Начало упадка феодального государства в XVI — XVII вв.. Коллектив авторов.История Вьетнама.

Коллектив авторов.   История Вьетнама



Начало упадка феодального государства в XVI — XVII вв.



загрузка...

Феодальный строй эпохи Ле в силу присущих ему внутренних противоречий сам порождал причины, ведущие к его ослаблению. Династия Ле укрепляла центральную власть путем усиления режима абсолютизма, а в экономической области — через расширение прав на землю господствующего класса феодалов при сохранении и усилении верховного права собственности короля. Таким образом, государство эпохи Ле строилось по общему принципу восточного общества с его абсолютистскими формами правления и государственной собственностью на землю, в новых условиях, когда экономика страны получила определенное развитие, а на Западе уже зародились капиталистические отношения и усилилась экспансия на Восток, насущным требованием времени стало укрепление национальной независимости, государственной целостности, пресечение сепаратистских тенденций и обеспечение быстрых темпов развития производительных сил страны, что гарантировало бы ее поступь в ногу с эпохой [...]

Однако общественные порядки в период господства династии Ле становились преградой для развития страны. Верховное право собственности короля на землю задерживало становление частной собственности, что отвечало новым требованиям роста производительных сил и являлось необходимой предпосылкой для расширения товарного хозяйства. Крупные землевладения типа дьен чанг и тхай ап были ликвидированы, но централизованная монархия с ее принципом — у кого в руках власть, тот может распоряжаться общественным богатством,— породила конфликты в классе феодалов, явилась причиной сепаратизма и внутренней войны. В то же время главная производительная сила страны — крестьянство — подвергалась все большей эксплуатации, противоречие между крестьянством и режимом, установленным домом Ле, было основным и главным противоречием, затрагивавшим интересы общества в целом.

В начале XVI в. внутренние противоречия феодального строя привели к крестьянским восстаниям и постоянным конфликтам между феодальными группировками. Наступил длительный период упадка феодального государства.

Признаки слабости правящего дома Ле со всей очевидностью проявились в начале XVI в. Как и предшествующие феодальные монархии, династия Ле после периода упрочения своего господства начала постепенно деградировать. Господствующая верхушка жила в чрезмерной роскоши. Двор и чиновничество все более разлагались.

Королевская семья проводила дни и ночи напролет в увеселениях и пышных празднествах, для нее возводились роскошные замки и дворцы, в народе правителю Уи Муку (1505—1509) дали прозвище Король-дьявол, а Тыонг Зыку (1510—1516)—Король-свинья. В воззвании группы чиновников, направленном против Уи Мука, говорилось: «Он все отобрал, а давать ничего и не думает, народ нищ, а поборам нет конца. Налогами и податями обобрал до последней нитки, а распоряжается добром по своей прихоти. Жестокость процветает как при Цинь Инчжэне, верных слуг престола считают скотом, а народ — сорной травой»3*.

По мере разложения верхов жизнь народа становилась все более мрачной и безысходной. Налоги росли, объем принудительных работ непрерывно увеличивался, угнетение и эксплуатация ужесточались из года в год. Помещики и чиновники силой захватывали земельные участки, создавая угрозу самому существованию мелкого крестьянского хозяйства.

В частности, подушный налог с 8 тьенов на человека поднялся до 1 куана 2 тьенов. в 1510 г. Ле предоставили чиновникам право выявлять так называемые «укрываемые» земли и присваивать их себе в частное пользование, в действительности этот указ был направлен на легализацию захвата крестьянских земель.

Крестьяне нищали, развитию сельского хозяйства не уделялось внимания, дамбы и ирригационные сооружения находились в запущенном состоянии, в первой четверти XVI в. из года в год случались засухи, наводнения, неурожаи, царил голод. Режим абсолютной монархии являлся серьезным препятствием для развития производительных сил, не отвечал потребностям общества. Настал момент, когда династия Ле должна была разделить общую судьбу деградировавших монархий. Повсеместно вспыхивавшие крестьянские восстания разжигали пламя народного гнева, сокрушавшего господство династии Ле.

С 1511 г. разрозненные крестьянские восстания происходили во многих местах, в конце этого года Чан Туан возглавил крупное восстание в Хынгхоа (пров. Тэйбак) и Шонтэе (пров. Винь-фу). Повстанческая армия насчитывала десятки тысяч человек и доходила вплоть до Тыльема (пригород Ханоя), угрожая самой столице. В 1512 г. Ле Хи, Чинь Хынг, Ле Минь Чьет подняли восстание в Нгеане и повели наступление на Тханьхоа. После этого повстанческое движение распространилось повсеместно и в 1516— 1517 гг. достигло апогея, в схватках с классовым врагом — императорским двором и чиновниками — быстро росла наступательная и боевая мощь восставших.

фунг Тионг, действовавший в Шонтэе, захватил горный район Тамдао, сделав его своей опорной базой. Данг Хан и Ле Кат подняли восстание в Тханьхоа, Чанг Конг Нинь — в йенланге (пров. Виньфу). Чан Као возглавил восстание в Донгчьеу (пров. Куангнинь) и действовал на обширной территории. Это было крупное и наиболее характерное выступление в крестьянском движения начала XVI в. Повстанческая армия под предводительством Чан Као трижды предпринимала наступление на Тханглонг и на третий раз захватила его. Императорский двор был вынужден: бежать из столицы в Тханьхоа. Там были спешно сконцентрированы новые силы для контрнаступления против мятежников. Чан Као отступил в Лангшон, где повстанцы продолжали действовать вплоть до 1521 г., пока не были разбиты.

В конце 1521 и в 1522 г. были подавлены и другие выступления. Крестьянская война, длившаяся на протяжении 10 с лишним лет, до основания потрясла основы господства правящей династии. Восстания происходили в обстановке ожесточенных распрей между феодалами, но тем не менее носили самостоятельный характер стихийного протеста, не зависевший от феодальных междоусобиц, в этой обстановке часть феодалов, недовольных политикой правящей династии, вступила в ряды восставших крестьян или была вынуждена опираться на них, чтобы иметь возможность вести оппозиционную борьбу.

В своих выступлениях повстанцам обычно не нужно было укрываться магическим религиозным щитом, хотя были случаи, когда восставшие использовали религиозные мотивы, чтобы привлечь массы и поднять авторитет своих вождей. Например, Чан Као назвался племянником императора Чан Тхай Тонга, «рожденным Индрой, царем богов», и действовал согласно словам пророчества: «Восток требует сына неба», в этих пропагандистских приемах использовались религиозные предрассудки, но само восстание не носило характера религиозной войны.

Ле подавили восстания, но сами были обескровлены мощными ударами крестьянского движения. Прогнившая династия все больше слабела и стояла на пороге своей гибели.

Сепаратистские распри между феодальными группировками. В начале XVI в. также обострились соперничество, взаимные земельные притязания, захваты и конфликты между феодальными группировками. Разгоревшись в то время, когда задачи государственного объединения и борьбы с иноземными захватчиками были в основном решены, они явились, по существу, следствием установления абсолютистского режима и превратились в хроническую болезнь этого строя. Ожесточенные распри происходили непрерывно, принимая различные формы.

Прежде всего, в самом клане Ле постепенно складывались оппозиционные группировки, стремившиеся к узурпации власти. Усиливающееся крестьянское движение привело к ослаблению центральной власти, поэтому распри внутри господствующего класса принимали все более ожесточенный характер. Феодальные группировки того времени не представляли какой-либо прогрессивной общественной силы, а действовали лишь в эгоистических интересах тех или иных блоков, опираясь на свои военные силы. Поэтому победы, успехи чередовались с неожиданными спадами, поражениями, что приводило в итоге лишь к дальнейшему ухудшению жизни народа и обнажало гнилую основу абсолютной монархии.

В 1527 г. победу одержал феодальный блок во главе с Мак Данг Зунгом. Ле были низложены, началось правление династии Мак.

Мак Данг Зунг — выходец из рыбацкой семьи, живший в Нги-зыонге (Хайфон), имел младший офицерский чин. Мак Данг Зунг умело воспользовался конфликтом между феодальными группировками, чтобы завоевать влияние и укрепить свои позиции. Ему удалось постепенно разгромить оппозиционные группировки, подавить крестьянские восстания и захватить власть в свои руки.

Династия Ле, зачахнув, сошла с политической арены, и ее сменила новая династия. Но время, когда один род, стоящий у власти, еще имел возможности для разрешения социальных противоречий и руководства развитием государства, безвозвратно прошло. Несмотря на то что Маки одержали победу, они представляли лишь одну из воинственных феодальных группировок, которая во имя своих корыстных интересов захватила власть и узурпировала престол. Этот феодальный способ разрешения противоречий не укреплял государственное единство. Он вызвал лишь новые конфликты, привел к разобщенности и длительной внутренней войне.

Едва только Маки пришли к власти, как на борьбу с ними во имя восстановления законной династии поднялись оппозиционно настроенные феодальные группировки, в конце концов Нгуен Ким, один из военачальников, служивший при Ле, сумел объединить их против Маков, захватил Тханьхоа и Нгеан и установил там свою власть. Это правление носило название «возрожденной династии Ле», но в действительности Ле были только марионетками, так как реальная власть была сосредоточена в руках рода Нгуенов.-В 1545 г. Нгуен Ким умер и вся власть перешла в руки его зятя Чинь Кьема.

Соперничество между феодальными группировками привело к чрезвычайно тяжелым последствиям: страна была разделена на две части. Род Маков господствовал в районе современного Бакбо, получив название Северной династии (Бакчьеу), а род Чиней — в Тханьхоа и южных районах, называясь Южной династией (Намчьеу). Более полувека длилась ожесточенная война между этими враждебными феодальными блоками. Главной жертвой этой истребительной войны стал вьетнамский народ, на плечи которого сепаратистские блоки стремились переложить ее бремя, беззастенчиво используя в своих целях материальные и людские ресурсы. Дошло до того, что Маки, проводя капитулянтскую политику, вступили в сговор с китайской династией Мин, чтобы заручиться поддержкой извне.

К тому времени пришедшая в упадок Минская династия окончательно увязла в борьбе с монгольскими феодалами на севере, с «морскими пиратами» на востоке и особенно с крестьянскими восстаниями внутри страны, в этой обстановке минский двор, агрессивные устремления которого были пресечены мужественным сопротивлением вьетнамского народа в XV в., не посмел бы напасть на Вьетнам. Но трусливым Макам были глубоко чужды славные патриотические традиции народа. Мак Данг Зунг, капитулировав под давлением Минов, отдал им часть страны, думая, что тем самым он сможет развязать себе руки для усмирения народа и расправы со своими противниками внутри страны.

Национальная независимость, территориальная целостность и честь страны, что всегда было свято каждому вьетнамцу, были попраны группировкой Маков. Это было также и следствие раздробленности страны и внутренних войн. Все это порождало еще большую ненависть к феодальным группировкам, которые привели страну к разделу и братоубийственной бойне. Поэтому Маки навлекли на себя гнев народа, что послужило одной из важнейших причин их поражения в борьбе с Южной династией.

В 1592 г. Южная династия одержала победу над Северной и захватила Тханглонг. Однако вооруженные силы Маков занимали еще значительную часть территории и продолжали действовать против Чиней в течение какого-то времени, после чего отступили в Каобанг, где оказывали сопротивление вплоть до 70-х годов XVII в. Столкновения продолжались и несли все новые бедствия народу.

О страданиях народа в эту эпоху говорится в популярном народном четверостишии (ка зао93):

Цапля одиноко бродит по воде вдоль берега реки,
Так и я, одинокая, отнеся мужу рис, не могу сдержать рыданий,
Возвратись домой, кормлю старуху-мать и детишек,
Пока муж в далеком Каобанге.


В это время на юге страны, еще до окончания войны между Южной и Северной династиями сформировалась новая база сепаратизма, где вспыхнул огонь еще более длительной и ожесточенной войны. Речь идет о сепаратизме феодальной группировки Нгуенов и их войне с Чинями.

После смерти Нгуен Кима возникли распри между родами Чиней и Нгуенов. Чинь Кьем, сосредоточив всю власть в своих руках, стремился ликвидировать могущество Нгуенов, чтобы создать и укрепить авторитет своего рода. Сын Нгуен Кима — Нгуен Хоанг,—для того чтобы иметь возможность сколотить сепаратистские силы, добился предоставления себе управления районом Тхуанхоа (1558 г.), а затем и районом Куангнам (1570 г.). Район Тхуан Ку-анг с этого времени превратился в оплот феодальной группировки Нгуенов.

Сначала Нгуены еще поддерживали свои родственные связи с представителями Южной династии и помогали Чиням в их борьбе против Маков, но в то же время всемерно укрепляли собственную базу. Отношения между феодальными блоками Чиней и Нгуенов становились все более напряженными и в конце кондов вылились в длительный вооруженный конфликт, продолжавшийся с 1627 по 1672 г. В течение почти полувека обе стороны семь раз сталкивались в ожесточенных сражениях. На протяжении многих лет постоянной ареной боев стал район Нгеан — Ботинь (провинции Хатинь и Куангбинь). и вновь, действуя с позиций узких интересов, господствующие группировки разделили страну и обрекли народ на беспощадное истребление. Сепаратизм и внутренние войны принесли большой ущерб и страдания населению обеих частей страны.

В ходе войн между Чинями и Нгуенами ни одна из сторон не смогла ни захватить территорию противника, ни уничтожить соперника; это вынудило их временно приостановить военные действия, договорившись о разделе страны, граница была определена по р. Зянь: северные земли отошли к роду Чиней и получили название «Дангнгоай» («Внешняя сторона») или «Бакха» («Северный берег»), а южные земли — к роду Нгуенов и получили название «Дангчонг» («Внутренняя сторона») или «Намха» («Южный берег»), С этого времени как Чини, так и Нгуены принялись всеми силами укреплять свое господство, намереваясь превратить две части страны в обособленные государства.

В Дангнгоае с 1595 г., после того как Чинь Тунг провозгласил себя выонгом, его потомки наследовали этот титул, а в народе их называли «тюа (князья) Чинь». Чини не захватывали императорский престол, но на деле они превратили императоров Ле в марионеток, чтобы иметь возможность, удерживая фактически в своих руках абсолютную власть, номинально действовать от имени законной власти в борьбе против оппозиционных группировок.

В Дангчонге потомки Нгуениа также наследовали власть, и в народе их называли «тюа (князья) Нгуен».

Таким образом, в начале XVI в., с ослаблением династии Ле, страна была охвачена постоянными раздорами, междоусобицами и столкновениями между феодальными группировками. Как и во многих странах Востока, это порождалось, с одной стороны, абсолютистским режимом, а с другой — свидетельствовало о деградации вьетнамских феодалов после завершения периода разгрома иноземных захватчиков и укрепления единого государства.




3* Из «Воззвания, осуждающего Уи Мука» (рукопись).

93Казао — народная песенно-стихотворная форма: куплеты, состоящие чаще всего из четырех — шести или восьми строк, исполняющиеся нараспев.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3185


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы