнамцами.

Утром 9 апреля вражеская флотилия начала входить в р. Бать-данг. Отряд вьетнамских боевых судов должен был спровоцировать бой, а затем инсценировать отступление. Все произошло именно так, как намечало вьетнамское командование. Омар немедленно отдал приказ о преследовании. Как раз в это время начался отлив. Как только вражеские суда приблизились к месту засады, вьетнамские суда нанесли внезапный и мощный контрудар, вклинились в их ряды и стали теснить в сторону заграждений. Вражеские суда, крупные и тяжелые, быстро неслись по течению, наталкиваясь на сваи, часть из них получила пробоины и стала тонуть. Как раз в тот момент, когда противник пребывал в замешательстве, вьетнамцы атаковали его с двух берегов. Неприятельские суда забросали горящими факелами. На кораблях начался пожар. Тут на помощь сражающимся вьетнамцам подо-спел королевский резерв. Битва продолжалась с раннего утра до глубокой ночи. Монголы потерпели сокрушительное поражение. Омар, Фань Цзи, Си Лецзи и другие вражеские военачальники попали в плен. Было захвачено свыше 400 боевых судов. Множество вражеских солдат утонуло в водах Батьданга.

Сухопутные войска Тугана, отступавшие через Лангшон, хотя и не были полностью уничтожены, но не избежали жестоких потерь. На дорогах, по которым они продвигались, вьетнамские отряды, занимая выгодные позиции на местности, непрерывно наносили им удары, препятствуя отходу противника. Много монгольских всадников попало в ямы-ловушки. Из чащи лесов, с горных вершин в неприятеля летели отравленные стрелы партизан. Армия Юаней несла большие потери, дороги были усеяны трупами вражеских солдат. Лишь ценой огромных жертв Туган обеспечил себе бегство домой. Третье нашествие монголов потерпело поражение.

В течение 30 лет( 1258—1288) вьетнамский народ боролся против монгольских завоевателей. Война сопротивления против иноземной агрессии в XIII в. явилась яркой демонстрацией патриотизма, воли и сплочения вьетнамского народа, в ходе ее из всех социальных слоев, представителей различных национальностей, разных поколений выдвинулось множество героев.

Чан Тху До, Чан Куок Туан, Чан Куанг Кхай, Чан Нят Зуат, Чан Кхань Зы и другие выдающиеся военачальники были аристократами-патриотами, занимавшими руководящие посты в войне сопротивления. Среди воинов, совершивших выдающиеся боевые подвиги, были и выходцы из простого народа, из крестьян, как, например, Фам Нгу Лао, Нгуен Диа Ло, йет Кьеу, За Тыонг. В горниле народной войны выковалась целая плеяда способных и смелых руководителей ополчения, таких, как Нгуен Тхе Лок, Нгуен Линь, Чан Тхонг, таких героев, представлявших горные народности, как Ха Бонг, Ха Дак, Ха Тионг и др. Женщины тоже внесли достойный вклад в победу. Во время первой войны сопротивления Линь Ты Кук May —жена Чан Тху До взяла на себя работу по организации эвакуации королевской семьи и родственников военачальников из столицы, а затем организовала сбор и поставку оружия для армии. Торговка с пристани Жынг (Бать-данг) сообщила Чан Куок Туану о режиме приливов и отливов на р. Батьданг, что помогло правильно устроить засаду вражескому флоту.

Война сопротивления была всенародной. Чан Куок Туан умело использовал ее тактику. Обладая глубокими военными познаниями, которые сочетались с безграничной преданностью родине, он внес огромный вклад в организацию руководства сопротивлением, продвинув далеко вперед вьетнамскую военную науку и военное искусство. Его подвиги навечно вошли в героическую историю вьетнамского народа.

Чан Куок Туан (1213—1300) участвовал в руководстве первой войной сопротивления и был главнокомандующим во время второго и третьего сопротивления. Человек незаурядного ума и большого мужества, он одинаково хорошо разбирался как в гражданских, так и в военных делах. Чан Куок Туан всегда ставил интересы народа и страны превыше всего, в свое время между ним и членами королевской семьи были неприязненные, враждебные отношения11*. Чан Куок Туан первый выступил за прекращение родовой вражды, чтобы укрепить единство при дворе, в одном строю бороться за независимость родины.

Чан Куок Туан — автор «Воззвания к генералам и солдатам» и двух военных трудов — «Краткого трактата о военном искусстве» и «Военного трактата, написанного в Ванкьепе для придворных» («Ванкьеп ТОНГ би чуен тху»). Он ясно видел основную причину победы в «единодушии короля и его подданных, братском согласии, в напряжении сил всей страны». Перед своей кончиной Чан Куок Туан говорил королю: «Враг полагается на большие масштабы битвы, мы же — на малое количество бойцов, с помощью малого справиться с крупным — обычное дело в военной стратегии. Если враг наступает стремительно, как огненное пламя, как тайфун,— его легко одолеть. Если он идет медленно, как поедающий лист шелковичный червь, не грабя население, не торопясь... то нужно выбрать хорошего военачальника, лавировать, как в шахматной партии, действовать только в нужный момент и лишь при условии, когда завоеваны сердца солдат, когда живешь с ними как отец с детьми в одной семье, кроме того, надо щадить народные силы, необходимые для надежного осуществления дальновидных планов,— в этом состоит высшая политика спасения родины»12*.

Эти слова можно считать обобщением опыта трех войн сопротивления, основной стратегической линией, которая привела к победе. В ходе трех победоносных войн сопротивления, в битвах при Донгбодау, Хамты, Тионгзыонге, Тэйкете и на р. Батьданг были уничтожены сотни тысяч солдат противника, что посеяло страх и ужас в стане врага, который не осмеливался больше нападать на Вьетнам.

Вот строки об упадническом настроении старого солдата в армии Юаней, испытавшего горечь поражений во Вьетнаме:

Старый солдат, изведавший вкус войны,
Слушая о походе на Юг, загрустил

(Стихотворение Нгуен Чунг Нгана)


А вот переживания посла юаньского двора по приезде во Вьетнам:

При блеске меча на душе становится горько,
При звуках барабана голова начинает седеть

(Стихотворение Чан фу)


Разгневанный Хубилай, хотя и пылал отмщением, однако так и не осмелился ринуться в новую военную авантюру. После 1288 г. Юани время от времени пытались угрожать вьетнамцам, но их захватнический пыл заметно поостыл. Вьетнам окончательно отстоял свою национальную независимость, и благодаря этому «страна навечно сохранила свою целостность как золотая чаша»81 (стихи Чан Нян Тонга).

Победа Вьетнама внесла свою лепту в ослабление монгольской империи и сорвала замыслы Юаньского ханства13* превратить Вьетнам в плацдарм для расширения агрессии в Юго-Восточной Азии. В этом состоит огромный вклад вьетнамского народа в борьбу народов Азии против монголов в XIII в.




1*Ngô Si Liên. Đại việt sử ký íoàn thư... T. I, c. 299.
2*Ngо Sĩ Liên... Đại Việt sử kỷ toàn thư... T. II, c. 37.
3*Việt sử thông giảm cương mục (chính biên). T. 5, c. 467.
4*Đại Việt sử ký toàn thư... T. 2, c. 59.
5*Сао Hùng Trưng. An-nam chí nguyên..., с. 145.
6*Ngô Sl Liên... Đại Việt sử ký toàn thư... T. II, c. 105.
7*Tống Liêm. Nguyên sử. Кн. 289, с. 76.
8*Согласно «Дайвьет ши ки тоан тхы» (Đại Việt sử kỷ toàn thư), на этот раз Юани мобилизовали 500 тыс. солдат, в одной только армии, сосредоточенной для удара по Ванкьепу, насчитывалось до 300 тыс. человек.
9*Ngô Sĩ Liên... Đại Việt sử kỷ toàn thư. T. II, c. 59.
10*Недавно вблизи устья р. Тянь была обнаружена преграда из деревянных свай, несколько овай было обнаружено и на левом берегу р. Батьданг, ниже р. Тянь. Некоторые специалисты считают, что это остатки заграждений, примененных в битве на Батвданге в 1288 г. Возраст этих свай уточняется.
11*Когда-то Чан Тху До заставил Чан Льеу — отца Чан Куок Туана — уступить свою жену королю Чан Каню. Чан Льеу завещал сыну отомстить за свой позор. Между Чан Куок Туаном и Чан Куанг Кхаем, сыном Чан Каня, тоже не было согласия.
12*Ngô Sĩ Liên... Đại Việt sử ký toàn thư... T. II, c. 80.
13*Монгольская империя разделилась на четыре ханства, включая ханство Юань.


76Ченла — зд.: правильнее Камбуджадеша, кхмерское государство, существовавшее в XI—XIII вв., созданное в результате объединения более ранних государств Ченла Земли и Ченла Воды и других территорий (VII—VIII вв.)
77Биньтхан — местечко в уезде Намшать в провинции Хайхынг.
78Зьенхонг — название дворца, где был собран совет. Зьенхонг стал символом героического сопротивления вьетнамского народа неприятелю.
79В 1267 г. сын Хубилая получил титул «ван Юннани» и был послан контролировать сопредельные юго-западные районы, в том числе и Вьетнам.
80Чан Куанг Кхай — видный военачальник династии Чан.
81Золотая чаша — символ королевской власти.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2379


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы